Сборник статей по новой хронологии
Специальный выпуск № 9.
Серия статей А.М.Тюрина "Новгород на Волхове"
18 февраля 2010 года
 

Реконструкция поселений Неревского и Загородного концов Новгорода
по археологическим, геологическим и картографическим данным

А.М. Тюрин

Эпиграф: «Кудажъ простирался многолюдный великий Новгородъ?» [Митрополит Евгений, 1808].  


Аннотация:
Рассмотрены археологические, геологические и картографические данные, характеризующие Новгород на Волхове. Выполнена реконструкция поселений его концов – Неревкого и Загородного. На территории первого было два поселения – Неревское и Кожевники. Число усадьб в них не превышало 98 и 35. Остальная территория конца была занята садами, огородами, покосами и выпасами. Почти вся территория Загородного конца являлась сельскохозяйственными угодьями. На ней имелись только отдельные усадьбы. Максимальное количество усадьб на Софийской стороне Новгорода составляло 203. Ориентировочно, столько же было и на Торговой стороне. В Кремле  было 162 двора. Всего в Новгороде могло быть не более 568 усадьб и дворов. Эти значения, полученные по естественнонаучным и картографическим данным, находятся в полном соответствии с письменными источниками 17 века. Но они кардинально не соответствуют источникам, датированным концом 16 века и более ранним периодом. Этот феномен назван «Парадоксом несоответствия письменных и естественнонаучных данных, характеризующих количество горожан Новгорода». Скорее всего, рубеж достоверности данных письменных источников, относимых в системе «Археология и история Новгорода» к Новгороду на Волхове в части сведений о его жителях  следует датировать 1611 годом, началом шведской оккупации города.

Ключевые слова: Новая Хронология, археология, Новгород, культурный слой, реконструкция.

Оглавление
1. Постановка задачи
2. Общие сведения по топографии Новгорода
3. Характеристика фактических данных
3.1. Археологическая информация
3.2. Геологическая информация
3.3. Картографическая информация
3.4. Небрежность или умысел?
4. Характеристики культурного слоя Новгорода
5. Анализ картографической информации
6. Реконструкция
6.1. Загородный конец
6.2. Неревской конец
7. Оценка общего числа усадьб и дворов в Новгороде
8. Проблема Окольного города
9. Заключение
Источники информации

1. Постановка задачи
Ранее нами рассмотрены [Тюрин, 2009, Новгород, Неревской; 2009; Тюрин, 2009, Новгород, Тихвинский и др.] фактические данные, полученные по результатам  археологического изучения раскопов Новгорода, с позиций трех посылок:
1. Великим Новгородом русских летописей являлся Ярославль, а Новгород на Волхове был небольшим позднесредневековых городом, который не играл никакой особой роли в истории Руси [Носовский, Фоменко, 2005, Империя].
2. Неверное отождествление Великого Новгорода обусловило наличие в системе «Археология и история Новгорода» парадоксов и несоответствий [Носовский, Фоменко, 2001, Новая хронология Руси].
3. Хронологическая составляющая системы «Археология и история Новгорода» сдвига на минус 400-500 лет [Носовский, Фоменко, 2001, Новая хронология Руси], точнее на 391 год [Тюрин, 2005, Абсолютное датирование; Тюрин, 2009, Формальное датирование].
Поняты особенности культурного слоя Новгорода, [Тюрин, 2009, Новгород, Ильинский], четко обозначены основные парадоксы системы «Археология и история Новгорода» [Тюрин, 2009, Новгород, Неревской]:
- скачкообразное уменьшения скорости накопления культурного слоя (в разы) при переходе от нижнего пласта к верхнему;
- полное отсутствие артефактов в верхнем пласте (археологи его датируют второй половиной 15 – 20 веками), достойных изучения и упоминания в статьях-отчетах по результатам раскопок;
- кардинальное несоответствие результатов раскопок и письменной, а также картографической информации, характеризующей именно Новгород на Волхове;
- отсутствие в культурном слое или небольшое содержание русских монет 15-17 веков.
Первые три парадокса исчезают при учете хронологического сдвига на 391 год. Основой последнего парадокса является человеческий фактор.   
Представлялось возможным и целесообразным перейти к заключительному этапу рассмотрения системы «Археология и история Новгорода». Он включает и построение альтернативной ей системы «Археология и история Новгорода на Волхове», свободной от хронологических сдвигов исторической и естественнонаучной информации, лукавства и откровенной фальсификации. Так получилось, что нам было удобно начать эту работу с решения задачи, обозначенной в названии статьи.

2. Общие сведения по топографии Новгорода
В системе «Археологи и история Новгорода» считается, что в пределах Окольного города (вала, опоясывающего Новгород на Волхове) существовали Софийская и Торговые стороны (части города на левом и правом берегу Волхова). На Софийской стороне находились Детинец (Кремль) и три жилых района, называемых концами, – Неревской, Загородный и Людин (или Гончарский), которые были расположены к северу, западу и югу от Кремля, соответственно. На Торговой стороне находились Ярославово Дворище, Торг, Готский и Немецкий торговые дворы и два конца – Славенский (юг) и Плотницкий (север). На Неревском конце локализовано два компактных поселения. Северное называется Кожевники, южное мы назовем Неревским. Еще одно поселение локализовано в пределах Людина конца (южнее Кремля) в районе Троицкого раскопа.   

3. Характеристика фактических данных
3.1. Археологическая информация
Имеется три источника получения археологической информации о поселениях на территории Новгорода: полномасштабные археологические раскопки, раскопки в шурфах и наблюдения за строительными работами. В Неревском и Загородном концах выполнено несколько раскопов: Дмитриевский раскоп (1976 год, 360 кв. м), раскоп на Холопьей улице (1932 год, 116 кв. м), раскопы в Неревском конце (1941 год, 72 кв. м и 1948 год, 108 кв. м), Неревской раскоп (1951-1962 годы, 8840 кв. м), раскопки церкви Саввы Освященного (1960 год, 232 кв. м), Тихвинский раскоп (1969 год, 364 кв. м), Козмодемьянский раскоп (1974 год, 140 кв. м), Людогощинский раскоп (1962 год, 160 кв. м), Чудинцевский раскоп (1947 год, 224 кв. м), Михайло-Архангельский раскоп (1990-1991 годы, 612 кв. м). Результаты работ в Дмитриевском, Козмодемьянском и Людогощинском раскопах опубликованы в статье [Хорошев, 1982], Неревском –  [Колчин, 1956], Тихвинском – [Янин, 1978]. Приведенные в них данные нами подробно рассмотрены [Тюрин, 2009, Новгород, Неревской; Тюрин, 2009, Новгород, Тихвинский]. Обобщенное описание результатов раскопок в Неревском и Загородном концах дано в публикациях [Арциховский, 1956; Колчин, Янин, 1982; Янин, Колчин,1978]. Результаты изучения культурного слоя в шурфах приведены в публикации [Ершевский, 1978]. В статьях археологов, на которые мы дали ссылки в этом абзаце, приводятся и результаты наблюдения за строительными работами. Мы их тоже приняли к сведению.

3.2. Геологическая информация
Распределение толщин рыхлых слабо консолидированных отложений, залегающих на плотных глинах материка, изучено в Новгороде бурением. Эта работа выполнена для целей градостроительства (определение несущей способности грунта). В границах Окольного города пробурено около 500 скважин [Кушнир, 1975]. Как мы пронимаем, отбивка рыхлой толщи производилась либо по снижению скорости заглубления бура, либо появлению шлама, характерного для глин материка. В том и другом случае карта толщин отложений, залегающих над материком, будет оценкой максимум толщин культурного слоя. Кроме собственно культурных отложений, в распределение толщин рыхлой толщи будут включены надматериковый слой (палеопочва) и пойменные отложения Волхова и впадающих в него ручьев. По результатам археологических раскопок толщины надматерикового слоя не превышают первые десятки сантиметров. Толщины пойменных отложений могут быть значительными. По нашему мнению, на Кировском раскопе они составляют порядка 100 см [Тюрин, 2009, Новгород, Кировский]. Схема толщин культурного слоя (рыхлых отложений) приведена в публикациях [Ершевский, 1978; Янин, Колчин, 1978] и на рисунке 1 нашей статьи. В публикации [Кушнир, 1975] приведены данные, которые тоже можно отнести к геологическим. Ее автор выполнил классическую геоморфологическую реконструкцию палеорельефа на территории Новгорода на рубеж до начала накопления культурного слоя.


Рисунок 1. Новгород. Схема толщин рыхлых отложений, залегающих на материке [Ершевский, 1978; Янин, Колчин, 1978]. Схема характеризует распределение толщин культурного слоя.

3.3. Картографическая информация
Археологическая и геологическая информация является тем, что принято называть естественнонаучными данными или данными, полученными естественнонаучными методами исследований. Картографическая информация имеет статус «письменный источник».  Если основы системы «Археология и история Новгорода» созданы путем прямой целенаправленной фальсификации письменных источников, то это насилие над фактическими данными затронуло и картографию Новгорода. С дугой стороны именно карты и схемы нецелесообразно искажать так, чтобы они кардинально расходились с географическими и топографическими реалиями. Поэтому мы посчитали возможным рассмотреть картографическую информацию в комплексе с естественнонаучной.
В соответствии с описаниями Новгорода 70-х годов 17 века его оборонительные сооружения «к началу Северной войны состояли из трех линий укрепления: Кремля или Каменного города, Малого или Среднего города и Большого или Окольного города.» [Захаренко, 1959]. «Длина стен Кремля составляла 576 саж. (т. е. более 1 км.). Малый или средний город состоял из деревянных стен и 8 деревянных башен, расположенных по земляному валу, повторяя линию кремлевских стен в небольшом от них расстоянии. Малый город также, в свою очередь, был окружен рвом. Длина Малого города равнялась 984 саж. (т. е. 2 км.)». «Новгородский Детинец в существующем виде является постройкой конца XV в., созданной при Иване III на основе более ранних фундаментов.» [Янин, Алешковский, 1971]. В 1701 году в Новгороде, вокруг его Кремля, были построены серьезные фортификационные укрепления – вал и бастионы [Захаренко, 1959]. Малый или Средний город называют и Земляным городом. Примем за достоверные три факта: Кремль и Земляной город в начале 18 века существовали, существовала и некая закрепленная на местности граница Новгорода, называемая Окольным городом. Это мы рассмотрели картографическую информацию конца 17 века, которая дошла до нашего времени в описательной форме.
Планы Новгорода 17-18 веков рассмотрены в монографии [Янин, 1999]. Первые два плана, созданы в 1611 году во время его оккупации шведами. Впервые они опубликованы в 1911 году. Вернее, это один шведский план и его упрощенная копия с французскими надписями. На нем показаны Кремль, Земляной город и Окольный город. На последнем имеются башни (по 20 с Софийской и Торговой стороны). Внутри Окольного города обозначены дороги, за его пределами – монастыри. Еще один план Новгорода, датированный 1672 годом, найден в шведских архивах и опубликован в 1957 году. В Кремле показана постройка типа «каре». Это Пушечный двор, просуществовавший до 1783 года. Он показан и на более раннем шведском плане. На Торговой стороне на Волхове показаны мельницы. Автор публикации [Янин, 1999] посчитал план 1672 года поздней копией с плана 1611 года «не дающей никакой дополнительной информации». Это не так. На плане 1672 года показана принципиальная информация, не имеющаяся на плане 1611 года. На нем обозначены поселения внутри Окольного города. Ясно обозначено Неревское поселение, и две зоны относительно компактного расположения строений. Одна зона соответствует  поселению Кожевники, другая – поселению в районе Троицкого раскопа. Несколько одиночных строений показано на других частях Софийской стороны (за пределами Кремля). Торговая сторона не «прорисована». План Новгорода, датированный 1673 годом (опубликован в 1890 году), тоже составлен шведами. Он называется «Чертеж Пальмквиста», по имени военного агента, прикомандированного к шведскому посольству. На плане не показаны бастионы Земляного города, но зато на Софийской стороне имеются внутренние стены, отделяющие друг от друга Неревской, Загородный и Людин концы.
К шведским планам Новгорода 17 века следует добавить и письменное свидетельство участника шведского посольства, проезжавшего через Новгород в 1684 году, – Спарвенфельда Юхана Габриеля. «Новгород расположен выгодно на большой равнине и окружен болотами, так что если бы он был хорошо укреплен, то его было бы невозможно завоевать. Но теперь все его стены деревянные кроме кремлевских, которые сделаны из кирпича, но не очень высоки. В окрестностях, насколько хватает глаз, можно видеть сады и монастыри, …» [Коваленко, 1989]. В нем важны три момента: Земляной город, как укрепление не фигурирует; стены Кремля кирпичные и невысокие; вокруг него – сады.  
Известно несколько планов Новгорода 18 века. Два наиболее ранние из них опубликованы в статье [Воробьев, 1959]. План 1762 года показан на рисунке 2. Другой план города, «снятый после пожара 6 июня 1745 года», – на рисунке 3. В публикации [Янин, 1999] показана его прорисовка и дано описание. То, что внутри Окольного города основную территорию занимают «сады», не отмечено.  Выгоревшая жилая часть Торговой стороны Новгорода показана на этом плане «белым цветом». «Белым цветом» показан и большой пустырь на северо-западе Софийской стороны. Он просматривается и на шведском плане 1672 года и на плане 1762 года (рисунок 2). В статье [Захаренко, 1959] приведен план укреплений новгородского Кремля по состоянию на 1701 год (рисунок 4).
Таким образом, все известные сегодня планы Новгорода 17 века являются шведскими. Их отличает от российских планов 18 века два момента. На шведских планах Окольный город показан как укрепление с башнями, а на российских планах это что-то похожее на вал (без башен), прижатый со стороны города к нешироким водотокам, концы которых соединены с Волховом. Кроме того, на шведских планах пушечный двор в Кремле смещен к его центру относительно положения на российских документах. И конечно, факт отсутствия на Чертеже Пальмквиста Земляного города должен явиться предметом самостоятельного исследования. То, что в системе «Археология и история Новгорода» считается Земляным городом 17 века, на самом деле могло быть впервые построено в 1701 году. Так, автор публикации [Захаренко, 1959] в своей справке ничего не говорит о бастионах, показанных на других шведских планах 17 века. Более того. Его общее заключение категорично. «Совершенно очевидно, что бастионная система в Новгороде, просуществовавшая до XIX века, была сооружена в начале XVIII века, одновременно с созданием псковских и печорских земляных бастионов, точнее в 1700—1701 гг.». Из этого прямо следует заключение: на всех шведских планах, кроме Чертежа Пальмквист, показаны бастионы, которых в 17 веке не существовало. Попросту говоря, они являются, скорее всего, фальшивками рубежа 19-20 веков. Здесь имеется еще один странный момент. Археологи дружно обвиняют Юста Матсона, укреплявшего Кремль в 1632 году, в измене [Янин, 1999; Янин, Колчин, 1978], которая выражалась в действиях, ослабляющих оборону Кремля. Они инкриминируют ему и «тайную передачу шведам проектного чертежа, содержащего и значительную информацию о реальных планах укрепления Новгорода.» [Янин, 1999]. Как мы поняли, В.Л. Янин пытается «списать» на Юста Матсона темный момент картографии Новгорода – несоответствие чертежа Пальмквиста и письменных свидетельств об укреплениях Новгорода или наличие на других шведских планах бастионов. С  чертежом Пальмквиста имеется и еще одна неувязка. Его автор находился в Новгороде всего четыре дня и не имел свободы передвижения. То есть он физически не мог составить тот чертеж, который назван его именем.





Рисунок 2. План Новгорода 1762 года [Воробьев, 1959].




Рисунок 3. План Новгорода, «снятый после пожара 6 июня 1745 года» [Воробьев, 1959].




Рисунок 4. План укреплений Новгородского Кремля, 1701 год [Захаренко, 1959].

3.4. Небрежность или умысел?
При выполнении реконструкций возникла неожиданная проблема. На схемах археологов не показаны масштабные линейки. Это относится, например, к следующим публикациям [Ершевский, 1978; Янин, Колчин, 1978; Хорошев, 1982; Кушнир И.И., 1975; и др.]. Отметим, что эти публикации фактически являются археологическими отчетами, то есть документами. Более того, мы не наши НИ ОДНОЙ схемы с масштабной линейкой, по которой можно выполнить масштабированием других схем археологов. Исходя из этого, точность соответствия масштабной линейки, которую мы нанесели на схему, отражающую нашу реконструкцию (рисунок 5), и ее фактических линейных размеров не превышает +/-5%. Когда мы исправили эту оплошность археологов, то были поражены. Оказывается, Новгород на Волхове был совсем мАААААленьким городком, в пределах которого зоны повышенных толщин культурного слоя имеют мизерные размеры. Мы предполагаем, что отсутствие масштабных линеек на схемах археологов обусловлено человеческим фактором. Скорее всего, им было стыдно презентовать свои схемы с нанесенными на них масштабными линейками за некие характеристики Великого Новгорода. Поэтому археологи и не нанесли их.

4. Характеристики культурного слоя Новгорода
В культурном слое жилых районов Новгорода выделяется два принципиально разных пласта, которые  связаны с поселениями двух типов. Нижний пласт соответствует деревянным поселениям усадебного типа, верхний – городской каменной застройке. Прекрасные консервационные характеристики нижнего пласта для артефактов, изготовленных из органических материалов и железа, обусловлены навозом, произведенным животными, которых держали в усадьбах. Этот вопрос рассмотрен в статье [Тюрин, 2009, Новгород, Ильинский].  Граница между пластами является хронологически скользящей – от 1701 года до начала 20 веков. Верхний пласт сложен серой рыхлой землей с большим включением битого кирпича и бутылочного стекла. Нижняя его часть связана со строительной прослойкой каменных зданий. Выше нее залегают продукты их разрушения во время Великой Отечественной войны. Классический нижний пласт культурного слоя выявлен в Неревском (толщина 400-600 см), Тихвинском (подошва слоя не вскрыта) и Козмодемьянском (толщина 200 см) раскопах. Толщины верхнего пласта в них составляет от 175 до 200 см и, возможно, до 250-270 см в Козмодемьянском раскопе. В районе поселения Кожевники развит специфический пласт, который сформирован отходами кожевенного производства. За пределами поселения этот пласт не встречается. Он имеет толщины 400-500 см, в шурфе 15 – 480 см. Верхний пласт культурного слоя, толщиной 120 см (шурф 15) соответствует верхнему пласту жилых районов, то есть каменной застройке. Это мы рассмотрели два типа культурного слоя жилых районов.
Третий тип культурного слоя – это почва садов, огородов, покосов и пастбищ. Ее толщины достигают 200 см и более. Эти отложения охарактеризованы Славенским раскопом Торговой стороны [Тюрин, 2009, Новгород, Буянный]. Четвертый тип культурного слоя мы назвали «перемещенным». Он развит вблизи Кремля. Его главная особенность – небольшие толщины, в основном, не превышающие 200 см. Это остатки земляных оборонительных сооружений. Этот вопрос рассмотрен в публикации [Тюрин, 2009, Новгород, Кремль].

5. Анализ картографической информации
На основе анализа картографической информации, характеризующей Новгород 17-18 веков, можно сделать два вывода: территория внутри Окольного города была занята в основном сельскохозяйственными угодьями; показанные на планах «путеводы» внутри поселений являются улицами, а за их пределами – обычными дорогами, ведущими в сады и огороды. Эти выводы соответствует письменным источникам. Внутри Окольного города находились сады, огороды, покосы и выпасы новгородцев.

6. Реконструкция
6.1. Загородный конец
Культурный слой вокруг Кремля рассмотрен в статье [Тюрин, 2009, Новгород, Кремль]. Его тип мы назвали «перемещенным».  Одна граница зоны его развития фиксируется стенами Кремля, Положение другой со стороны Загородного конца только обозначено (рисунок 5). В пределах этой зоны сегодняшний культурный слой сложен, в основном, из перемещенных глин материка и культурных отложений, побывавших в теле укреплений, а также глин материка, которые при строительстве и углублении рва разнесли по огородам и пустырям. В западной части зоны имеются и линзовидные отложения «унавоженного» пласта толщиной до 200 см, связанные с существовавшими здесь отдельными усадьбами. Но это уже территория Загородного конца.   
Загородный конец на востоке мы ограничим западной границей зоны пониженных толщин культурного слоя (менее 200 см), непосредственно примыкающей к Кремлю, на западе – Окольным городом. Толщины культурного слоя в этом районе имеют зональное строение (рисунок 5). Вблизи Кремля находится зона, где толщины культурного слоя менее 200 см, к западу от нее имеется полоса шириной примерно 300 м, где толщины слоя составляют 200-400 см. В ее пределах находится два раскопа. В Людогощекинском раскопе толщина культурного слоя 280-320 см. В центральной части зоны расположен Чюдинцевский раскоп, информацию по которому мы не нашли. О нем нет даже упоминаний в обобщающих статьях археологов. Это могло быть только в том случае, если результаты изучения раскопа оказались для них «неприятными». Результаты работ в Михайло-Архангельском раскопе опубликованы, но нами пока в полной мере не проанализированы. Как мы поняли, толщина культурного слоя в раскопе составляет 320 см, толщина «средневекового» пласта – 160 см. [Ершевский Б.Д., Розанова, 1994]. Можно предположить, что толщины культурных отложений в пределах рассматриваемой зоны не на много выше 300 см. На плане Новгорода «после 1745 года» (рисунок 3) к западу от укреплений показаны сады, через которые проложены несколько дорог субширотного направления, ведущих к Окольному городу. На схеме 1701 года (рисунок 4) не показано наличие здесь плотной застройки, как, например, к северу от Кремля. Исходя из вышесказанного, наш вывод однозначен. В пределах Загородного конца плотной застройки усадебного типа не существовало. Здесь были сады, огороды, выпасы и покосы. Вдоль дорог находились отдельные усадьбы.



Рисунок 5. Сема типизации культурного слоя Неревского и Загородного концов Новгорода.
1-4 – толщины рыхлых отложений, залегающих над глинами материка [Ершевский, 1978; Янин, Колчин, 1978] (в первом приближении – толщины культурного слоя): 1 – до 200 см; 2 – 200-400 см; 3 – 400-600 см; 4 – более 600 см. 5 – археологические раскопы (1 – Дмитриевский, 2 – Неревской, 3 – раскопки церкви Саввы Освященного, 4 – Тихвинский, 5 – Козмодемьянский, 6 – Людогощинский, 7 – Чудинцевский, 8 – Михайло-Архангельский), 6 – археологические шурфы (номера соответствуют публикации  [Ершевский, 1978]). Стрелки красного цвета (7) маркируют зону развитие «перемещенных» отложений, связанных со строительством и разрушением оборонительных сооружений вокруг Кремля. Стрелки зеленого цвета (8) – зону развития культурного слоя, характерного для садов, огородов, покосов и выпасов. 9 – границы долговременных поселений усадебного типа.

Культурный слой сельскохозяйственных угодий охарактеризован 10 археологическими шурфами (рисунок 5). В 9 из них толщины нерасчлененного культурного слоя меняются от 80 до 250 см. Средняя – 147 см. В шурфе 20 культурный слой толщиной 120 см отнесен к верхнему пласту, связанному с каменной застройкой. То есть внутри обозначенной нами зоны развития культурного слоя, характерного для сельскохозяйственных угодий имеются участки его отсутствия. Одна из границ зоны – Окольный город и линия отсутствия культурного слоя внутри него, другая условно маркируется линией толщин культурного слоя равной 200 см. Минимальные толщины культурного слоя характерны для участков, расположенных вблизи Окольного города (шурф 17 – 80 см,  28 – 80 см, 12 – 120 см, 13 – 160 см). Вблизи Окольного города имеются и участки полного отсутствия культурных отложений. На одном участке внутри зоны толщина культурного слоя превышает 200 см (шурф 24 – 200-250 см). Следы долговременных поселений в шурфах не выявлены.
Восточнее зоны сельскохозяйственных угодий (на участках с толщинами более 200 см) культурный слой сложен почвой садов и огородов, а также перемещенным сюда грунтом укреплений, существовавших вокруг Кремля. В нем присутствуют и линзы «унавоженного» пласта культурного слоя, толщиной до 200 см. Одна из них вскрыта Людогощекинским раскопом.
По результатам работ в Михайло-Архангельском раскопе сделано предположение, что рядом с ним находилась кузница [Ершевский Б.Д., Розанова, 1994]. Время ее существования было непродолжительным. Подошва культурного слоя раскопа датирована по дендрохронологическим данным 1172-1182 годами, что при учете сдвига на 391 год соответствует 1563-1573 годам. Все правильно. Пожароопасное кузнечное производство как раз и должно находиться за пределами поселений. В системе «Археология и История Новгорода» имеется одна проблема. Ее суть отражена в цитате. «Новгородский металл в полной мере хорошо изучен, прежде всего, в фундаментальных, глубоких исследованиях Б. А. Колчина, а также в серии работ Л. С. Розановой, В. И. Завьялова. Но здесь уместно отметить одно обстоятельство – полное отсутствие исключительно на всех новгородских раскопах вещественных источников самого производства, которое хорошо представлено многочисленными и различными изделиями из железа.». Попросту говоря в Новгороде не найдено ни одной кузницы. Здесь все просто. Эти пожароопасные производства были вынесены за пределы постоянных поселений в зону садов и огородов. А археологам эта зона не интересна. Культурный слой здесь немногим толще 300 см, причем «средневековый» пласт развит спорадически. Но Михайло-Архангельский раскоп являлся охранным. Вот археологи и вынуждены были изучать малоперспективный для них район. У этой проблемы имеется еще один аспект. При раскопках в Кремле в 1938 году выявлены артефакты, которые однозначно идентифицируются с кузницей [Строков, 1939]. Но археологи про нее не вспоминают. Дело в том, что на довоенных раскопах датирование многих артефактов было близко к реальности. По заключению археологов, кремлевская кузница существовала в 16 и 17 веках. А после появления в системе «Археология и история Новгорода» хронологического сдвига на 391 год, артефакты 16-17 веков попали в 12-13 века. То есть мы предполагаем, что кремлевская кузница и кузница, следы которой выявлены в Михайло-Архангельском раскопе, являются синхронными.
Таким образом, территория Загородного конца за переделами укреплений Земляного города была занята в основном сельскохозяйственными угодьями. По результатам рассмотрения жизненного пространства Кремля [Тюрин, 2009, Новгород, Кремль] мы сформулировали вопрос. Где находились сельскохозяйственные угодья кремлевских жителей? Ответ на него получен. В пределах Загородного конца. Его угодьями владели и жители находившихся здесь редких усадьб. Технология «владения» отражена в рапорте, направленном царю в 1631 году: «… и около, государи, того рва стрельцы и всякие люди пахали огороды и навозы возили.» [Янин, 1999]. Интересно отметить, что эта практика просуществовала вплоть до 60-х годов 20 века. Об Ильинском раскопе (1962-1967 год) сообщается следующее. «Территория раскопа после Великой Отечественной войны была занята огородами, а до войны здесь стояли каменные двухэтажные дома …» [Колчин, Черных, 1978].

6.2. Неревской конец
С Неревским поселением связан нижний «унавоженный» пласт культурного слоя, изученный в Неревском, Тихвинским и Козмодемьянском раскопах. Пласт имеет линзовидное строение. Наибольшие его толщины в Неревсвком раскопе (до 500 см), наименьшие – в Козмодемьянском и шурфе 22 (200 см). Линзовидность пласта отразилась и на числе мостовых Козмодемьянской улицы, имеющей субширотное простирание. «Упомянутая улица у ее пересечения с Великой была вскрыта в ходе работ на Неревском раскопе и насчитывала 28 ярусов, а уже в 10 м к западу – только 25. Далее, на расстоянии 50-60 м от перекрестка с Великой, открыто 16 ярусов, а в крайней западной точке вблизи Козмодемьянского раскопа – только три. К северо-западу от ул. Ленинградской мостовые Козмодемьянской улицы вообще не прослеживались в профилях траншей.» [Хорошев, 1982]. Все правильно. На границе Неревского поселения улица превратилась в самую обычную дорогу, ведущую в сады и огороды. На карте толщин культурного слоя (рисунок 5) Неревскому поселению соответствуют их максимум. Положение северной и южной границ поселения фиксируется с точностью +/- первые десятки метров. Но это формально.
«В XVII в. значительные массы разрушенного древнего культурного слоя были перенесены на берег Волхова, на участок к северу от рва Земляного города, в результате изменнических работ Юста Матсона, пытавшегося для ослабления обороны детинца создать господствующую над ним высоту в непосредственной близости к линии его внешних укреплений. «Матсоновский холм» был затем срыт не до конца.» [Янин, Колчин, 1978]. Но к северу от Кремля расположена зона, в пределах которой толщины культурного слоя менее 200 см. Значит основная масса грунта «Матсоновского холма» находится севернее этой зоны в области, где толщины культурных отложений составляют 600-800 см. Исходя из этого, южную границу Неревского поселения мы провели несколько севернее линии, ограничивающей толщину культурного слоя более 400 см. Северная и западная граница поселения проведена по линии, примерно соответствующей толщине культурного слоя равной 350 см. Для северной границы это не принципиально. Провести ее более чем на 20-30 м севернее невозможно. Западная граница поселения проведена условно. Она разграничивает Неревское поселение и территорию Загородного конца. Размеры Неревского поселения 250х550 м, форма в плане близка к ромбовидной. Исходя из этого, его площадь можно найти простым перемножениям линейных размеров. Она составляет 137500 кв. м.
На сайте «Археология России» сообщается, что в Неревском раскопе площадью 8840 кв.м., «изучено 18 городских усадеб, 9 из которых полностью.» [http://arc.novgorod.ru/]. Конечно, остатки 18 усадьб расположены в разных строительных горизонтах. Но если мы отнесем их к одному горизонту, то средняя площадь усадьбы составит 491 кв. м. То есть средние размеры усадьбы в принципе не могут быть меньше примерно 500 кв. м. Это значение соответствует нормативам СССР городской застройки, в соответствии с которым под частный дом выделялось 600 кв. м. Для Неревского раскопа авторы публикации [Янин, Колчин, 1978] сообщают следующее. «Во-первых, все усадьбы отличаются значительными размерами (от 1200 до 2000 кв. м). Во-вторых, им свойственна исключительная стабильность …». В публикации [Хаммель-Кизов, 1994] приведены средние размеры усадьбы, которые оценены по археологическим данным, характеризующим весь Новгород. Они составили «до 1500 кв. м». Вопрос о размерах новгородских усадьб рассмотрен и в публикации [Петров, 1997]. «На основе изучения археологических материалов, главным образом Неревского и Ильинского раскопов, был сделан принципиальный вывод о существовании в древнем Новгороде двух типов усадеб. К первому отнесены дворы Неревского, Михайловского, Троицкого и Ильменского раскопов, имевшие по различным оценкам площадь от 750 до 2000 кв. м; ко второму – «стандартные по величине» дворы Ильинского раскопа, площадь которых определяется в 400-465 кв. м.». Можно принять, что средние размеры усадьбы составляли 1000 кв. м. Кроме усадьб, поселение включало улицы, проулки, здания общего назначения, пустыри. Примем, что на одну усадьбу приходилось в среднем 1400 кв. м. площади поселения. Подчеркнем, что это оценка-минимум. Тогда максимальное количество усадьб в Неревском поселении составит 98 единиц. Кроме того, мы не говорим, что это именно жилые усадьбы. Это все усадьбы, включая и временно заброшенные или полностью разрушившиеся.
Неревское поселение возникло в конце 14 века [Тюрин, 2009, Новгород, Неревский]. Скорее всего, его ядро было расположено на невысоком холме, который выделен по результатам реконструкции палеорельефа [Кушнир, 1975]. Поселение расширялось, главным образом, на восток (до Волхова) и запад. Его западная граница достигла района Тихвинского раскопа в конце 15 века, района Козмодемьянского раскопа – в 16 веке [Тюрин, 2009, Новгород, Тихвинский]. Второй наш вопрос, сформулированный по результатам рассмотрения жизненного пространства Кремля [Тюрин, 2009, Новгород, Кремль], звучит так. Где проживала основная масса кремлевских служащих? Рядом с Кремлем, конечно, То есть в Неревском поселении. Скорее всего, его возникновение и строительство Кремля являются синхронными событиями. Понятно и то, что жители Неревского поселения владели сельскохозяйственными угодьями, расположенными от него к северу и западу. В публикации [Константинова, 1949] приведены результаты раскопок 1941 и 1948 годов на территории Неревского поселения. На их основе сделано предположение о том, что здесь «в течение длительного времени находилась верфь, на которой строились различные суда, …». Конечно, верфи в Новгороде, городе на реке, просто обязаны были быть.
С районом поселения Кожевники связана обособленная зона повышенных толщин культурного слоя, расположенная севернее Неревского поселения у Окольного города. На ее западной границе находится археологический шурф 23, в котором толщина культурного слоя составила 200 см, причем в нем нет «средневековых» отложений [Ершевский, 1978]. Исходя из этого, примем, что район проживания кожевников ограничен линией толщин культурного слоя равной 300 см. Тогда его линейные размеры составят 160х380 м, площадь – примерно 49000 кв. м. Здесь было 35 усадьб. Поселение возникло в середине 16 века [Тюрин, 2009, Новгород, Тихвинский].

7. Оценка общего числа усадьб и дворов в Новгороде
Мы пока не готовы выполнить реконструкцию поселения на месте Троицкого раскопа. Но по размеру, соответствующей ему зоны повышенных толщин культурного слоя (рисунок 1) можно принять, что оно было примерно одинаковых размеров с поселением Кожевники, то есть в нем имелось 35 усадьб. Примем, что столько же усадьб было и в пределах Загородного конца. Таким образом, на Софийской стороне было 203 усадьбы. По результатам рассмотрения демографической ситуации в Кремле [Тюрин, 2009, Новгород, Кремль] мы признали цифру находящихся в нем дворов – 162, вполне реальной, но близкой к максимально возможной. Таким образом, общее количество усадьб и дворов на Софийской стороне составляло 365 единиц. По распределению толщин культурного слоя на Торговой стороне Новгорода можно сделать заключение, что в ее пределах было столько же усадьб, как и на Софийской стороне (без учета дворов в Кремле). То есть в Новгороде было максимум 406 усадеб плюс 162 кремлевских двора. Всего 568 единиц. Отметим еще раз. Мы говорим об оценке сверху. То есть до начала Петровских преобразований в Новгороде НИКОГДА не было более чем 568 единиц деревянных жилых строение с надворными постройками.
Максимальную численность усадьб Софийской стороны и Новгорода в целом, оцененную по археологическим, геологическим и картографическим данным, мы верифицируем по информации, приведенной в письменных свидетельствах. В публикации [Петрова, 2000] приводятся некоторые обобщенные цифры по населению его Софийской стороны. «Решающий же удар по населению Новгорода нанесла шведская оккупация 1611-1617 гг. После ухода шведов город представлял страшную картину запустения. Наиболее ярко она отражена в Описи Новгорода 1617 г. Особенно пострадала Софийская сторона: «На Софейской стороне. Белых 24 двора, а жилцов в них 25 человек. Тяглых 40 дворов, а жилцов в них 49 человек. А опричь того на Софейской стороне дворов нет, вся Софейская сторона стоит пуста, дворы и лавки пожгли в ноугородцкое взятье немецкие люди, а иные дворы розвезли немцы ж»». Далее про Софийскую сторону сообщается следующее. «Несмотря на то, что к этому времени [1632 год], по сравнению с Описью 1617 г., количество дворов возросло (жилых дворов посадских людей, келий и др. было уже 152), тем не менее огромные площади представляли собой пустопорожние пространства, занятые огородами, пашнями, выпасами.». «По данным переписных книг 1646 г. и 1678 г., на протяжении всего XVII в. восстановление численности населения Новгорода шло чрезвычайно медленными темпами.». В цитатах приведены две цифры: в 1617 году на Софийской стороне значатся 64 двора, в 1632 году – 152 двора и келий. Можно принять, что в конец 17 века на Софийской стороне было 200 дворов (усадьб). Скорее всего, эти цифры касаются только дворов за пределами Кремля. Дворы внутри него показаны отдельной строкой (напомним, что их в 1623 год было 162). Если это так, то количество усадьб в конце 17 века полностью соответствует нашей оценке сверху – 203 единиц. Петровское время ознаменовалось общим упадком городской жизни. По отношению к Новгороду это выразилось, как минимум, в стагнации количества усадьб. А в постпетровское время начался неумолимый процесс сокращения усадьб, обусловленный планами превращения Новгорода в каменный город. 
Всего в Новгороде было 568 усадьб и дворов. Допустим, 80% их владельцев были ремесленниками и торговцами. Тогда количество последних составит 454 человека. Но автор публикации [Колчин, 1959] привел цифру, которая отличается от нашей на порядок. «О том, что в Новгороде не было железоделательного производства, убедительно говорят писцовые книги 80-х годов XVI в. по Новгороду: из 5465 ремесленников и торговцев, живших в Новгороде и распределявшихся по 237 профессиям, на долю железообрабатывающего ремесла приходились 235 ремесленников (кузнецы, ножовники, гвоздочники, замочники, стрельники, игольники, булавочники, секирники, скобочники, лемешники, бронники, сабельники, подковщики, точильщики и укладники) и, кроме того, 31 торговец железом.». К ремесленникам и торговцам добавим 20% людей других сословий. Получим, что в Новгороде жило 6831 человек. Это самостоятельные независимые люди. Если мы примем «один человек – одна усадьба», то общая занимаемая ими площадь составит 6831000 кв. м. Это примерно в два раза больше площади Окольного города. Где находились эти усадьбы? Мы не можем поместить их в садах, огородах, пастбищах и покосах, занимающих основную часть территории Окольного города. Там нет культурного слоя, соответствующего поселениям усадебного типа. А на территории, где он развит, больше чем 568 усадьб и дворов не поместится. Имеется и другое обобщение  информации по Новгороду. «Даже материалы лавочных книг XVI в. свидетельствуют о том, что ремесленники сами торговали своей продукцией на городском торге. По подсчетам А. П. Пронштейна, в Новгороде XVI в. из 6163 владельцев лавок лишь 342 торговали чужой продукцией». [Янин, Колчин, 1978]. Эта цифра тоже на порядок отличается от нашей оценки количества усадьб в Новгороде. Вывод однозначен. Информация из писцовых и лавочных книг конца 16 века не соответствует археологическим, геологическим и картографическим данным, характеризующим Новгород на Волхове. Либо писцовые книги характеризуют Великий Новгород, либо они подверглись серьезной правке.
В публикации [Хаммель-Кизов, 1994] приведена оценка плотности населения Новгорода – 125 жителей на 1 гектар, и его размеры  – 120 гектаров, по состоянию на вторую половину 12 века. Исходя из этого, численность его населения составляла 15000 человек. В соответствии с принятой нами величиной средней площади поселения, приходившейся на одну усадьбу – 1400 кв. м., на 1 гектаре находилось 7 усадьб. Тогда среднее число жителей в каждой из них составляет 18 человек. Скорее всего, это значение хотя и несколько завышено, но, тем не менее, близко к реальности. Мы примем, что среднее число жителей в усадьбах и дворах составляло 10-15 человек. Тогда общее население Новгорода составит 5680-8520 человек. То есть «15000 новгородцев второй половины 12 века» на имеющемся культурном слое Новгорода не помещаются.  
Мы не первые обратили внимание на несоответствие размеров Окольного города и количества помещаемых в него людей в системе «Археология и история Новгорода». Первым был митрополит Евгений. Его риторический вопрос является эпиграфом настоящей статьи. Здесь приведем его свидетельство. «Но выдите за городъ: вы везде увидише только суглинистый чистый материкъ» [Митрополит Евгений, 1808]. То есть за пределами Окольного города поместить часть мифических ремесленников и торговцев Новгорода не представляется возможным. Там нет культурных отложений, вернее не было в начале 19 века. Мы не можем удержаться от эмоциональной оценки. Часто логика археологов (в том числе академиков), которую они приводят в статьях-отчетах по результатам изучения Новгорода, выглядит как неумная пародия на рассуждения попа начала 19 века. Его аргументы просты, понятны и, главное, основаны на результатах личных наблюдений естественнонаучного характера.  

8. Проблема Окольного города
«Большой или Окольный город окружал весь город, т. е. обе его стороны, на которые делится Новгород, – Софийскую и Торговую. Деревянные стены и башни его были размещены по древнему земляному валу. На Софийской стороне в Большой город входили 20 башен, длина его стен равнялась 2105 саж., т. е. 4 км. На Торговой стороне Большой город имел 23 башни, длина стен была 2427 саж., т. е. около 5 км. Следовательно, общая длина Большого города на обеих сторонах Волхова составляла 4532 саж., или более 9 км.» [Захаренко, 1959]. Отметим, что длина Окольного города на Торговой стороне существенно меньше цифры, указанной в цитате. Представление о вале дает следующая цитата. «Раскоп на валу представлял собой траншею шириной 5 м и длиной 29 м, на всю ширину вала. Ширина сохранившейся части вала 29 м, высота 7,4 м, ширина верхней боевой площадки 3,6 м.» [Янин, Колчин, 1978]. Окольный город показан на картах 17, 18, 19 и 20 веков. То есть это реальный объект. Но в соответствии с результатами нашей реконструкции получается, что это серьезное оборонительное сооружение возведено для охраны садов и огородов. Такого, конечно, не может быть. А почему, собственно говоря, не может быть?
Что такое Окольный город? Это два рукотворных канала. Каналы действительно защищали сады и огороды от врагов их хозяев. Только врагами, в данном случае, являлись дикие животные (кабаны, олени, зубры), которые были не прочь лакомиться каждую летнюю ночь плодами труда горожан. Если это так, то выемка грунта при копке канала осуществлялась на его одну сторону. То есть формировался вал. На валу мог ставиться и невысокий частокол. Как это сооружение превратилось в системе «Археология и история Новгорода» в мощный оборонительный рубеж – это предмет самостоятельного исследования. Конечно, при его выполнении нужно рассматривать и другие версии появления Окольного города. В том числе и такую: Окольный город построен в 18 веке. Но любая реконструкция истории Новгорода на Волхове без добротного решения проблемы Окольного города, будет неполной.

9. Заключение
Новгород на Волхове был маленьким городком. Основная территория Окольного город была занята садами, огородами, покосами и выпасами. Максимальное количество усадьб в Новгороде составляло 406. В Кремле  было 162 двора. Всего 568 единиц. Это значение, полученное по естественнонаучным и картографическим данным, находится в полном соответствии с письменными источниками 17 века. Но оно кардинально не соответствуют источникам, датированным концом 16 века и более ранним периодом. Этот феномен можно назвать «Парадоксом несоответствия письменных и естественнонаучных данных, характеризующих количество горожан Новгорода». Скорее всего, рубеж достоверности данных письменных источников, относимых в системе «Археология и история Новгорода» к Новгороду на Волхове в части сведений о его жителях,  следует датировать 1611 годом, началом шведской оккупации города. 

Источники информации
Арциховский А.В. Археологическое изучение Новгорода. Труды новгородской археологической экспедиции, Том I, М., 1956. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/dating/novgorod/arzihovski_1.htm Сайт: Хронология и хронография. История науки и наука история. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/wwwboard/index.htm

Воробьев Л.В. План Новгорода 1762 года. Новгородский исторический сборник, вып. 9, с. 75-80. 1959. http://www.russiancity.ru/hbooks/h027.htm Русский город http://www.russiancity.ru/

Захаренко А.Г. Создание оборонительных сооружений вокруг каменных стен Новгорода, Пскова и Печорского монастыря в начале XVIII века. Новгородский исторический сборник, вып. 9. Новгород, 1959.  http://www.russiancity.ru/hbooks/h024.htm Русский город http://www.russiancity.ru/

Ершевский Б.Д. Археологические наблюдения в Новгороде в 1969-1974 гг. Археологическое изучение Новгорода. М., 1978. http://www.archeologia.ru/Library/Book/fbdf6d12e174 Портал Археология России. http://www.archeologia.ru/

Ершевский Б.Д., Розанова Л.С. Обработка железа в Новгороде (По материалам Михайлоархангельского раскопа XII—XIV вв.). Новгород и Новгородская земля. История и археология. Выпуск 8 (1994).
http://bibliotekar.ru/rusNovgorod/20.htm Библиотекарь.Ру.
http://bibliotekar.ru/

Коваленко Г.М. Э. Пальмквист о Новгороде XVII в. // Новгородский исторический сбориник 3 (13). 1989. http://www.vostlit.info/Texts/rus14/Sparvenfeld/text.phtml Восточная литература. http://www.vostlit.info/

Колчин Б.А. Топография, стратиграфия и хронология Нервского раскопа. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/dating/novgorod/kolchin_1.htm Труды Новгородской археологической экспедиции. Том I. 1956 г. С. 44-137.
Сайт: Хронология и хронография. История науки и наука история. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/wwwboard/index.htm 

Колчин Б.А. Железообрабатывающее ремесло Новгорода Великого.
Труды Новгородской археологической экспедиции. Том 2. Материалы и исследования по археологии СССР (МИА), № 65, М., 1959. http://www.archeologia.ru/Library/Book/8fbf64eaf15e/page7 Портал Археология России. http://www.archeologia.ru

Колчин Б.А., Черных Н.Б. Ильинский раскоп (стратиграфия и хронология). Сборник: Археологическое изучение Новгорода. М., 1978.
http://www.archeologia.ru/Library/Book/6e8054c05dd0 Портал Археология России. http://www.archeologia.ru/

Колчин Б.А., Янин В.Л. Археологии Новгорода 50 лет. Новгородский сборник: 50 лет раскопок Новгорода. М., «Наука» 1982.
Константинова Т. М. Археологические работы Новгородского музея в послевоенный период. Новгородский исторический сборник. Вып. 9. Новгород, 1959. http://annals.xlegio.ru/rus/novgorod/nis9_kon.htm Сайт http://annals.xlegio.ru/

Кушнир И.И. К топографии древнего Новгорода. Советская археология, 1975, №3.

Митрополит Евгений. Исторические разговоры о древностях Великого Новгорода. Составитель Е. Болховитинов.
Москва, Губернская типография А. Решетникова, 1808. http://reglib.natm.ru/book/book_8/ Новгородика в электронном виде. Новгородская областная универсальная научная библиотека. http://reglib.natm.ru/

[Носовский, Фоменко, 2001, Новая хронология Руси] Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Новая хронология Руси, Англии и Рима - Москва, 2001. http://www.chronologia.org/rusangl/rusangl.htm Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/images/book/v4b_t.jpg

[Носовский, Фоменко, 2005, Империя] Носовский Г. В., Фоменко А.Т. Империя. Изд. РИМИС. 2005. http://www.chronologia.org/xpon5/index.html Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org

Петров М.И., Сорокин А.Н. О размерах усадеб Древнего Новгорода. Новгород и Новгородская земля. История и археология. Выпуск 11 (1997).
http://bibliotekar.ru/rusNovgorod/54.htm Библиотекарь.Ру.
http://bibliotekar.ru/

Петрова Л.И., Анкудинов И.Ю., Фирсова Н.Д. О культурном слое Новгорода второй половины 15-16 веков. Новгород и Новгородская земля. История и археология. Выпуск 14 (2000).
http://bibliotekar.ru/rusNovgorod/80.htm Библиотекарь.Ру.
http://bibliotekar.ru/

Строков А.,  Богусевич В. Новгород Великий. Пособие для экскурсантов и туристов. Под общей редакцией акад. Б.Д. Грекова
Ленинград, 1939. Новгородика в электронном виде. http://reglib.natm.ru/book/

[Тюрин, 2005, Абсолютное датирование] Тюрин А.М. Абсолютное датирование новгородской дендрошкалы по естественнонаучным данным. http://new.chronologia.org/volume2/turin1.html Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 2. 2005. http://new.chronologia.org/volume2/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/

[Тюрин, 2005, Формальное датирование]

[Тюрин, 2009, Новгород, Неревской]

[Тюрин, 2009, Новгород, Ильинский]

[Тюрин, 2009, Новгород, Тихвинский]

[Тюрин, 2009, Новгород, Буянный]

[Тюрин, 2009, Новгород, Кировский]

[Тюрин, 2009, Новгород, Кремль]

Хаммель-Кизов Р. Новгород и Любек. Структура поселений двух торговых городов в сравнительном анализе. Новгород и Новгородская земля. История и археология. Выпуск 8 (1994).
http://bibliotekar.ru/rusNovgorod/24.htm Библиотекарь.Ру.
http://bibliotekar.ru/

Хорошев А.С. Новые материалы по археологии Неревского конца. Новгородский сборник: 50 лет раскопок Новгорода. М., 1982.

Янин В.Л. Тихвинский раскоп. Археологическое изучение Новгорода. М., 1978. http://www.archeologia.ru/Library/Book/80ec13f98c81 Портал Археология России. http://www.archeologia.ru/

Янин В.Л. Планы Новгорода Великого XVII-XVIII веков. М. Наука, 1999.

Янин В.Л., Алешковский М.X. Происхождение Новгорода (к постановке проблемы), История СССР, № 2, 1971.
Янин В.Л., Колчин Б.А. Итоги и перспективы новгородской археологии. Археологическое изучение Новгорода. М., 1978. http://www.archeologia.ru/Library/Book/6864406d7013 Портал Археология России. http://www.archeologia.ru
Главная страница

Выпуски сборника

1
2004
2
2005
3
2005
4
2006
5
2007
6
2007
7
2008
8
2009
9
2010
10
2010
11
2010
12
2012
13
2015
14
2017