>

Книги и сатьи А.Б.Верёвкина и Н.Г.Баранец >>

О ХРОНОЛОГИИ МАЛЬТИЙСКОГО ОРДЕНА

А.Б. Верёвкин и С.В. Чесноков

Симбирск, УлГУ

 

  1. Как всё начиналось?
  2. Данные по мальтийскому ордену
  3. Статистика
  4. Вейвлеты
  5. Заключение с гипотезами и разоблачениями
  6. Благодарность друзьям

Список литературы

 

1. Как всё начиналось?

Я хочу сказать только одно: корни всех совершающихся
или грядущих событий вросли глубоко в прошлое ...
( Н.А. Морозов "Свободные горы" )

Идея этого исследования возникла при обдумывании первой хронологической книги А.Т. Фоменко ( [1] ), опубликованной в 1990 году. В ней имеется такой фрагмент:

"В империи Габсбургов, накладывающейся (частично) на империю X–XIII вв. н.э. при сдвиге вниз на 333 года, нами пока не обнаружено никакого другого "оригинала Христа". Таким образом, похоже на то, что эпоха Григория VII является, вероятно, окончательным оригиналом легенд об Иисусе. В то же время следует отметить, что при сдвиге на 333 года основание ордена иезуитов ("Общества Иисуса") Игнатием Лойолой в 1534 г. (и официальное утверждение ордена в 1540 г.) накладывается на основание в 1220 г. доминиканского ордена и в 1223 г. – францисканского ордена (1207–1220–1223). Игнатий Лойола умер в 1556 г., при сдвиге на 333 года получаем 1223 г. ..." (стр. 389–390)

Первый небольшой разбор параллелизма империи Габсбургов и империи Штауфенов производился там же на страницах 357–358, но тема католических орденов в иссследованиях Фоменко и Носовского более не развивалась, – это стало понятно после публикации в 1993 году второй книги ( [2] ) и всех последующих вплоть до настоящего времени (2005 год). Причина этого, возможно, заключается в том, что в традиционной версии происхождение христианских монашеских орденов связывается с историей возникновения христианства лишь опосредованно, по прошествию многих столетий, – либо через деятельность неких легендарных подвижников, либо через легендарные "крестовые" походы. В этой работе будет показано, что такая точка зрения родилась недавно, является логически противоречивой и историографически необоснованной. Но, к сожалению, традиционная история является завораживающе привычной, благодаря частому повторению её в учебниках, энциклопедиях и искусстве Нового времени.

Уже в самом начале научных исследований стало ясно, что правильная датировка евангельского происшествия является ключевой во всей европейской истории – недаром основная работа Н.А. Морозова на хронологическую тему, переиздание которой ( [3] ) вышло в 1997–2003 годах, называется "Христос". Напомним, что Н.А. Морозов датировал эти события IV веком, а статистические исследования А.Т. Фоменко показали наличие у них более позднего дубликата, и, следовательно, история IV века является литературным фантомом более поздних оригинальных событий. Одновременно с этим А.Т. Фоменко доказал, что Римская империя Оттонов–Штауфенов фантомна по отношению к Римской империи Габсбургов, и поэтому, оставляя оригинал евангельских событий в XI веке (вместо XV-го), А.Т. Фоменко изменил собственной методологии, повторив тем самым психологическую ошибку Н.А. Морозова, при астрономической датировке Апокалипсиса отбросившего наиболее подходящее решение (1486 г. н.э.), остановившись на 395 г., как в меньшей степени противоречащем мнению богословов и историков. Указанная непоследовательность в Новой Хронологии была предметом множества разговоров, отголоски которых продолжаются и сегодня, породив изрядное количество в том числе и весьма "революционных" ревизий, не имеющих естественно-научного обоснования. Мы полагаем, что эта проблема теперь уже очень близка к разрешению (чему, отчасти, посвящена эта работа).

Первому из соавторов в 1994 г. (а второй тогда учился в школе) попалась обстоятельная книга Петра Владимировича Перминова о Мальтийском ордене ( [4] ), с хронологией великих магистров на страницах 144–145 (Приложение 1). Даже при беглом прочтении её было понятно, что она прекрасно иллюстрирует идеи Морозова и Фоменко в одном, казалось бы, частном случае, который подтверждает найденную ранее закономерность, и, более того, открывает новые перспективы исследований в этой области. Очень кстати сложилось, что на кафедре Алгебро-Геометрических Вычислений УфМГУ тогда велись исследования по компьютерной алгебре, изучались методы символической динамики и фрактальной геометрии. В этой связи казалось очень интересным применить разнообразные методы анализа временных рядов к хронологической информации. Некоторые из разобранных методов не принесли ощутимого результата (помнится, пришлось отказаться от очень интересного алгоритма Нудельмана-Вунша, поскольку он оказался слишком чувствительным к малым искажениям) и в то время мы остановились на статистике, которая и принесла первое интересное решение.

С помощью MAPLE мы посчитали спектр мощности последовательности длительностей правлений Великих Магистров Мальтийского ордена (ВММО) и несущую ту же информацию автокорреляцию этой последовательности ( [5, гл. III] ). Найденные при первой же попытке результаты имели столь неожиданный и причудливый характер (оказалось, что хронология мальтийского ордена составлена из пяти повторяющихся фрагментов, немного попорченных искажениями до сих пор не вполне понятной природы), что для осмысления их потребовалось некоторое время (а точнее – 8 лет), потраченное на изучение хронологических проблем, сбор информации и попытку объяснения найденной закономерности. В 2002 году второй из соавторов применил к обнаруженному хронологическому материалу более сильный аналитический метод (называемый микроволновым анализом), позволяющий замечать локальные повторы даже в том случае, когда спектр Фурье сигнала оказывается искажён из-за возможных разладок процесса (как написано выше, в ситуации с ВММО уже анализ Фурье даёт интересные результаты). Его выводы уточнили сделанные ранее статистические расчёты.

За те несколько лет, что прошли от первого анонса результатов обсчёта хронологии иоаннитов, были напечатаны книги А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского ( [6; 7] ), был переиздан десятитомник Н.А. Морозова "Христос" ( [3] ),– многое прояснившие в проблемах хронологии. Но вот что касается собственно истории мальтийского ордена, несмотря на выход немалого числа книг, на появление большого числа сайтов в Интернете по этой теме, книга ( [4] ) так и осталась наиболее интересным источником информации на русском языке. Искать дополнительную информацию далее, откладывая публикацию уже имеющихся расчётов, нам показалось неправильным и неперспективным. Поскольку дальнейшее продвижение в затронутой теме требует специальной источниковедческой работы, экспедиций в малопопулярные уголки Европы, очень сложная задача при этом состоит в отделении истинных документов от расплодившихся в Новое время фальшивок – мы рассчитываем, что наша статья поможет поиску подобной информации. Не считая предпубликационного периода хождения нашей работы, законченный первый вариант её выставлен на сайте "Новая Хронология мировой истории" омского математика Александра Константиновича Гуца и на сайте проекта "Цивилизация". Настоящая версия работы дополнена некоторыми аргументами.

В будущем нам представляется интересным систематическое применение микроволнового анализа к данным такой природы, анализ Фурье которых не даёт понятного результата, и заделы такой работы у нас имеются. Надеемся, что они будут опубликованы в ближайшее время. Одна из целей нашей работы состоит в привлечении в хронологию новых математических методов исследования. Попутно, насколько мы понимаем, нам удалось получить существенное продвижение в решении "евангельской загадки" – наша предварительная реконструкция возможного хода событий изложена в пятой главе нашей работы.

 

2. Данные по мальтийскому ордену

Вы не можете разрешить какой-либо вопрос?
Тогда тщательно исследуйте его настоящее и прошлое!
( Мао Цзедун )

Религиозно-политический орден, называемый ныне L'Ordre de st. Jean de Jerusalem, de Rodos et de Malta (он же – мальтийский, он же – иоаннитов, он же – госпитальеров св. Иоанна) считается старейшим из военных католических орденов. Он организован, согласно преданию, в 1070 г. в Иерусалиме и существует практически в неизменной форме по cию пору (известные современные центры ордена – Рим, столица Мальты Валетта и Бубикон в Швейцарии).

Очень примечательно, что до недавнего времени каких-либо источников о нём на русском языке имелось немного: две статьи в словаре Брокгауза и Эфрона; незначительные сведения в БСЭ разных годов (и чем позднее год издания – тем они становятся скуднее); два упоминания в книге Макьявелли ( [8] ), два предложения в книге Бодена ( [9] ), не содержащие имени Великого Магистра; одна фраза в гартмановской биографии Парацельса ( [10] ), содержащая имя Великого Магистра, отсутствующее в остальных списках. В последнее время появилось множество книг, журналов, пересказывающих общепринятые вещи без какой-то серъёзной доказательной историографической базы. Появились даже фальшивые филиалы "Мальтийских орденов", в основном они распространяют общепринятые мнения, изложенные в энциклопедиях. К примеру, – официальный русскоязычный сайт группы, называющей себя "Суверенный Экуменический Военный Орден Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Рыцарей Родоса и Мальты" ( http://ordensj.narod.ru/main.html ) расположен на бесплатном хостинге и не содержит особо значимых исторических сведений. В иноязычном Интернете есть несколько интересных сайтов, посвящённых Мальтийскому ордену (например "The Grandmasters of the Sovereign Military Order of Malta" http://198.62.75.1/www1/gtl/smom/index.htm ). Там выложены хозяйственные документы ордена начиная с конца XV века (достоверность их никак не доказывается). Можно найти и галерею портретов ВММО прямо с самого основания, то есть с тех времён, когда портретной живописи просто не существовало. Впрочем и без какого-то искусствоведческого анализа понятно, что эта галерея изготовлена не ранее XVII века.


Блаженный Жерар, 1099–1120

Гарэн де Монтегю, 1207–1227

Рис. 1. Портреты великих магистров

Таким образом, наиболее полезной для изучения проблемы остаётся книга П.В. Перминова ( [4] ), – только в ней приводятся связные исторические сведения об ордене и дана полная хронология ректоров, магистров и великих магистров этой организации, выглядящая следующим образом (примечания жирным шрифтом будут объяснены позднее):

  1. Жерар ?–1120
  2. Раймон Дюпюи 1120–1158 (38)
  3. Оже де Балбен 1158–1162 (4)
  4. Арно де Ком 1162–1162 (0)
  5. Жильбер д'Ассайи 1163–1169 (6)
  6. Гастон де Моруа 1170–1172 (2)
  7. Жибер 1172–1172 (0+ 5?)
  8. Роже де Мулен 1177–1187 (10)
  9. Эрментар д'Асп 1188–1190 (2)
  10. Гарнье де Наплус 1190–1192 (2)
  11. Жоффруа де Донжон 1192–1202 (10)
  12. Альфонс де Португаль 1202–1206 (4)
  13. Жоффруа ле Ра 1206–1207 (1)
  14. Гарэн де Монтегю 1207–1227 (20)
  15. Бертран де Тесси 1228–1231 (3)
  16. Герэн 1231–1236 (5)
  17. Бертран де Ком 1236–1239 (3)
  18. Пьер де Вьей-Брид 1239–1242 (3)
  19. Гийом де Шатонеф 1242–1258 (16)
  20. Гуго де Ревель 1258–1277 (19)
  21. Никола Лорнь 1277–1284 (7)
  22. Жан де Вилье 1284–1293 (9)
  23. Одон де Пэн 1294–1296 (2)
  24. Гийом де Вилларе 1296–1305 (9)
  25. Фулк де Вилларе 1305–1319 (14-11?)
  26. Элион де Вилленёв 1319–1346 (27)
  27. Дьедонне де Гозон 1346–1353 (7)
  28. Пьер де Корнейян 1353–1355 (2)
  29. Роже де Пэн 1355–1365 (10)
  30. Раймон Беранже 1365–1374 (9)
  31. Робер де Жюийяк 1374–1376 (2)
  32. Жан Фернандес де Эредиа 1376–1383 (7)
  33. Ришар Каррагиоло 1383–1395 (12)
  34. Филибер де Найяк 1396–1421 (25)
  35. Антуан Флювиан де ля Ривьер 1421–1437 (16)
  36. Жан де Ластик 1437–1454 (17)
  37. Жак де Мийи 1454–1461 (7)
  38. Пьер Раймон Закоста 1464–1467 (3)
  39. Жан-Батист Орсини 1467–1476 (9)
  40. Пьер д'Обюссон 1476–1503 (27)
  41. Эмери д'Амбуаз 1503–1512 (9)
  42. Ги де Бланшефор 1512–1513 (1)
  43. Фабрис дель Карретто 1513–1521 (8)
  44. Филипп Вилье де л'Иль Адам 1521–1534 (13)
  45. Пьер дель Понте 1534–1535 (1)
  46. Дидье де Сен-Жайль 1535–1536 (1)
  47. Жан де Хомедес 1536–1553 (17)
  48. Клод де ля Сенгл 1553–1557 (4)
  49. Жан Паризо де ля Валетт 1557–1568 (11)
  50. Пьер дель Монте 1568–1572 (4)
  51. Жан л'Эвек де ля Кассьер 1572–1581 (9)
  52. Гуго Лубенс де Вердала 1581–1595 (14)
  53. Мартин Гарзез 1595–1601 (6)
  54. Алоф де Вильякур 1601–1622 (21)
  55. Луи Мендез де Васконселлос 1622–1623 (1)
  56. Антуан де Поль 1623–1636 (13)
  57. Жан де Ласкарис-Кастеллар 1636–1657 (21)
  58. Мартин де Редэн 1657–1660 (3)
  59. Анне де Клермон-Жессан 1660–1660 (0)
  60. Рафаэль Котонер 1660–1663 (3)
  61. Никола Котонер 1663–1680 (17)
  62. Грегуар Карафа 1680–1690 (10)
  63. Адриен де Виньякур 1690–1697 (7)
  64. Раймон Переллос и Роккафуль 1697–1720 (23)
  65. Марк Антуан Зондадари 1720–1722 (2)
  66. Антуан Маноэль де Вильена 1722–1736 (14)
  67. Раймон Дюпюи 1736–1741 (5)
  68. Эммануил Пинто де Фонсека 1741–1773 (32)
  69. Франсис Хименес де Тексадо 1773–1775 (2)
  70. Эммануил де Роган-Полдю 1775–1797 (22)
  71. Фердинанд фон Гомпеш 1797–1799 (2)
  72. Павел I 1798–1801 (3)
  73. Жан-Батист Томмази 1803–1805 (2)

Отметим наличие расхождений в использованных источниках:

Указанные противоречия проще всего объяснить тем обстоятельством, что окончательная версия истории ордена оформилась совсем недавно, и представлена в ( [4] ); противоречия же в ( [4] ) можно объяснить оговоркой, которая может многого стоить при более тщательном изучении истории иоаннитов. Но можно ожидать обнаружения и более серьёзных причин для противоречий в официально принятой версии. Вот небольшой пример. Согласно династическому параллелизму между Римско-германской империей Штауфенов и Римско-германской империей Габсбургов со сдвигом на 362 года, обнаруженным А.Т. Фоменко ( [1, стр. 145, 357–359] ), фантомный Фридрих I Барбаросса имеет свой оригинал – Карла V в первой половине XVI века. П.В. Перминов же, описывая первую половину XVI века, сообщает:

"Передавая Мальту и Триполи рыцарям, Карл V стремился создать в центральном Средиземноморье мощный форпост, надеясь на то, что рыцари помогут положить конец набегам северноафриканских пиратов на побережье южной Европы. Корсары знаменитых братьев Хайруддина и Аруджа Барбароссы, из года в год совершавшие набеги на города и селения побережья южной Франции и Италии, безраздельно господствовали в центральном и западном Средиземноморье". ( [4, стр. 31] )

Но и в иерусалимской истории иоаннитов конца XII века (где историками поселён Фридрих Барбаросса) обнаруживается фантом арабского Барбароссы:

"Госпитальеры были в зените своей славы, когда Саладдин изгнал крестоносцев из Иерусалима в 1187 году. Знаменитый арабский полководец, снискавший себе славу как не только искусный, но и весьма справедливый воин, по каким-то причинам питал к госпитальерам особую антипатию. ... Преемник Саладдина султан Бейбарс одержал ряд новых блестящих побед над крестоносцами". ( [4, стр. 16] )

Поразительное совпадение: связанная пара противников госпитальеров Хайруддин–Барбаросса воскресает, повторяя подвиги другой пары Саладдин–Бейбарс, и делают они это ни как попало, а в согласии с хронологическим сдвигом, открытым А.Т. Фоменко статистическим способом, никак историю мальтийского ордена не учитывавшем!

Для полноты картины, здесь же приведём фрагменты из книг XVI века, касающиеся мальтийского ордена и не содержащие очевидного противоречия с традиционной исторической теорией:

"Сперва предприятие это увенчалось славным успехом: вся Азия, Сирия и часть Египта оказались во власти христиан. Тогда и возник орден иерусалимских рыцарей, существующий и поныне и владеющий островом Родосом, единственной твердыней против мусульман. Основался также орден храмовников, который через малое время весьма плохо кончил из-за развращённости своих членов." ( [8, кн.1, стр. 29] )

"Турецкий султан Мухаммед во главе весьма грозного войска обложил Родос и осаждал его в течение многих месяцев. Но хотя силы и упорство осаждающих были очень велики, сопротивление осаждённых оказалось ещё сильнее, и они с такой доблестью и яростью оборонялись против столь мощных сил, что Мухаммеду пришлось с позором снять осаду." ( [8, кн.8, стр. 331] )

"Король Галлии сам был захвачен в плен, а немного позднее Рим был взят испанцами, а Родос – турками." ( [9, гл. V, стр. 132] )

"Не так давно родосцы, потерпев поражение от турок, переселились на Крит." ( [8, гл. IX, стр. 309] )

Считается, что Макьявелли написал свою "Историю Флоренции" ( [8] ) в 1520 году, а Боден "Метод лёгкого познания истории" ( [9] ) – в 1565 г. Оба они описывают Родосскую эпопею, начавшуюся в 1479 г. и закончившуюся капитуляцией рыцарей в 1522 г. По всей видимости, именно этому времени посвящён следующий фрагмент Светония, в книге III "Тиберий", 11:

"Из Остии он поплыл вдоль берега Кампании. Здесь он задержался было при известии о нездоровье Августа; но так как пошли слухи, будто это он медлит, не сбудутся ли самые смелые его надежды, он пустился в море почти что в самую бурю и достиг, наконец, Родоса. Красота и здоровый воздух этого острова привлекли его ещё тогда, когда он бросил здесь якорь на пути из Армении.

Здесь он стал жить как простой гражданин, довольствуясь скромным домом и немногим более просторной виллой. Без ликтора и без рассыльного он то и дело прогуливался по гимнасию и с местными греками общался почти как равный. Однажды, обдумывая утром занятия наступающего дня, он сказал, что хотел бы посетить всех больных в городе; присутствующие неправильно его поняли, и был издан приказ принести всех больных в городской портик и уложить, глядя по тому, у кого какая болезнь. Поражённый этой неожиданностью, Тиберий долго не знал, что делать, и наконец обошёл всех, перед каждым извиняясь за беспокойство, как бы тот ни был убог и безвестен. ..." ( [11, стр. 132] )

Идея о том, что опальному полководцу просто захотелось осмотреть всех заболевших на острове, является нелепой. Кто ему - эти больные родосские греки? А сколько усилий потребовалось бы для переноски их в одно место из их домов, и как бы это отразилось на их здоровье? Но если допустить, что Тиберий Нерон решил пообщаться с раненными ветеранами осады острова,– тогда сообщение Светония приобретает смысл и логику; легко объяснимо и то обстоятельство – каким образом события XV-XVI веков попали в книгу Светония. Оказывается, современный вид "Жизнь XII Цезарей" приобрела только в XVII веке, после того как в издании 1610 года Исаак Козабон разделил текст Светония на отдельные книги ( [11, стр. 453] ), а в середине XVI века номенклатура избранной дюжины Цезарей была иная: согласно Бодену ( [9, стр. 329] ), в книгу Светония входило жизнеописание Нервы, в современном же тексте от Нервы осталась только одна строчка в книге о его предшественнике Домициане ( [11, стр. 356] ).

Чтобы получить некоторое представление о степени искажённости истории ордена во время Родосской эпопеи, надо учесть, что почётная сдача Родоса Сулейману Великолепному произошла при магистре Филиппе Вилье де л'Иль Адаме, который был избран магистром заочно, накануне этого события, и прибыл для исполнения обязанностей из Франции ( [4, стр. 28] ), а французский король Франциск I (1515–1547), воюя с императором Карлом V (1519–1556), заключил союзный договор с Сулейманом I (1520–1566) и его алжирским бейлербеем Барбароссой. Сближение военно-политических интересов Франции и Турции началось ещё при Карле VIII (1483–1498), как это описано в "Мемуарах" Филиппа де Коммина ( [12, стр. 303, 308, 314, 357] ). Следует отметить также, что в книге Коммина нет никаких следов упоминания родосских (мальтийских) рыцарей, их магистров, госпиталей, да и сам Родос упомянут лишь однажды, при описании смерти Людовика XI (1461–1483):

"Турок, ныне царствующий, направил к нему посла, который доехал до Прованса. Но король не пожелал принять его и не позволил ему ехать дальше. Посол вёз ему большой список реликвий, оставшихся в Константинополе в руках Турка, которые тот предлагал королю вместе с большой суммой денег, чтобы король соблаговолил получше охранять брата этого Турка, находившегося в нашем королевстве в плену у родосцев. Сейчас он в Риме, в руках папы.

Из всего сказанного можно понять, сколь умён и велик был наш король, и то, как его уважали и почитали в мире, как лечили его, чтобы продлить ему жизнь, и благочестивыми, угодными богу средствами, и мирскими. Однако всё это было бесполезно, и он должен был перейти туда, куда перешли и его предшественники. ..." ( [12, стр. 251] )

И это молчание выглядит очень красноречиво на фоне традиционной версии о значительной военной и политической роли госпитальеров в это время, об их огромных познаниях в медицинском деле. Слова Коммина поразительно контрастируют с сообщениями историков ХХ века:

"Ещё при жизни Мехмета II у д'Обюссона сложились хорошие отношения с Джемом, побывавшим на острове в качестве турецкого посла. Потерпев неудачу в попытках завладеть троном османов вооружённым путём, Джем обратился за помощью к своему старому знакомому. Когда летом 1482 года претендент на султанский престол посетил Родос, ему был оказан королевский приём. Осенью того же года Джем был отправлен во Францию на корабле госпитальеров. Опасаясь, что его честолюбивый брат может быть использован папой и главами королевских домов Европы, Баязет пошёл на подписание соглашения с д'Обюссоном, согласно которому Ордену была выплачена компенсация за ущерб, понесённый во время осады Родоса. Когда Пьер д'Обюссон скончался на Родосе в возрасте 80 лет, ни у кого не было сомнений, что из жизни ушёл один из выдающихся деятелей Ордена св. Иоанна." ( [4, стр. 27–28] )

Мы убеждаемся, что знания современников героических событий о госпитальерах очень поверхностны, весьма незначительны, и даже имена героев им неизвестны, а уже в конце XIX века история мальтийских рыцарей становится известна со многими противоречивыми подробностями. Что это может означать – мы поймём после некоторого математического исследования их хронологии.

Конец второй главы

3. Статистика

Не обильное познание питает душу
и её удовлетворяет, но внутреннее
прочувствование вещи и
наслаждение её содержанием
( И.Л. Лойола )

Заметим, что первый магистр в таблице имеет неизвестную продолжительность своего управления, а второй – слишком большую на фоне ближайших его преемников, и поскольку он попадает в легендарную временную зону, сочтём и сведения о нём легендарными. Возьмём данные о длительностях управления 70 последующих великих магистров: с №3 по №72, и вычислим их автокорреляцию (см. Табл. 1 ниже) по формуле:

где - это среднее значение длительностей, а функция остатка от деления mod 70 принимает в нашем случае значения от 1 до 70, как и индекс k.

сдвиг 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
значение 1 -.08 .02 -.08 .07 0 .04 .13 -.07 -.11 .03 -.09 -.08 -.09 .33 -.11
16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
0 -.04 -.09 -.22 0 .17 -.08 -.12 -.06 -.2 .02 .04 .27 -.1 .02 -.14 .1 -.08
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
.03 .17 .03 -.08 .1 -.14 .02 -.1 .27 .04 .02 -.2 -.06 -.12 -.08 .17 0 -.22
52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
-.09 -.04 0 -.11 .33 -.09 -.08 -.09 .07 -.11 -.07 .13 .04 0 .07 -.08 .02 -.08

Таблица 1. Автокорреляция длительностей магистратов

Мы видим, что наибольших значений автокорреляция достигает при сдвигах на 14, 28, 42, 56 позиции. Аналогичное явление наблюдается при изучении спектра мощности дискретного сигнала x(k), k = 1, ..., 73.

При незначительных изменениях в хронологической таблице (отмечены жирным шрифтом в списке агистров) данный эффект можно усилить (см. Рис. 2 ниже):


Рис. 2. Автокорреляция подправленных длительностей магистратов

Теперь коэффициенты автокорреляции становятся более резкими (см. табл. 2):

сдвиг 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
значение 1 -.06 -.03 -.12 .1 -.08 -.06 .23 -.05 -.09 .01 -.15 -.11 -.01 .47 -.09
16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
-.13 0 -.03 -.2 -.11 .24 -.06 -.13 -.02 -.13 -.05 -.04 .41 -.07 -.08 -.12 .07 -.15
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
.05 .19 .05 -.15 .07 -.12 -.08 -.07 .41 -.04 -.05 -.13 -.02 -.13 -.06 .24 -.11 -.2
52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
-.03 0 -.13 -.09 .47 -.01 -.11 -.15 .01 -.09 -.05 .23 -.06 -.08 .1 -.12 -.03 -.06

Таблица 2. Автокорреляция подправленных длительностей магистратов

Столь высокая чувствительность данных к ничтожным, но вполне мотивированным по смыслу изменениям свидетельствует о том, что нам удалось "зацепить" природу этих данных и убрать из них поздние искажения. Высокая автокорреляция сообщает нам, что отрезки по 14 последовательных правителей могут быть близки по своему содержанию, коррелировать друг с другом.

Действительно, взаимная корреляция пяти последовательных фрагментов
,
вычисляемая по формуле:
даёт результат далёкий от независимости, особенно в отношении второго и третьего фрагментов:

corr I II III IV V
I 1 0.71 0.62 0.33 0.61
II 0.71 1 0.87 0.41 0.54
III 0.62 0.87 1 0.15 0.45
IV 0.33 0.41 0.15 1 0.51
V 0.61 0.54 0.45 0.51 1

Таблица 3. Числовая корреляция фрагментов

Для сравнения,– в дендрохронологии корреляция ширины колец на одновременно высаженных соседних деревьях может не достигать величины 0.5, а на отдельном дереве в разных пробах колеблется в пределах 0.88–0.97 ( [13, стр. 71, 64] ), и такой уровень корреляции считается достаточным для наложения при составлении дендрохронологической шкалы. В нашей ситуации "хуже всего" себя ведёт фрагмент-IV ( №45 – №58, 1534 – 1660 гг. ), может быть, именно потому, что он отчасти содержит в себе реальные сведения и не построен по какому-то идеальному шаблону, как предыдущие фрагменты.


Рис. 3. Визуальная корреляция фрагментов

Проследим за историческими параллелизмами, которых удалось найти немного, возможно, из-за недостатка в сведениях, уже упомянутого во введении. Необходимо так же отметить наличие локального максимума корреляции,– порядка 20%, на половине найденного периода: "двугорбого" и "одногорбого верблюдов" на Рис. 3. Благодаря ему первая половина списка коррелирует со второй половиной (сдвиг на 35 позиций) с величиной 17-19%, но именно этот статистически малозначимый сдвиг согласуется с династическим параллелизмом между империей Штауфенов и империей Габсбургов, что обсуждалось в предыдущей главе в разделе о Барабароссах. Такое рассогласование в сдвигах мы объясняем тем, что история мальтийского ордена писалась значительно позднее общеевропейской истории и при этом процессе использовались совсем иные приёмы, заглушившие отчасти те, которые породили глобальные хронологические сдвиги, обнаруженные Н.А. Морозовым и А.Т. Фоменко. Сейчас мы будем обсуждать только локальные параллелизмы внутри истории госпитальеров и возможные причины их появления. Для этого снова обратимся к Рис. 3. Отметим, что четыре разреза в потоке ВМ №3 – №72 сделаны нами произвольно, и, возможно, они не имеют реального содержания. Однако, они попадают на период анархии при ВМ №44 после капитуляции Родоса и на раскол в Ордене после капитуляции Мальты Наполеону в 1798 г. и избрания некатолического ВМ №72,– дубликатные события отмечены одинаковыми символами-метками. Важно заметить, что последнее по времени появление всего комплекта этих символов захватывает два последних фрагмента, с 1534 года по 1801-ый. Это может означать, что предыдущие три фрагмента, с 1158 года по 1534-ый, являются фантомными и изготовленны искусственным способом из последних:

I: с 3 по 16 (1158–1236 гг.)
† в 1187 г. при магистре №8 Роже де Мулене египетский и сирийский султан Юсуф Салах-ад-Дин изгоняет крестоносцев из Иерусалима;
‡ в 1219 г. крестоносцы осаждают крепость Дамиетту, которую египтяне, по неведомым ныне причинам, чрезвычайно ценят, предлагая в обмен на неё мир и Палестину. Крестоносцы на мир не соглашаются.
II: с 17 по 30 (1236–1374 гг.)
+ упоминается о захвате арабами Иерусалима в 1244 г., в 1249 г. поражение крестоносцев при Мансуре в Египте. Магистр попал в плен, но какой именно – мы выяснить не сумели. Ещё одна параллель в Европе: с 1209 г. во ``французской Иудее'' идут альбигойские войны, 15 марта 1244 г. захвачен последний оплот катаров – крепость Монсегюр;
† в 1291 г. при великом магистре №22 Жане де Вилье турки изгоняют крестоносцев из Иерусалима и Акки. Орден эвакуируется на о. Кипр;
‡ в 1309 г. великий магистр №25 Фулк де Вилларе вместе с генуэзским пиратом Вильоло де Вильоли отвоёвывают у греков о. Родос. Дядя Фулка де Вилларе, великий магистр №24 – Гийом = Вильям де Вилларе походит на фонетический дубликат пирата Вильоло де Вильоли. Резиденция Ордена переносится на Родос. В истории Ордена наступает героический период: великий магистр №27 Дьедонне де Гозон убивает дракона, захватывает у турок Смирну.
III: с 31 по 44 (1374–1534 гг.)
+ в 1402 г. при ВМ №34 Филибере де Найяке Тимур отнимает у Ордена Смирну, госпитальеры союзничают с египетскими мамелюками,– при этом магистре в 1413 г. неаполитанский король Владислав (Ланселот) захватил и разграбил Рим;
† в 1453 г. при ВМ №36 Жане де Ластике султан Мехмет–II захватывает Константинополь, становится императором;
‡ в 1479-81 гг. при ВМ №40 Пьере д'Обюссоне две осады Родоса турками (упоминаются в [5, кн.1,гл.17; прим.72 к кн.8]). Вторая – под предводительством самого Мехмета–II, который в дороге умирает. №40 тяжело ранен в 1480 г.
IV: с 45 по 58 (1534–1660 гг.)
+ в 1551 гг. при ВМ №47 корсары Драгут и Синан-паша изгоняют госпитальеров из Триполи (Африканского), нападают на Мальту (куда Орден переместился в 1530 г. после капитуляции Родоса Сулейману Великолепному в 1523 г. при ВМ №44);
† в 1551 гг. при ВМ №49 "Великая осада" Мальты турками под предводительством Драгута, Пиали, Мустафы-паши. (Их император – Сулейман Великолепный.)
V: с 59 по 72 (1660–1801 гг.)
‡ на Мальте установилась тирания ВМ №68, чернокнижника и алхимика, привела к разорению финансов и, наконец, к восстанию при №69 в 1775 г.
Таблица 4. Главные дубликатные события I: с 3 по 16 (1158–1236 гг.)

В следующей главе мы приведём аналитический метод, вполне заменяющий статистический поиск автокорреляций, изложенный выше. Продуктом его является цветная картинка-график функции двух переменных, аналогичная геодезическому изображению уровней поверхностей в трёхмерном пространстве. Более светлые области изображают бoльшие значения высоты, более тёмные - меньшие. По своему значению такой график функции несёт больше информации, чем спектр мощности и таблица автокорреляций (см. Табл. 1 и 2). И тот, и другой методы предназначены для поиска возможных внутренних повторов, но для полноты обоснования наличия внутренних параллелизмов остаётся необходимым детальное исследование подозрительных на дубликатность кусков, как это проделано в Табл. 3–4 и Рис. 3, – и без такого исследования высокие автокорреляции и соответствующие им светлые полосы на графике модуля W-преобразования позволят судить лишь о гипотетическом наличии дубликатов.

Конец третьей главы


4. Вейвлеты

Там, где терпит неудачу язык математики,
человеческий дух ничего уже не сможет
понять и узнать. ( Н. Кузанский )

Исследуем последовательность длительностей правления магистров при помощи комплексного вейвлет-преобразования. Идея этого метода заключается в свёртке исследуемого сигнала с финитной базисной функцией ψ(t), моделирующей уединённую комплекснозначную волну, называемой вейвлетом (всплеском) и в последующем изучении полученного интегрального преобразования исходной функции. Мы попадаем в один специальный случай операционного исчисления, изобретённый Ингрид Добечи. Популярному введению в эту теорию посвящён восьмой номер "Компьютерры" за 1998 г., смотри, например, статью Л.И. Левковича-Маслюка ( [14] ) ( http://www.computerra.ru/offline/1998/236/1123/ ), более основательная статья Н.М. Астафьевой о вещественных вейвлетах ( [15] ) ( http://www.ufn.ru/ufn96/ufn96_11/Russian/r9611a.pdf ) является хорошим пособием для университетов.

Анализируя модуль вейвлет-преобразования, можно выявить некоторые свойства исследуемой последовательности (такие, как локальная периодичность). Свёртка вычисляется по формуле:

В своей работе в качестве базисного вейвлета мы использовали функцию Морли. Для иллюстрации метода покажем модуль комплексного вейвлет-преобразования синусоиды с периодом 14:


Рис 4. Модельный сигнал


Рис. 5. Модуль вейвлет-преобразования |W(a,b)|

На модуле вейвлет-преобразования синусоиды (см. Рис. 4 выше) мы можем увидеть яркую полосу на высоте, соответствующей её периоду. Комплексное вейвлет-преобразование может указывать на скрытые внутренние корреляции последовательностей даже там, где их сложно ожидать. Рассмотрим, к примеру, слово Туэ-Морса:

0110100110010110100101100110100110010110011010010110100110010110...

Сочтём его графиком кусочнопостоянной функции с шагом 1, принимающей значения "0" и "1". Тогда модуль вейвлет-преобразования на отрезке [0; 256] будет выглядеть следующим образом:


Рис. 6. Модуль W-преобразования слова Туэ-Морса

Заметим, что несмотря на то, что слово Туэ-Морса является сильно бескубным ( в частности, из этого следует, что в нём не встречаются трёх одинаковых последовательных участков,– см. [16, гл. 1] ), неровная светлая полоса на уровне 3-х свидетельствует о том, что это слово статистически очень похоже на 3-периодическое и имеет так же локальную автокорреляцию с периодом около 5-ти (всего лишь!). Очень интересны регулярные тёмные пятна, указывающие на сильную локальную автоантикорреляцию с периодами около 1, 2, 4, 8. Теперь, экспериментально узнав об этом факте, можно доказать его строго математически (идею подобного доказательства нам предложил Леонид Самойлов, но оно выходит за рамки нашей работы).

Если мы рассмотрим модули вейвлет-преобразований, соответствующих длительностям магистратов (см. Рис. 8 ниже, на Рис. 7 изображена гистограмма длительностей управления последовательных магистров, первому из них, - Жерару, сопоставлено нулевое значение, - см. список магистров в начале главы 2), то можем увидеть отчётливую полосу, выявляющую смазанный период порядка 14-ти – он локализован во второй половине списка. Яркое пятно на уровне 7-ми соответствует локальной 7-периодичности, наоборот, – в первой половине списка, погашающейся во второй.


Рис. 7. Длительности магистратов


Рис. 8. Модуль W-преобразования, a до 20

Рассмотренное ранее локальное исправление хронологии ордена (см. Рис. 2 выше; гистограмму на Рис. 9 ниже) приводит к усугублению эффекта, при этом становится немного более отчётливой полоса на высоте 14 во второй половине списка, но особенно – яркое пятно в районе 7-ми в первой половине (см. Рис. 10 ниже). Наши исследования комплексного вейвлет-преобразования показали, что яркость полос локальных автокорреляций зависит от параметра "а", – в некотором смысле обратная к "а" величина характеризует "энергию" входящей в разложение волны, и поэтому более короткие автокорреляции "светятся" ярче. Этот эффект можно (и наверное нужно) снять, убрав множитель перед интегралом в формуле вейвлет-преобразования. Но вейвлет-преобразователь, которым мы пользовались, запрограммированный С.В. Чесноковым, пока что работает по классической схеме И. Добечи. Это необходимо учитывать при анализе полученных изображений.


Рис. 9. Подправленные длительности магистратов


Рис. 10. Модуль W-преобразования, a до 20

Можно более отчётливо рассмотреть пятно соответствующее локальной автокорреляции со сдвигом на 7 магистров (см. Рис. 10. ниже) – изменение рисунка связано с изменением масштаба изображения:


Рис. 11. Модуль W-преобразования, a до 10

Приведённые расчёты и их результирующее изображение (см. Рис. 7, 9, 10 выше) наглядно иллюстрируют наличие внутренних корреляций в хронологии Мальтийского ордена.

Конец четвертой главы

5. Заключение с гипотезами и разоблачениями

В то время, как наша современная наука международна
и едина, как едина всякая истина, религиозные учения
национальны и разнообразны, как и все заблуждения.
Действительно, попасть в цель можно только стреляя
по одному направлению, а промахнуться по многим.
( Н.А. Морозов "АЗИАТСКИЕ ХРИСТЫ" )

Эта глава не содержит математических формул и вычислений. Она построена на исторических сообщениях, и имеет целью согласовать их со здравым смыслом и наукой, изложенной в предыдущих главах. В этом смысле текущую главу можно назвать "гуманитарной", поэтому она длиннее предыдущих, и мы заранее просим извинения у читателя за этот недостаток. Надеемся, что наши идеи не затеряются в наших словах и иллюстрациях.

Каковы же выводы из приведённых выше расчётов и наблюдений? Мы убедились, что сведения о мальтийском ордене в XVI-ом веке ещё очень скудны, а уже в XIX-ом весьма подробны и противоречивы. Таким образом, можно заключить, что исследованная выше хронологическая информация возникла в период XVI-XIX вв. Об этом же свидетельствуют "параллелизмы" изображённые на Рис. 3, гл. 3 и Таблица 4, гл. 3. Кстати, об этом мы можем узнать и из книги Петра Владимировича Перминова ( [4, стр. 65–70] ), если внимательно читать написанное там между строк (а это есть необходимое умение для понимания современной исторической литературы):

"На следующий день мы отправились в Национальную библиотеку. Здесь хранится не только самое полное собрание книг по истории Мальты, но и архивы Ордена за период с 1107 по 1798 год, а так же документы системы местного самоуправления, существовавшей на острове с конца XIII века. Одни архивы Ордена составляют около 7 тысяч единиц хранения, включая древние пергаменты, манускрипты и папки, в которых подшита корреспонденция". (стр. 65)

"В XVIII веке на Мальте жило от 700 до 1000 рыцарей, представлявших семь или восемь наций. На каком языке они общались между собой? Только не на мальтийском. Из великих магистров его знал только Роган. И не на латыни, поскольку среди рыцарей было не так много людей, получивших всестороннее образование. Наиболее распространенными языками среди членов Ордена являлись французский и итальянский.

Это естественно: более половины рыцарей были французами. Их три языка располагали 272 командорствами во Франции. Мальтийцев в Орден не принимали. Единственным исключением был некий кавалер де Майе.

Орден по-прежнему оставался самым аристократическим в Европе. Отпрыск французской дворянской фамилии, желавший вступить в него, был обязан представить доказательства благородного происхождения в восьми восходящих поколениях. Итальянцы требовали только четыре колена дворянства, но древность рода должна была составлять не менее двух веков. Языки Арагона и Кастильи, к которым относилась и Португалия, также ограничивались четырьмя коленами благородного происхождения. Их основной заботой было доказать, что в венах кандидатов в рыцари не течёт ни капли мавританской или еврейской крови. Строже всего к этому вопросу подходили в англо-баварском языке. От немецких рыцарей требовали шестнадцать колен дворянства. Немцы не принимали в Орден дворян, выдвинувшихся на гражданском поприще, тем более купцов. Членом англо-баварского языка не мог бы стать даже незаконнорожденнный принц королевской крови.

Доказательства благородного происхождения изучались самым тщательным образом сначала на месте, а затем специальной комиссией на Мальте. Значительную часть орденского архива занимают генеалогические таблицы рыцарей. Окончательно кандидатура нового рыцаря одобрялась капитулом Ордена. Только папа мог помочь кандидату, если хотя бы в одном из шестнадцати колен его благородное происхождение было поставлено под сомнение". (стр.66-67)

"Однако в целом прогресс на Мальту приходит медленно. Первые печатные дворы появляются только в XVIII веке. Тогда же, во времена великого магистра Рогана, обретает наконец постоянное пристанище библиотека Ордена. Университет на Мальте был основан в 1769 году на базе иезуитского коледжа, закрытого после запрещения Римом Ордена иезуитов. Его дипломы были признаны в Италии. Кроме рыцарей в университете учились и молодые мальтийские аристократы. Действовала кафедра арабского языка и культуры. Мальтиец Антонио Вассало, профессор арабского языка, подготовил первую научную грамматику и словарь арабского языка. В 1782 году парижская Академия надписей смогла восстановить некоторые из отсутствующих букв финикийского алфавита, используя найденные на Мальте обломки плит с параллельными надписями на финикийском и греческом языках. Адмирал галерного флота Мальты бальи де Фреслен и рыцарь Луи де Буажелен первыми заинтересовались великолепными неолитическими храмами, которые были раскопаны под их наблюдением". (стр. 69–70)

О чём мы здесь можем узнать? Во-первых, о не очень-то и больших архивах Ордена,– всего на 7 тысяч единиц, что вполне понятно, даже если история иоаннитов столь богата событиями, какой её считали до сегодняшнего дня: Палестина (1107–1291), Кипр (1291–1310), Родос (1310–1523), Триполи (1530–1551), Мальта (1530 – наст. вр.). При этих значительных перипетиях, каким образом удалось бы сохранить архивы домальтийского периода? На подобные вопросы историки редко дают ответ, подтверждая общее правило о том, что всякая история допечатного периода полна чудес и сказочных приключений. Вместе с тем сама жизнь требовала от рыцаря участия в сказке – как иначе предоставить документальное доказательство о дворянстве в 16 поколениях? – Ведь это генеалогическое дерево возрастом более 300 лет! Но если есть запрос в обществе, найдутся и те, кто его выполнит. И мы видим, что люди способные учёностью завелись на Мальте в том же XVIII веке, когда Орден обзавёлся, наконец, своей библиотекой при магистре № 70 Рогане-Полдю (1775–1797). А до этого времени, наверное предполагается, что архивный том от 1107 г. хранился в окованном сундуке?

Достоверность истории ордена хорошо иллюстрируется предложением об основании в 1769 году университета на "базе иезуитского колледжа, закрытого после запрещения Римом Ордена иезуитов". Но ведь Орден иезуитов был запрещён Климентом XIV буллой "Dominus ac Redemptor" лишь 21 июля 1773 г.! Мальтийский гроссмейстер же "прогнал иезуитов" 23 апреля 1768 г., следуя политике французких и испанских Бурбонов и вопреки воле Климента XIII. А кто же тогда преподавал в новооткрытом университете, и разве были для этого дела кадры помимо самих иезуитов, державших школьное первенство в Европе в указанное время? Очевидно, что всплеск мальтийской археологии, филологии и архивистики необходимо связывать с деятельностью иезуитов. О том, как проходила их работа в Китае, Индии и Европе можно представить по сохранившимся документам, открытым для исследования только в ХХ веке.

В 1624 году умер антверпенский иезуит Росвейд, оставивший после себя много необработанного материала агиографического характера. Для приведения в порядок оставшегося наследия орден иезуитов назначил комиссию из своих членов в составе Болланда (1596–1665), Геншена (1600–1680) и позднее – Папеброха (1628–1714). Группа учёных-иезуитов, занявшихся редакцией старых сведений по истории Церкви и поиском новых получила название "болландистов". Первая часть их труда вышла в 1643 году, но их работа не окончена по сегодняшний день – периодический орган Analecta Bollandiana продолжает публиковать новые материалы, болландисты выпускают новые тома,исправляют старые, публикуют новонайденные манускрипты. Некоторые подробности можно найти в Энциклопедии ( [17, т.I, стр. 293–294] ) – в статье "Болландисты", а так же в Интернете, по названию их журнала.

О характере работы болландистов можно узнать на примере отредактированной ими истории ордена кармелитов. Какие жестокие историографические баталии велись в 17 веке!– ход закулисной борьбы за приоритеты вокруг папского трона пока ещё можно отследить в доступных публикациях:

"Резкое разногласие Папеброха с ведущими начало своего ордена от пророка Ильи кармелитами привело его к долгой полемике с ними ..." ( [17, т.I, стр. 293] )

"Кармелиты, монашеский орден, основан в 12 в. калабрийцем Бертольдом, создавшим на горе Кармель (в Палестине), где, по преданию, жил пророк Илия, скит отшельников ...

"... [кармелиты] в 1248 г. переселились на Кипр, откуда перебрались в Сицилию и основали ряд "пустынь" во Франции и Англии..."

"В соперничестве с францисканцами и доминиканцами К. опирались на легенды, которыми они окружали начало своего ордена, возводимого ими к самому Илии, и на особое покровительство Девы Марии, дарованное будто бы их ордену. Чудесную силу приписывали носимому ими скапуляру – двум полоскам серой материи, надеваемым на грудь и спину,– образец которого, по их словам, сама Богоматерь передала их приору Симону Стоку (ум. в 1265). Это было подтверждено буллой папы Иоанна XXII от 1320 ..."

"В 14-15 вв. орден утратил свою прежнюю строгость жизни и популярность..."

"Противникам, преимущественно болландисту Папеброху, удалось доказать фантастичность и необоснованность легенд о происхождении ордена, но спор был прекращён папским бреве 1698 г., запретившим дальнейшее обсуждение темы." (Карсавин Монашество в средние века,– СПб, 1912) ([17, т.I, стр. 687] )

Видимо, непросто сейчас обнаружить подробности этих споров, выяснить аргументы сторон. Надо заметить, что претензии кармелитов на близость пророку Илье (жившему, якобы, в IX в. до н.э.) и Богоматери кажутся нелепыми лишь в традиционной хронологии, созданной богословами XVI и XVII веков. А в научной хронологии Н.А. Морозова и А.Т. Фоменко эти странности исчезают. Пророк Илья, согласно династическим параллелизмам Н.А. Морозова, есть дубликат Иисуса Христа (из, якобы, I в. н.э.) и Василия Великого (из, якобы, IV в. н.э.); согласно вычислениям А.Т. Фоменко, нашедшего следующие параллелизмы, мы имеем ещё одного дубликата Ильи-пророка в лице Григория VII Гильдебранда, который в свою очередь, сам является фантомным персонажем, переселённым под чужим именем в XI век из правильного XV-го, когда, видимо, и происходили библейско-евангельские события.

Эта реконструкция подтверждается свидетельствами следующего XVI-го века. Посмотрим, к примеру, на фрагмент картины Питера Брейгеля Старшего "Несение креста" (1563–1564). Здесь (см. Рис. 12 ниже) изображены два разбойника, которых, согласно Евангелиям, распяли рядом с Иисусом. Их везут на телеге, и рядом с каждым разбойником сидит монах. Благоразумный разбойник, сидящий позади, держит в связанных руках крест, он прислушивается к монаху в серой рясе, которую носили францисканцы, – на лице разбойника выражается доверие к его словам. Неблагоразумный разбойник, сидящий впереди, – в отчаянье, со святым отцом в чёрной доминиканской рясе не общается. Брейгель весьма реалистично отразил психологическое содержание евангельского рассказа. Характерен фрагмент несения креста Иисусом (чтобы посмотреть картину целиком, щелкните на фрагменте с монахами) – ему помогают несколько крепких мужичков (двое из них попали на левый край Рис. 12 – фигуры в белых майках). Брейгель понимает, что измученный бессонницей и пытками человек был бы не в состоянии протащить на себе ни крест, ни его перекладину, как это представляют современные иллюстраторы Евангелия и кинорежиссёры. Но при этом Брейгеля не смущает факт присутствия рядом с Иисусом монахов с христианской символикой – он считал, что так и было.

Увеличить изображение
Рис 12. Монахи при распятии Иисуса Христа (95 kb)

Другие примеры нам предоставил Лука Кранах Старший (1472–1553). Его гравюры взяты из книги ( [18] ),– на Рис. 13 мы видим Каиафу в монашеской рясе и епископской митре, украшенной полумесяцем, – характерны языческие украшения храма, на пороге которого Каиафа раздирает свой карман.


Рис. 13. Лука Кранах, "Христос у архиерея Каиафы"
  1. Онъ же молчаше и ничтоже отвечаваше. Паки архiерей вопроси его и глагола ему: ты ли еси хрстосъ, снъ блгсвеннаго;
  2. Iисъ же рече: азъ есмь: и оузрите сна члвеческаго о десную седяща силы и грядуща со облаки небесными.
  3. Архiерей же растерзавъ ризы своя, глагола: что еще требуемъ свидетелей;
  4. слышасте хулу: что вамъ мнится; Они же вси осудиша его быти повинна смерти.
Рис. 14. Лука Кранах, "Усекновение главы ап. Матфея"

На рис. 14 мы видим казнь апостола Матфея. Не совсем ясно – имеется ли в виду евангелист Левий Матфей или апостол Матфий, избранный на место Иуды Искариота, – оба эти Матвеи, согласно преданиям, были казнены путём усекновения головы, но Кранах изображает не меч или алебарду, как принято рисовать с недавнего времени, а механическое устройство под названием "маннайя". В ([19, кн.2 т.4, л.Х] ), по некоторым свидетельствам написанной О. Бальзаком, утверждается, что этот прибор употреблялся в Италии и Женеве, а доктор Гильотен заимствовал своё изобретение с изображений Луки Кранаха, Пентца Альдеградера и Ахила Бончи.

На обоих гравюрах вверху изображены два геральдических щита, принадлежащих самому Луке Кранаху, – они изображаются и на других картинах, приписываемых этому плодовитому художнику. Есть у него ещё один герб, присутствующий на многих картинах (см. Рис. 15 в правом нижнем углу – "пятёрка" изображена зеркально, "тысяча" – римская I):


Рис. 15. Лука Кранах, "Давид и Авигея"

Очевидно, что Кранах и не подозревал о том, что Давид жил за два с половиной тысячелетия до его собственного времени, и что впоследствии решат:

Давид – царь Иудеи и Израиля ок. 1004–965 до н.э.. Значение имени Д. окончательно не выяснено. Спорным кажется средневавилонское "давидум" ("вождь добровольцев"), более вероятно еврейское "возлюбленный". Возможно, Д. есть лишь перенятое от предшественника (Саула) тронное имя. ... ( [20, стр. 118] )

Для Кранаха Давид – его недавний предшественник, закованный в латы и украшенный страусиными перьями. Авигея сняла перчатки и предлагает ему напиться из фляжки. Так проиллюстрировано следующее место из Первой Книги Царств 25: 23–24 (если в XVI веке оно не звучало более куртуазно):

  1. И оувиде авигеа давiда, и потщася и скочи со осляте, и паде пред давiдомъ на лице свое, и поклонися ему до земли,
  2. и паде на ноги его и рече: во мне, господине мой, неправда моя: да глаголет нне раба твоя во оуши твои, и послушай словесъ рабы твоея:

Неслучайно, что по традиционной богословско-исторической версии, накануне XV века кармелитский "орден утратил свою прежнюю строгость жизни и популярность", – переводя этот эвфемизм на ясный человеческий язык, мы понимаем, что кармелитов до XV в. невозможно обнаружить в общественной жизни. По-видимому, начало организованного монашества необходимо как-то связывать с Иоанном Предтечей, жившим и погибшем накануне Евангельских событий около начала XV века. Наверное, именно его учение было осуждено на Констанцском соборе 1414–1418 годов, позднее обозначенное как ересь Джона Уиклифа и Яна Гуса, чтобы скрыть соучастие церкви в богоубийстве и преследовании христиан. При этом труды Гуса и Уиклифа стали известны только в начале XVI века в реформаторском окружении Мартина Лютера Саксонского, использовавшем эти идеи в борьбе с папством. Борьба римских жрецов против Иисуса и его последователей была задним числом выдана за мифические Альбигойские войны, преследования колдунов и еретиков, крестовые походы. Титаническую личность Иисуса Христа раздробили на множество фантомов, из которых ему оставили лишь бесплотную роль проповедника и чудотворца на краю безжизненной пустыни. Выяснению истинного места Иисуса Христа в истории человечества отчасти посвящено исследование Н.А. Морозова "Христос. История человеческой культуры в естественно-научном освещении" ( [3] ), которое является фундаментом научной хронологии. Морозов делает вывод:

Действительно, выходит совсем так, как будто миф о Христе имел своим первоисточником жизнь и деятельность царя-философа, любознательного путешественника Юлиана, прозванного средневековыми теологами (по иронии судьбы за их ненависть к свободной мысли) вместо основателя христианского богослужения – "отступником от истинной веры". И этот же Клавдий Юлиан отразился, как я уже говорил, в мифах и о Клавдии Птолемее, и о Великом Царе-Заступнике, и о персидском Кире Младшем, и о индусском Кришне, и о тибетском Буде, и о библейском пророке Илии Громовержце, и о Великом Царе-Мессии (Рамзесе Великом), и даже может быть и о нашем богатыре – Илье Муромце, не говоря уже о бесчисленности других мифических героев и полубогов... ( [3, том VII, стр. 155-156] )

Множество имён персонажа не должно бы смущать любителя античности. Ведь согласно одной из надписей, обнаруженных в Болгарии, императора Юлиана Философа "Отступника-Апостата" современники именовали попросту и без затей: Цезарь Флавий Клавдий Юлиан Пий Феликс Перпетуй Август Понтифик Максимус Германик Максимус Фракус Максимус Сармат Максимус Патер Патриэ.

Как это нередко бывает (вспомните историю гуситских войн или недавнее разрушение Советского Союза), гонители, предчувствуя победу новой идеологии, перебежали в лагерь гонимых и совместно с нажившимися на переделе власти и имущества олигархами избавились от непримиримой оппозиции в обоих лагерях, поделив их славу ко взаимному удовлетворению. У господствовавшей церкви, конформистского крыла реформаторов и их наследников была серьёзная причина для хронологического искажения Священной истории в сторону удревнения библейских событий, а именно, – сокрытие своей истинной роли в произошедшей смуте. Клерикальный контроль над наукой и образованием в университетах позволил за короткое время создать историческую версию, в общих чертах удовлетворяющую людей средневеково-догматического склада ума. Надо учесть, что над внутренним согласованием её работали крупнейшие учёные своего времени, как из католического, так и из реформаторского лагеря. Их работу облегчало то простое обстоятельство, что до начала книгопечатания в середине XV века не существовало никакой развитой книжности и даже грамотности. Искажённую историю начали писать с чистого листа, и от начального этапа этого процесса нам остались не до конца отредактированные впоследствии противоречивые исторические сочинения XVI века. Многие из них носят следы позднейшей обработки и фальсификации. Остальные замалчиваются и дискредитируются традиционными историками, унаследовавших свою донаучную методологию у средневековых схоластов. Каббалистические приёмы творчества составителей первейших хронологических шкал вскрыты современными естественно-научными методами, в первую очередь Морозовым Н.А. и Фоменко А.Т.; интересный гуманитарный подход в изучении той же проблемы изложен в книге А. М. Жабинского "Другая история искусства" ( [21] ).

Нам не известны подлинные детали соглашений, объединивших реформаторов и ретроградов, но фактом является то, что в фундамент Священной истории заложены работы протестантов Лютера, Меланхтона, Скалигера, хронологические идеи которых скрыты под историографической штукатуркой позднейших эпигонов и фальсификаторов из католического лагеря.

Пример с кармелитами может показаться не относящимся к делу мальтийцев, если бы не тот же набор действующих лиц в их истории. Оказывается, – иезуиты, возникшие во второй половине 16 века, сразу же берут мальтийцев под свой контроль:

"Высшей точки слава Мальтийского ордена достигла при великом магистре Ла-Валетте, когда в 1565 орден выдержал четырёхмесячную осаду Мальты сильной турецкой армией и принудил её к отступлению. С этого времени начинается упадок ордена. Дисциплина слабеет, возникают ссоры между рыцарями разных национальностей, великий магистр теряет свой авторитет, положение низших классов населения ухудшается. Во внутренние дела ордена вмешивается инквизиция, и приобретают большое влияние иезуиты, вызывающие против себя сильное озлобление. Правда, военные успехи ордена продолжаются ..." ( [17, т.II, стр. 79] )

Происхождение ордена госпитальеров напрямую связывается с именем Иоанна, при тесной привязке к Иерусалиму. Что должно бы указывать именно на Иоанна Крестителя (как многие и думают). Но современные церковные историки, введённые в заблуждение фальсификацией иезуитов, считают подобные суждения беспочвенными. Поэтому они производят иерусалимских рыцарей-госпитальеров св. Иоанна, не от Иоанна Крестителя, а от александрийского патриарха Иоанна Милостивого:

Иоанниты, госпитальеры, орден рыцарей-монахов. Предшественником центрального учреждения И.– госпиталя св. Иоанна Милостивого – были странноприимные дома, основанные в Палестине папой Григорием Великим, а затем госпиталь Св. Марии Латинской, основанный Карлом Великим "для всех христиан, говорящих по-романски". Между 1070-1080, когда Палестина подверглась нашествиям сельджуков, купец из Амальфи, Панталеоне Мауро, создал в Антиохии и Иерусалиме приюты для своих соотечественников. Они утратили свой узко национальный характер, когда крестоносцы овладели Палестиной. Рядом с госпиталем Мауро впоследствии вырос поглотывший его вскоре госпиталь св. Иоанна Милостивого. Мы знаем только имя его основателя – Герард, и нам неизвестны первые шаги учреждения. Булла Пасхалия II (1099-1118) изображает его в действии ... [17, т.I, стр. 632] )

Иоанн Милостивый, партиарх Александрийский (610-619). Сын сановника на острове Кипр; потеряв жену и детей, предался аскетической жизни и заботам о бедных и, хотя не был ни монахом, ни клириком, был избран, по желанию народа, на патриарший престол. Сделавшись патриархом, он прежде всего сосчитал всех нищих в Александрии и роздал им всё своё имущество; затем посылал щедрую милостыню к Гробу Господню, давал у себя приют и помощь всякого рода бедствующим, выкупал пленных. Когда персы, вторгшись в Египет, угрожали Александрии и жители её стали разбегаться, И. отправился в Константинополь ходатайствовать о немедленной присылке войска для защиты города, но на пути, остановившись в своём родном городе Амафунте, скончался. Церковь причислила его к лику святых (память 12 ноября). У Симеона Метафраста рассказывается о чудесах, совершавшихся после его кончины при его мощах. См. Acta SS., сентябрь. Критическое издание превосходного жития его, ценного источника для истории 7 в., дал H. Gelzer Leontios von Neapolis Leben des hl. Johannes des Barmherzigen Erzbischofs von Alexandrien, Freiburg in Breisgau u. Lpz., 1893. Перевод этого жития имеется в Макарьевских Четьих-Минеях. ( [17, т.I, стр. 616] )

Следы литературной обработки истории Мальтийского Ордена видны уже в описании их административной структуры:

Во второй половине 12 в. орден представляет собой настоящую державу с суверенным главою ( с 1267 он носит титул великого магистра), избираемым общим собранием ордена, но пользующимся огромной властью над членами. Особенно властное положение орден занимал в Антиохии: перемирия, заключённые здесь его магистром, были обязательны для всего княжества. Лишь постепенно создалась внутренняя организация ордена: деление его на 8 nationes (или linguae), из которых каждая выбирала своего окружного главу и поставляла кандидата на одну из почётных должностей ордена: Прованс – великого командора (заведующего финансами), Овернь – великого маршала, Франция (сев. Франция) – госпитальера (заведующего благотворительными учреждениями, Италия – адмирала, Арагон – великого консерватора (внутреннее управление), Англия – туркопильера (начальника кавалерии), Германия – великого бальи (начальника крепостного дела), Кастилия – великого канцлера (внешние сношения). "Нации" делились на великие приораты, приораты и бальяжи. ( [17, т.I, стр. 632–633] )

Очевидно, что такая интернациональная утопия могла существовать только на бумаге. П.В. Перминов справедливо спрашивает:

"На каком языке они общались между собой?..." ( [4, стр. 66] )

И не может дать никакого удовлетворительного ответа. Поскольку авторы этой концепции критически позаимствовали её вид у современного им папства, которое от смерти голландца Адриана IV в 1523 г. и до избрания в 1978 г. поляка Иоанна Павла II управлялось одними итальянцами.

Очень интересной проблемой является выяснение истинной роли орденов в событиях XV–XVI веков, то есть, фактически в событиях библейских. Выше мы высказали гипотезу о том, что образование орденов надо связывать с Иоанном Крестителем, но тут же возникает вопрос – под каким именем он известен в традиционной истории XV–XVI вв.? Имена Джона Уиклифа и Яна Гуса уже прозвучали, Ян Жижка стоит рядом, но также надо присмотреться и к Жанне д'Арк с её маршалом Жилем де Ре, который вполне может оказаться прототипом Иисуса Навина и Жака де Моле.

Другой деятель евангельской истории явно проявился в 15 веке. Это кардинал и папа Иоанн XXIII по имени Балтазар Косса. Его свержение на Констанцском соборе в 1415 г. имело в качестве повода то, что он по-молодости был морским пиратом, а значит – разбойником и злодеем, как прямо указано в ( [14, т.II, стр. 289] ). Мы имеем тут некоторый грамматический фокус-покус, поскольку пират, по определению, не может быть сухопутным или речным (а воздушные пираты появились гораздо позднее). Как занятие, речное пиратство вполне представимо, но попытайтесь признести словосочестание "речной пират",– и вы сразу поймёте его абсурдность. На Руси речные пираты назывались разбойниками и ничем не отличались от разбойников на больших дорогах, поскольку реки – это те же дороги. А разбойным промыслом на водах занимались казаки, что опять возвращает нас к Балтазару Козе, "Казаку". Так зачем же из книги в книгу переходит шаблонное "морское пиратство" Балтазара Коссы, если пиратство, по определению, – морское занятие? Ответ очень прост. Дело тут в том, что на греческом (и аналогично на латинском) "морской пират" – это ПONTIOΣ ПЕIPATHΣ, то есть, Понтий Пират. С другой стороны Понтий (морской) синонимично греческому же ПЕΛАГIOΣ, а Пелагий Пират производит Пилата (латинское pilatus означает "вооружённого дротиками" и происходит от греческого πελτη – щит или копьё)из одного созвучия или картавости произношения. Позднее будет показано, что Иоанн XXIII и его "пиратство" могут иметь прямое отношение к истории иоаннитов. Но с другой стороны, Балтазар Косса был деятелем Пизанского собора 1409 г., избравшем предшественника Иоанна XXIII – Александра V, в миру Петра Филарга, а латинское слово pisa (пестик) является синонимом латинского же pilum, что снова возвращает нас к Понтию Пилату, а может быть и к апостолу Петру.

Интересно отметить, что Жан Боден в ( [9, гл. Х, стр. 330] ) рекомендует к прочтению книгу Плотина "Жизнеописание римского папы Петра VII". А теперь возьмите список римских пап и найдите там, если не семь Петров, то хотя бы двух. Что лишний раз иллюстрирует нам существенное исправление истории папства,– изъяты по меньшей мере семь Петров!– со времени Бодена (считается, что он написал свою книгу в 1566 г., но русский перевод сделан с издания 1572 г.).

Задумываясь над историей орденов, мы не можем избежать переосмысления самой цели их создания, а по традиционной версии в качестве такой цели предлагаются крестовые походы и их обслуживание. Направлены эти мифические походы, якобы, против мусульман. Любопытно отметить, что сам термин "крестовые походы" возник в Европе только в XVII веке (Брокгауз и Ефрон указывают книгу Malmbourg, "Histoire des Croisades" изданную в Париже в 1675 году, видимо,– первую по этой тематике, не считая "Божественных деяний через Франков" 1611 года), а арабский мир узнал о них ещё позже – от европейцев. Французский историк Ферро ( [22, стр. 102] ) отмечает:

Согласно другой традиции, "империализм" имел место ещё раньше, во времена крестовых походов. Эта традиция относительно недавняя, так как в течение долгого времени, с XII по XIX в., в исламских странах никакого значения не придавали крестовым походам. Эти войны с христианами ничем не выделялись на фоне других, ...

То, что "крестовые походы" не выделялись на фоне других походов – это традиционная отговорка, призванная снизить значение факта – до XIX века в исламских странах ничего об этом не знали. А когда узнали, наверняка сильно удивились – зачем европейцы ринулись "освобождать Гроба Господень" через тысячелетие после употребления этого Гроба? Затем мусульмане привыкли к этой легенде, ведь повторение – мать учения, и стали "находить" у себя древние книги на эту тему, ведь они очень нужны европейцам. И уже не задумывались – зачем, казалось бы, с таким трудом и расходами освобождать гроб, который, согласно Евангелиям, Господь христиан покинул на третьи сутки и более в него не возвращался? А ведь основные христианские реликвии, по той же традиционной историческо-богословской версии, как то – крест, гвозди, слёзы Иисуса, многочисленные головы Иоанна Крестителя, с византийских времён содержались в храмах Европы. По нашей же версии Евангельские события происходят в XV веке н.э., и таким образом на арене противостояния христиан и мусульман должны находиться и римляне с евреями. И наша реконструкция расстановки сил такова: римляне – это имперцы или римская курия, евреи – это стороннники дореформенной церкви (Морозов называет их ааронцами или арианами), возможно, авиньёнцы. Но, очевидно, уния с реформаторами проникла не во все уголки церковного мира, поначалу оттого, что у новой структуры не доставало сил и власти привести всех под свою опёку. И вот в конце XV века на исторической арене появляются евреи (иудеи) в современном смысле этого слова,– в качестве испанских изгнанников, среди которых были даже королевские сородичи. Иудеями в современном смысле они становятся только после того, как в XVI веке их идеология стала приобретать явное антихристианское направление, то есть с написанием Шулхан Аруха и Талмуда, и со времени полного разрыва с христианством. Но ещё в середине XVI века эти книги, видимо, не были достаточно распространены и признаны (как они не приняты до сих пор у иудеев-караимов). Поэтому мы обнаруживаем на общественной арене Европы множество евреев, принимающих активное участие в научной, религиозной и политической жизни Европы. Наиболее известным из них является Мишель Нострадамус, сама фамилия которого – "Богоматерьский" должна свидетельствовать об очень интересном явлении. Упоминаемый и цитируемый выше Жан Боден, согласно исследованиям французских историков, был евреем. Евреями были Доминик Гусман и доминиканец Томас Торквемада. Примечательный пример мы получаем при рассмотрении истории "Ордена Иисуса". Вторым, после Игнатия Лойолы ( † 1556), генералом иезуитов, согласно официальной их истории, считается испанский еврей Диего-Яков Лайнес (с 1558 по 1565 гг.) – выдающийся дипломат и богослов, выполнявший очень трудные поручения папского престола в Европе. По-видимому, Лайнес был первым настоящим генералом иезуитов, а романтика и визионера Лойолу, трижды привлекаемого к суду инквизиции и даже битого за ересь кнутом, привязали к истории иезуитов задним числом. Иезуитам, как и другим католическим орденам, было что скрывать в своей истории. К их тайнам мы приобщимся после того как рассмотрим связь иудаизма с христианством и язычеством.

Очевидно, что окончательное размежевание иудаизма с христианством не произошло и до сих пор. В самом иудаизме, как в современных религиях, постоянно происходят сектообразования, появляются мессии, иудеи крестятся, потом проповедуют христианам (на виду два примера – Александры Мень и Дворкин), а христиане пытаются почерпнуть у евреев какие-то позабытые астрологические и каббалистические откровения (между прочим, канон "еврейской" Каббалы состоит из трёх книг, третья из которых – "Откровение Иоанна Богослова"!). Напрашивается аналогия со отношениями недавно разведённых супругов, не подобравших себе новую пару. Любопытно то, что следы "крестианства" у иудеев видны невооружённым взглядом. Вот в популярной книжке ( [23, стр. 73] ) изображается "напольная мозаика древней синагоги в Хамате" – помимо стандартного семисвечника в правом дальнем от входа углу, в центре мы видим Зодиакальный круг с надписями на иврите, в центре этого круга не очень аккуратно спрятана камушками фигура человека с нимбом вокруг головы. На пороге изображены таблички с надписями греческим алфавитом. Слова похожи на искажённые греческие или латинские, например:

MAЗIMOΣ|EYXOME|NOΣEПOI|HΣEN... ABOYΛE|MOΣEYXO|MENOΣEП|OIHΣEN...

В левом ближнем углу от входа в "древнюю синагогу" выложен мозаичный крестик с четырьмя лапками-сердечками. Было бы очень полезно, если бы наши друзья в Израиле более подробно посмотрели указанную мозаику и прочитали бы всё там написанное.


Рис. 16. Напольная мозаика древней синагоге в Хамате, близ Тивериады

Наверняка – это не единственный памятник такого рода. Затронутая вскользь тема исторического еврейства заслуживает отдельного исследования, поэтому мы не приводим тут иллюстраций, которых можно предъявить вагон и маленькую тележку. Но, всё-таки, перед тем как окончательно вернуться к теме мальтийских и иных рыцарей, почитайте небольшие цитаты из статьи "Материальная культура евреев Эфиопии":

В основных чертах культура евреев Эфиопии похожа на культуру окружавшего их нееврейского населения. Главные отличия от последней вызваны, с одной стороны, необходимостью соблюдать определённые религиозные установления, такие как кашрут (еврейские правила питания), шаббат, еврейские праздники и т.д. Сказываются различия и в роде традиционных занятий евреев и неевреев. Эти различия возникают в результате отношения к евреям как к низшей расе, в частности в результате запретов заниматься некоторыми профессиями.
Как и большинство населения Эфиопии, евреи в основном жили в деревнях. Кроме деревень со смешанным населением, были деревни, где жили только евреи. Такие деревни можно было легко узнать по характерным постройкам, обязательным для еврейской деревни. К ним относятся: молитвенный дом (масгид), специальное помещение, где женщины проводили семь дней после месячного цикла, 40 дней после рождения мальчика и 80 дней после рождения девочки, и помещение, где отмечали такие торжества, как, например, свадьба. ( [24, стр. 73-74] )

В жилом доме, кроме вышивки, единственным цветовым пятном были корзины. Плетением корзин занимались женщины. Продолжают они заниматься этим ремеслом и в Израиле. ... С некоторых пор в узорах вышивок и корзин стали появляться мотивы Щита Давида и меноры (семисвечника). ( [24, стр. 78])

Часто встречалась домашняя утварь из тыквы. Сначала тыкву очищали от мякоти и вытравливали запах. Затем в неё наливали воду, закапывали на определённое время в землю, снова выкапывали, выливали воду и чистили. Это был трудоёмкий длительный процесс. В последнее время изделия из тыквы украшались, кроме традиционных мотивов, изображением Щита Давида, семисвечника и надписями на иврите. ( [24, стр. 80] )

Кузнечное дело тоже относилось к профессиям, которыми занимались исключительно евреи; оно передавалось от отца к сыну. Хотя кузнец должен обладать большим умением и значение этого ремесла для сельского хозяйства трудно переоценить, профессия кузнеца была одной из самых презираемых. ( [24, стр. 80] )

Кузница была защищена от непогоды только крышей; покупать товары приходили прямо в кузницу. Так как это ремесло требует большой физической силы, занимались им в основном молодые мужчины, которым оно приносило хороший доход. В деревне обычно было мало кузнецов, они обслуживали и те районы, где вообще не было кузнецов. Поэтому часто целыми месяцами кузнецы работали в отдалённых деревнях; жители этих деревень оплачивали расходы по их переездам и содержанию. ( [24, стр. 81] )

Лишь сравнительно недавно мотив креста в вышивках и других видах искусства стал вытесняться Щитом Давида и семисвечником – исконно еврейскими элементами. Правда, наряду с ними можно по-прежнему встретить традиционный декоративный крест, однако там, где еврейское население узнавало значение креста в христианской символике, он исчезал из употребления. ( [24, стр. 84] )

На странице 88 этого журнала приводятся фотографии национальных узоров эфиопских евреев. Например, подол женщины-репатриантки в национальном костюме украшен несколькими крестами, среди которых можно увидеть четырёхконечные ("пизанский" и "мальтийский"), восьмиконечный, похожий на перевёрнутый "папский".


Рис. 17. Национальный узор эфиопских евреев

Из приведённых отрывков мы можем сделать несколько выводов. Во-первых, крест являлся традиционным национальным символом евреев, до тех пор пока из газет они не узнали о других своих "исконных элементах", придуманных в XIX-ом веке. Что сближает их с "древними" египтянами и современными цыганами, и объясняет многие странности традиционной исторической версии в отношении "крестовой" символики якобы нехристианских обществ. Во-вторых, как-то ослабевает недавняя гипотеза о том, что евреи – это банкиры Империи. С тем же основанием можно предположить, что они – шудры Империи или её кузнецы. Но в общем-то, отгадка здесь может оказаться проще, чем кажется. Вспомним теперь о наших рыцарях.


Рис. 18. Дьедонне де Гозон

Теперь уже не удивительно, что история Мальтийского ордена сближается с библейской (за это надо поблагодарить невнимательных редакторов их эпоса): ВМ №27 Дьедонне де Гозон (1346–1353), убивший дракона, фонетически очень напоминает Давида Псалмопевца (Дауда Хазана), убившего Голиафа (то есть, голема = великана, а возможно "голиаф" означает только "голову", с которой принято изображать Давида, тогда и имя "Давид" – только искажение "дьедонне", то есть, "данного Богом", Богдана). По замеченной выше "периодичности" (см. Рис. 3, гл. 3 ), время де Гозона поднимается в XV–XVI века, когда в искусстве Европы наблюдается интерес к сюжету "Давид и Голиаф". Или же подвиги де Гозона – позднейший пересказ библейского сюжета. Кстати, очень примечательными являются "Давиды" Верроккио (1435–1488) и Донателло (1386–1466) – у них Голиаф имеет славянские черты лица, что может иметь некоторый смысл:


Рис. 19. Голова Голиафа у Вероккио и Донателло

Вспоминая цитаты из книг XVI в. про мальтийских (родосских) рыцарей (см. Глава 2 ), замечаем, что "госпитальерами" их не называют. Хотя "госпитали" в Европе уже есть – например, Филипп Брунеллески в 1421–1444 годах строит во Флоренции Оспедале дельи Инноченти – это детский приют:

Рис. 20. Брунеллески, "Госпиталь Невинных"

Оказывается, до XVI века "госпиталь" понимался именно как приют для содержания сирот. Нищие либо состояли в специальных цехах, либо преследовались и уничтожались, больные страдали дома. Мысль о том, что раненных воинов нужно лечить в организованном порядке пришла людям в голову довольно поздно, когда война стала технически сложным мероприятием, и стало невозможно доверить оружие необученному солдату. Именно расходы на обучение новобранцев разбудили гуманизм военноначальников. Урланис в "Истории военных потерь" ( [25, стр. 72–74] ) сообщает:

В прежние времена о солдатах, как правило, заботились только пока они были здоровы. Если же кто-то из них заболевал или выбывал из строя в результате ранений, им переставали интересоваться и о его возвращении в строй тогда вовсе не заботились. Никакого попечения о больных и раненых воинах не было вплоть до XVI в. Впервые на это обратил внимание французский министр Сюлли, который в 1594 г., во время осады Амьена, учредил полевые госпитали , разделив их на два типа: подвижные (полевые) и стационарные, куда раненые и больные эвакуировались из "действующей армии". Впоследствии это хорошее начинание было забыто, и лишь спустя несколько десятилетий, в 1638 г., кардинал Ришелье восстановил военные госпитали. Однако долгое время госпитали находились в неудовлетворительном состоянии: раненых помещали по двое на одну кровать, питание было плохое и т.д. В XVIII в. во Франции функционировало, правда, уже 70 "эвакогоспиталей", куда перевозили тяжело раненых. ...

В Австрии первые госпитали возникли в конце XVI в., но на протяжении следующих двух веков организация госпитального дела находилась на низком уровне. ...

В России военно-санитарное дело в прежнее время также было поставлено плохо. В первой половине XVII в. в армии почти вовсе не было врачей. Грамотой царя повелевалось воеводам за неимением лекарей "самим осматривать больных всех и тех, кому от болезней легкости нет, отпускать по домам". В то время от больных и раненых даже откупались, выдавая на руки на "лечьбу" деньги, а где и как лечиться - предоставлялось на усмотрение каждого. По указу 1677 г. тяжело раненым давали по 1 руб., а легко раненым, у которых раны зажили,- по 16 алтын. Позднее царь Федор несколько повысил "ставки" ратным людям, остававшимся на службе: на "лечьбу" ран назначали по 4, 3 и 2 руб. каждому, "смотря по ранам, а за легкие - по рублю". ...

В XVIII в. раненые различных европейских армий часто целыми днями лежали на полях сражений, испытывая невыразимые мучения, и умирали тысячами, прежде чем они попадали в лазарет. В 1760 г., во время Семилетней войны, после битвы при Торгау, 3 тыс. раненых пробыли без всякой пищи и без какой бы то ни было врачебной помощи в течении 6 дней. ...

Ещё более революционной идеей гуманизма была мысль о необходимости лечения пилигримов. По самому смыслу паломничества, смерть в пути рассматривалась как прямая дорога к Богу. Разумеется, богатый или знатный путешественник был заинтересован в своём выздоровлении, и мог оплатить своё лечение там, где такую услугу оказывали. Но в организованном порядке больных странников стали лечить только в XIX веке,– для этого при центрах паломничества стали организовывать специальные палаты. Мальтийский орден не имел к этому делу прямого отношения.

Таким образом, мы видим, что "госпитальеры" отсутствуют в XVI веке неслучайно. Чем же тогда они занимались? Характер их деятельности в XVI–XVII хорошо известен. П.В. Перминов ( [4, стр. 51–52] ) пишет об этом так:

... Однако прежде остановимся на годах Корсо – так принято называть период со снятия Великой осады до конца XVII века, в течение которого госпитальеры были грозной силой в Средиземноморье.

... Трижды в год галеры Ордена выходили на Корсо – погоню в открытом море за пиратскими судами из Алжира, Туниса и Триполи. Они редко возвращались без добычи. К концу XVI века на острове уже не ощущалось нехватки в гребцах: экипажи захваченных рыцарями кораблей становились галерными рабами. ...

Итак, начало Мальтийского периода ордена – это укрепление на острове государства корсаров. То, что они порой отнимают добычу у османских коллег, открывшейся картины ничуть не меняет. Историкам хорошо известно, что тем же самым они занимались и на Родосе, до того, как были изгнаны оттуда турками:

... В 1310 году генуэзский пират Вильоло де Вильоли обращает внимание великого магистра Фулка де Вилларе (племянника Вильяма) на Додеканезские острова в Эгейском море, с которых было удобно совершать набеги на Левант. Госпитальеры с энтузиазмом воспринимают идею обзавестись собственным островом. Их не смущает, что Додеканезские острова являются владением единоверных византийских императоров. Заручиться согласием папы не составляет труда, и вскоре Орден обосновывается на острове Родос.

... На Родосе, славившемся своими моряками, они впоследствии в совершенстве овладели искусством мореплавания и стали "пиратами во Христе". ( [4, стр. 20] )

В этом месте можно прояснить смысл преобразований шкалы магистров, касательно Фулка де Вилларе (см. [Глава 3, изменения в таблице] ): 24-ым в таблице идёт Гийом де Вилларе, переводя с французсского – Вильям (англ.) или Вильгельм (нем.) де Вилларе, после его смерти ему будто бы наследует племянник Фулк де Вилларе (вспомним, что у католиков слово "племянник-непот" является эвфемизмом для внебрачного сына духовного лица, формально подчиняющегося закону целибата). И вот этот магистр-племянник, после смерти "дяди" советуется по военным делам с генуэзским пиратом Вильоло де Вильоли. Но довольно-таки очевидно, что Вильоло де Вильоли – это итальянская форма имени Вильям де Вилларе! (Дупликация имён отчего-то часто встречается у итальянцев: далеко не единственный пример – Галилео Галилей)


Вильям де Вилларе

Фулк де Вилларе

Рис. 21. Портреты магистров Вилларе

Ясно, что речь здесь идёт не о том, что молодой племянник спиритически советуется с покойным дядюшкой. Противоречие снимется, если мы переставим Фулка и Вильяма местами: старенький Фулк де Вилларе консультируется по пиратским делам с молодым и способным наследником Вильямом, который вскоре становится магистром пиратской шайки "госпитальеров". С упомянутого Перминовым 1310 года до 1319 года смерти Фулка проходит 9 лет, что равно годам правления Вильяма (якобы 1296–1305). Это показывает, что Вильям провёл свои 9 лет именно на захваченном Родосе в 1310–1319 гг., а Фулку остаются 1305–1310 гг. Эти 5 лет при расчёте были заменены на 3 года, хотя и 5 не многим хуже.

Итак, мы выяснили, что "иоанниты" до конца XVII разбойничали на Средиземном море, что сближает эту компанию с папой-пиратом Иоанном XXIII (Балтазаром Коссой). Видимо, их деятельность началась с Родоса (примерно 1310 год), но папское благословление и статус защитников веры они получили позднее – может быть при папе Иоанне XXII (якобы 1316–1334, учредил "орден Христа"), либо при Иоанне XXIII (1410–1415). За полтора столетия на Мальте "иоанниты" собрали немало добычи и захотели респектабельности. В конце XVII века они нанимают историографов, которые пишут им древнюю историю ордена "госпитальеров" и генеалогии до 16 колена, художников, рисующих портреты блаженных магистров. Эта версия объясняет все закономерности и противоречия, обнаруженные нами в традиционной истории Мальтийского ордена, кроме ответа на вопрос – "Отчего эти моряки избрали себе госпитальную специализацию?"

История других орденов, в части своего тёмного происхождения, не очень сильно отличается от истории мальтийцев. В книге Томаса Гиффорда "Ассасины" ( [26] ) раскрывается давняя тайна римской церкви – о "Конкордате Борджа", договоре папы Александра VI (1492–1503) с отрядом наёмных убийц Веспасиана Ринальди Себастьяно, известных под именем "ассасинов". Из таких отрядов, которых в Италии XV века было огромное количество, и выросли военные ордена католической церкви. Некоторые, наподобие иезуитов, надолго сохраняли свой исконный "профиль" наряду с новыми учёными занятиями. После окончания религиозной и гражданской смуты в Европе неудобные страницы истории были спрятаны: Веспасиан отправлен в "античность", ассасины – на Ближний Восток. Надо понимать, что хронологи XVII века в своей работе очень мало заботились о научной стороне своих исследований, в современном понимании этого процесса, даже если они не были замешаны в подлоге напрямую. Можно догадаться как и почему они сделали свои ошибки. Основной их проблемой было (и остаётся у их идейных наследников сегодня) по возможности непротиворечивое согласование всех авторитетных мнений о Священной истории, её увязка с версией истории светской, утверждённой папским престолом. При этом не стоило оскорблять своими открытиями правящие династии, поскольку именно они распоряжались всеми богатствами Европы – избыточного продукта было мало, и он почти полностью контролировался аристократами. Историографам следовало решить сложную, некорректную задачу – продемонстрировав свои способности, навести порядок в противоречивых документах и при этом угодить какому-нибудь вельможе-меценату (а лучше всем сразу). Имея в своём распоряжении исчисленную церковными схоластами дату образования ордена (например, XI век), а также отрывочные сведения о географических приключениях подопечных (возможно, на разных языках и разными словами излагающих одни и те же события) и некоторые ошибочные хронологические привязки в виде войн, падения Константинополя, Родоса и Великой Осады Мальты, богословы–хронологи, скорее всего, дублировали один из фрагментов достоверной истории ордена "от прихода до ухода откуда-то и куда-то", опираясь при этом на неведомые ныне нумерологические соображения или идеи о цикличности историии, проистекающие из астрологической теории. Отдельные части, относящиеся к мифологической древности, они построили на 7-ричном "недельном" цикле (см. Рис. 11, гл. 4 ). Морозов показал, что на подобный цикл опираются династии египетских фараонов и родословие Иисуса Христа. Теперь, со значительной долей уверенности мы можем считать, что орден госпитальеров не существовал ранее XV-го века, и то же можно сказать о всех прочих орденах.

Конец пятой главы

6. Благодарность друзьям

Святой Герман пришел к Святому Петру
Сели в сторожку и начали пить смесь
Отсюда прямой путь в святцы ...
( Б.Б. Гребенщиков )

За несколько лет многие наши друзья и коллеги в Ульяновске, Казани и Москве ознакомились с вариантами нашей работы и сообщили свои замечания, соображения и поправки – мы благодарим их за участие в нашем деле. Выражем свою особую признательность Илье Зябреву, Сергею Нетову и Евгению Резниченко, сделавшим ценный вклад в наш хронологический проект. Михаила Рудакова мы благодарим за полезные обсуждения возникавших проблем, а Николая Власова – за предоставление интересной информации.

 

 

Литература

  1. Фоменко А.Т. Методы статистического анализа нарративных текстов и приложения к хронологии,– М.: Изд. МГУ, 1990.
  2. Фоменко А.Т. Глобальная хронология ,– М.: Изд. МГУ, 1993.
  3. Морозов Н.А. Христос, в 10 томах,– М.: Крафт+Леан, 1997–2003.
  4. Перминов П.В. Под сенью восьмиконечного креста,– М.: Международные Отношения, 1991.
  5. Берже П., Помо И., Видаль К. Порядок в хаосе. О детерминистском подходе к турбулентности,– М.: Мир, 1991.
  6. Фоменко А.Т., Носовский Г.В. Империя,– М.: Факториал, 1996.
  7. Фоменко А.Т., Носовский Г.В. Библейская Русь,– М.: Факториал, 1998.
  8. Макьявелли Н. История Флоренции,– М.: Наука, 1987.
  9. Боден Ж. Метод лёгкого познания истории,– М.: Наука, 2000.
  10. Гартман Ф. Жизнь Парацельса и сущность его учения,– М.: Алетейя, 2002.
  11. Гай Светоний Транквилл Жизнь XII Цезарей (перевод М.Л. Гаспарова),– СПб.: Кристалл, 2000.
  12. Ф. де Коммин Мемуары,– М.: Наука, 1986.
  13. Битвинскас Т.Т. Дендроклиматические исследования,– Л.: Гидрометеоиздат, 1974.
  14. Левкович-Маслюк Л.И. Дайджест вейвлет-анализа в двух формулах и 22 рисунках//Компьютерра, 1998, №8(236), стр. 31–37.
  15. Астафьева Н.М. Вейвлет-анализ: основы теории и примеры применения//УФН, 1996, т. 166, №11, стр. 1145–1170.
  16. Саломаа А. Жемчужины теории формальных языков,– М.: Мир, 1986.
  17. Энциклопедический Словарь "Христианство",– М.: БРЭ, 1993.
  18. Jahn J. Lucas Cranach als graphiker,– veb E.A. Seemann Verlag, Leipzig, 1955.
  19. Сансон Г. Записки палача или Политические и исторические тайны Франции,– Луганск: Лугань, 1993.
  20. Большой путеводитель по Библии (перевод с немецкого),– М.: Республика, 1993.
  21. Жабинский А.М. Другая история искусства,– М.: Вече, 2001.
  22. Ферро Марк Как рассказывают историю детям в разных странах мира,– М.: Высшая Школа, 1992.
  23. Шейндлин Р.П. Летописи еврейского народа,– М.: Крон-Пресс, 1997.
  24. Шварц-Бэ'эри О. Материальная культура евреев Эфиопии//Ариэль, №13, 1992, стр. 73-93.
  25. Урланис Б.Ц. История военных потерь,– СПб.–М.: Полигон АСТ, MCMXC IX.
  26. Гиффорд Томас Ассасины. Братство убийц на страже Ватикана,– М.: ЭКСМО, 2005.