>

Статьи А.М.Тюрина >>

УДК: 902.[64+657]

Керамическая посуда: русская и бронзового века Южного Зауралья

А.М. Тюрин

Аннотация: По данным, приведенным в опубликованной литературе, выполнена реконструкция технологии производства керамической посуды – русской (16-19 века) и культур бронзового века Южного Зауралья (первая половина 2 тысячелетия до н. э.). Формовочная смесь для производства этих керамических изделий идентичная. Она изготовлялась на основе ожелезнённых глин с естественным содержанием кварцевого песка. В смесь вводилась гашеная известь и катализаторы – шамот, кварцевые песок (если его содержание в глине было меньше оптимального) и дресва, тальк, и слюда. Они оптимизировали процесс перехода гашеной извести в кальцит при сушке изделий. Такая формовочная смесь позволяла получать водонепроницаемую и водостойкую посуду. Способы лепки тоже идентичные: лепка начина на форме-основе или калибровка формой начина, вытянутого на гончарном круге, на нем же формирование верхней части посуды или ее лепка ленточным способом. Лощение. Обжиг в печах с помещением в них заготовок на определенное время (цикличное использование прогретой печи) или до остывания печи. Возникла хронологическая дилемма: почти вся керамическая посуда бронзового века Южного Зауралья произведена по русской технологии 16-19 веков; жители региона в бронзовом веке создали технологию производства керамики, которая стала основой римского бетона и древнерусского связующего раствора, а позднее, русской керамической посуды 16-19 веков. Для её разрешения рекомендовано выполнить научные исследования, включающие датирование керамики (русской и бронзового века) термолюминесцентным, регидроксилационным и радиоуглеродным методами. Даны рекомендации по формированию выборки образцов.  

Ключевые слова: археология, бронзовый век, Южное Зауралье, керамическая посуда.

 

Оглавление:

1. Введение

2. Русские технологии производства керамической посуды

3. Технологии производства керамической посуды бронзового века

4. Жареные раковины

5. Дилемма и ее разрешение

6. Заключение

Литература

 

1. Введение

В Южном Зауралье выделяется три взаимосвязанные археологические культуры бронзового века – синташтинская, петровская и алакульская. Они представлены поселениями и могильниками. Основные сведения по ним приведены в статье [Тюрин, Симулякр, 2017]. По проблеме датирования нижнего рубежа алакульской культуры развернулась дискуссия [Алаева, 2016; Виноградов, 2016; Григорьев, 2015, 2016; Епимахов, 2016]. Археологи оперируют в основном двумя массивами фактов: результатами радиоуглеродного датирования и характеристиками керамической посуды.

По согласованным радиоуглеродным датам определены хронологические пределы культур: синташтинская – 2010-1770, петровская – 1880-1740, алакульская – 1900-1450 гг. до н. э. [Молодин и др., 2014]. Мы рассмотрели массив радиоуглеродных дат [Тюрин, Алакуль, 2017; Тюрин, Хронология, 2017]. С радиоуглеродными датами объектов этих культур творится что-то непонятное. Такое может быть только при наличии серьезных проблем в радиоуглеродном датировании или (и) некорректной практике его применения. Уральские археологи пытаются скрыть эти проблемы, применяя некорректные же методы работы с радиоуглеродными датами. Отбраковывают те, которые их не устраивают. Радиоуглеродные даты Синташты не принимаются во внимание. Радиоуглеродные даты Аркаима утаены. Вывод здесь однозначный. Имеющийся массив радиоуглеродных дат не может быть принят во внимание при независимом абсолютном датировании археологических культур бронзового века Южного Зауралья. То есть, радиоуглеродные даты не могут быть опорой для создания достоверной хронологии археологических культур бронзового века Южного Зауралья. Остаются характеристики керамической посуды. Все ли благополучно в этой области археологических исследований?

 

2. Русские технологии производства керамической посуды

Керамические технологии являются частью технологической культуры сообщества. Серийное производство керамической посуды типа русской Зауралья и Западной Сибири 17-19 веков могло возникнуть в регионе, в котором имелись развитая промышленность, внутренний спрос и возможности ее поставок на большие рынки (в рамках развитых денежных отношений), неограниченное количество дров и некий административный ресурс. Всем этим условиям удовлетворяет Прикамье. В 16 веке там сложилась развитая промышленность, имелась прослойка купцов, продукция могла поставляться в Поволжье (по Каме) и в Сибирь по Бабиновской дороге до Верхотурья, а дальше водными путями. По реке Белой поставки посуды могли осуществляться в южное Предуралье. В Прикамье дров для печей, в которых производился обжиг посуды, было не ограничено, а административный ресурс – Строгановы.     

Древнейшее производство керамической посуды в период со второй половины 15 до 17 века было локализовано в Чердыне и Искоре [Соколова, 2008]. Большинство посуды – чернолощеная. Ее изготовляли из красной глины (красная глина = ожелезнённая глина). Во второй половине 17 – начале 18 веков производство было сосредоточено в поселениях на землях Строгановых. «Основное количество гончарных изделий имеют традиционную для русской керамики примесь песка, в некоторых случаях шамота. В наиболее ранних комплексах встречаются примеси довольно грубой дресвы и в некоторых случаях слюды». Ассортимент – горшки, корчаги, чашевидные сосуды, кринки, кувшины, сосуды со сливом.

В соответствии с письменными свидетельствами, одним из центров производства глиняной «горновой» посуды в Западной Сибири в 17-18 веках являлась Тара (основана в 1594 г.) [Володина, 2012]. Изделия поставлялись в Тобольск и верхнеиртышские крепости. Автор публикации [Мельников, 1995] дал обобщенную справку по русской керамической посуде Западной Сибири. Она имеет хороший обжиг. В качестве примесей к глине применялся песок, реже шамот или навоз. Преобладающий способ изготовления – кольцевой налеп лент глины. Эта керамика найдена на памятниках, оставленных русскими переселенцами, а также на памятниках аборигенов. До появления русской керамики у аборигенов бассейна Тары имелась свое производство лепной керамической посуды (16-18 века). Эта посуда была вытеснена русской.

Характеристики русской посуды Усть-Тартасского форпоста (основан в 1722 г. на тракте, соединяющем Тару с Томском) приведены в публикации [Колонцов, Воробьев, 2001]. Его гарнизон формировался из служилых людей, которых присылали из Тары. В качестве сырья для изготовления посуды использовалась ожелезненная глина. В формовочную смесь добавлялся навоз. Способ изготовления – ленточный, редко леточно-жгутовой, кольцевой налеп с использованием донного или донно-емкостного начина. Гончарный круг использовался для заглаживания поверхности, возможно и для профилирования части сосудов.

В монографии [Маслюженко и др., 2015] приведены результаты раскопок слободы Царево Городище (основана между 1673 и 1680 гг.), предшествующей современному Кургану. Коллекция керамической посуды включает горшки, миски, корчаги, сковороды. Датирована (неоднозначно), в основном, 18 веком. Отмечено: «Типология русской керамики – нерешенный вопрос в современной археологии». Посуда изготовлена на ножном гончарном круге, обработана заглаживанием поверхности (лощение). Сплошное лощение выполняется для уплотнения верхнего слоя глины. Посуда становится прочнее и менее влагопроницаемой. Процент поливной керамической посуды крайне низкий.

Вся керамическая посуда Челябинска (основан в 1736 г.) до начала 19 века неполивная [Самигулов, 2003]. Посуда 18 века условно разделена на две группы: «архаичная» и «стандартная». Отличительная характеристика первой – наличие в формовочной массе различных добавок: «шамота, сухой глины, дресвы, слюды, просто мусора». Ее прямые аналоги известны в Прикамье, где они бытовали со средневековья. «Стандартная» посуда изготовлена из ожелезненной глины, которая в естественном состоянии содержит песок и гравий. Ее слои залегают на небольшой глубине на территории Челябинска. В конце 18 – первой половине 19 век «архаичная» керамика выходит из употребления. Таким образом, технология изготовления керамической посуды, сформированная в Прикамье, распространилась в 17-18 веках в Зауралье и на юг Западной Сибири.

Мы осмотрел остатки печей для обжига керамических изделий в Тибете (Китай, вблизи городков Шангери-ла и Xiangcheng) и Камбодже. Основное требование к ним – большие размеры. Площадь – 5-10 кв. м, высота до 2 м. Именно в больших печах достигается равномерный обжиг изделий из глины. Печи забросили примерно в середине 20 века, когда появилась технология обжига изделий из глины (прежде всего, кирпича) в промышленных печах. В Челябинске такая технология появилась в конце 18 века. Производство «архаичной» посуды, базирующейся на относительно примитивных печах, отмирало до середины 19 века.

 

3. Технологии производства керамической посуды бронзового века

Синташтинская керамическая посуда на поселениях и в погребениях почти не отличается по элементам, узорам и мотивам орнамента [Хаванский, 2012]. Главные «различия связаны с тем, что в погребения ставили столовую бытовую посуду, а на поселениях значительную часть составляла кухонная и тарная посуда». Крестообразные узоры встречаются только на керамике из погребений. Автор публикации [Пантелеева, 2014] рассмотрела керамическую посуду четырех поселений – Аркаим, Каменный, Амбар, Устье и Синташта. «Основными задачами на современном этапе исследований являются разработка единой типологии синташтинской керамики и поиск надежных критериев ее систематизации». Это так. Археологи погрязли в типологии и трасологии синташтинской керамической посуды. В этом видели свою главную задачу – описание общих форм керамической посуды, ее структурных микроэлементов и орнаментов (например, публикации [Куприянова, 2015; Малютина, Зданович, 2004; Ткачев, Хованский, 2006]). Это методический уровень исследований конца 19 века. Исследования синташтинской керамики, соответствующие методическому уровню 80-х годов прошлого века, выполнены только 1-2 года назад и отражены в двух публикациях.

В публикации [Дубовцева и др., 2016] проведены результаты анализа 45 образцов керамики поселения Каменный Амбар. Для ее производства использовалось два вида сырья: «ожелезненная глина различной степени запесоченности (40 экз.) и илистая глина (4 экз.)». Один сосуд изготовлен из смеси этих двух компонентов. При составлении формовочных смесей применялись добавки: тальковая дресва, раковины, шамот, редко песок и органическое вещество. Раковины речных моллюсков предварительно прогревались, а затем дробились. Концентрация шамота – 1:6-1:8. Выполнен анализ глин и ила вблизи поселения. Сделан вывод: «синташтинские мастера использовали иные залежи глины, поиск которых еще предстоит произвести». Но ему обязан был предшествовать вывод о том, что синташтинцы сами делали свою керамическую посуду. Однако именно этим вопросом археологи как раз и не занимаются. Просто договорились между собой – керамическую посуду синташтинцы делали сами. «Всего было выделено 17 простых и сложных рецептов составления формовочных масс». Получается, что синташтинцы владели целым спектром знаний и умений в производстве керамики. Выполнена реконструкция изготовления сосудов. На первом этапе на форме-основе изготовлялся начин – нижняя часть сосуда до начала сужения его диаметра. Прокладкой служила ткань. На внутренних стенках сосудов сохранились ее отпечатки. «Затем заготовка снималась с основы, устанавливалась на плоскость, и изготавливалась верхняя часть». Производилось заглаживанием поверхности «шпателем и/или мягким материалом. В единичных случаях отмечено лощение». Температура обжига изделий – 600-800 °С. Выполнен рентгенофлуоресцентный анализ образцов керамики. Его результаты подтвердили вывод о разной рецептуре формовочной смеси.

Технико-технологический анализ выполнен и по синташтинской керамической посуде кургана Халвай 3 [Шевнина, 2015]. Изучено 18 сосудов. Изготовлены из запесоченных ожелезненных глин с добавлением дресвы (до 20%). В формовочную массу 16 сосудов добавлялся навоз. Полое тело у 16 сосудов конструировалось на шаблоне. «Один сосуд изготовлен из куска глины». Как нам объяснили, это означает «вылеплен из глины без использования вспомогательного оборудования». Ничего не сказано про способ изготовления еще одного сосуда. В двух случаях нижняя часть сосудов изготовлена на шаблоне, а верхняя лепилась из жгутиков. Но на рисунке приведено 12 сосудов. Все, кроме одного, имеют уменьшение диаметра вверх примерно от 3/4 их высоты. Они не могли быть целиком изготовлены на шаблоне. 16 сосудов имеют лощение (до блеска).

По данным, приведенным в публикациях, мы реконструировали технологию производства синташтинской керамической посуды в части способа ее лепки, обжига и приготовления формовочной смеси. По лепке она сводится к следующему. Синташтинская керамическая посуда более совершенная, чем русская 18 века Царева Городища и Челябинска. Не вызывает сомнений, что ее верхняя часть изготовлена на гончарном круге. И археологи это знают. Поэтому специалисты и применили невнятную скороговорку «и изготавливалась верхняя часть» [Дубовцева, 2016], не указав главное – изготовлялась по какой технологии. А в публикации [Шевнина, 2015] вопрос технологии изготовления керамической посуды описан невнятно. Предполагаем, что на гончарном круге изготовлялась и нижняя часть посуды. После ее вытягивания производилась стандартизация размера по шаблону. Он вставлялся сверху. Но наше предположение основано только на «невнятности» описания археологами технологического процесса производства керамической посуды. Такое впечатление, что им «есть, что скрывать». Реально же технологический уровень синташтинской посуды соответствует технологическому уровню производства русской посуды. «Технический уровень этого промысла в Западной Сибири был низкий: наряду с использованием обоих типов гончарного круга посуда делалась и лепными способами: на шаблоне, ленточным или жгутовым налепом» [Володина, 2012].

В публикации [Илюшина, 2015-а] приведены результаты технико-технологического анализа посуды поселения Щетково 2 в Нижнем Притоболье (федоровская культура, синхронная с алакульской). Изготовлялась она по описанным выше технологиям. Автор считает, что обжиг производился в костре. При этом, по особенностям цветовой характеристики поверхностей и изломов керамики сделан вывод о двух режимах обжига. Первый: «После достижения температур каления зачастую сосуды быстро извлекались из обжигового устройства». Второй: медленное остывание в обжиговом устройстве. По нашей реконструкции, первый режим характерен для серийного производства посуды при базировании на относительно примитивные печи. Мастер ставит в прогретую печь глиняные заготовки и через определенное время их извлекает (цикличное использование прогретой печи). А второй способ базируется на больших печах, в которые производится только одна загрузка глиняных заготовок. Второе заключения автора публикации: посуда обжигалась в условиях окислительной, полувосстановительной и восстановительной обстановок. Это тоже указывает не на костер, а именно на печь. В начале циклического процесса обжига посуды в печи еще горят угли. Мастер держит поддув открытым. Обстановка в печи окислительная. В какой-то момент мастер закрывает поддув. Но часть тлеющих углей в печи остается. В ней формируется восстановительная обстановка.  

 

4. Жареные раковины

В керамической посуде бронзового века Южного Зауралья и Притоболья имеется один яркий отличительный признак – наличие в формовочной смеси части сосудов обломков раковин речных моллюсков. В формовочной смеси, сформированной на основе речных илов, обломки раковин могли быть их естественным компонентом. Но в формовочную смесь на основе ожелезнённых глин они вводились именно как искусственная примесь. Причем, раковины подвергались предварительной термической обработке. «Включения жаренной раковины представлены тонкими пластинками размером от 0,1 мм до 1,0-1,5 мм» [Илюшина, 2015-а]. «Раковина перед введением в состав глиняного теста специально готовилась –  прогревалась, а затем дробилась» [Дубовцева и др., 2016]. Примерно такой же состав формовочной смеси, включающий частицы раковин после их термической обработки [Мухаметдинов, 2012-а, 2012-б], отмечен и в оренбургском Приуралье для изделий из керамики Плешановского II курганного могильника [Крюковаи др., 2012] и Родниковое поселения [Купцова, Файзуллин, 2012] позднего бронзового века. Значительная концентрация дробленой раковины, предварительно прошедшей термическую обработку, отмечена и в керамике раннего бронзового века Южного Приуралья [Салугина Н.П., 1999]. Специалисты не раскрывают технологический смысл отмеченных действий с раковинами. Это сделаем мы.

Раковины моллюсков – это кальцит (СаСО3). Их термическая обработка (> 850 °С) дает негашеную известь (СаО). Примитивные печи по ее изготовлению работали во Вьетнаме 10 лет назад. Возможно, работают и сегодня. Высота примерно 1,2 м, объем внутренней камеры – около 1 куб. м. Отверстие для загрузки дров и исходной субстанции сверху. Снизу отверстие-поддув. В печь загружаются раковины моллюсков и мелкие кусочки известняка. После обжига раковины сохраняют свою форму и рельефный рисунок на верхней части. Их цвет становится светло-серым до белого. Обожжённые раковины, как и пишут археологи, гончары дробили. Далее обращаемся к связующему раствору, который применялся на Руси в древности. Его состав – гашеная известь, смешанная с шамотом. Шамот – это измельчённая керамика. Но имеется и термин, более широкого содержания – цемянка. Это измельчённая слабо обожжённая глина. Смесь извести и цемянки известна и как главная составляющая римского бетона. То есть, гончары добавляли в формовочную смесь не просто кусочки раковин и шамот, но именно связующую массу, применяемую в древней Руси при возведении стен из обожжённых кирпичей и плинфы, а также их штукатурке. Она придавала посуде водонепроницаемость и водостойкость. Точно также изготовлялась керамическая посуда и из речных илов. При этом в них имелись и природные обломки раковин. Мы предполагаем, что русские гончары 16-19 веков изготовляли по этой технологии основной объем керамической посуды. Но применяли, главным образом, известь, полученную из известняка и мергеля. Специалисты же видят следы этой технологии только тогда, когда гончары применяли обожжённые раковины моллюсков.

Негашеная известь гончарами гасилась в воде с образованием Ca(OH)2 и в таком виде добавлялась в формовочную смесь. Изготовленная из нее посуда ставилась на просушивание. В ней протекают взаимосвязанные механические и химические процессы. При высыхании образуются микротрещины. По ним происходит доступ углекислого газа (СО2) атмосферы к зонам локализации микромасс Ca(OH)2 с образованием в них СаСО3 и Н2О. Но «захват» углекислого газа из атмосферы увеличивает объем микромасс. Это приводит к вдавливанию их жидкой фракции (собственно Ca(OH)2 – известковое молоко) в микротрещины. То есть, при высыхании формовочной смеси протекает перманентный процесс образования микротрещин и их залечивания вторичным кальцитом. Обжиг высушенных изделий производился при температуре 600-800 °С. Это ниже температуры обжига известняка (кальцита). Кальцитовый цемент в процессе обжига посуды не разрушался.

У нашей реконструкции технологии изготовления керамической посуды бронзового века есть два замечательных подтверждения. В алакульской керамике «раковина речных моллюсков чаще всего представлена ее отпечатками либо полуразрушенными включениями» [Илюшина, 2015-б]. Так и должно быть. В керамике находятся не обломки раковин, а зерна вторичного кальцита, имеющие форму обломков раковин. Полуразрушенные включения – это фрагменты раковин, которые в процессе их обжига не перешли в негашеную известь. Автор публикации привела и такую информацию: «в изломах некоторых сосудов содержатся пылевидные листочки слюды размером 0,2–0,4 мм». Добавление в формовочную массу слюды отмечено для керамической посуды, производившейся во владениях Строгановых и в Челябинске. Второе подтверждение нашей реконструкции выявлено в керамике пахомовской культуры бронзового века (территория предтаежного Тоболо-Иртышья). «В качестве еще одного минерала для добавления в керамику применялся кальцит, выявленный в виде обломков неправильной, остроугольной, овально-вытянутой формы размером 0,1–1,6 мм» [Селин, 2016]. Автор путает вторичный кальцит, образовавшийся в процессе высыхания формовочной смеси, и обломки природного кальцита. На первом этапе высыхания изделия формовочная смесь еще мягкая. Зоны локализации микромасс Ca(OH)2 в процессе их реакции с углекислым газом свободно увеличивают свой объем. Поэтому образуются частицы вторичного кальцита овально-вытянутой формы. При затвердевании формовочной смеси часть микромассы Ca(OH)2 вдавливается в пустоты и микротрещины. У овально-вытянутых частиц формируются элементы «неправильной, остроугольной» конфигурации.

Теперь можно перейти к следующему вопросу. Часть керамической посуды изготовлялась из глин имеющих естественную примесь кварцевого песка. Но часто в формовочную массу гончары вводили дресву или (и) песок. Оба компонента были в основном кварцевого состава. То есть, гончары использовали такую технологию, которая требовала наличия в формовочной смеси кремнезема. В формовочную смесь вводили и шамот. Какой технологический смысл у этих добавок? Ответ дают авторы публикации [Кукс, Лукьянова, 2012]: «при введении в известковые растворы тонкой фракции кварцевого песка на поверхности песчинок происходит взаимодействие между известью и кремнеземом, способствующее ускорению твердения извести, снятию усадочных напряжений, достижению более высокой прочности. С этой же целью использовалась цемянка (молотая слабо обожженная глина) или другие материалы, содержащие кремнезем». То есть, кварцевые песок и дресва, а также шамот являются катализаторами, которые оптимизируют процесс перехода гашеной извести в кальцит. Скорее всего, эти же функции выполняли дресва из талька и слюда. Глины тоже содержат кремнезем. Возможно, они не в полной мере решают задачу оптимизации (частицы кремнезема слишком мелкие). Непонятным нам остается технологический смысл введения в формовочную массу навоза.

 

5. Дилемма и ее разрешение

Получается, что технология производства синташтинской керамической посуды и посуды других культур бронзового века Зауралья и Западной Сибири в части приготовления формовочной смеси идентична технологии производства русской посуды 16-19 веков. Не отличается в части способа лепки посуды и ее обжига. Практически идентичен и ее функциональный набор. Различия сводятся только к формам посуды. Кроме того, русская посуда Западной Сибири была в основном не орнаментированная [Мельников, 1995]. Возникла хронологическая дилемма: почти вся керамическая посуда бронзового века Южного Зауралья произведена по русской технологии 16-19 веков; жители региона в бронзовом веке создали технологию производства керамики, которая стала основой римского бетона и древнерусского связующего раствора, а позднее, русской керамической посуды 16-19 веков. Решается она предельно просто. Нужно выполнить термолюминесцентное датирование образцов керамики.   

При воздействии ионизирующего облучения на неорганическое вещество, являющееся изолятором, в нем образуются свободные электроны и дырки. Часть из них попадает в так называемые ловушки – дефекты кристаллической решетки минералов. При нагревании этого вещества на температуру до 500 oС электроны и дырки освобождаются из ловушек, и происходит их рекомбинация с выделением света. Этот эффект называется термолюминесценцией. Артефакты и природные объекты, являющиеся изоляторами, после нагревания на температуру выше 500 oС не содержат свободные электроны и дырки. Но они подвергаются воздействию ионизирующего облучения, что ведет к накоплению термолюминесцентного потенциала. При датировании образца этот потенциал можно замерить и получить параметр «накопленная доза [облучения]». Можно оценить и параметр «годовая доза [облучения]», представляющий собой эффективное воздействие на образец, излучения содержащегося в нем урана, тория и радиоактивного изотопа калия. Необходимо также учесть излучение той субстанции, в которой находился датируемый объект, а также эффект, обусловленный космическими лучами. Последние два параметра оцениваются просто. В то место, где отобран образец для датирования, помещают детектор с нулевым термолюминесцентным потенциалом, а через 6-24 месяцев измеряют накопленный в нем потенциал в расчете на 1 год.

Размерность параметра «термолюминесцентная дата» – лет назад от времени датирования, хронологический смысл – время последнего нагревания датируемого объекта на температуру выше 500o С. В археологии термолюминесцентным методом датируются в основном керамика, в том числе обожженные посуда, кирпичи и черепица, печи, очаги и бронзовые скульптуры, а также прокалы грунта. Скульптуры датируются по остаткам на них и в них формовочной глины, обожженной расплавленным металлом. Этот метод датирования применяется и в геологии. Им уверенно датируется туф извержений вулканов, произошедших в период от нескольких сотен до 400 тыс. лет назад. В археологии этим методом датируются и артефакты 19 века. Декларированная погрешность для образцов начала 1 тысячелетия н. э. составляет +/-100-200 лет, для более молодых образцов – несколько десятков лет. Имеются специализированные лаборатории, выполняющие термолюминесцентное датирование (Thermoluminescence Laboratory). В России тоже имеется технология термолюминесцентного датирования [Комарова и др., 2011]. Несколько лет назад датированы единичные образцы. Для образцов четвертого тысячелетия до н. э. погрешность датирования варьируется в пределах 3-5 %. 

Имеется богатейшей материал для датирования культур бронзового века Южного Зауралья термолюминесцентным методом – фрагменты керамической посуды, печи, очаги, прокалы грунта, возможно металлургический шлак. Главное здесь – грамотно сформировать выборку датируемых образцов. На первом этапе предлагается датировать только керамику поселений. В выборку должны войти образцы керамики, найденные при раскопках поселения Кизильское (837 кв. м). Они отнесены к семи археологическим культурам: межовской, срубной, алакульской, срубно-алакульской, федоровской, воротничково-валиковой и абашеской [Стоколос, 2004]. Но другие археологи относят это поселение к синташтинской культуре [Зданович, Батанина, 2007]. Должны быть представлены образцы керамики, характеризующие поселения Аркаим (8055 кв. м), Каменный Амбар (2800 кв. м), Синташта (около 7000 кв. м), Устье (3051 кв. м), Аландское (702 кв. м), Куйсак (550 кв. м), Степное (350 кв. м), Берсуат (139,5 кв. м) и Коноплянка (96 кв. м). В скобках даны площади раскопов.

На внешнем вале Берсуата собрано большое количество комочков краснокирпичной обожжённой глины величиной до 5 см. «Некоторые из них … представляют собой фрагменты изделий типа кирпичей или блоков прямоугольной формы. ... Создается впечатление, что внешняя оборонительная стена была сложена или облицована обожжёнными глиняными блоками» [Зданович, Батанина, 2007]. Авторы почти прямым текстом написали, что стена была сложена их обожжённого кирпича. Его образцы тоже необходимо включить в выборку вместе с образцами кирпичей Александро-Невского храма, построенного в Наследницком в 1844 г. Расстояние между Берсуатом и Наследницком 5 км. Не в одном ли месте изготовлены кирпичи для них? Но, главное, выборка должна включать образцы русской керамической посуды и кирпичей 17-19 веков. Обязательно – образцы керамики, произведенные в Таре в 17 веке.  В выборку должны быть включены и образцы керамики 19 века с казачьих поселений Новолинейного района («Страна городов» вписана в Новолинейный район). Места под поселки казаков были выбраны не всегда удачно. «Только в течение первых пяти лет на другие места переведены отряды Варна, Берлин, Березиновский, Аннинский, Куликовский, Кацбахский и некоторые другие» [Кобзов, 1992]. По другим данным Анненский перенесен в 60-х годах (с реки Берсуат на реку Карталы-Аят) [Рыбалко, 2007]. На местах, с которых поселения казаков перенесены в середине 19 века, можно собрать фрагменты керамики для ее использования в качестве эталона при выполнении термолюминесцентного датирования. Для их отбора никаких проблем не имеется. На казачьем поселении Красноярское, основанным на реке Бердянка в 30-х годах 19 века (Оренбургский район Оренбургской области) и прекратившем свое существование в 80-х годах 20 века, мы без труда собрали коллекцию фрагментов керамической, чугунной и стеклянной посуды (Рис.). Часть из них наверняка 19 века. Два образца – керамика поливная, три – не поливная.



Рис. – Поселок Красноярский. Фрагменты изделий из керамики, чугуна и стекла.
Фрагменты: обожженных кирпичей (1); посуды из чугуна (2), керамики (3) и стекла (5). 4 - ?  

 

Датирование рекомендуется выполнить по двум технологиям – экспресс и нормативной. Первая не предусматривает применение детектора. Оценка эффекта от субстанции и космических лучей может быть выполнена по накопленной статистике применения метода. В этом случае погрешность датирования составит первые сотни лет. Этого вполне достаточно для однозначного разрешения хронологической дилеммы.  Нормативная технология включает помещение детектора в культурный слой поселений сроком не менее чем на 1 год. На поселении нужно просверлить буром скважину до горизонта нахождения керамики и поместить туда детектор. Через год его извлечь и замерить уровень накопленного термолюминесцентного потенциала. По экспресс технологии необходимо датировать 8-10 образцов. По полученным результатам будут определены планы датирования керамики по нормативной технологии. По результатам термолюминесцентного датирования образцов керамики будет получен и другой важный показатель – содержание в них урана, тория и радиоактивного изотопа калия. Это позволит выделить кластеры датированной керамики по источникам сырья. Естественно, лаборатория должна выполнять датирование «в темную». То есть специалисты, выполняющие измерение термолюминесцентного потенциала образца и уровень естественной его радиации, не должны знать, какой именно объект он характеризует.   

Несколько лет назад декларировано создание нового естественнонаучного метода датирования образцов керамики [Wilson et al., 2009] Он основан на эффекте регидроксилации обожженной глины. Глинистые минералы монтмориллонит, каолинит и др. при обжиге теряют молекулы воды, входящие в их состав. Но после него начинается обратный химический процесс. Минералы захватывают молекулы воды из среды, в которой находится изделие из керамики. В результате его вес увеличивается. Скорость накопления воды не зависит от влажности окружающей среды, но на нее оказывает влияние температура. Датируемый образец взвешивается, затем нагревается до 450–550 °С. Молекулы воды удаляются из глинистых минералов. Объем накопленной воды в образце определяется его повторным взвешиванием. Скорость накопления воды в керамике определена по образцам с известным возрастом. В рамках рекомендуемых работ по изучению керамики современными методами, необходимо выполнить и опробование возможностей регидроксилационного датирования. Его необходимо применить по двум технологиям – формальной и на основе эталонов. Первая проста и понятна – лаборатории, осуществляющей датирования, отправляются образцы и сведения о температурном режиме их нахождения в культурном слое. Скорость накопления воды лаборатория должна будет определить по имеющимся у нее данным. При датировании на основе эталонов, последними будут являться образцы керамической посуды Южного Зауралья с известным возрастом. Это русская керамика 18-19 веков. Представляется, что датирование керамики регидроксилационным методом однозначно разрешит возникшую дилемму.

Наше предположение об использовании в производстве керамической посуды извести проверить легко. Вторичный кальцит формируется при сушке посуды за счет захвата из атмосферы атомов углекислого газа. А в них имеется радиоактивный изотоп углерода С14. Исходя из этого, вторичный кальцит можно датировать радиоуглеродным методом. Но здесь нужно говорить не о датировании, а о радиоуглеродном анализе. При наличии в образце только природного кальцита радиоуглеродная дата не будет определена. В природном кальците нет изотопов углерода С14. При наличии в образце вторичного кальцита будет получена радиоуглеродная дата. Но она будет иметь систематическую погрешность, за счет возможного присутствия в образце природного кальцита. Это не принципиально. Реальная радиоуглеродная дата будет означать, что в образце имеются изотопы углерода С14, то есть, вторичный кальцит. А он мог образоваться только при наличии в нем в прошлом гашеной извести. Естественно, преддатировочная обработка образца должна быть направлена на выделение углерода из кальцита. В датируемую субстанцию не должен попасть углефицированный углерод органических добавок в формовочную смесь.   

Можно оценить ориентировочную стоимость рекомендованных научных исследований. Декларированные цены термолюминесцентного и радиоуглеродного датирования составляют примерно 500 долл./образец. Представляется, что датирование регидроксилационным методом имеет такую же цену. Объемы работ и их цена:

- термолюминесцентное датирование, 40 образцов, 20000 долл.;

- регидроксилационное датирование, 10 образцов, 5000 долл.;

- радиоуглеродное датирование, 6 образцов, 3000 долл.

- организация лабораторных исследований (отбор образцов), анализ полученных результатов, составление научного отчета, 20000 долл.      

Итого 48000 долл.

По результатам рекомендованных исследований будут получены и важные методические результаты.

 

6. Заключение

Так все ли благополучно в области изучения керамической посуды бронзового века Южного Зауралья? Катастрофически неблагополучно. До самого последнего времени методический уровень ее изучения соответствовал концу 19 века. Только недавно выполнены исследования керамики, соответствующие методическому уровню 80-х годов прошлого века. Но их результаты изложены невнятно. Главное, это категорический отказ археологов применять естественнонаучный метод датирования керамики – термолюминесцентный. Это для нас совершенно непонятно.

Вернемся к тому, с чего все началось. Автор публикаций [Григорьев, 2015, 2016] обозначал проблему хронологического соотношения ранней алакульской и синташтинской культур. Состоялась дискуссия уральских археологов [Алаева, 2016; Виноградов, 2016; Епимахов, 2016]. Но по результатам нашего анализа оказалось, что проблема не решается на основе тех фактических данных, которыми оперируют археологи. С радиоуглеродными датами совсем плохо, с имеющимися характеристиками керамической посуды катастрофически плохо. Но почему-то археологи не видят простой выход из этой ситуации. Это выполнение термолюминесцентного датирования. Представляется, что в рекомендуемую выборку должны быть включены и образцы, характеризующие объекты алакульской культуры, критичные для выведения начатой дискуссии из информационного тупика.       

 

Литература      

Алаева И.П. Раннеалакульские памятники Урало-Казахстанского региона // Вестник археологии, антропологии и этнографии, 2016, №3 (34), с. 78-84.

Дубовцева Е.Н., Киселева Д.В., Пантелеева С.Е. Технологическое исследование керамики синташтинского типа из поселения Каменный Амбар // Уральский исторический вестник, 2016, № 4 (53), с. 99-110.

Виноградов Н.Б. О происхождении и хронологии «алакульской культуры Зауралья». Размышления о концепции С.А. Григорьева // Вестник археологии, антропологии и этнографии, 2016, № 3 (34), с. 54-59.

Володина В.С. Русское гончарное производство в Томской губернии XVII - начала XX в. по материалам письменных источников // Вестник Томского государственного университета, 2012, № 2(18), с. 111-118.

Григорьев С.А. К проблеме формирования алакульской культуры Зауралья // Этнические взаимодействия на Южном Урале: Материалы VI Всерос. науч. конф. Челябинск, 2015, с. 119–124.

Григорьев С.А. Проблема хронологии и происхождения алакульской культуры в свете новых раскопок в южном Зауралье // Вестник археологии, антропологии и этнографии, 2016, № 3 (34), с. 44-53.

Зданович Г.Б., Батанина И.М. Аркаим – «Страна городов». Пространство и образы. Издательство: «Крокус», ОАО «Южно-Уральское книжное издательство», 2007, с. 260.

Епимахов А.В. К вопросу о радиоуглеродной аргументации ранней датировки алакульских древностей // Вестник археологии, антропологии и этнографии, 2016, № 3 (34), с. 60-67.

Илюшина В.В. Керамика федоровской культуры поселения Щетково 2 в Нижнем Притоболье (результаты технико-технологического анализа) // Вестник археологии, антропологии и этнографии, 2015-а, № 4 (31), с. 38-47.

Илюшина В.В. Технология гончарного производства населения алакульской культуры поселения Нижнеингальское-3 в Нижнем Притоболье // Самарский научный вестник, 2015-б, № 4 (13), с. 47-59.  

Кобзов В.С. Новая линия // Magistra Vitae: электронный журнал по историческим наукам и археологии, 1992-а, Т. 1, № 1 (3), с. 12-26.

Колонцов С.В., Воробьев А.А. Материалы Усть-Тартасского форпоста // Вестник археологии, антропологии и этнографии, 2001, Вып. 3, с. 154-158.

Комарова Я.М., Алукер Н.Л., Бобров В.В., Сорокина Н.В. Датирование археологической керамики термолюминесцентным методом // Неорганические материалы, 2011, Т. 47, № 5, с. 614-618.

Крюкова Е.А., Евгеньев А.А., Купцова Л.В., Матюшко И.В. Комплексы позднего бронзового века Плешановского II курганного могильника // Археологические памятники Оренбуржья, 2012, с. 112-134.

Кукс Ю.М., Лукьянова Т.А. Вопросы технологии древнерусской фрески // Ярославский педагогический вестник, 2012, Т. 1, № 4, с. 265-269.

Куприянова Е.В. К вопросу о взаимодействии синташтинского и петровского населения в эпоху бронзы в Южном Зауралье (на примере памятников у села Степного) // Этнические взаимодействия на Южном Урале, 2015, с. 62-70.

Купцова Л.В., Файзуллин И.А. Родниковое поселение позднего бронзового века в Западном Оренбуржье // Археологические памятники Оренбуржья, 2012, с. 70-100.

Малютина Т.С., Зданович Г.Б. Керамика Аркаима: опыт типологии // Российская археология, 2004, № 4, с. 67-82.

Маслюженко Д.Н., Менщиков В.В., Кузьмин А.Д., Тершукова Е.В., Козельчук Т.В., Пузанов В.Д., Михайлов А.А., Кулигина Я.А., Новиков И.К., Первухина А.А., Бровко Д.В., Святова Е.О. Слобода Царево городище на Тоболе (1679-1782 гг.). ФГБОУ ВПО «Курганский государственный университет», Курган, 2015, 254 с.

Мельников Б.В. Торгово-экономические связи коренного населения бассейна реки Тара в XVII-XVIII вв. (по данным археологии). Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Новосибирск, 1995, 21 с.

Молодин В.И., Епимахов А.В., Марченко Ж.В. Радиоуглеродная хронология культур эпохи бронзы Урала и юга Западной Сибири: принципы и подходы, достижения и проблемы // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология, 2014, Т. 13, № 3, с. 136-167.

Мухаметдинов В.И. Технико-технологический анализ керамики Родникового поселения эпохи бронзы // Археологические памятники Оренбуржья, 2012-а, с. 101-112.

Мухаметдинов В.И. Технико-технологический анализ керамики Плешановского II курганного могильника // Археологические памятники Оренбуржья, 2012-б, с. 134-139.

Пантелеева С.Е. Типология синташтинской керамики: проблемы и перспективы // Вестник Новосибирского государственного университета, Серия: История, филология, 2014, Т. 13, № 3, с. 68-77.

Рыбалко А.А. Традиционная архитектура оренбургских казаков (вторая половина XIX – начало ХХ века) 07.00.07 – этнография, этнология и антропология диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. «Челябинский государственный университет», 2007, 194 с.

Салугина Н.П. Технологический анализ керамики из памятников раннего бронзового века Южного Приуралья // Археологические памятники Оренбуржья, Вып. 3, Оренбург, 1999, с. 20-39

Самигулов Г.Х. Посуда XVIII - начала XIX веков из слоя Челябинска // Известия Челябинского научного центра УрО РАН, 2003, № 3, с. 90-95.

Селин Д.В. Результаты анализа рецептов формовочных масс керамики населения восточного варианта пахомовской культуры памятника Тартас-1 (Барабинская лесостепь) // Вестник Новосибирского государственного университета, Серия: История, филология, 2016, Т. 15, № 7, с. 60-73.

Соколова Н.Е. Керамические технологии городов Прикамья XV - середина XIX вв.: проблемы формирования и модернизации // Вестник Чувашского университета, 2008, № 4, с. 123-131.

Стоколос В.С. Поселение Кизильское позднего бронзового века на реке Урал (по материалам раскопок 1971, 1980, 1981 гг.) // Вестник Челябинского Государственного педагогического университета, Серия 1. Исторические науки, 2004, с. 207-236.

Ткачев В.В., Хованский А.М. Керамика синташтинской культуры. ОГТИ, 2006, 180 с.

[Тюрин, Симулякр, 2017] Тюрин А.М. Археологические культуры бронзового века Южного Зауралья: симулякр «Страна городов» и факты.

http://new.chronologia.org/volume15/2017_turin_simulacrum.php

[Тюрин, Алакуль, 2017] Тюрин А.М. Радиоуглеродные даты и хронологические рубежи петровской и алакульской культур Южного Зауралья.

http://new.chronologia.org/volume15/2017_turin_simulacrum.php

[Тюрин, Хронология, 2017] Хронологическая основа культур бронзового века Южного Зауралья. http://new.chronologia.org/volume15/2017_turin_chrono.php

Шевнина И.В. Технико-технологический анализ синташтинской керамики кургана Халвай 3 // Самарский научный вестник, 2015, № 4 (13), с. 105-112.

Хаванский А.И. Синташтинская керамика из поселений и могильников (сравнительный анализ) // Уфимский Археологический вестник, 2012, № 12, с. 29-36.

Wilson M.A., Carter M.A., Hall C., Hoff W.D., Ince C., Sav! age S.D., McKay B., Betts I.M. Dating fired clay ceramics using long term power law rehydroxylation kinetics. Proc. R. Soc. A. 2009. doi: 10.1098/rspa.2009.0117. P. 1–9.

 


(статья получена12.07.2017)