Статьи А.М.Тюрина >>

УДК: 904+58.055

Структура системы угнетений-дубликатов в Новгородской дендрошкале

А.М. Тюрин

Обсуждение статьи на форуме >>
Аннотация:
По результатам формального анализа в Новгородской дендрошкале выявлена система угнетений-дубликатов. Ярко проявились дубликаты, соответствующие глобальным климатическим сигналам 1601, 1609 и 1783 гг. Имеется еще 6 групп угнетений-дубликатов. Вычислен алгоритм создания универсальной Новгородской дендрошкалы. Она сформирована массивами дендроданных, сдвинутых в прошлое на 446, 391, 197, 108 и 90 лет. Верификация полученных результатов выполнена по Смоленской дендрошкале.


Ключевые слова:
Новая хронология, археология, дендрохронология, Новгород, Смоленск, датирование.

1. Общие сведения

Вся необходимая информация по Новгородской дендрошкале приведена в публикации [Тюрин А.М., 2016]. По трем массивам независимой информации (дендорохоронологические данные, извержения вулканов и письменные свидетельства) выделены глобальные климатические сигналы в период 1450-1850 гг. Выполнено их сопоставление с годами угнетений (относительно узких годовых колец), выделенных в Новгородской дендрошкале авторами публикаций [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977; Черных Н.Б., 1972] в интервале 1001-1462 гг. Выявлены угнетения, соответствующие семи глобальным сигналам: 1453, 1466, 1601, 1610, 1783, 1797, 1814-1815 гг., но со сдвигом на 391 год. Сделан вывод: даты, принятые в Новгородской дендрохронологии, сдвинуты в прошлое на 391 год. Достоверных дендрохронологических дат, которые противоречат соответствующей передатировке, в Новгородской дендрохронологии не имеется. «Плавающую» дендрошкалу Новгорода NOVPIN (1083-1549 гг.) [Тарабардина О.А., 2011] рекомендовано датировать по абсолютной Вологодской дендрошкале. Высказано предположение: дендрокривые по лежню фундамента трапезной церкви Благовещения (1133-1553 гг.) и бревнам церкви Успения Богородицы (1406-1595 гг.) не включены в NOVPIN по причине того, что встраиваются в нее «не в те годы».

Основой Новгородской дендрохронологии являются так называемые угнетения. Это одно или несколько годовых колец, ширина которых заметно меньше средней. Их биологический смысл понятен. Угнетения соответствуют годам, неблагоприятным для роста деревьев. Но часто деревья «болеют» и после стресса – дают небольшой прирост древесины. Поэтому длительность угнетений в Новгородской дендрошкале составляет 1-4 года. В наших терминах угнетения являются климатическими сигналами, которые записаны в стволах деревьев. Именно на основе нескольких угнетений, выделенных на дендрокривых, последние увязаны между собой в единую систему, которая, собственно говоря, и является дендрошкалой конкретного раскопа. На основе угнетений увязаны между собой и дендрошкалы, построенные для разных раскопов Новгорода, а также дендрошкалы археологических слоев городов европейской части России [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977; Черных Н.Б., 1972]. Исходя из этого, под «Новгородской дендрошкалой» будем понимать систему выделенных в ней угнетений. Это «упрощение» не касается дендрошкалы NOVPIN.

2. Новгородская и Смоленская дендрошкалы

Дендрошкала по Смоленску (хвойные) построена по результатам раскопок 1964-1967 гг. Технология описана в публикациях [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977; Черных Н.Б., 1972]. Совокупность дендрокривых по строительным ярусам культурного слоя разделена на две группы. «В первую группу были выделены кривые дерева построек 6 верхних ярусов, датируемых археологически в пределах XV-XVII вв. Для сопоставлений с ними были отобраны кривые роста дерева из построек XV-XVI вв. с Новгородчины с установленными датами сооружения: церковь Благовещения, церковь Успения у с. Курицкого, мостовая Великой улицы древнего Новгорода (первый ярус)» [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977]. В дендроданных по Смоленску и Новгородчине выявлены общие угнетения: 1412-1413, 1433-1434, 1456-1457, 1493-1495, 1527-1528, 1547-1549, 1553-1555, 1565-1567, 1585-1587 гг.

Дендродаты лежня трапезной и бревен церкви приведены выше. Их датирование выполнено по Новгородской дендрошкале. Время строительства 1 яруса мостовой Неревского раскопа – 1462 г. Но здесь есть одна проблема. «1-й ярус. От мостовых Великой и Холопьей улиц сохранились лишь отдельные участки плах и лаг в очень плохом состоянии. Следует заметить, что все дерево, как и все органические вещества в слоях 1 и 2-го ярусов сгнили и до нас дошли в виде коричневой трухи или расплющенных гнилушек» [Колчин Б.А., 1956]. То есть, в 1956 г. не сгнивших плах по 1 и 2 ярусам мостовой не имелось.

Вторую группу Смоленской дендрошкалы составили дендрокривые по постройкам ярусов 7-16. Они абсолютно датированы по дендроданным Новгорода и Полоцка. Общие угнетения: 1111-1112, 1132-1133, 1162-1163, 1210-1212, 1219-1220, 1237-1239, 1259-1260, 1270, 1283-1284, 1334-1336, 1349-1351, 1359-1361, 1378-1380, 1392-1393 [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977]. По результатам датирования Смоленская дендрошкала получила даты: 1070-1605 гг.

Отмечается некоторое несовпадение годов угнетений. Угнетениям 1111-1112, 1191-1193 и 1359-1361 гг. [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977] соответствуют угнетения – 1110-1111, 1191-1192 и 1359-1360 гг. [Черных Н.Б., 1972]. Кроме того, годы некоторых угнетений, общих для Новгорода и Смоленска, не соответствуют годам угнетений Новгорода: 1259, 1351-1354, 1359-1360, 1378-1279, 1457-1458 гг. То есть, нечеткое определение годов угнетений является вполне нормальным явлением.

В период 12-14 веков в дендрокривых по Смоленску и Новгородчине не выделены угнетения, которые не указаны в Новгородской дендрошкале. В период 15-16 веков выделены общие угнетения – 1412-1413, 1433-1434, 1456-1457 гг. Угнетению 1456-1457 гг. в Новгородской дендрошкале соответствует угнетение 1457-1458 гг. Но двух других угнетений в ней не выделяется. А угнетение 1424 г. Новгородской дендрошкалы не выделено в общих угнетениях по Смоленску и Новгородчине. То есть, имеется серьезная несогласованность угнетений в первой половине 15 века. Это на фоне их совпадения в 12-14 веках.

3. Выявление угнетений-дубликатов

Угнетения 1412-1587 гг. выделены авторами публикаций [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977; Черных Н.Б., 1972] в отдельную группу. Ее мы назвали Блок-1 дендроданных. Блок-2 включает угнетения из раздела «Угнетения Новгородской шкалы» первой публикации. Они охватывают период 1008-1458 гг.: 1008-1010, 1029-1032, 1055, 1075, 1085, 1094, 1102-1103, 1111-1112, 1120, 1132-1133, 1155-1156, 1162-1163, 1176, 1185-1186, 1191-1193, 1210-1212, 1218-1220, 1231, 1237, 1259, 1264-1267, 1270, 1278-1279, 1283-1284, 1299, 1311-1312, 1329, 1334, 1351-1354, 1359-1360, 1380, 1392, 1406, 1424, 1457-1458. Пояснения по ним даны в публикации [Тюрин А.М., 2016].

Таким образом, разделение всей совокупности угнетений Новгородской дендрошкалы на два блока выполнено нами в полном соответствии с их структурированием авторами отмеченных публикаций. Если в дендрошкале имеются угнетения-дубликаты, то они присутствуют в обоих блоках дендроданных. Технология их поиска сводится к следующему. По Блоку-1 и Блоку-2 составлены временные последовательности. Годам с угнетениями присвоено значение «1», без них – «0». Рассчитана функция взаимной корреляции между ними. Начальный хронологический сдвиг равен 129 лет (совмещены угнетение 1458 г. и 1587 г.), конечный – 412 лет (угнетение 1412 г. соответствует 1001 г. Новгородской дендрошкалы).

Функция взаимной корреляции между годами угнетений Блока-1 и Блока-2 приведена на рисунке 1. В Новгородскую шкалу вписаны 40-летние климатические циклы, вековые колебания солнечной активности, этапы проявления Малого ледникового периода. Исходя из этого, выполнено осреднение коэффициентов корреляции в окне 21 год. Максимальное значение коэффициента корреляции, равное 12, получено при сдвиге массивов данных на 301 год. Совпало 6 угнетений из 9 Блока-1 (Рис. 2, Табл. 1). Четыре угнетения совпали «один к одному». Формально угнетения 1585-1587 гг. и 1283-1284 гг. совпали только «одним годом». Но последнее угнетение хорошо проиллюстрировано в монографии [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977] – рисунки 36 и 37. На рисунке 37 его длительность, выделенная авторами, составляет 3 года. По фрагментам дендрокривых, приведенных на рисунке 36, к угнетению можно отнести и 1285 г. Его мы включили в таблицу 1. Угнетения Блока-1, не совпавшие с угнетениями Блока-2, объединены в группу – 1527-1528, 1547-1549, 1553-1555 гг. Она охватывает короткий интервал дендрошкалы – 28 лет.


Рис. 1 – Новгородская дендрошкала.
Функция взаимной корреляции между годами угнетений Блока-1 (1412-1587 гг.)
и Блока-2 (1008-1458 гг.)




Рис. 2 – Новгородская дендрошкала.
Оптимальное совмещение годов угнетений Блока-1(1412-1587 гг.) и Блока-2 (1008-1458 гг.)





Осредненный коэффициент корреляции угнетений Блока-1 и Блока-2 в первом приближении характеризует случайное совпадение сигналов, то есть, «белый шум». Его уровень варьируется от 2,5 до 4,5. Осредненный коэффициент корреляции в области максимума – 4,0 (среднее значение для сдвигов на 275-325 лет). Максимальное значение коэффициента превышает «белый шум» в 3 раза. При таких параметрах функции взаимной корреляции вероятность случайного совпадения годов угнетений Блока-1 и Блока-2 при сдвиге на 301 год близка к нулю.

Функция взаимной корреляции блоков угнетений имеет еще два значимых максимума – сдвиги на 194 и 283 года. Средний коэффициент корреляции в районе сдвига на 194 года составляет 3,2. Величина коэффициент корреляции – 9, превышает «белый шум» в 2,8 раза. Сопоставление угнетений при сдвиге на 194 года приведено в таблице 2. Авторы монографии [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977] выделили угнетение 1299 г. (Стр. 82). Но ниже по тексту отметили: «последнее в XIII столетии угнетение приходится на 1298-1300 гг.» (Стр. 85). Это угнетение в таблице 2 приведено в соответствии с последней датой. Годы некоторых угнетений, приведенные в публикациях [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977] и [Черных Н.Б., 1972], не совпадают. Это отражено в таблице 2.



При сдвиге на 194 года совпало 4 угнетения. В Блоке-1 они образуют единый массив (62 года). Три из них, как раз те угнетения, которые не совпали с угнетениями Блока-2 при сдвиге на 301 год. Одно угнетение – 1493-1494 гг., совпадает с угнетениями этого блока при обоих сдвигах. Угнетения, совпавшие при сдвиге на 194 года, дали значение коэффициента корреляции равное 6 (Табл. 2) при общем коэффициенте, равном 9. При таких параметрах вероятность случайного совпадения годов угнетений интервала 1493-1555 гг. Блока-1 и Блока-2 при сдвиге на 194 года тоже близка к нулю.

Второе высокое значение коэффициента корреляции, равнее 9, получено при сдвиге на 283 год. Средний коэффициент корреляции в его интервале – 4,0. То есть, экстремум превышает «белый шум» в 2,3 раза. Разбирать структуру совпадений угнетений мы не будем.

Таким образом, все 9 угнетений Блока-1 имеют угнетения-дубликаты в Блоке-2. Формальный вывод однозначен. В Новгородской дендрошкале имеется две системы угнетений-дубликатов: 6 угнетений-дубликатов (интервал в Блоке-1 – 1412-1586 гг.), сдвинуты относительно друг друга на 301 год, и 4 угнетения-дубликата – на 194 года. Причем, одно угнетение имеет два дубликата: 1493-1494-(1495) – 301 = (1191)-1192-1193; 1493-1494-(1495) – 194 = (1298)-1299-(1300). Имеются и дубликаты, соответствующие сдвигу на 283 года.

4. Верификация структуры системы угнетений-дубликатов по глобальным климатическим сигналам

В Новгородской шкале выявлены угнетения (со сдвигом на 391 год), соответствующие семи глобальным климатическим сигналам: 1453, 1466, 1601, 1610, 1783, 1797, 1814-1815 гг. Если в дендрошкале имеются угнетения-дубликаты, вписанные в нее по выявленной системе, то должны быть и соответствующие климатическим сигналам. При их поиске список угнетений расширен [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977].

Угнетение 1392-1393 гг.: «90-е годы XIV в. отмечены циклом угнетений 1392-1393 гг».

Угнетение 1406-1407 гг.: «определяющим для этого хронологического отрезка является угнетение 1406-1407 гг., где самое узкое кольцо обычно приходится на 1406 г.»

Угнетение 1298-1300 гг.: основания приведены выше.

Добавлены и угнетения 10 века – 978 и 987 гг.

В Новой эре выделено два исключительных климатических события, приуроченных к 1466 и 1600 гг. [Хантемиров Р.М. и др. 2011]. Характер проявления этих сигналов в Новгородской дендрошкале мы изучили в 2005 г [Тюрин, 2005]. Сигнал 1466 г. (по Б.А. Колчину – 1075 г.) проявился в ней «разнонаправлено»: локальные минимумы и максимумы ширины годовых колец. Часть дендрокривых на него не прореагировала. Так и должно быть. Часть дендрокривых Новгородской дендрошкалы сдвинута в соответствии с выявленной системой. На дендрокривых, которые «остались» на своем месте, сигнал проявился узким годовым кольцом. На «сдвинутых» – хаотично. На осредненной дендрокривой он не проявляется. Явных угнетений-дубликатов, соответствующих этому сигналу, не имеется. Возможно, ими являются угнетения 987 и 1270 гг., проявившиеся на один год позднее.



Рис. 3 – Новгородская дендрошкала.
Угнетения-дубликаты, связанные с глобальными климатическими сигналами 1601, 1609 и 1783 гг.

При датировании Новгородской дендрошкалы по короткопериодным климатическим сигналам выявлены угнетения-дубликаты климатических сигналов 1601, 1609 и 1797 гг. со сдвигом на 446 лет [Тюрин А.М., 2016]. Им соответствуют угнетения 1155-1156, 1162-1163 и 1351-1354 гг.

Таким образом, угнетения-дубликаты, соответствующие глобальным климатическим сигналам 1601, 1609 и 1783 гг., проявилась в Новгородской дендрошкале очень ярко.

5. Полный список угнетений-оригиналов

В Новгородской дендрошкале уверенно выделяются три группы угнетений-дубликатов, связанных с глобальными климатическими сигналами.

Сигнал 1601 г.: 1191-1193 <> 1155-1156 <> 1210-1212 <> 1298-1300 <> 1493-1495 гг.

Сигнал 1609 г.: 1111-1112 <> 1162-1163 <> 1218-1220 гг.

Сигнал 1783 г.: 1283-1284 <> 1392-1393 <> 1585-1587 гг.

В дендрошкале имеется еще 5 групп угнетений-дубликатов, не связанных с этими сигналами. Ниже приведен их полный список (Рис. 4).

Угнетение 1655-1657 гг.: 1264-1265 <> 1283-1284 <> 1565-1567 гг.

Угнетение 1750-1752 гг.: 1270 <> 1359-1360 <> 1553-1555 гг.

Угнетение ???? г.: 978 <> 1085 <> 1278-1279 гг.

Угнетение ???? г.: 1085 <> 1102-1103 <> 1191-1193 гг.

Угнетение 1744-1745 гг.: 1264-1265 <> 1353-1354 <> 1547-1548 гг.


Рис. 3 – Новгородская дендрошкала.
Угнетения-дубликаты, связанные с глобальными климатическими сигналами 1601, 1609 и 1783 гг.

Таким образом, угнетения-дубликаты, соответствующие глобальным климатическим сигналам 1601, 1609 и 1783 гг., проявилась в Новгородской дендрошкале очень ярко.

5. Полный список угнетений-оригиналов

В Новгородской дендрошкале уверенно выделяются три группы угнетений-дубликатов, связанных с глобальными климатическими сигналами:

Сигнал 1601 г.: 1192-1193 <> 1210-1212 <> 1298-1300 <> 1493-1495 гг.
Сигнал 1609 г.: 1111-1112 <> 1218-1220 гг.
Сигнал 1783 г.: 1283-1284 <> 1392-1393 <> 1585-1587 гг.
В ней имеется еще 5 групп угнетений-дубликатов, не связанных с ними (Рис. 4):
Угнетение 1655-1657 гг.: 1264-1265 <> 1283 <> 1565-1567 гг.
Угнетение 1750-1752 гг.: 1270 <> 1359-1360 <> 1553-1555 гг.
Угнетение ???? г.: 978 <> 1085 <> 1278-1279 гг.
Угнетение ???? г.: 1085 <> 1102-1103 <> 1191-1192 гг.
Угнетение 1744-1745 гг.: 1264-1265 <> 1353-1354 <> 1547-1548 гг.



Рис. 4 – Новгородская дендрошкала. Угнетения-дубликаты в периоды 994-1387 и 1221-1584 гг.

Реальные абсолютные даты хроносдвигов вычислены по их системе. Сегмент Новгородской дендрошкалы 1008-1458 гг. сдвинут в прошлое (относительно климатических сигналов) на 391 год [Тюрин А.М., 2016]. Это базовый хроносдвиг Новгородской археологии. Угнетения 1412-1413, 1433-1434, 1456-1457, 1493-1495, 1565-1567, 1585-1587 гг. сдвинуты относительно него на 301 год. Следовательно, они сдвинуты относительно абсолютной хронологической шкалы на 90 лет. Угнетения 1527-1528, 1547-1549, 1553-1555 гг. – на 197 лет. Имеются и угнетения-дубликаты, сдвинутые на 446 лет. Это дает нам годы угнетений-оригиналов: 1502-1503, 1523-1524, 1546-1547, 1601-1603, 1609-1611, 1655-1657, 1675-1677, 1724-1725, 1744-1746, 1782-1784 гг. Верификация этого элемента наших реконструкций – задача будущего.

Мы предполагаем, что система угнетений-дубликатов, сдвинутых относительно абсолютной хронологической шкалы на 90 лет, имплантирована в Новгородскую универсальную дендрошкалу дендрокривыми лежня трапезной церкви Благовещения и бревен церкви Успения Богородицы. Эти объекты датированы 1553 и 1595 гг. По нашей версии – 1643 и 1685 гг. Ничему это не противоречит. Дендрокривые по лежню трапезной церкви Благовещения и по бревнам церкви Успения Богородицы (1406-1595 гг.) впишутся в NOVPIN (при автоматической корреляции) в 1218-1359 гг. и 1212-1359 гг. соответственно.

Для наглядности рассчитан индекс угнетений-дубликатов (Рис. 5). Просуммирована временная последовательность (та, в которой годам угнетений соответствует «1») со сдвигами на 0, 194, 283 и 301 годы. При совпадении угнетений на всех сдвигах индекс равен 4. Это его единственное значение соответствует климатическому сигналу 1601 г. Область значений индекса, равного 3, локализует интервал 1547-1587 гг., угнетения которого сформировали наибольшое число угнетений-дубликатов.




Рис. 5 – Новгородская дендрошкала. Индекс угнетений-дубликатов


6. Способы верификации реконструкций

Один из способов верификации наших реконструкций мы обозначили выше. Это сопоставление вычисленных годов угнетений-оригиналов с другими дендорохоронологическими данными, извержениями вулканов и письменными свидетельствами. Здесь могут быть использованы и «короткие» абсолютные дендрошкалы. Например, Воронежская (1723-1991 гг.) и Валаамская (1715-1992 гг.).

Еще один способ верификации – по плотности угнетений. Например, в дендрошкале по лиственнице (до 1044 г.) для региона Татр (Словакия) выделено всего 12 угнетений [Büntgen U., etal.,, 2013]. Это одно угнетение на 80 лет. А в Новгородской дендрошкале – одно угнетение на 13 лет. То есть, их плотность в 6 раз выше, чем в лиственнице Татр. Если из Новгородской дендрошкалы аккуратно убрать угнетения-дубликаты, то по рассматриваемой характеристике она будет сопоставима с дендрошкалой Татр.

Новгородская дендрошкала «забита» угнетениями-дубликатами. После их исключения появляется реальная возможность работы с угнетениями, которые находятся на своем хронологическом месте (с учетом сдвига дендрошкалы на 391 г.). Это и будет еще одной верификаций наших результатов. Приведем пример. Одно из самых длительных угнетений – 1029-1032 гг. Это однозначно не дубликат. Реальная его дата 1420-1423 гг. Что произошло на Руси в эти годы? «Того же лѣта [1420 г.] снѣгъ паде на Никитинъ день (25 июля – Прим. ред.), и иде три дни и три нощи», урожай погиб, начался голод (Новгородская Третья летопись). Никитин день – 25 июля. На фоне резкого похолодания в 1420 г., в 1421 г. произошло экстраординарное событие: «в ночь на 25 мая на Новгород нашла страшная туча, с дождём на землю посыпались каменья размером с яблоко, а иные – с яйца. А во Пскове в ту ночь видели огненные облака. И было всё лето дождливым» (Псковская вторая (Синодальная) летопись). В 1422 г. «была сильная засуха и страшные громы» (Лицевой летописный свод Ивана Грозного). Цитаты по [Погода]. То есть, 1420 г. – холодное лето, 1421 г. – дождливое лето, 1422 г. – засуха.

Авторы Новой Хронологии А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский высказали предположение, что слова летописи «на землю посыпались каменья» отражают падение метеорита на окраине Ярославля [Носовский Г.В., Фоменко А.Т., 2009]. Если это так, то продолжение неблагоприятных погодных условий на Руси (начавшихся с холодного лета в 1420 г.) в 1421-1423 гг. (по угнетениям) было связано с этим событием. То есть, произошло локальное климатическое событие. И это соответствует дендрохронологическим данным. Авторы публикации [Хантемиров Р.М. и др. 2011] не выделили какое-либо климатическое событие, глобальное для Северного полушария, с которым может быть связано угнетение в Новгородской дендрошкале 1420-1423 гг. Не имеется и отклика на него в дендрошкале по хвойным Ямала.

Но главный способ верификации наших реконструкций – это датирование «плавающей» дендрошкалы NOVPIN по абсолютной дендрошкале Вологодчины и сопоставление их реперных годов, что и рекомендуется выполнить в первую очередь в рамках развития Новгородского дендрохронологического проекта.

7. Алгоритма формирования Новгородской дендрошкалы

В 2009 г. проведены торжества, приуроченные к 1150-летию Великого Новгорода. То есть считается, что он основан в 859 г. Так считалось и 50 лет назад, когда справляли его 1100-летие. Дата основания города не ставится под сомнения даже при учете того, что отложений, датируемых ранее 10 века, в культурном слое Новгорода на Волхове не выявлено. Какие проблемы с сотней «провисающих» годов? Может быть, летописец поставил не ту дату или переписчики ошиблись. Но культурные отложения 10 века в Новгороде просто обязаны быть. Поэтому в Неревсвком раскопе их самый нижний ярус, залегающий непосредственно на материке (28 ярус) археологи датировали серединой 10 века. Дата 1 яруса по состоянию на 50-е годы – середина 16 века. В 1959 г. появилась дендрошкала, построенная по 3-15 ярусам мостовой. Два верхних яруса сгнили, а образцы 16-28 ярусов достоверно не вписываются в общую дендрошкалу NOVPIN. Их как-то «присоединили» к дендрошкале по вышележащим ярусам. Полученную дендрошкалу «посадили» 28 ярусом на середину 10 века (уложен в 953 г.). При этом, она оказалась сдвинутой в прошлое на 391 год. Дата укладки 3 яруса попала в 1429 г. По ней вычислили даты укладки 2 яруса – 1446 г., и 1 яруса – 1462 г. Археологическую дату 1 яруса пришлось удревнить примерно на 80 лет.

В 60-70 гг. 20 века бурно развивалась археология древних русских городов. Для них строились свои дендрохронологические шкалы. И это дело нужно было как-то упорядочить. Для этого на основе дендрошкалы Неревского раскопа и других дендроданных по Новгородчине и древним городам России создали универсальную дендрошкалу. Дендрокривые шкалы Неревского раскопа сдвинуты в прошлое на 391 год. В них вставили дендрокривые из других массивов дендроданных со сдвигами в прошлое на 90, 108 и 197 лет. Естественно, вместе с дендрокривыми в дендрошкалу «вставились» и соответствующие угнетения. Так была создана универсальная Новгородская дендрошкала. С учетом NOVPIN по ней можно датировать дендроданные до 1940 г. Но это формально. Датируемые дендрокривые могут «выступать» за эту дату до 50 лет. То есть, у специалистов есть возможность нарастить общую дендрошкалу до 80-х годов 20 века (90-е 16 века в годах Новгородской дендрошкала). Такой способ создания универсальной дендрошкалы наложил строжайший запрет на ее развитие в наше время. Этот запрет действует и для построенных на ее основе дендрошкал российских городов и архитектурных объектов, что мы и видим на практике [Карпухин А.А., 2009]. Они «застыли» по состоянию на 60-70-е годы прошлого века.

Универсальная Новгородская дендрошкала дает широчайшие возможности конструирования дендрошкал археологических объектов европейской части России. С другой стороны, она сама является его результатом. В нее по мере надобности вставлялись дендрокривые из других регионов, сдвинутые в прошлое на нужное число лет. Но на практике все гораздо проще. Дендрошкалы (совокупности взаимоувязанных дендрокривых, записанных в принятом формате), в которую вписаны все угнетения, приведенные в монографии [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977], в природе не существует. Имеется только список угнетений. С ним мы и работаем.

«Чтобы наглядно представить степень сходства между дендрохронологическими шкалами основных памятников Восточной Европы, мы составили граф связей между кривыми годичного прироста Новгорода, Пскова, Орешка, Торопца, Полоцка, Белоозера, Смоленска и Мстиславля. При определении степени связей мы учитывали: количество сравниваемых кривых, протяженность синхронных участков кривых, коэффициент сходства кривой между двумя парами в тождество рисунков кривых микроциклов угнетений. Наибольшую взаимосвязь показали Новгород – Псков и Новгород – Орешек (12 линий связи). Следующую степень сходства, уступающую первой на две линии, дали Новгород - Торопец, Новгород – Полоцк, Новгород – Мстиславль, Псков – Орешек, Мстиславль – Смоленск. Несколько слабее оказалась связь Новгород - Белоозеро и Новгород – Смоленск» [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977]. Так и должно быть при искусственном конструировании дедрошкал перечисленных городов на основе универсальной Новгородской дендрошкалы.

8. Угнетения и дендрошкала NOVPIN

До 1995 г. Новгородский дендрохронологический проект развивался лабораторией естественнонаучных методов Института археологии РАН, после – лабораторией дендрохронологии Центра по организации и обеспечению археологических исследований Новгородского государственного объединенного музея-заповедника. Анализируя угнетения, приведенные в публикациях [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977; Черных Н.Б., 1972], мы имели дело с той частью Новгородского дендропроекта, которая сформирована в 70-х годах. С 1995 г. Новгородская дендрошкала может формироваться на других принципах. То есть, наши реконструкции не распространяются на общую дендрошкалу NOVPIN. Мы уже отметили высокую засекреченность Новгородской дендрохронологии [Тюрин А.М., 2016]. Отметили и то, что в публикации [Тарабардина О.А., 2011] на рисунке приведен фрагмент мастер-хронологии NOVPIN 1120-1300 гг. На нашем рисунке 6 приведено его сопоставление с угнетениями.

<

Рис. 6 – Сопоставление фрагмента мастер-хронологии общей дендрошкалы NOVPIN
(нижняя часть рисунка 2 из [Тарабардина О.А., 2011]) (черный цвет) с угнетениями из монографии [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977] (красный, синий и фиолетовый цвета)


По реальным угнетениям, угнетениям-дубликатам и их совпадениям/несовпадениям с минимумами (приняты во внимание только контрастно выраженные минимумы) мастер-хронологии дендрошкалы NOVPIN четко выделяется пять хронологических периодов:

- 1120-1170 гг. – реальные угнетения совпали с минимумами;

- 1170-1200 гг. – реальные угнетения и угнетение-дубликат не совпали с минимумами;

- 1200-1225 гг. – угнетения, связанные с глобальными климатическими сигналами 1600 и 1609 гг., совпали с контрастно выраженными угнетениями длительностью 3-4 года;

- 1225-1300 гг. – реальные угнетения не совпали с минимумами, угнетения-дубликаты совпали.

Выводы здесь однозначные. Базовая часть дендрошкалы NOVPIN основана на дендроданных, сдвинутых в прошлое на 391 год. В нее «вставлены» дендроданные и с другими хронологическими сдвигами. Проверить это легче легкого. Нужно рассчитать «дисперсию» ширины годовых колец в мастер-хронологии относительно скользящего-среднего их значения. А потом – функцию автокорреляции «дисперсии». Ее побочные экстремумы как раз и покажут на наличие в NOVPIN  двух или более систем дендроданных, сдвинутых друг относительно друга. Эта легкость верификации мастер-хронологии NOVPIN как раз и обуславливает необходимость ее высочайшей засекреченности.

 

9. Верификация алгоритма формирования Новгородской дендрошкалы по дендроданным Смоленска

«Первый опыт датировки построек древнего Смоленска был предпринят автором на сравнительно небольшой коллекции спилов из раскопок 1964 г. Тогда было датировано 17 построек XII-XV вв. Однако созданная на этом материале абсолютная дендрохронологическая шкала имела «слабые места», что было вызвано дендрохронологической и археологической специфичностью материала» [Черных Н.Б., 1972]. У дендрошкалы имелось только одно «слабое место». Она не соответствовала универсальной Новгородской дендрошкале.

Археологические ярусы культурного слоя Смоленска датированы до построения его дендрошкалы (той, которая составлена после 1967 г.). Ее абсолютное датирование выполнено «странным» образом. Сначала датированы две ее части. Потом они совмещены по полученным датам. То есть единая «плавающая» дендрошкала не собиралась. Она сформирована в процессе датирования совокупностей дендрокривых по строительным ярусам.

В культурном слое Смоленска выделено 16 строительных ярусов. Дендродаты дают время рубки деревьев (порубочные даты), бревна которых составляют основу строительного яруса. С датированием сооружений ярусов 1-5 проблем не возникло. В ярусе 1 они датированы 1574-1583 гг., в ярусе 5 – 1464-1468 гг. «Ярусы 6 и 7 дают довольно пеструю картину дат» [Черных Н.Б., 1972]. При датировании сооружений ярусов 9-11 получен «разброс» дат. В ярусе 9 получены даты «90-е годы 14 века» и «1368 г.». В ярусе 10 – «30-е годы 14 века», «1311 г.» и «1319 г.». Сооружения  11 яруса датированы «широко» – 1278-1295 гг.  С датированием сооружений ярусов 12-15 проблем

не возникло. Для  яруса 16 даты имеют большой разброс – от 1112 до 1142 г. Дата построек  яруса 15 – 1160-1173 гг. 

Датировочный «стык» в Смоленской дендрошкале находится между ярусами 6 и 7. Дендроданные по ярусам 1-6 составили верхнюю часть Смоленской дендрошкалы, датированной по лежню и церкви Новгородчины. Она сдвинута в прошлое на 90 лет. А ее нижняя часть составлена по дендроданным ярусов 7-16, датированных по дендрокривым новгородских мостовых, сдвинутых в прошлое на 391 год. Но это формально. Реально, корректно построить нижнюю часть Смоленской дендрошкалы таким способом невозможно. То есть, она включает дендрокривые ярусов 1-6 (их ранние части) и некорректно совмещенные с ними дендрокривые ярусов 7-16. При этом у специалистов дендрохронологов стояла задача подтвердить археологическую дату самого нижнего яруса культурного слоя.

Искусственная конструкция Смоленской дендрошкалы проявилась при датировании порубочных дат строительных ярусов. Дендрокривые ярусов 1-5 датировались «сами на себя». Поэтому никаких проблем с датами не возникло. Ярусы 6 и 7, приуроченные к датировочному «стыку», дали настолько «пеструю картину дат», что автор статьи постеснялся их привести. Ниже для большинства ярусов отмечается большой разброс дат. Так и должно быть при датировании по некорректно собранной дендрошкале. Порубочные даты яруса 8 – 1412-1421 гг. Исходя из этого, средний срок службы сооружений 2-8 ярусов  составляет 23 года. Средний срок службы сооружений 9-15 яруса – 36 лет. То есть, к датировочному «стыку» приурочен и скачек срока службы деревянных сооружений.

По нашей реконструкции верхняя дата Смоленской дендрошкалы не 1605 г., а 1695 г. (хроносдвиг на 90 лет). Это соответствует археологическому рубежу – началу эпохи Петра I. Скорее всего, в 1695 г. построено последнее сооружение допетровского «стиля», дендроданные по которому включены в шкалу.

Реальные порубочные даты яруса 1 – 1664-1673 гг. Средний срок службы сооружений – 23 года. Эта дает дату его кровли – 1692 г. Дата подошвы яруса 5 – 1556 г. Дендродаты нижележащих ярусов определены не корректно. Угнетения интервала 1493-1555 гг. сдвинуты на 197 лет. Реально они характеризуют интервал 1690-1752 гг. Эти дендроданные получены по сооружениям строительного яруса, залегающего в культурном слое непосредственно на ярусе 1. Дендроданные по ним «наращивают» Смоленскую дендрошкалу до 1752 г. По Смоленску все сошлось.

 

10. Цена вопроса

Выявленная структура системы угнетений-дубликатов в Новгородской дендрошкале «разваливает» саму ее основу. Остается только сдвиг ее базовой составляющей на 391 год. Это сдвигает даты ярусов культурного слоя Новгорода на эту же величину в более позднее время, и он автоматически превращается из Великого Новгорода в Новгород на Волхове. На 391 год сдвигаются дендрошкалы Пскова, Орешка, Торопца, Полоцка, Белоозера, Смоленска и Мстиславля, Старой Ладоги, Старой Руссы и Рюрикова городища.  Сдвигаются и даты археологических ярусов их культурного слоя. Передатировка ярусов ведет к автоматическому изменению хронологии датирующих артефактов (керамики, изделий из стекла, монет и др.). Придется сдвигать даты культурного слоя археологических объектов Европы и всего мира. Других вариантов корректного решения обозначенных проблем Новгородской дендрохронологии мы не видим.

Аминь!  

 

Литература

Карпухин А.А. Абсолютные дендрохронологические шкалы археологических памятников европейской части России // Археология, этнография и антропология Евразии, № 1 (37), 2009, с. 62-70.

Колчин Б.А. Топография, стратиграфия и хронология Неревского раскопа. // Труды Новгородской археологической экспедиции. Том 1. Материалы и исследования по археологии СССР (МИА), № 55, под ред. А.В. Арциховского и Б.А. Колчина, М., 1956.

Колчин Б.А., Черных Н.Б. Дендрохронология Восточной Европы. – М., «Наука», 1977.

Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Пророк завоеватель. – Москва, изд-во «Астрель», 2009.

Погода, гео- и климатические катаклизмы. http://www.lifeofpeople.info/themes/?theme=1.8 Историко-аналитический портал «Встарь, или Как жили люди». http://www.lifeofpeople.info/about/

Тарабардина О.А. Дендрохронология средневекового Новгорода (по материалам археологических исследований 1991–2006 гг.) // Археология, этнография и антропология Евразии, № 1 (37), 2009, с. 77-84.

Тарабардина О.А. О соотношении летописных и дендрохронологических датировок некоторых памятников новгородской земли (к проблеме верификации дендрохронологической шкалы Новгорода) // Археология и история Пскова и Псковской земли, 2011, № 26 (56), с. 113-118.

Тюрин А.М. Абсолютное датирование новгородской дендрошкалы по естественнонаучным данным // Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 2. 2005. http://new.chronologia.org/volume2/turin1.html

Тюрин А.М. Датирование Новгородской дендрошкалы по глобальным короткопериодным климатическим сигналам. 2016. http://new.chronologia.org/turin/2016_str_double.php

Черных Н. Б. Дендрохронология средневековых памятников Восточной Европы. Проблемы абсолютного датирования в археологии. М. 1972.

Хантемиров Р.М., Горланова Л.А., Сурков А.Ю., Шиятов С.Г. Экстремальные климатические события на Ямале за последние 4100 лет по дендрохронологическим данным // Известия РАН. Сер. Географическая, 2011, № 2, с. 89-102.

Büntgen U., Kyncl T., Ginzler C., Jacks D.S., Esper J., Tegel W., Heussner K.U., Kyncl J. (2013) Filling the Eastern European gap in millennium-long temperature reconstructions. Proceedings of the National Academy of Science, USA 110: 1773-1778.

(статья получена 6.03.2016)