Сборник статей по новой хронологии
Специальный выпуск № 9.
Серия статей А.М.Тюрина "Новгород на Волхове"
18 февраля 2010 года
 

Тихвинский, Людогощинский, Козмодемьянский и Дмитриевский раскопы Новгорода

А.М. Тюрин

Аннотация:
Рассмотрены фактические данные, полученные по результатам археологического изучения Тихвинского, Людогощинского, Козмодемьянского и Дмитриевского раскопов Неревского конца Новгорода. Их интерпретация выполнена на основе заключения о сдвиге хронологической составляющей системы «Археология и история Новгорода» на минус 391 год (Тюрин, 2005, 2009 годы).

Ключевые слова:

Новая Хронология, археология, Новгород, культурный слой, датирование.

1. Введение
В статье рассмотрены результаты археологических раскопок, выполненных в Неревском конце Новгорода (северная часть его Софийской стороны). Это Тихвинский, Людогощинский, Козмодемьянский и Дмитриевский раскопы. Все раскопки были охранными. В Неревском конце расположен и один из самых известных раскопов мира – Неревской. Его результаты рассмотрены в статье [Тюрин, 2009, Новгород, Неревской]. В ней же обозначено и идеологическое поле, в котором мы анализируем археологические данные, характеризующие Новгород на Волхове.

2. Тихвинский раскоп
«Расстояние между восточным обрезом Тихвинского и западным обрезом Неревского раскопов составляет всего 55 м.» [Янин, 1978]. Общая площадь раскопа (1969 год) 364 кв. м, размеры 14х26 м. Раскоп находился на месте планируемого строительства многоэтажного жилого дома. «Не удалось также довести исследование до древнейших горизонтов. Работы были остановлены на уровне пласта 24 (т. е. на глубине 4,6 м) из-за неотложных нужд строительства. Толщина невскрытых напластований нижних ярусов раскопа может быть определена примерно в 1 м или несколько меньше. По данным И. И. Кушнира, общая мощность культурного слоя соседних участков у северной красной линии ул. Горького при бурении оказалась 6,2 м и 5,7 м, а участка, расположенного чуть западнее раскопа, внутри того же квартала, – 5,4 м, что подтверждается и наблюдениями в котловане дома, выходящего фасадом на ул. Горького и расположенного рядом с раскапываемым участком (д. 9 по ул. Горького). В то же время бурение непосредственно к северу от раскопа показало менее значительный слой (4,15 м), свидетельствуя о выклинивании нижних горизонтов культурных напластований к северу. Иными словами, мощность невскрытого участка в южной части раскопа должна быть более значительной, нежели в северной, где работы были остановлены вблизи материка.». В культурном слое выделено 15 ярусов. В них изучены две усадьбы. Датирование ярусов выполнено по одной дендрохронологической дате, найденным в них артефактам и результатам сопоставления с ярусами Неревского раскопа. Общий хронологический интервал изученных ярусов – 1177-1422 годы.
В статье [Янин, 1978] не приведена ключевая информация по строению культурного слоя Тихвинского раскопа. Но по ее контексту понятно, что в нем выделяется два пласта, как и на Неревском раскопе. Понятно и то, что все ярусы Тихвинского раскопа приурочены к нижнему «унавоженному» пласту. Скорость его накопления можно оценить по двум реперным точкам. Глубина 460 см соответствует 1177 году. «Сруб 4, получивший дату 1372 г. и принадлежащий к хронологическому комплексу яруса 4, был расчищен на горизонте пласта 12.». В цитате идет речь о дендрохронологической дате. В соответствии с принятой методикой раскопок в Новгороде, толщина пласта составляет 20 см. Тогда, пласт 12 залегает на глубинах 220-240 см. То есть 1372 год соответствует глубине 230 см. Исходя из этих цифр, скорость накопления нижнего пласта составляет 118 см за 100 лет. По нашей оценке значение этого параметра для Неревского раскопа – 99 и 119 см за 100 лет [Тюрин, 2009, Новгород, Неревской]. Для контроля можно оценить глубину залегания кровли нижнего пласта. Ей соответствует дата «1422 год». За 50 лет (1422 – 1372 = 50) накопится 59 см отложений. То есть глубина залегания кровли нижнего пласта составит 171 см. По данным, характеризующим Неревской раскоп, мы приняли, что кровля нижнего пласта залегает на глубинах  95 и 175 см. То есть, полученная нами скорость накопления нижнего пласта, равная 118 см за 100 лет, представляется вполне достоверной.
Мы можем датировать подошву культурного слоя только по скорости его накопления. По результатам изучения культурно слоя бурением вблизи раскопа археологами сделан следующее заключение. «Толщина невскрытых напластований нижних ярусов раскопа может быть определена примерно в 1 м или несколько меньше.» [Янин, 1978]. При толщине невскрытой части культурного слоя, равной 100 см его подошва датируется 1092 годом. То есть поселение на территории Тихвинского раскопа возникло в конце 11 века. Это соответствует нашим реконструкциям поселения на территории Неревского раскопа. Там оно возникло на рубеже 10-11 веков.
С учетом сдвига хронологической составляющей системы «Археология и история Новгорода» на 391 год [Тюрин, 2005, Абсолютное датирование; Тюрин, 2009, Формальное датирование], поселение на территории Тихвинского раскопа возникло в конце 15 века. К 1422 «новгородскому» году, или реально к 1813 году приурочена смена типа городского поселения. Поселению усадебного типа соответствует нижний «унавоженный» пласт культурного слоя. Каменной городской застройке – верхний. Здесь имеется один принципиальный вопрос. Почему на территории Неревского раскопа смена типа поселения случилась на 60 лет (по нашей оценке в 1872 году) позднее, чем на территории Неревского раскопа? Как не странно, археологи знают ответ на этот вопрос: «… раскопанный участок интенсивно застраивался в XIX-XX вв.. находясь на красной линии Тихвинской улицы, начало организации которой было положено Генеральным планом 1778 г. …» [Янин, 1978]. То есть, Тихвинская улица являлась в планах реконструкции Новгорода первоочередным объектом. С начала 19 века, развитие градостроительства в районе Тихвинского раскопа шло по типовой для Новгорода схеме: строительство каменных зданий, их разрушение во время Великой Отечественной войны, городской пустырь, археологические раскопки, строительство многоэтажных зданий. Этому периоду соответствует верхний пласт культурного слоя, сложенный, в основном, строительной прослойкой каменных зданий и продуктами их разрушения.

3. Людогощинский раскоп
Площадь раскопа 160 кв.м (10х16 м). Работы на нем выполнены в 1972 году. Культурный слой охарактеризован как темно-коричневый гумусовый с содержанием щепы – от примеси до плотной спрессованной массы. Его подошва залегает на глубинах 280-320 см. На площади раскопа отсутствовали остатки жилых построек. В нижней его части – строительный период 1 (240-280 см), вскрыто 4 яруса вымостки, предположительно соединяющей усадебную постройку с улицей. Строительный период 2 (180-240) фактически не содержит остатков строений. В строительном периоде 3 вскрыты остатки 3 срубов. Размеры одного из них 3,8х3,8 м. Размеры других двух примерно такие же. В раскопе найдены обломки стеклянных браслетов, шиферные пряслица, 4 ключа от трубчатых висячих замков, украшения из цветных металлов: 4 привески, 4 перстня, 5 браслетов, две булавки. Эти находки являются датирующими. Также найдены немногочисленные деревянные предметы. По ним и выполнено датирование культурного слоя. «Определив хронологическую границу верхних напластований Людогощинского раскопа 80-60-ми годами XIII в. обратимся к нижним горизонтам.» [Хорошев, 1982]. Здесь мы имеем дело с типичным лукавством. Археологи не определили то, что они считают «верхними напластованиями раскопа». Формально это самая верхняя часть культурного слоя, та, которая залегает ниже поверхности земли. Но ее археологи по умолчанию к культурному слою не относят. В рассматриваемой статье-отчете по результатам работ в Людогощинском раскоп про нее вообще не сказано ни одного слова. Более того, о глубине залегания отложений строительного периода 3 тоже ничего не сказано. То есть мы не знаем, с какой глубины начинается «верхние напластования раскопа». По приведенным в статье данным можно понять, что они начинаются с глубины 140 см. Подошва культурного слоя датирована 11 веком.
Можно принять, что подошва культурного слоя, залегающая на глубине 320 см, соответствует 1050 году, поверхность нижнего пласта (140 см) – 1270 году. Поверхность земли – 1972 году. Тогда, скорость накопления нижнего пласта составит – 82, верхнего – 20 см за 100 лет. Соотношение скоростей – 4,10. Если мы примем, что скорость накопления верхнего пласта равна 82 см за 100 лет, то 140 см слоя отложатся за 171 год. Тогда подошва верхнего слоя датируется 1801 годом. Расхождение составляет 530 лет. Эта величина существенно больше вычисленного нами хроносдвига, равного 391 год. Но авторы публикации [Янин, Колчин, 1978] дали другой возраст подошвы культурного слоя. «Предматериковые слои датируются серединой XII в.». Для этой цифры скорость накопления нижнего пласта составит 150 см за 100 лет. Соотношение скоростей – 7,50.
Наличие на месте раскопа Людогощинской улицы отмечается в письменных свидетельствах начиная с конца 16 века [Хорошев, 1982]. Здесь мы имеем типичную ситуацию для системы «Археология и история Новгорода». Письменные источники говорят об активной городской жизни в районе раскопа, начиная с конца 16 века, а культурные слои датированы периодом до этого времени. Активной городской жизни, начиная с конца 13 и до 1972 года, соответствует 140 см культурных отложений, в которых не только не найдено НИ ОДНОГО заслуживающего упоминания артефакта, но и они (отложения) сами не заслуживают упоминания НИ ЕДИНЫМ словом. Еще раз подчеркнем, что мы в данном случае имеем дело со статьей-отчетом о результатах археологических раскопок.

4. Козмодемьянский раскоп
Размеры раскопа 10х14 м, площадь 140 кв. м. Работы на нем велись в 1974 году. Раскоп находится в 20 м к востоку от мостовых Козмодемьянской улицы, зафиксированных в строительном котловане. «Упомянутая улица у ее пересечения с Великой была вскрыта в ходе работ на Неревском раскопе и насчитывала 28 ярусов, а уже в 10 м к западу – только 25. Далее, на расстоянии 50-60 м от перекрестка с Великой, открыто 16 ярусов, а в крайней западной точке вблизи Козмодемьянского раскопа – только три. К северо-западу от ул. Ленинградской мостовые Козмодемьянской улицы вообще не прослеживались в профилях траншей.» [Хорошев, 1982]. Толщина культурного слоя в раскопе – 450-470 см. В нем выделено два строительных периода. В отложениях, отнесенных к строительному периоду 1, выявлен водосборник. Вначале это была просто канава,  пробитая в материке. Выше по разрезу водосборник сложен двумя линиями бревен. Кроме него в ярусе найдены остатки срубов. В отложениях строительного периода 2 отдельные детали вскрытых сооружений невыразительны. В раскопе найдены обломки стеклянных браслетов, шиферные пряслица, бронзовые пуговицы и бубенчики,  браслеты, сплетенные из свинцово-оловянистой проволоки. Найдено большое количество обрезок кожи, на основании чего сделано предположение, что в одном из срубов была мастерская кожевенника.
Хронологические рамки «напластований Козмодемьянского раскопа» определены периодом с середины 11 до рубежа 12-13 веков. Никаких зацепок для того, чтобы понять, что понимается  в данном конкретном случае под «напластования», археологи не дали. Не сообщается и о соотношении толщин пластов культурного слоя на Козмодемьянском раскопе и в публикациях [Ершевский, 1978; Янин, Колчин, 1978]. В непосредственной близости от раскопа (4 м к западу от него) находится шурф 22, «показавший мощность средневековых слоев всего 2,2 м при общей толщине культурного слоя 4,2 м.» [Ершевский, 1978]. Как можно понять из таблицы распределений по пластам стеклянных браслетов и пряслиц [Хорошев, 1982], археологи изучили всего 200 см культурного слоя. Это соответствует толщине «средневековых слоев» в шурфе. Тогда, толщина верхнего пласта составляет 250-270 см. В публикации [Янин, Колчин, 1978] отмечено, что «Значительная часть слоя здесь полностью разрушена фундаментами зданий XIX— XX вв.». Можно принять, что 200 см изученной археологами нижней части культурного слоя отложились в период 1050-1200 годов. Тогда скорость его накопления составит 133 см за 100 лет. Отметим, что авторы публикации [Янин, Колчин, 1978] дают другой возраст подошвы культурного слоя. «Стратиграфия сохранившейся части раскопа показала, что начало формирования культурного слоя можно относить к XII в.». С учетом сдвига на 391 год поселение на месте раскопа возникло в середине 15 или в 16 веке.
В публикации [Хорошев, 1982] на основе данных по Козмодемьянскому раскопу выполнена реконструкция оборонительных сооружений Новгорода 11-14 века. В пределах раскопа и шурфа 22 выявлен «резкий перепад слоя на уровне 2,9-3,0 м.». Это единственный факт, на основе которого археологи выполнили обозначенную выше реконструкцию. Первая их посылка логична. Если есть перепад, то можно предположить, что он образован за счет выемки грунта при каком-то строительстве. Логична, хотя и натянута, их предположение о том, что выемка – это ров. «Отсутствие боковой насыпи рва, которая должна была заходить на площадь раскопа, может свидетельствовать о перемещении всей массы грунта на одну стороны – на запад. Но в таком случае перед нами ров и насыпь – важнейшие компоненты оборонительного рубежа.». Последнее предположение тоже вполне логично. Археологи отнесли гипотические ров и вал к оборонительному сооружению вокруг Новгорода. Для дальнейшего обоснования своей гипотезы они привлекли летописные свидетельства о войнах новгородцев, другие археологические данные. Обоснование заняло 10 страниц текста, насыщенного археологической и летописной информацией. В соответствии с ней, найденный на раскопе фрагмент оборонительного сооружения опоясывал Новгород с запада. Но одна деталь ускользнула от внимания археологов. В самом начале своих рассуждений они приняли, что найденная выемка – это ров, а вал находится к западу от нее. А должно быть наоборот. В оборонительном сооружении, опоясывающем Новгород с запада, вал должен быть восточней рва. Но остатков вала на Козмодемьянском раскопе археологи не нашли. Значит, …. Значит, мы имеем 10 страниц откровенных фантазий или грез. Что касается выемки – то напомним, что на раскопе обнаружены именно выемки фундаментов зданий 19-20 века. Скорее всего, археологи откопали не вертикальный срез выемки фундамента, а парапет, по которому грунт вывозился из нее на телегах или тачках.
При выполнении реконструкций оборонительных сооружений Новгорода авторы публикации [Хорошев, 1982] привели сведения о находке некого сооружения, расположенного значительно южнее Козмодемьянского раскопа. «По структуре сооружение могло быть только оборонительным. Тын, судя по открытым остаткам, шел по гребню небольшого земляного вала. Узкая траншея не давала возможность обнаружить все детали сооружения. Но в разрезах траншеи, кроме наклонного тына, были видны целые системы горизонтальных настилов из бревен, которые скрепляли, очевидно, основание земляного вала. Судя по глубине залегания, сооружение можно датировать XIV-XV вв. По незначительным раскрытиям трудно судить о форме и целях сооружения. Но оборонительный характер, очевидно, не вызываем сомнений». В соответствии с описаниями Новгорода 70-х годов 17 века его оборонительные сооружения «к началу Северной войны состояли из трех линий укрепления: Кремля или Каменного города, Малого или Среднего города и Большого или Окольного города.» [Захаренко, 1959]. «Длина стен Кремля составляла 576 саж. (т. е. более 1 км.). Малый или средний город состоял из деревянных стен и 8 деревянных башен, расположенных по земляному валу, повторяя линию кремлевских стен в небольшом от них расстоянии. Малый город также, в свою очередь, был окружен рвом. Длина Малого города равнялась 984 саж. (т. е. 2 км.)». При учете последней информации, линия укреплений Малого города проходила примерно по месту находки описанного выше оборонительного сооружения. Но оно вполне могло быть построено и в 1701 году при серьезном укреплении Новгорода, осуществленным Петром I. Вокруг Кремля были построены вал и бастионы. Найденное оборонительное сооружение находится на расстоянии около 100 м от бастиона, который назван «Круглый». Возможно, оно прикрывало дорогу, ведущую из Петербурга к созданному укреплению. В пользу этой версии говорит характер тына. Он был наклонным. Именно с укреплением откосов земляных бастионов и возникла проблема при их строительстве. Их укрепляли дерном [Захаренко, 1959]. В данном случае могли укрепить и бревнами. То есть мы предполагаем, что «наклонный тын» – это часть укрепленной батареи.
Мы относительно подробно рассмотрели конкретную реконструкцию оборонительных сооружений Новгорода только для того, что бы показать, что археологи при ее создании ориентировались, прежде всего, на летописные данные, характеризующие Великий Новгород. При этом они проигнорировали информацию об оборонительных сооружениях Новгорода на Волхове, которая имеется в свободном доступе.

5. Дмитриевский раскоп
Площадь раскопа 360 кв. м (18х20) м, Работы на нем выполнены в 1976 году. До материка доведено 252 кв. м. На раскопе выявлены две усадьбы, планировка которых была стабильной во времени [Хорошев, 1982]. Найдено относительно небольшое число стеклянных браслетов (2); шиферное пряслице; 3 ключа и целиком сохранившийся замок; комплект инструментов: молоток-гвоздодер, шилья, сверло, молоток обычной формы; сошник, обломок косы и оружие: боевой топор-чекан и наконечник сулицы; единичные женские украшения. Найден чан, предположительно предназначенный для дубления кож и большое количество их обрезков, а также кожаные изделия. Отмечено, что раскоп находится в зоне, где культурный слой имеет толщины 400-500 см. «Повышенная мощность слоя вызвана здесь интенсивным характером развития ремесла, в первую очередь кожевенного, на окраине города». По находкам сделано заключение: культурные отложения ранее рубежа 13-14 веков в раскопе не имеются. Про верхний хронологический рубеж культурных отложений ничего не говорится.
Рядом с Дмитриевским раскопом находится археологический шурф 15. Общая толщина в нем культурного слоя составляет 600 см, в том числе средневековых отложений – 480 см [Ершевский, 1978]. Скорее всего, толщины «не средневековых» отложений на Дмитриевском раскопе такие же, как и в шурфе. При учете хронологического сдвига на 391 год, основание культурного слоя следует датировать концом 17 века. Исходя из этого, скорость накопления нерасчлененных культурных отложений составит 140-175 см за 100 лет. Значение этого параметра соответствует скорости накопления «унавоженного» пласта культурного слоя. Но в данном случае мы имеем дело с культурным слоем особого типа. Повышенная его мощность «связана с производственным характером участка (здесь встречено очень много отходов кожевенного производства).» [Янин, Колчин, 1978]. Это производство локализовано районом, который в писцовых книгах конца 16 века так и назывался – Кожевники. Он расположен на Софийской стороне южнее Окольного вала. Представляется возможным оценить размеры района проживания кожевенников. Размеры зоны, в которой толщина культурного слоя более 200 см [Хорошев, 1982, рис. 5; Янин, Колчин, 1978, рис. 4], составляют примерно 150х300 м. На ее западной границе расположен археологический шурф 23. Вскрытая им толщина культурного слоя – 200 см, причем в нем нет средневековых культурных отложений [Ершевский, 1978]. Исходя из этого, примем, что район проживания кожевников ограничен линией толщин культурного слоя равной 300 или 400 см. Тогда его линейные размеры составят 100х280 и 80х250 м, площадь 22400 и 16000 кв. м.
При толщине культурных отложений 600 см и скорости их накопления140-175 см за 100 лет, культурный слой толщиной 600 см накопится за 429-343 года. Тогда его подошву следует датировать 1547-1636 годами. При учете свидетельств конца 16 века, нас устраивает только первая цифра. То есть, район производственной специализации «Кожевники» возник в пределах Окольного города Новгорода, скорее всего, в середине 16 века.

6. Вместо заключения
В 70-х годах прошлого века наметилась тенденция не приводить основные характеристики культурного слоя в статьях-отчетах по результатам раскопок. Статьи [Янин, 1978; Хорошев, 1982] являются примером, где эта тенденция доведена до некого завершенного состояния. Пользуясь термином З. Фрейда можно сказать, что у археологов наблюдается вытеснение неприятной для них информации о культурном слое Новгорода, с которым имеются бАААльшие проблемы в системе «Археологи и история Новгорода».

Источники информации
Ершевский Б.Д. Археологические наблюдения в Новгороде в 1969-1974 гг. Археологическое изучение Новгорода. М., 1978. http://www.archeologia.ru/Library/Book/fbdf6d12e174 Портал Археология России. http://www.archeologia.ru/

Захаренко А.Г. Создание оборонительных сооружений вокруг каменных стен Новгорода, Пскова и Печорского монастыря в начале XVIII века. Новгородский исторический сборник, вып. 9. Новгород, 1959.  http://www.russiancity.ru/hbooks/h024.htm Русский город http://www.russiancity.ru/

[Тюрин, 2005, Абсолютное датирование] Тюрин А.М. Абсолютное датирование новгородской дендрошкалы по естественнонаучным данным. http://new.chronologia.org/volume2/turin1.html Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 2. 2005. http://new.chronologia.org/volume2/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/

[Тюрин, 2005, Формальное датирование]

[Тюрин, 2009, Новгород, Неревской]

Хорошев А.С. Новые материалы по археологии Неревского конца. Новгородский сборник: 50 лет раскопок Новгорода. М., 1982.

Янин В.Л. Тихвинский раскоп. Археологическое изучение Новгорода. М., 1978. http://www.archeologia.ru/Library/Book/80ec13f98c81 Портал Археология России. http://www.archeologia.ru/

Янин В.Л., Колчин Б.А. Итоги и перспективы новгородской археологии. Сборник: Археологическое изучение Новгорода. М., 1978. http://www.archeologia.ru/Library/Book/6864406d7013 Портал Археология России. http://www.archeologia.ru
Главная страница

Выпуски сборника

1
2004
2
2005
3
2005
4
2006
5
2007
6
2007
7
2008
8
2009
9
2010
10
2010
11
2010
12
2012
13
2015
14
2017