Статьи А.М.Тюрина >>
УДК 575.17

Славяне и монгольские лошади в Скандинавии: ДНК-генеалогический аспект

А.М.Тюрин

Аннотация. По аутосомным маркерам породы скандинавских лошадей попали в один кластер с монгольскими лошадьми. Выделяется компактная область (север Дании, юго-запад Швеции и юго-восток Норвегии) проживания носителей субклада R1a-Z280 Y-хромосомы, по частотам доминирующего у восточных славян. Два факта свидетельствуют о колонизации последними территории Скандинавии. Это подтверждается генетическим портретом шведов по аутосомным маркерам и не противоречит их портрету по гаплогруппам мтДНК. Инструментарием ДНК-генеалогии подтверждено одно из положений Новой хронологии: в процессе создания Империи в XIV в. некоторое регионы Центральной, Северной и Южной Европы были колонизированы сообществами из Восточной Европы.

 

 

 

 

 

Ключевые слова: ДНК-генеалогия, гаплогруппы Y-хромосомы, гаплогруппы мтДНК, аутосомные маркеры, скандинавы, славяне, лошади, Новая хронология.

 

1. Скандинавы

Здесь приведены только новейшие данные по скандинавам, полученные в рамках ДНК-генеалогии. Субклад Y-хромосомы R1a-Z284 является генетическим маркером скандинавов в исторический период. На основе его географии при учете выводов И.Л. Рожанского [2015] и А.А. Клёсова [2018] решена задача, сформулированная в виде вопроса: «Являлись ли скандинавами норманны, викинги, варяги и варанги?» [Тюрин, 2018-а]. Экспансия скандинавов – реальный феномен прошлого Европы. По географии их генетического маркера при опоре на письменные свидетельства и данные археологии установлено, что она была направлена, в основном, на острова, являющиеся сегодня территорией Великобритании и Ирландии. Восточная граница зоны экспансии проходит примерно по восточной границе Германии. В письменных свидетельствах скандинавы фигурируют как викинги, норманны и даны. На территорию Древней Руси скандинавы в количестве, соответствующем доле относимых к ним погребений и летописным деяниям варягов, не приходили. Этот же вывод можно сделать по результатам анализа краниологических серий, сформированных по могильникам [Тюрин, 2018-б]. Исходя из этого, варяги древнерусских письменных свидетельств скандинавами не являлись. Погребения на территории Руси, идентифицированные археологами как скандинавские или норманнские, таковыми не являются. Русами в арабских и персидских источниках называли славян. Носители генетического маркера скандинавов на территории Византии не выявлены. Варанги Византии и те, кто создал «норманнские» государства на Сицилии и в Южной Италии, не являлись скандинавами. Скандинавы не принимали участия в Крестоносных войнах на территории Малой Азии и сопредельных регионов.

В статье [Тюрин, 2018-в] мы рассмотрели феномен «Готицизм». Готы – участники Великого переселения народов. Они вышли из южной Швеции (I в. н. э.), сокрушили Римскую империю, и создали на ее бывшей территории свои королевства (IV-V вв.). Это основные элементы феномена Традиционной истории «Готицизма». Субклад R1a-Z284 является генетическим маркером готов. На основе его географии решена задача, сформулированная в виде вопроса: «Имеются ли носители субклада в регионах Европы, в которых в соответствии с Традиционной историей проживают потомки готов?» Ответ отрицательный. Предки готов не могли быть выходцами из Скандинавии. Готы – это один из этнонимов, которым обозначали славян в XIV в. в период создания Империи (Новая хронология). Другой их этноним – скифы. «Готицизм» – это целенаправленно сконструированная фальшивка. Главная его цель – «маскировка» существования в XIV-XVI вв. Империи, созданной сообществами Восточной Европы. Родиной готов была назначена южная Швеция, а их деяния сдвинуты примерно на 1053 год в прошлое. На основе «Готицизма» сформирован политический миф тех сообществ, которые относят себя к германцам. На его основе созданы родословные европейских королевских и дворянских династий.

 

2. Лошади скандинавов

«The origins of at least two native Norwegian horse breeds, the Nordland ⁄Lyngen horse and the Fjord horse, have been expected to include an eastern component (e.g. Roaldsøy 1969; Edwards & Ceddes 1987)» [Bjornstad et al., 2014, p. 55]. То есть, ученые указывали на наличие восточного компонента в двух породах норвежских лошадей. Авторы последней публикации уточнили этот вопрос на основе применения инструментария ДНК-генеалоги. Выборка включала данные по 334 лошадям: четыре норвежские породы (30-44 образцов), лошади Исландии (37 образцов), две современные породы (40 и 41 образцов), монгольские лошади (62 образца). Анализировалось 26 аутосомных маркеров (передаются по мужской и женской линиям). Рассчитаны генетические расстояния между породами лошадей. Между норвежскими породами и монгольскими лошадьми генетические расстояния аномально низкие. Самое низкое –  между монгольскими и исландскими лошадьми. Оно ниже, чем взаимные генетические расстояния между четырьмя норвежскими породами.

Авторы публикации [Petersen et al., 2013] работали с более представительной выборкой: 814 лошадей 36 пород Евразии. Анализировалось 10066 аутосомных маркеров. Рассчитаны генетические расстояния между породами лошадей. Полученные данные обработаны методом присоединения соседей (neighbor joining tree). Результаты приведены на рисунке 1. Рассматриваемый метод не дает филогенетическое дерево, которое получается по результатам других методов ДНК-генеалогии. Поэтому мы будем говорить только о кластерах, выделенных по генетическим расстояниям. По ним четко обособился кластер «Степные лошади». В него попали лошади Монголии и Тувы, финская и северо-шведская породы, норвежская порода Fjord, лошади Исландии и Шетландских островов, а также Miniature horse (порода, выведенная в Европе в XVII в.). Естественнонаучный факт мы сформулируем в «мягкой» форме: породы скандинавских лошадей, лошади Исландии, Шетландских островов Тувы и Монголии являются близко родственными популяциями.

Neighbor joining tree пород лошадей Евразии

Рис. 1 – Neighbor joining tree пород лошадей Евразии [Petersen et al., 2013, fig. 2]. Кластер «Степные лошади» выделен А.М. Тюриным.

 

Лошади Монголии, Тувы, Бурятии и Якутии являются реликтовыми. Мы предполагаем, что в прошлом они доминировали почти на всей территории Великой степи, кроме, возможно, Дунайских равнин. Поэтому кластер, в который попали лошади Монголии и Тувы мы назвали «Степные лошади». Таким образом, скандинавские породы лошадей и монгольские лошади являются потомками «степных» лошадей Великой степи. В прошлом «степные» лошади могли попасть на территорию Скандинавии только с теми, кто ими владел. Владельцев лошадей можно найти методами ДНК-генеалогии.

 

3. Славяне в Скандинавии

3.1. Гаплогруппы Y-хромосомы

У скандинавов по частотам доминируют гаплогруппы Y-хромосомы I1, R1b и R1a (передаются по мужской линии). Гаплогруппа R1a доминирует у восточных и западных славян (частоты порядка 50 %). У скандинавов ее носители имеют следующие частоты: шведы – 16 %, норвежцы – 26 %, датчане – 15 %. Но у них гаплогруппа представлена субкладом R1a-Z284, а у славян восточных (русских, украинцев и белорусов) – R1a-Z280, западных (поляки) – R1a-M458. Скандинавского субклада R1a-Z284 у восточных славян практически нет [Клёсов, 2018]. Имеются ли славянские субклады гаплогруппы R1a у скандинавов? Да. И.Л. Рожанский в своей публикации привел данные из проектов FTDNA по этническим шведам (выборка 1104 человека). «Центрально-европейский субклад R1a-M458 в выборке представлен 17-ю, субклад R1a-Z280 – 15-ю … гаплотипами» [2015]. Частоты последнего субклада у шведов 1,4 %. В более поздней работе И.Л. Рожанского [2017] на территории Швеции показано менее 1 % носителей этого субклада. Такое резкое изменение его частот нам не понятно. Мы примем во внимание цифры 2015 г. На территорию Скандинавии существовала и эмиссия носители южно-балтийского субклада N1c-L550. В выборке шведов выявлено 46 соответствующих гапотипов. Места жительства в XVII – начале XIX вв. (как следует из генеалогических данных) предков тестированных носителей субкладов R1a-Z280, R1a-M458 и N1c-L550 на территории Скандинавии показаны на рисунке 2.

Места жительства в XVII - начале XIX вв. предков тестированных носителей субкладов R1a-Z280 - красные, R1a-M458 - синие и N1c-L550  - желтые на территории Скандинавии

Рис. 2 – Места жительства в XVII – начале XIX вв. предков тестированных носителей субкладов R1a-Z280 (красные), R1a-M458 (синие) и N1c-L550 (желтые) на территории Скандинавии
[Рожанский, 2015]. Интерпретация А.М. Тюрина.
Путь переселения носителей субклада R1a-Z280 в Скандинавию (1) и компактная область проживания их потомков (2). Направление демической диффузия носителей субклада N1c-L550 (3) и компактная область проживания их потомков (4)

 

Общий вывод однозначный. В прошлом существовала эмиссия носителей гаплогрупп, направленная из области проживания восточных и западных славян в Скандинавию. При этом эмиссия в обратном направлении была «единичной». Это второй естественнонаучный факт. И.Л. Рожанский считает, что эмиссия носила форму демической диффузии. Это так, но только для части субклада N1c-L550. Предки его носителей заселили из Прибалтики узкую прибрежную полосу юго-востока Швеции и юга Финляндии. Переселение предков субклада R1a-Z280 явно имело массовый характер. Они заняли на территории Скандинавии компактный регион – север Дании, юго-запад Швеции и юго-восток Норвегии. В переселение предков субклада R1a-Z280 были вовлечены предки субкладов R1a-M458 и N1c-L550. То есть, носители последнего субклада попали на территорию Скандинавии двумя путями. По результатам демической диффузия предков субклада N1c-L550 на территорию Скандинавии (Рис. 2) можно сделать вывод о его доминировании по частотам у переселенцев при практически полном отсутствии у них носителей гаплогруппы R1a-Z280.

 

3.2. Гаплогруппы мт-ДНК

Вывод о массовом переселении предков субклада R1a-Z280 в Скандинавию относится только к мужчинам. В монографии [Балановский, 2015] приведена диаграмма многомерного шкалирования генетических портретов популяций Европы («узко-европейский» кластер) по гаплогруппам мт-ДНК (передаются по женской линии). Мы выполнили ее интерпретацию (Рис. 3). Выделен кластер «Славяне». В него попали все славянские популяции, а также венгры, литовцы, эстонцы, албанцы, шведы, швейцарцы, немцы и норвежцы. Причем, четыре последних популяции попали в кластер «Ближайшее окружение русских». Русские находятся в его центре. Из славянских популяций в него попали поляки, чехи, словаки и словенцы. То есть, генетические портреты немцев шведов и норвежцев почти неотличимы от портретов западных славян и русских (женщины). По этим данным мы сделаем максимально «мягкий» вывод. Они не противоречат заключению о массовом переселении восточных и западных славян (мужчин) в Скандинавию.

Диаграмма многомерного шкалирования генетических портретов популяций Европы

Рис. 3 – Диаграмма многомерного шкалирования генетических портретов популяций Европы («узко-европейский» кластер) по гаплогруппам мт-ДНК
[Балановский, 2015, рис. 3.4, А]. Интерпретация А.М. Тюрина

 

3.3. Аутосомные маркеры

В публикации [Salmela et. Al, 2011] приведены результаты изучения внутренней генетической структуры шведов по данным геномного однонуклеотидного полиморфизма. По 1525 образцам определено 350000 маркеров (передаются по мужской и женской линиям). По более чем 29000 маркерам выполнено сопоставление генетических портретов шведов, финнов, северных немцев, британцев и русских. Основные результаты приведены на рисунке 4. На диаграмме многомерного шкалирования генетических данных четко обособился кластер «Германцы». В него попали немцы и шведы из регионов GOTA и SVEA. Но не попали шведы из региона NORR. Они отличаются от шведов двух других регионов и имеют выраженные генетические различия в своей субпопуляции. В кластер «Германцы» не попала локализованная на диаграмме группа шведов из региона SVEA. Она вместе с частью русских сформировала кластер «Русские и шведы». Имеются три версии его формальной идентификации.

1. В кластер попали потомки финнов, которые стали шведами и русскими.

2. Русские, попавшие в кластер, являются потомками скандинавов (в соответствии с Норманнской теорией).

3. Шведы, попавшие в кластер, являются потомками русских.

Генетическая структура шведов, финнов, русских и северных немцев по данным геномного однонуклеотидного полиморфизма

Рис. 4 – Генетическая структура шведов, финнов, русских и северных немцев по данным геномного однонуклеотидного полиморфизма [Salmela et. Al, 2011, fig. 1, 2].
Верхний сегмент – районирование данных по шведам и финнам.
Средний сегмент – диаграмма многомерного шкалирования генетических данных по популяциям.
Нижний сегмент – увеличенный фрагмент диаграммы. Интерпретация А.М. Тюрина

 

Первая версия маловероятна. Кластер «Русские и шведы» обособлен от облака «Финны» и в него попал всего один финн. Вторая версия не соответствует географии субклада R1a-Z284 [Тюрин, 2018-а]. Третья версия подтверждает наш вывод о переселении славян в Скандинавию.

В кластер «Русские и шведы» и в его окружение попали шведы, в основном, из области ORE, а также единичные представители из CMA, VMA, VAR [Salmela et. Al, 2011, fig. 2, B]. Все четыре области находятся на юге региона SVEA (Рис. 4). Но в кластер не попали шведы из региона GOTA. Это не в полной мере соответствует компактной области проживания носителей субклада R1a-Z280. Возможно, в зоне таежных лесов (Рис. 5) до наших дней сохранились изолированные группы потомков восточных славян (конкретно русских), а в зоне смешанных и широколиственных лесов потомки славян сформировали с теми, кто жил там до них, единую популяцию, имеющую единый же генетический портрет.  Общие выводы по рассмотренному массиву данных: на территории Швеции имеются изолированные сообщества, генетический портрет которых соответствует генетическому портрету русских (1), что свидетельствует о переселении предков последних в Скандинавию (2).  

 

4. Традиционная история

Авторы публикации [Bjornstad et al., 2014] инструментарием ДНК-генеалоги решали историческую задачу, увязывая ее с «the great expansions of the Mongolian Empire under Attila (5th century) and Genghis Khan (13th century)» (p. 55). Автор другой публикации [Rosengren, 2017] рассмотрел имеющиеся ДНК-данные по скандинавским породам лошадей, а также археологический контекст. Его исторические заключения неопределенные. Возможно, эти породы имеют древнюю, изолированную историю. Возможно, они недавно получили приток восточных генов. «Great expansions of the Nomadic Empires, conducted on horseback, under Scythians (8th century BC – 2nd century AD), Sarmatians (2nd century – 4th century AD), Huns under Attila (5th century AD) and Genghis Khan (13th century AD), are known examples of such possible eastern influences» (p. 199).

Таким образом, у специалистов, находящихся в идеологическом поле Традиционной истории, не имеется внятных гипотез, объясняющих близкое родство скандинавских пород лошадей с монгольскими. Более того, попадание в Скандинавию монгольских лошадей в результате монгольских завоеваний XIII в. исключается. Скандинавские лошади попали в Исландию в IX-X вв.

 

5. Новая хронология

Авторы Новой Хронологии прямо указывают на то, что Скандинавия и Англия (территория Шотландии и острова) заселялась (колонизировалась) в XIV в. тюрками из Азии в процессе создания Империи [Носовский, Фоменко, 2012]. На основе результатов, полученных инструментарием ДНК-генеалогии, в эту общую схему необходимо внести коррективы. Не тюрками, а славянами, носителями субкладов R1a-Z280, R1a-M458 и N1c-L550. Предками русских, белорусов, украинцев, поляков. Формирование колонизационных отрядов восточных славян, носителей субклада R1a-Z280 производилось где-то в лесостепной зоне Руси. Здесь они были укомплектованы «степными» лошадьми. По дороге в Скандинавию (через территории Польши, Германии и Дании) отряды усилены западными славянами (субклады R1a-M458 и N1c-L550). В Скандинавии славяне заселили только зоны смешанных и широколиственных лесов, в которых проживали на своей родине (рис. 5). «Прохладный климат Норвегии более способствовал животноводству, нежели земледелию. Домашний скот был представлен теми же пятью видами, … коровы, овцы, козы, свиньи и лошади. Из этих животных наиболее ценились свиньи, которых разводили на мясо, коровы – для производства молока и молочных продуктов (в частности — сыра), и лошади – как транспортное средство и показатель социального статуса» [Даймонд, 2008]. Это относится и к югу Швеции.



Рис. 5 – Европа. Географические пояса и зоны.
На врезке красной пунктирной линией показаны границы компактной области проживания носителей субклада R1a-Z280

 

На территории Скандинавии «степные» лошади попали в более комфортные климатические условия, чем на своей родине. На их основе были сформированы норвежские, шведские и финские породы лошадей. По археологическим данным средняя высота лошадей в холке на территории Скандинавии составляла 130 см. Средняя высота современных пород – 137 см [Rosengren, 2017]. Лошади Монголии имеет высоту в холке, в основном, ниже 130 см.

Одно из ярких деяний норманнов – колонизация Исландии. «От Рождества Христова прошло 874 зимы, когда Исландия получила первых жителей, и спустя 60 лет после этого она была так густо населена, как не бывала и в позднейшее время. Переселения туда из Норвегии с каждым годом до того множились, что Харальд Харфагр, опасаясь, чтобы они не обессилили государство, старался препятствовать им, обложив податью всех переселенцев в Исландию. В самое цветущее время острова считали там почти 4000 оседлых, независимых жителей» [Стриннгольм, 2002]. Вместе с переселенцами из Норвегии в Исландию попали и «степные» лошади. «The Icelandic horse breed is believed to have been founded on the basis of horses brought to Iceland eleven hundred years ago» [Hreidarsdottir et al., 2014, p. 63]. Там сложилась их изолированная популяция. «The Vikings introduced the horse, probably of Norwegian origin, to Iceland a 1000 years ago …. The Icelandic horse has since been isolated, and thus might be a key for determining the origin of the Norwegian horse breeds» [Bjornstad et al., 2014, p. 55]. По нашей реконструкции колонизация острова произошла не ранее XIV в.

В соответствии с Традиционной историей, готы, участники Великого переселения народов, вышли из южной Швеции. Но здесь есть один неясный вопрос. Область проживания готов сохранилась в современном делении Швеции на исторические регионы. Южная Швеция – Гётланд. В его пределах две локальные исторические области – Вэстрегётланд и Эстергётланд, а также остров Готланд. Компактная область проживания носителей субклада R1a-Z280 не в полной мере совпадает с современным делением территории Швеции на исторические регионы (Рис. 6). Вместе с тем, на юге Швеции проживали или «проживали» гёты. Один из шведских историков в 1988 г. написал следующее. «Общепринятым и распространённым было только предположение о том, что Вэстергётланд была древней областью поселения гётов, и что гёты издревле проживали и в Вэстрегётланд, и в Эстергётланд. Однако никакого подтверждения в источниках этому не находилось» (цитата по [Грот, 2014]).



Рис. 6 – Исторические регионы Швеции.
Красной пунктирной линией показаны границы компактной области проживания носителей субклада R1a-Z280

 

Мы не согласны со шведским историком. «Готицизм» в части «готы из Скандинавии» не мог быть создан совершенно на пустом месте. Скорее всего, на юге Швеции реально жили те, кого называли гётами. С этим согласна и Л.П. Грот: «поскольку топонимика хранит следы присутствия той или иной этнической группы, то, по всей видимости, шведские гёты были или северной периферией континентальных готов, или одной из групп континентальных готов, отселившихся в Скандинавию с европейского континента в какой-то период» [2014]. Другой шведский историк дал такую справку: «Все, что известно о шведских гётах, не дает оснований считать их морским народом» (цитата по [Грот, 2014]). Для нас важно то, что про гётов что-то известно.

Beowulf – единственный уцелевший образец англосаксонской эпической поэмы, созданной около 700 г. Сохранился в единственном списке XI в. Опубликован в 1815 г. Подлинность сомнительна. Но с поэмой связан один интересный момент. Британские ученые реконструировали по ее тексту этническую ситуацию на территории Дании, юга Швеции и севера Германии (Рис. 7). Область проживания гётов (Geats) попала в центр области проживания носителей субклада R1a-Z280. Все логично, причем, вне зависимости от того, когда написана поэма Beowulf – в глубокой древности или в XIX в. На юге Швеции компактно проживали гёты. Это отражено в Beowulf.  



Рис. 7 – Этническая ситуация на территории Дании, юга Швеции и севера Германии в VI в.
Реконструкция по данным, приведенным в Beowulf (Beowulf, Wikipedia).
Красной пунктирной линией показаны границы компактной области проживания носителей субклада R1a-Z280

 

 На основе вышесказанного сформулируем элементы рабочей гипотезы: на юге Швеции в исторический период проживали гёты (1); гёты – это готы, пришедшие на территорию Швеции (2); готы – это одно из названий славян в период создания Империи в XIV в. Другое их название – скифы [Носовский, Фоменко, 2012]. Гипотеза блестяще подтверждается результатами ДНК-генеалогии. Гёты Швеции – это потомки славян. Другой этноним восточных славян – скифы. По свидетельству автора монографии [Стриннгольма, 2002] Скандинавию в эпоху викингов называли Внешней Скифией.

 

6. Выводы и рекомендации

1. Породы скандинавских лошадей, которые по аутосомным маркерам попали в один кластер с монгольскими лошадьми, и компактная область проживания (север Дании, юго-запад Швеции и юго-восток Норвегии) носителей субклада Y-хромосомы R1a-Z280, по частотам доминирующего у восточных славян, однозначно свидетельствуют о колонизации последними территории Скандинавии. Это подтверждается генетическим портретом шведов по аутосомным маркерам и не противоречит их портрету по гаплогруппам мтДНК.

2. Колонизацию славянами территории Скандинавии в исторический период невозможно вписать в Традиционную историю. С другой стороны, рассмотренные в статье естественнонаучные данные прямо и непосредственно подтверждают одно из положений Новой хронологии: некоторое регионы Центральной, Северной и Южной Европы были колонизированы в XIV в. сообществами из Восточной Европы.

3. Инструментарий ДНК-генеалогии показал высокую эффективность в решении частных задач реконструкций прошлого Человечества.

4. Инструментарием ДНК-генеалогии рекомендуется выполнить анализ имеющихся данных по Британии, Ирландии и Исландии. Цель: выявление генетических маркеров, свидетельствующих об их колонизации популяциями из Восточной и Центральной Европы.

 

Литература

Балановский О.П. Генофонд Европы. М.: Тов-во научн. изданий КМК, 2015, 354 с.

Грот Л.П. Кто такие готы и откуда они взялись? Переформат.ру, 2014. [Перформат.ру]

Даймонд Д. Коллапс. М : АСТ, 2008, 768 с.

Клёсов А.А. Последний гвоздь в гроб «норманнской теории». Переформат.ру, 2018. [Перформат.ру]

Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Империя. АСТ, 2012.

Рожанский И.Л. Загадки Русской равнины: монголы, финно-угры и викинги. Переформат.ру, 2015. [Перформат.ру]

Рожанский И.Л. Гаплокарты субкладов R1a (краткий обзор). Переформат.ру, 2017. [Перформат.ру]

Стриннгольм А.М. Походы викингов. М.: ООО «Издательство АСТ», 2002, 736 с.

Тюрин А.М. Скандинавы, норманны, викинги, варяги и варанги:
ДНК-генеалогический и лингвистический аспекты Электронный сборник статей «Новая Хронология», 2018-а, Вып. 15. [Новая хронология]

Тюрин А.М. Норманнская теория: антропологический аспект // Электронный сборник статей «Новая Хронология», 2018-б, Вып. 14. [Новая хронология]

Тюрин А.М. Готы: ДНК-генеалогический и антропологический аспекты // Электронный сборник статей «Новая Хронология», 2018-в, Выпуск 14. [Новая хронология]

Bjornstad G., Nilsen N.O. Røed K.H. 2003. Genetic relationship between Mongolian and Norwegian horses? Animal Genetics, 34, 55-58.

Petersen J.L., Mickelson J.R., Cothran E.G., Andersson L.S., Axelsson J., Bailey E. Genetic Diversity in the Modern Horse Illustrated from Genome-Wide SNP Data. PLoS ONE 8(1): e54997, 2013. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0054997

Rosengren E. The Iron Age horse. The Sösdala horsemen and the equestrian elite of fifth century Europe., Chapter: 8, Publisher: Jutland Archaeological Society, 2017, pp.195-203.

Salmela E, Lappalainen T, Liu J, Sistonen P, Andersen P, Schreiber S, Savontaus M.-L, Czene K., Lahermo P., Hall P, Kere J. Swedish Population Substructure Revealed by Genome-Wide Single Nucleotide Polymorphism Data. PLoSONE, 2011,Feb;6(2):e16747 doi: 10.1371/journal.pone.0016747.

 

 

(статья получена 14.08.2018)