Сборник статей по новой хронологии

Выпуск 2
7 февраля 2005 года
 

Статьи А.М.Тюрина >>

Абсолютное датирование новгородской дендрошкалы
по естественнонаучным данным

А. М. Тюрин

   

Вунгтау, Вьетнам

Аннотация. Абсолютное датирование новгородской дендрошкалы (датированной по историческим данным 880-1461 годами) по естественнонаучным данным выполнено четырьмя независимыми способами: по короткопериодным климатическим сигналам, записанным в годовых кольцах можжевельника; по длиннопериодным климатическим сигналам, записанным в геотермических, дендрохронологических и гляциологических данных; по сигналам, записанным в эталонной кривой радиоуглеродного датирования; по фрагментам воронежской дендрошкалы. По совокупным результатам дано два варианта датировки. Более вероятный вариант – со сдвигом относительно датировки по историческим данным плюс 391 год, и менее вероятный вариант – со сдвигом около минус 10 лет. По более вероятному варианту новгородская дендрошкала характеризует период 1271-1852 годов, первая мостовая в Новгороде уложена в 1343 году.

Постановка задачи
В работах [9, 14] рассмотрены достижения и недостатки новгородской дендрохронологии. К бесспорным достижениям следует отнести создание дендрохронологической шкалы (ДШ) протяженностью 582 года [11]. К недостаткам, по мнению авторов работы [9] – отсутствие опоры ДШ на живые деревья, и, как следствие этого, ее абсолютная датировка периодом 880-1461 годов по историческим данным. В связи с этим независимая абсолютная датировка новгородской ДШ по имеющимся естественнонаучным данным представляет методический и научный интерес.

Формулирование задачи
Поставленную задачу сформулируем в соответствии с практикой обработки сигналов. Все изменения климата являются сигналами. Эти сигналы можно проранжировать по двум признакам: по скорости изменения климата и охваченной изменением площади. По первому признаку можно выделить два типа сигналов – длинно- и короткопериодные. По второму - локальные, зональные, региональные и глобальные. К короткопериодным мы отнесем климатические сигналы длительностью от одного до четырех лет. К длиннопериодным – все остальные. В рамках поставленной задачи регионом распространения региональных климатических сигналов будем считать Восточную Европу и сопредельные зоны Азии и Западной Европы. Примем, что наиболее контрастные короткопериодные региональные и глобальные сигналы будут соответствовать, главным образом, экстремальным климатическим событиям.
Будем считать каждое дерево прибором, который записывает некий обобщенный параметр – ширину годовых колец. При этом каждый прибор обладает определенными собственными характеристиками. В этих характеристиках можно выделить общие для всех приборов показатели. Например, ширина годовых колец сосны обыкновенной с возрастом дерева уменьшается по экспоненциальному закону. Но каждый прибор обладает и индивидуальными характеристиками. Таким образом, фиксируемый прибором обобщенный параметр отражает и собственные характеристики прибора, и изменение климата. При этом зависимость формы записанного сигнала от экстремального события может быть произвольной. Например, резкие понижения средних летних температур могут отразиться как локальными минимумами, так и максимумами ширины годовых колец.
При таком подходе решение поставленной задачи будет сводиться к идентификации датированных региональных и глобальных климатических сигналов (или событий, связанных с климатическими сигналами причинно-следственными связями) в новгородской ДШ. Другими словами, предлагается привязать новгородскую ДШ к абсолютно датированным климатическим сигналам. При привязке ДШ к конкретным сигналам все остальные сигналы и собственные характеристики приборов будут являться регулярными помехами. Характеристики целевых сигналов и регулярных помех пока не определены. Это исключает возможность применения на первом этапе анализа формальных процедур обработки дендрохронологических данных. Исходя из этого, анализ данных выполнен на визуальном уровне. Простейшие процедуры формальной обработки применены только на стадии оформления его результатов.

Фактические данные
Все фактические данные взяты со специализированных сайтов. ДШ взяты с сайта [11]. Все ДШ составлены по сосне обыкновенной. Новгородская ДШ охватывает период 582 года и включает 95 дендрокривых (ДК). По принятой датировке (по Б.А. Колчину) ДШ характеризует период 880-1461 годов. В качестве опорных ДШ рассмотрены Воронежская (1723- 1991 годы), Валаамская (1715-1992 годы), Верхне-Тоймская (1699-1990 годы) и Daunoriai Peat Bog (Литва) (1777-1991 годы). По опорным ДШ оценены степень проявления в них региональных и локальных короткопериодных сигналов, а также возможность привязки к ним новгородской ДШ.

Датирование по короткопериодным климатическим сигналам
В этом способе датирования новгородской ДШ в качестве абсолютно датированных короткопериодных климатических сигналов приняты признаки патологических структур, записанные в годовых кольцах можжевельника сибирского, растущего на Полярном Урале [5]. Патологические структуры являются результатом летних заморозков и длительных похолоданий в середине лета. Можжевельником охарактеризован интервал времени в 600 последних лет. Отметим, что именно растения, растущие в экстремальных условиях, наиболее чувствительны к климатическим сигналам. В соответствии с этим экспериментально установленным фактом, растения Полярного Урала, возможно, будут более чувствительны к экстремальным климатическим событиям, затрагивающим рассматриваемый регион, чем растения, произрастающие в его более благоприятных зонах.
Исчерпывающие данные по сигналам, записанным в годовых кольцах можжевельника, приведены на рисунке 1. Авторы работы [5] считают, что самые сильные летние заморозки на Полярном Урале вызваны крупнейшими вулканическими извержениями в различных районах Земли. В нашей терминологии - сформированные ими климатические сигналы являются глобальными короткопериодными.
Рисунок 1. Реконструкция экстремальных климатических событий на основе анализа патологических структур в годовых кольцах можжевельника [5].
Основной результат анализа – обоснование варианта независимой абсолютной датировки новгородской ДШ со сдвигом плюс 391 год относительно датировки по Б.А. Колчину. Ниже приведены характеристики датированных климатических сигналов, зафиксированных в ДШ.
Сигнал 1811 года (1420 год по Б.А. Колчину) охарактеризован в новгородской ДШ одной ДК. На ней он проявился локальным минимумом. Сигнал 1797 года (1406 год по Б.А. Колчину) охарактеризован 25 ДК: на 17 из них сигнал проявился локальным минимумом, приуроченным к 1406 году; на 3 – минимумом, приуроченным к 1406 и 1407 годам (к этим годам приурочены равные минимальные значения ширины годовых колец); на 2 – минимумом, приуроченным к 1407 году при пониженной ширине годового кольца в 1406 году; на 1– максимумом, приуроченным к 1406 году; На 2 – сигнал не проявился.
Сигнал 1783 года (1392 год по Б.А. Колчину) охарактеризован 25 ДК: на 13 из них сигнал проявился локальным минимумом, приуроченным к 1392 году; на 2 – минимумом, приуроченным к 1392 и 1393 годам; на 5 – минимумом, приуроченным к 1393 году при, как правило, пониженной ширине годового кольца в 1392 году; на 2 – максимумом, приуроченным к 1406 году; на 1 – максимумом, приуроченным к 1392 и 1393 годам; на 2 – сигнал не проявился.
Преимущественно однотипное проявление рассматриваемых сигналов делает возможным применение с целью их выделения формальных процедур обработки дендрохронологических данных. Нами выделен интервал, включающий рассматриваемые сигналы, с относительно небольшими наклонами ДК. Все ДК пронормированы на среднюю величину годовых колец и просуммированы. Осредненная таким образом ДК для интервала 1340-1417 годов показана на рисунке 2. На ней доминируют четыре минимума, приуроченные к 1797 (1406 год по Б.А. Колчину), 1783 (1392 год по Б.А. Колчину), 1771 (1380 год по Б.А. Колчину) и 1750 (1359 год по Б.А. Колчину) годам. Таким образом, сигналы 1797 и 1783 годов надежно выделяются и по результатам формальной обработки дендрохронологических данных. На сигналах 1771 и 1750 годов мы остановимся ниже. Три ДК с наиболее характерными проявлениями климатических сигналов показаны на рисунке 3.


Рисунок 2. Фрагмент (1340-1417 годы) новгородской дендрошкалы. Средние значения ширины годовых колец. Осреднение по 21-25 дендрокривым. Пунктирными линиями показаны идентифицированные короткопериодные климатические сигналы.


Рисунок 3. Фрагмент (1340-1417 годы) новгородской дендрошкалы. Дендрокривые с наиболее характерными проявлениями короткопериодных климатических сигналов.

На воронежской ДШ сигнал 1811 года охарактеризован 10 ДК: на 6 из них он проявился как локальный минимум, приуроченный к 1811 году; на 1 - как минимум, приуроченный к 1811 и 1812 годам; на 3 – сигнал не проявился. Сигнал 1797 года не проявился. Сигнал 1783 года охарактеризован 9 ДК: на 5 из них он проявился как локальный минимум; на остальных ДК сигнал не проявился. На осредненной ДК сигналы 1811 и 1783 годов проявились как локальные минимумы относительно невысокой контрастности. Сигнал 1750 года охарактеризован 5 ДК. На всех ДК он проявился как локальный минимум.
На валаамской ДШ сигнал 1811 года охарактеризован 25 ДК: на 15 из них он проявился как локальный минимум; на 2 – как локальный максимум; на 8 – сигнал не проявился. Сигналы 1797 и 1783 годов не проявились. Сигнал 1771 года охарактеризован 6 ДК: на 4 он проявился как локальный минимум; на 2 – сигнал не проявился. Сигнал 1750 года охарактеризован 5 ДК: на 4 из них он проявился как локальный максимум; на 1 – не проявился.
Схожая ситуация с выделением сигналов и на других опорных ДШ. В целом рассматриваемые климатические сигналы на всех опорных ДШ проявились не очень контрастно. Причина этого, по нашему мнению, следующая. На всех опорных ДШ доминируют локальные сигналы, «забивая» сигналы региональные и глобальные. На новгородской ДШ, «собранной» на основе в существенной мере случайной выборки стволов деревьев (эта выборка сделана при укладке новгородских мостовых), локальные сигналы статистически подавлены. Поэтому на ней и проявились контрастно региональные и глобальные сигналы. Из других сигналов на опорных ДШ наиболее контрастно проявился сигнал 1872 года. Сигналы 1771 и 1750 годов, проявившиеся на новгородской и опорных ДШ, возможно, являются региональными или глобальным.
Сигналы 1708 и 1657 годов на новгородской ДШ не проявились. Сигнал 1610 года (1219 год по Б.А. Колчину) охарактеризован 40 ДК: на 24 из них сигнал проявился локальным минимумом, приуроченным к 1219 году; на 2 – минимумом, приуроченным к 1319 и 1220 годам; на 13 – минимумом, приуроченным к 1320 году при пониженной ширине годового кольца в 1219 году; на 1 – сигнал не проявился.
Сигнал 1601 года (1210 год по Б.А. Колчину) проявился как начало минимума ширины годовых колец, приуроченного к 1210-1212 годам. Осредненная ДК для интервала 1200-1229 годов показана на рисунке 4. На ней сигнал 1610 года проявился как узкое пикообразное уменьшение ширины годовых колец, приуроченное к 1219 и 1220 годам. Минимальное значение приурочено к 1219 году. Сигнал 1601 года проявился как относительно широкий минимум, приуроченный к 1210-1212 годам. Минимальное значение приурочено к 1212 году. Форма сигнала 1601 года существенно отличается от формы других короткопериодных сигналов.

Рисунок 4. Фрагмент (1200-1229 годы) новгородской дендрошкалы. Средние значения ширины годовых колец. Осреднение по 40 дендрокривым. Пунктирными линиями показаны идентифицированные короткопериодные климатические сигналы.
Авторы работы [8] связали экстремальное климатическое событие 1601 года с «извержением вулкана Уайнапутина в Перу в феврале-марте 1600 г. - крупнейшим за последние 500 лет». Можно предположить, что в новгородской ДШ это событие зафиксировано уменьшением ширины годовых колец 1600 года, что отражает начало обусловленного извержением вулкана экстремального изменения климата. А пик экстремального климатического периода пришелся на 1601-1603 годы. Это климатическое событие отмечено и в исторических хрониках – «в 1600, 1601, 1602 и 1603 годах в Москве выпадал снег и в июле и августе, были заморозки во все летние месяцы» [1]. Это обращение к историческим данным предпринято только для иллюстрации правильности нашей интерпретации отражения климатического события, связанного с извержением вулкана, в новгородской ДШ.
Сигнал 1573 года на новгородской ДШ не проявился. Сигнал 1466 года (1075 год по Б.А. Колчину) охарактеризован 7 ДК: на 2 он проявился локальным минимумом; на 3 – локальным максимумом; на 2 - не проявился. По этим параметрам рассматриваемый сигнал не является контрастным. Другая характеристика сигнала – относительно большой разброс ширины годовых колец. Пока непонятно, как выделять такие сигналы средствами формальной обработки дендрохронологических данных. Надежность выделения сигнала можно оценить только визуально (рисунок 5). По совокупности характеристик рассматриваемого сигнала он выделяется нами предположительно.


Рисунок 5. Фрагмент (1050-1100 годы) новгородской дендрошкалы. Пунктирной линией показан идентифицированный короткопериодный климатический сигнал.
Таким образом, в новгородской ДШ выделено 7 сигналов, 5 из них идентифицированы с климатическими сигналами, записанными в годовых кольцах можжевельника. По этому способу датирования новгородской ДШ, записанные на ней сигналы 1406, 1392, 1219, 1210 и 1075 годов (по Б.А. Колчину) соответствуют 1797, 1783, 1610, 1601 и 1466 годам. Сдвиг новгородский ДШ по этим сигналам относительно датировки по Б.А. Колчину составляет 391 год. Оценить степень достоверности варианта датировки новгородской ДШ по Б.А. Колчину, при учете того, что можжевельником охарактеризован только интервал в последние 600 лет, не представляется возможным.

Датирование по длиннопериодным климатическим сигналам

Новгородская ДШ составлена на основе древних новгородских деревянных мостовых [9, 14], лежащих друг на друге 28 рядами. Исходя из этого, по отдельным ДК, составляющим ДШ, можно сделать вывод, что первая мостовая уложена в 952 году (по Б.А. Колчину), последняя – в 1461 году. Средний срок службы одного ряда мостовой составляет 18 лет, а общий срок службы новгородской мостовой - 527 лет. Соответственно, сама мостовая датируется 952-1478 годами. В работе [9] обращено внимание на нелогичность прекращения с конца 15 века укладки очередных рядов мостовой. Сделано предположение, что мостовая маркирует этапы градостроительства. Укладка первого ряда соответствует закладке Новгорода, а отказ от укладки следующего ряда – переходу на асфальтовое покрытие городских дорог. По мнению авторов, последнее событие произошло в 1940 году. В соответствии с нашим предположением новгородская мостовая является своеобразным отражением одного из длиннопериодных климатических сигналов. Следовательно, возможно ее датирование как археологического артефакта.
Для нашего анализа взяты данные, приведенные в опубликованных работах:
- результаты реконструкции температурной истории земной поверхности, выполненной по геотермическим данным по скважинам востока Среднего и Южного Урала [2];
- результаты реконструкции летних температур, выполненные по дендрохронологическим данным [4];
- график изменения содержания 18O в слоях ледникового льда со скважины GISP2 в центральной Гренландии [13].
Следует отметить, что все приведенные в нашей статье абсолютно датированные сигналы, за исключением сигналов, выявленных по геотермическим и гляциологическим данным, датированы дендрохронологически. Сигналы, выявленные по геотермическим и гляциологическим данным, по ним же и датированы.
По длиннопериодным климатическим сигналам, записанным в геотермических и дендрохнологичеких данных можно относительно логично обосновать две версии датировки новгородской мостовой. По одной из них мостовая соответствует Средневековому Оптимуму. В соответствии с этой версией можно датировать новгородскую мостовую примерно так, как это сделано по Б.А. Колчину (рисунок 6). На основе версии можно объяснить причину отказа от укладки очередных рядов мостовой. «Как правило, в континентальной части Северного полушария с потеплением количество осадков увеличивается» [4]. Новгородская зона исключением не является [4, рисунок 3]. Следовательно, переход от Средневекового Оптимума к Малому Ледниковому Периоду характеризовался в ней общим уменьшением количества осадков. Это и обусловило общее осушение почвы и ненадобность в связи с этим укладки очередных рядов мостовой. В соответствии с этой версией датировки мостовой, начало ее укладки является оценкой наиболее позднего срока основания Новгорода. Город мог быть основан и гораздо раньше. А начало укладки мостовой в уже существовавшем городе соответствует началу повышения увлажненности почвы с ростом средних температур воздуха.


Рисунок 6. Реконструкции температурной истории земной поверхности по геотермическим данным по скважинам востока Среднего и Южного Урала [2] и летних температур по дендрохронологическим данным [4] в сопоставлении с длиннопериодным климатическим сигналом, маркированным новгородской мостовой.
В соответствии с другой версией мостовая соответствует Малому Ледниковому Периоду (рисунок 6). Логичных объяснений возможной причинно-следственной связи этого соответствия у нас нет. По этой версии сдвиг плюс 391 год новгородской ДШ относительно датировки по Б.А. Колчину близок к минимально возможному. Более логичным выглядит сдвиг около плюс 420 лет.
График изменения содержания 18O в слоях ледникового льда со скважины GISP2 в центральной Гренландии характеризует климат голоцена северного полушария [13]. В соответствии с графиком период 900-1300 годов характеризовался устойчивым снижением средней температуры. Период 1300-1850 годов – относительно стабильной пониженной температурой. С 1850 года средняя температура начала резко возрастать. По этим данным объяснить прекращение укладки очередных рядов новгородской мостовой с конца 15 века года не представляется возможным. А прекращение укладки мостовой с конца 19 века выглядит вполне логичным. Это период резкого изменения климата и связанных с ним условий градостроительства.
Таким образом, абсолютное датирование новгородской мостовой, и, следовательно, ДШ по длиннопериодным климатическим сигналам дает два варианта. Более вероятный вариант примерно соответствует датировке по Б.А. Колчину, менее вероятный вариант дает сдвиг около плюс 390-430 лет относительно датировки по Б.А. Колчину.

Датирование по событиям, связанным с климатическими сигналами причинно-следственными связями

Эталонная кривая радиоуглеродного датирования (РД) составлена по дендрохронологическим данным. На ней записаны некоторые события, связанные причинно-следственными связями с глобальными климатическими сигналами. Исходя из этого, представляется возможным выполнить абсолютную датировку новгородской ДШ путем поиска наилучшего соответствия записанных в ней климатических сигналов и сигналов, записанных в эталонной кривой РД. Данные по опорным ДШ позволяют сделать заключение о возможности решения этой задачи. Так, два из трех наиболее контрастно проявившихся сигналов (1872, 1811 и 1783 годы) соответствуют локальным минимумам эталонной кривой РД.
В новгородской ДШ выделены сигналы 1406, 1392, 1380, 1359, 1219, 1210 и 1075 годов. Вполне возможно выделение и других соизмеримых с ними по контрастности сигналов. Но мы ограничимся только выделенными сигналами, поскольку общего критерия выделения короткопериодных сигналов нами пока не сформулировано. Наилучшее соответствие выделенных сигналов (при учете данных по опорным ДШ) кривой РД наблюдается для сдвига около плюс 390 лет. Пример соответствия сигналов в ДШ и РД [10] для сдвига плюс 391 год показан на рисунке 7. При этом сдвиге сигналы 1406, 1392, 1219 и 1210 годов попадают в пределы контрастных минимумов кривой РД, сигнал 1075 года – в пределы минимума невысокой контрастности. Сигналы 1380 и 1359 годов – в пределы резких изломов кривой РД. При сопоставлении сигналов в новгородской ДШ с кривой РД без сдвига (рисунок 8) каких либо закономерностей нами не выявлено. Относительно хорошо сигналы в новгородской ДШ соответствуют кривой РД со сдвигом около минус 10 лет. При таком сдвиге 5 сигналов из 7 попадают в пределы локальных минимумов кривой РД.


Рисунок 7. Вариации содержания 14С (Delta 14С ) в атмосфере Земли в период 1405-1945 годов (по данным CALIB Radiocarbon Calibration) в сопоставлении с короткопериодными сигналами, выделенными в новгородской и опорных дендрошкалах.

Рисунок 8. Вариации содержания 14С (Delta 14С ) в атмосфере Земли в период 1005-1495 годов (по данным CALIB Radiocarbon Calibration) в сопоставлении с короткопериодными сигналами, выделенными в новгородской дендрошкале.
Таким образом, абсолютное датирование новгородской ДШ по эталонной кривой РД дает два варианта. Более вероятный вариант – сдвиг датирования по Б.А. Колчину около плюс 390 лет и менее вероятный вариант – сдвиг около минус 10 лет. Вариант датировки новгородской ДШ без сдвига исключается.

Датирование по другим дендрошкалам
Датирование новгородский ДШ по другим абсолютно датированным ДШ является частным случаем решения поставленной нами задачи. На рисунках 9 и 10 показано сопоставление осредненных ДК новгородской и воронежской ДШ. Эти фрагментарные данные позволяют датировать новгородскую ДШ со сдвигами плюс 390, 391 и 393 год, относительно датировки по Б.А. Колчину. Следует отметить, что мы только обозначили возможность привязки новгородской ДШ к одной из абсолютно датированных дендрошкал региона. Сама же привязка должна быть выполнена общепринятыми в дендрохронологии методами [11 и др.].


Рисунок 9. Фрагменты воронежской (1731-1775 г.г.) (осреднение по 1-7 дендрокривым) и новгородской (осреднение по 21-25 дендрокривым) дендрошкал.

Рисунок 10. Фрагменты воронежской (1177-1775 годы) (осреднение по 8 дендрокривым) и новгородской (осреднение по 21-25 дендрокривым) дендрошкал.

Общие замечания о «независимости» дендрохронологии
Ранее мы уже рассматривали вопрос о взаимозависимости эталонной кривой радиоуглеродного датирования и дендрошкал [12]. Так, региональные дендрошкалы построены с учетом результатов радиоуглеродного датирования, а его калибровочная кривая построена на основе дендрошкал [3], а, например, при построении (1950-90-е годы) региональной модели ““скифские” курганы Саяно-Алтая” [7] произошло слияние в единое целое археологических, радиоуглеродных и дендрохронологических методов исследования, дополняющих и корректирующих друг друга. Причем, это слияние произошло уже на стадии отработки методик радиоуглеродного и дендрохронологического датирования. К этому можно добавить и пример построения ДШ по Ямалу при учете радиоуглеродных датировок [5]. Новгородская ДШ не является исключением. Она построена с использованием априорной информации - закрепленной в новгородской мостовой последовательности серий стволов деревьев. По своей сути эта информация является археологической.
Таким образом, имеются основания для утверждения, что без опоры на априорные данные многие (или некоторые) ДШ построены быть не могли. А раз так, то и достоверное датирование по ним артефактов без учета априорных данных проблематично. В любом случае, считать такое датирование независимым дендрохронологическим датированием нельзя. Это датирование имеет статус «датирования по комплексу естественнонаучных данных». Следует отметить, что в работах [5, 6] утверждается, что результаты дорогостоящего радиоуглеродного датирования учитывались при построении ДШ только для экономии времени. Эти утверждения выглядят не убедительными.

Выводы и рекомендации
1. Показано, что по имеющимся естественнонаучным данным возможно абсолютное датирование новгородской дендрошкалы, как минимум четырьмя способами. Результаты датирования разными способами имеют хорошую сходимость.
2. По совокупности полученных результатов нами дается два варианта датировки новгородской дендрошкалы. Более вероятный вариант – со сдвигом относительно датировки по Б.А. Колчину плюс 391 год, и менее вероятный вариант – со сдвигом около минус 10 лет. По более вероятному варианту новгородская дендрошкала характеризует период 1271-1852 годов, первая мостовая уложена в Новгороде в 1343 году.
3. Работу по датированию новгородской дендрошкалы по естественнонаучным данным можно продолжить. Возможно ее датирование по короткопериодным сигналам, записанным в гляциологических данных. Возможно выполнение по новгородской дендрошкале реконструкции летних температур с последующим сопоставлением результатов с длиннопериодными климатическими сигналами, зафиксированными по другим данным. Представляет интерес и датирование новгородской дендрошкалы по климатическим сигналам, зафиксированным в исторических хрониках. Естественно, такое датирование не будет иметь статус естественнонаучного.
4. Возможно, использование при построении части дендрошкал априорных данных, прежде всего археологических и радиоуглеродных, есть мера вынужденная. Если это так, то и достоверное датирование на основе таких дендрошкал деревянных артефактов без использования характеризующей их априорной информации не представляется возможным.
5. В работе [14] отмечено, что «новгородские улицы накопили до 28-30 наслоившихся один на другой настилов, что позволило, сомкнув эти материалы с хорошо датированными деревянными постройками XVII-XVIII вв. и современными лесными экземплярами-долгожителями, составить совокупный график за VIII-ХХ вв». Эти данные рекомендуется опубликовать на специализированных сайтах.

Источники информации

1. Альберт Гор, Чарльз Дарвин, Борис Годунов и длинные ряды. http://www.ogoniok.com/win/200230/30-44-47.html. Сайт журнала «Огонек». http://www.ogoniok.com/win/index.shtml
2. Демежко Д.Ю. Голованова И.В. Интервальные оценки палеоклимата последнего тысячелетия по геотермическим данным. //Уральский геофизический вестник. – Екатеринбург, 2002. - №4. - С. 4-9.
3. Дергачев В. А. Радиоуглеродный хронометр. – М., 1994. - Природа, № 1. - С. 3-15.
http://fatus.chat.ru/dergache.html
4. Клименко В. В. , Слепцов А. М. Климат и история России в IX–XVI вв. http://gepl.narod.ru/Articles/Vestnik/vestnik.htm
5. Лаборатория дендрохронологии.
http://ipae.uran.ru/1institute/dendro.html.
Сайт «Института экологии растений и животных» http://ipae.uran.ru/.
6. Левченко В. Радиоуглерод и абсолютная хронология: записки на тему.
http://hbar.phys.msu.ru/gorm/dating/wally-1.htm.
Сайт «Хронология и хронография. История науки и наука история».
http://hbar.phys.msu.ru/gorm/wwwboard/index.htm.
7. Марсадолов Л.С., Зайцева Г.И. Соотношение радиоуглеродных и археологических датировок для малых и средних курганов Саяно-Алтая I тыс. до н. э. http://altnet.ru/~skith/pub/log.gif.
8. Можжевельник как термометр. http://www.rfbr.ru/default.asp?doc_id=5792.
Сайт «Российский фонд фундаментальных исследований». http://www.rfbr.ru/default.asp?section_id=0.
9. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Новая хронология Руси, Англии и Рима - Москва, 2001. http://www.chronologia.org/rusangl/rusangl.htm Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/images/book/v4b_t.jpg
10. Сайт CALIB Radiocarbon Calibration.http://radiocarbon.pa.qub.ac.uk/calib/manual/index.html
11. Сайт Tree Ring. http://web.utk.edu/~grissino/itrdb.htm
12. Тюрин А.М. Возможна ли оценка достоверности результатов радиоуглеродного датирования? http://new.chronologia.org/volume1/antur.html
Электронный Альманах «Новая Хронология». Выпуск 1. Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/images/book/v4b_t.jpg
13. Чумичёв С.А. Климат голоцена по естественнонаучным данным и его отражение в исторических хрониках: корни системных противоречий. Альманах Цивилизационных Исследований "Новая Парадигма" Выпуск 1. Хождение в ойкумену.http://newchrono.ru/prcv/alm/alm1.htm
Сайт Проекта «Цивилизация» http://newchrono.ru/prcv/head1.jpg
14. Янин В.Л. "Зияющие высоты" академика Фоменко.
http://www.arc.novgorod.ru/second.php3?menu=main&content=article/yanin99.txt
Сайт «Археология Новгорода» http://arc.novgorod.ru
Версия для печати
Архив. zip-файл

Оглавление выпуска 2