Сборник статей по новой хронологии
Специальный выпуск № 9.
Серия статей А.М.Тюрина "Новгород на Волхове"
18 февраля 2010 года
 

Археологическое изучение Новгородского Кремля

А.М. Тюрин

Аннотация:
Рассмотрены результаты археологического изучения Новгородского Кремля. Обозначены элементы реконструкции его жизненного пространства. Выполнена реконструкция накопления и типизация культурного слоя, залегающего вблизи этого объекта.
Ключевые слова: Новая Хронология, археология, Новгород, Кремль.

Оглавление
1. Постановка задачи
2. Общие сведения
3. Софийский собор
3.1. Культурный слой около собора
3.2. Полы собора
3.3. Здание собора
3.4. Звонница
4. Поселение в Кремле
5. Стены Кремля
6. Дендрохронология Кремля
7. Мост через Волхов
8. Формирование культурного слоя вокруг Кремля
9. Элементы реконструкции жизненного пространства Кремля
10. Вместо заключения
Источники информации

1. Постановка задачи
В соответствии с Новой Хронологией А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского [Сайт Новая Хронология] Великим Новгородом русских летописей являлся Ярославль [Носовский, Фоменко, 2005, Империя], а Новгород на Волхове был небольшим позднесредневековых городом, который не играл никакой особой роли в истории Руси. Однако по странному стечению обстоятельств (осознанных и по недомыслию) Новгород на Волхове считается сегодня Великим Новгородом. Неверное отождествление Великого Новгорода обусловило наличие в системе «Археология и история Новгорода» парадоксов и несоответствий. Они рассмотрены в книге [Носовский, Фоменко, 2001, Новая хронология Руси]. В этой связи представлялось целесообразным рассмотреть археологические данные, характеризующие Новгородский Кремль.
Имеющаяся сегодня информация по Кремлю является крутым замесом летописных, археологических, архитектурных, религиозных и искусствоведческих данных. И этот замес живет и развивается. Его состояния на начало и конец 19 века, на 30-е, 60-е, 80-е годы 20 века различны. Наша попытка выделить в нем ключевые моменты идентификации объектов и их датирования успехом не увенчалась. Этот сложный вопрос нуждается в скрупулезном анализе. Но в этой ситуации можно потупить просто – сразу начать строить систему «Археология и история Новгорода на Волхове», свободную от хронологических сдвигов исторической и естественнонаучной информации, лукавства и откровенной фальсификации. В настоящей статье приведены отдельные элементы новой системы, относящиеся к Новгородскому Кремлю.

2. Общие сведения
В соответствии с описаниями Новгорода 70-х годов 17 века его оборонительные сооружения «к началу Северной войны состояли из трех линий укрепления: Кремля или Каменного города, Малого или Среднего города и Большого или Окольного города.» [Захаренко, 1959]. «Длина стен Кремля составляла 576 саж. (т. е. более 1 км.). Малый или средний город состоял из деревянных стен и 8 деревянных башен, расположенных по земляному валу, повторяя линию кремлевских стен в небольшом от них расстоянии. Малый город также, в свою очередь, был окружен рвом. Длина Малого города равнялась 984 саж. (т. е. 2 км.)». «Новгородский Детинец в существующем виде является постройкой конца XV в., созданной при Иване III на основе более ранних фундаментов.» [Янин, Алешковский, 1971]. В 1701 году в Новгороде, вокруг его Кремля, были построены серьезные фортификационные укрепления – вал и бастионы [Захаренко, 1959]. Малый или средний город называют и Земляным городом. Примем за достоверные три факта: Кремль и Земляной город в начале 18 века существовали. При этом отметим, что отнесение слова «Кремль» к тому объекту, к которому его относят в системе «Археологи и история Новгорода» есть интерпретация письменных свидетельств. В них рассматриваемый объект называли Каменным городом или Детинцем. То есть слово «Кремль» мы применяем только в соответствии с существующей традицией. Более подробно этот вопрос рассмотрен ниже.
В Кремле существовали храмы. Это, прежде всего, Софийский собор. Из административных зданий можно выделить Пушечный двор, просуществовавший  с 17 века до 1783 года. В 1670 году около него возвели Приказную палату, которой предшествовала Дячья изба [Янин, 1999]. На рубеже 17-18 веков в Кремле находились Воеводский и Владычный дворы. Для более раннего периода приведена следующая справка. «В 1623 году здесь было 162 двора, 39 лавок и 20 церквей.» [Семенов, 1959; Строков, 1939].

3. Софийский собор
3.1. Культурный слой около собора
В соответствии с письменными источниками считается, что Софийский собор в Новгороде построен в 1045-1050 годах. Но авторы Новой Хронологии имеют по этому вопросу другое мнение. «По нашему мнению Софийский собор был построен здесь даже не в XV веке, а всего лишь в XVII веке. Поэтому и культурный слой вокруг него нарос на два метра. Примерно по метру в столетие.» [Носовский, Фоменко, 2001, Новая хронология Руси]. Какой версии лучше соответствуют археологические данные?
Результаты изучения культурных отложений около Софийского собора изложены в публикации [Алешковский]. Первое археологическое обследование собора выполнено в 1892-1893 годах, во время его реставрации. В 1945-47 годах выполнены археологические раскопки внутри собора и снаружи, у его стен. По их результатам «была установлена стратиграфия залегания древних полов XI-XVIII вв., сделаны интересные находки древних фресок, раскопано погребение знаменитого Новгородского владыки Василия, изучены древние фундаменты собора». В 1956 году культурные отложения около фундамента собора были изучены тремя шурфами. Перед этим работами стояла задача «точной датировки горизонтов поверхности вокруг собора в различные эпохи».
Материк в районе Софийского собора сложен песком и суглинком [Алешковский]. До начала его строительства на материке залегал культурный слой толщиной 15-25 см, в котором найдена керамика 10-11 веков. Цвет отложений черный. Котлован фундамента храма выкопан в материке. Вынутый грунт – песок и суглинок, образовал вокруг него слой толщиной 30-50 см. «Верхняя граница суглинка совпадает с верхним обрезом древнего фундамента.» Летописная дата начала строительства собора известна – 1045 год. Это и есть дата подошвы слоя песка и глины. Около фундамента храма раскопана могила, датированная 14-15 веками (о способе датирования не сообщается). В нее было сделано вторичное захоронение. Обломок могильной плиты 14-15 века найден около могилы на глиняной отмостке фундамента. Следовательно, эта отмостка датируется периодом не позднее 15 века. «В заполнении могилы, образовавшейся уже после вторичного перезахоронения, найдена медная монета с надписью «Пуло Новгорода» на лицевой стороне и с испорченным изображением птицы на оборотной стороне. Монета чеканена до 1748 г.» Таким образом, по результатам изучения культурных отложений около фундамента собора, выполненных в 1892-1893, 1946-1947 и 1956 годах археологи имеют всего 1 (одну!) археологическую дату. Это дата монеты «до 1748 года». Но эта монета для датирования культурного слоя бесполезна, поскольку найдена в могиле. Керамика 10-11 годов (достоверность ее датирования мы обсуждать не будем) датирует нижний предел строительства собора – не ранее 10 века. Датирование могилы и идентификация с ней какой-то каменной плиты – это чистые фантазии. Здесь и говорить не о чем. То есть никаких археологических дат, характеризующих начало строительства собора и уровни культурных отложений около него, археологи не имеют. Однако при этом, письменные даты периода строительства собора они воспринимают как абсолютно достоверные.
Общий вывод археологов вполне однозначен. «Итак, сравнительный стратиграфический анализ, сделанный по материалам шурфов 1946-1947 г.г. и 1956 г., позволяет дать точные отметки уровней дневной поверхности для пяти периодов, когда эта поверхность изменялась. Первый период - это уровень, до начала строительства собора, второй период – это уровень, образовавшийся после окончания его строительства и продержавшийся до XVI века. Третий период – это уровень поверхности, образовавшийся после ремонта 1692 года, четвертый период – уровень 1830-х годов, наконец, пятый период – это начало XX века.» [Алешковский]. Это поразительно! Но археологи прямым текстом сообщили, что уровень поверхности культурных отложений на дату завершения строительства собора соответствует и 16 веку. То есть в течение 500 лет культурные отложения около собора не накапливались. Его ремонты не проводились. Это и есть те 500 «потерянных» лет новгородской археологии, о которых говорят авторы Новой Хронологии.
Для того, чтобы согласовать мнения археологов и авторов Новой Хронологии нужно не принимать во внимание письменные даты строительстве Софийского собора – 1045-1050 годы. Только и всего. Отметим, что эти даты является историческими, то есть к археологическим данным они не имеет никакого отношения. Таким образом, выводы археологов, сделанные без учета дат «1045-1050 годы» соответствуют выводам авторов Новой Хронологии в пределах точности датирования археологическими методами начала строительства Софийского собора. Авторы Новой Хронологии выполнили датирование по скорости накопления культурного слоя и получили 17 век. Археологи по каким-то другим критериям датировали нижний строительный уровень собора, и, следовательно, завершение его строительства 16 веком. Можно принять, что Софийский собор построен в 16-17 веках.

3.2. Полы собора
В обобщенном виде результаты раскопок в Софийском соборе, выполненных в 1945-1946, 1947-1948 и 1955 годах, приведены в публикации [Янин, 1988]. Особо ценная информация содержится на рисунке «План раскопа 1946 г. в Мартирьевской паперти (по А.Л. Монгайту)». Материковый песок вскрыт на глубине 216 см от уровня современного пола. Поверхность фундамента столбов (колонн) – на 185 см. Цоколи столбов на глубинах 144, 145 и 160 см. В тексте публикации сообщается следующее. «На глубине около 2 м ниже современного пола находится известково-цемяночная заливка древнейшего пола середины XI в. Выше древнейшего на 15-30 см – второй пол. Еще выше на 17-30 см от второго пола – третий пол, замощенный большими каменными плитами. Выше плитяного на 34 см – четвертый, кирпичный пол, сооруженный не позднее середины XVI в. Наконец, существовал пятый пол, повышенный относительно кирпичного на 110 см, а относительно плитяного на 144 см; он был разрушен при позднейших ремонтах и реставрациях XIX в. Тонкая прослойка строительного мусора отделяет этот пол от современного, настланного в ходе работ 90-х годов прошлого столетия. Существует мнение Дмитриева, что пятый пол датируется 1692 годом, когда при митрополите Корнилии «мост в соборе» был поднят.».
Дать другую трактовку фактическим данным не представляет труда. Цоколи столбов не могли возвышаться над полом. То есть «первый пол» – это самый обычный фундамент пола. Про «второй пол» археологи никаких подробностей не сообщили. Скорее всего, это строительный слой выравнивания «на горизонталь». Возможно, плитами выложен самый первый пол собора. Но более вероятно то, что плитяной пол – это основание для первого пола, вымощенного кирпичом. То есть плитяной пол – это то, что в строительстве называют «черным полом». В любом случае кирпичный пол (или плитяной пол, что менее вероятно) характеризует самый первый уровень пола собора. Кирпичный пол археологи датировали «не позднее середины XVI в.». Эта дата соответствует уровню культурных отложений около собора, который «продержался» с даты его строительства «до XVI века». Особо отметим, что в данном случае мы считаем даты археологов относительными. То есть из совпадений дат кирпичного пола и уровня культурных отложений, соответствующего дате завершения строительства собора, следует простой вывод. Кирпичный пол является первым полом собора. Про «пятый» пол археологи сообщают только то, что он существовал. Его устроили в 1692 году. Может ли «пятый» пол датироваться 1692 годом? Вполне. После освящения собора в 16 или даже в начале 17 века вокруг него и в нем велось активное строительство. Это привело к накоплению рядом с собором культурных отложений толщиной 80-120 см, что и обусловило необходимость поднятия уровня его пола на 110 см.  Последний пол (современный) является простым обновлением, поскольку как мы поняли, его уровень существенно не поднимался.
Таким образом, в Софийском соборе было три пола. Первый кирпичный, соответствующий дате его строительства, второй устроен в 1692 году с превышением над первым составляющим 110 см. Третий пол – современный.   

3.3. Здание собора
Выше мы рассмотрели Софийский собор снаружи. Основная его особенность по мнению археологов – это застывшая ситуация с момента завершения его строительства в 1050 году до 16 века. Позднее начались ремонты и поновления. Внутри собора все происходит с точностью до наоборот. Автор публикации [Жервэ, 1999] сообщает, что «… к концу XYII в. высота храма практически совпадала с современной.». В цитате имеется в виду высота храма от пола до потолка. А до этого рубежа в нем проводились ремонты, в том числе и в связи с обрушением галереи, настилались новые полы. В результате самые древние полы храма «… отстают от современного пола на высоту человеческого роста.». Эту ситуацию нужно понимать так. В период с 1050 года до 16 века в храме производили ремонты. Но их строительные отходы наружу не попадали. В культурных отложениях вокруг храма их нет. Это первое. Второе. Естественному износу в течение 500 лет была подвержена только внутренняя часть храма. А его наружная часть в этот период в ремонтах и поновлениях не нуждалась.
Результаты архитектурного изучения собственно здания Софийского собора даны в публикации [Штендер, 1982]. В ней приведены и два противоположных мнения о нем специалистов 19 века. «И в середине XIX в. Макарий, автор первой капитальной работы по новгородскому зодчеству, утверждал, что «все повреждения не изменили того вида, который дан был [Софии] ... в половине XI века»». «В. Прохоров, например, писал: «Есть София новая, с именем которой соединены только древние исторические предания».». В этом вопросе мы разбираться не будем. Только отметим два момента. Археологи второй половины 20 века, как мы поняли, безоговорочно согласны с Макарием. Авторы публикации [Носовский, Фоменко, 2001, Новая хронология Руси] обозначили концептуально верный подход к привлечению храмовой росписи к решению задачи идентификации Великого Новгорода: «в волховском Новгороде роспись на стенах его старых храмов выполнена в духе именно Псковской, а не Велико-Новгородско-Московской школы.». Представляется возможным этот подход распространить и на архитектурные стили новгородских храмов. Архитекторы считают, что при строительстве Софийского собора в Новгороде в качестве образца был выбран киевский софийский собор [Пилявский, 1984]. Это мы отметили, но комментировать не будем.
Результаты изучения некрополя Софийского собора Новгорода приведены в публикации [Янин, 1988]. Однако их рассмотрение оказалось несколько громоздким. По этой причине мы его оформили в виде отдельной статьи [Тюрин, 2009, Новгород, Некрополь].

3.4. Звонница
В публикации [Журавлев, 1958] приведены свидетельства о звоннице Софийского собора. «Первые сведения о звоннице Софийского собора относятся к 1437 году. Летописец упоминает о ней в связи с сильным наводнением, во время которого подмыло каменную кремлевскую стену, и старая звонница, стоявшая или на стене или около стены, обрушилась в Волхов. О том, где стояла эта звонница и как она выглядела, мы ничего не знаем. Через 2 года архиепископ Евфимий II ставит новую звонницу на месте современной.». Летописец пишет о звоннице другого собора. В соответствии с результатами реконструкций палеогеоморфологической ситуации на территории Новгорода на начало накопления культурных отложений, Софийский собор построен на вершине невысокого холма [Кушнир, 1975; Трояновский, 1998]. Кремлевские стены находятся тоже достаточно высоко над поймой Волхова. Возникновение ситуации, описанной летописцем, в Новгороде на Волхове исключается. При столь высоком уровне Волхова, вода унесла бы почти все деревянные строения города.

4. Поселение в Кремле
Результаты раскопок  в Кремле, выполненых в 1938, 1939 и 1940 годах, в кратком изложении сводятся к следующему. «Там открыта древняя Пискупля улица и на ней 15 ярусов мостовых; затем наметились и другие улицы. Толщина слоя достигала 5 м. Никаких слоев старше Х в. не найдено и здесь. Большая часть находок в Детинце относилась к XVI--XVIII вв., т.е. ко времени упадка Новгорода.» [Арциховский, 1956]. Результаты раскопок 1938 года в относительно полном виде проведены в публикации [Строков, 1939]. Площадь раскопа составила 102 кв. м.
Верхняя часть культурного слоя толщиной 125-150 см состояла из навоза и древесного угля. В ней содержались и артефакты. На глубине 105 см в одной из частей раскопа выявлен слой строительного мусора, который археологи связали с церковью при Спасской башне, разобранной в 18 веке. На глубинах около 160, 172 и 190 см были найдены костяки людей. Археологи не идентифицировали их как захоронения. На глубине 190 см обнаружены остатки многоярусной мостовой. Всего в ней было 15 ярусов стандартной для Новгорода конструкции. Нижний ее ярус лежал на предматериковой глине. Мостовая идентифицирована практически однозначно с улицей, пересекающей территорию Кремля с севера, от ворот Владимировской башни, на юг, к воротам Спасской башни. Последнее было понятно по положению мостовой относительно Спасской башни. Положение улицы относительно Владимировской башни установлено по письменным источникам 17 века. В соответствии с ними она называлась Пискуплей (Епископской).
На уровне второго яруса мостовой с двух его сторон имелись водоводные системы. По ним стоки выводились за пределы Кремля. Один из водоводов представлял собой деревянную трубу обычной для Новгорода конструкции. Бревно раскалывалось пополам, в половинках делались соответствующие выборки, затем они складывались. Получалась труба. Эта труба в момент раскопок функционировала. То есть по ней текла вода. Второй водовод являлся желобом, сложенным из кирпичей. Водоводы датированы концом 17 века. Выявлены остатки четырех срубов. По найденным в них артефактам они идентифицированы как мастерские – кузнечная (существовала в 16 и 17 веках), сапожная (16 век), обработки шерсти (16 век) и кости (первая половина 16 века). Выявлены и остатки жилой постройки, датированной 14-15 веками. На глубине 310-325 вскрыта строительная прослойка, состоящая из обломков известняка и кирпичей, а также извести и песка. Кирпичи датированы 15 веком. Прослойку археологи связали со строительством каменных стен Кремля. При расчистке 14 настила мостовой найден купеческий кошелек. В нем находились весы и разновесы, а также «арабская медная монета (диргем). По определению специалистов она относится к X в. и является подделкой под серебряные арабские монеты того времени.» [Строков, 1939]. Это датирует 14 ярус мостовой не позже первой половиной 11 века. Найдены и другие артефакты.
На раскопе мы имеет классическую новгородскую мостовую. Ее прекрасная сохранность объясняется тем же фактором, что и сохранность других мостовых. Это большое содержание в культурном слое навоза. Это слово употребляется при его описании несколько раз. Второй компонент слоя – щепа, тоже характерен для отложений, в которых хорошо сохранились мостовые. То есть здесь мы имеем классический нижний пласт культурного слоя, связанный с поселениями усадебного типа. При этом под последними мы понимаем поселения, в которых люди рядом со своими домами держали животных. Они и производили навоз. Второй ярус мостовой и водотоки датированы концом 17 века. Можно принять, что уровень первого яруса мостовой датируется 1700 годом. То есть в этом году улица перестала функционировать. Почему? В 1701 году были выполнены большие работы по укреплению Новгородского Кремля [Захаренко, 1959]. Это было связано с предполагаемым походом Карла XII на Петербург. Вокруг него построили валы и бастионы Земляного города. «11 июля 1701 года последовал указ Петра I о том, чтобы «в Великом Новегороде ис Каменного города хоромное деревянное строение всех чинов людем снесть или сломать в нынешних скорых числах и места свои очистить, а вместо тех своих мест приискивать порозжие тяглые и белые места на Софейской и Торговой сторонах, чтоб то их хоромное деревянное строение перенесено, было и сломано ис Каменного города сего вышеписанного числа впред в две недели. И давать им те места в обмен безденежно в тое же меру».» [Семенов, 1959]. Скорее всего, в рамках этих мероприятий заложили и часть кремлевских ворот, в том числе и ворота Спасской башни. Это и определило завершение функционирования улицы. Район раскопа превратился в «дальний угол» Кремля, в котором была устроена свалка. Сюда выбросили, как предполагают археологи, и трупы казненных людей (три найденных костяка имели признаки четвертования). Позднее сюда вывозился навоз, возможно с кремлевских конюшен.
По арабской монете 14 ярус мостовой следует датировать 10 – первой половиной 11 веками. Примем, что первый ярус мостовой уложен в 1000 году. Общая толщина мостовой – 310 см. На один ее ярус приходится в среднем 21 см культурных отложений. Ярусы настилали в среднем через 47 лет. Первая цифра находится в полном соответствии со значением этого параметра для других мостовых Новгорода. Вторая – кардинально им не соответствует. Средний срок службы одного яруса мостовой составляет около 20 лет. При учете этого значения первый ярус мостовой раскопа уложен в самом начале 15 века. Этот рубеж и следует принять во внимание при выполнении археологических реконструкций. Против нашего заключения голосует только подделка арабской серебряной монеты, датированная 10 веком.
В результатах интерпретации и датирования археологами найденных ими артефактов имеется один интересный момент. Если не принимать во внимание монету 10 века, то они полностью соответствуют реконструкции прошлого Новгорода на Волхове, выполненной в рамках Новой Хронологии [Носовский, Фоменко, 2001, Новая хронология Руси]. Конечно на территории Кремля, маленького провинциального города Новгорода на Волхове в 16-17 веках могли существовать ремесленные мастерские. Люди на его территории могли жить и в 14 веке. Эта согласованность объясняется просто. В датах археологов не присутствует хронологический сдвиг на 391 год [Тюрин, 2005, Абсолютное датирование; Тюрин, 2009, Формальное датирование], имеющийся в системе «Археология и история Новгорода». Если мостовую раскопа датировать по Новгородской дендрошкале, то ее верхний ярус (примем, что дата рубки бревен соответствует 1680 году) попадет в 1289 год. Мастерские попадут в 11-12 века. А первый ярус мостовой попадет в начало 11 века. При этом возникнет всего одна проблема. Получится, что пустырь в районе раскопа существовал с середины 13 века до даты раскопок, но при этом на нем накопилось почти за 700 лет всего 190 см культурных отложений, причем, верхняя их часть толщиной 125-150 см сложена навозом и углем.

5. Стены Кремля
Первое комплексное изучение фортификационной системы Кремля выполнено в 50-х годах прошлого века. По полученным результатам при опоре на летописные данные составлена следующая схема их развития [Алешковский 1962]. Деревянная крепость построена в 1044 году, расширена в 1116 году. Этим сформирована территория Кремля. В 1302 году построены каменные проездные башни. В 1331-1335 годах началось строительство каменных стен между отдельными башнями. Очередной этап замены деревянных башен и стен на каменные начался в 1400 году. Это строительство закончено в 30-х годах 15 века. Обозначенная схема была общепринятой среди археологов и историков. Но на каком-то этапе в нее внесены серьезные коррективы. «Ныне существующий кремль Новгорода построен в конце XV в. Начало его сооружения относится к 1484 г., когда «повелением великаго князя Ивана Васильевича начата здати в Великом Новегороде град камен детинец, по старой основе». Окончание этого строительства Новгородская третья летопись XVII в. относит к 1490 г.: «Поставлен бысть град каменной в Великом Новеграде, повелением великаго князя Иоанна Васильевича всеа России, при архиепископе Генадии: на две части великаго князя денги, а треть владыка своими денгами»» [Янин, 1978]. Здесь отметим два момента. Археологи [Алешковский 1962; Янин, 1978] датируют строительство Кремля по летописным данным. Но летописные данные относятся к Кремлю Великого Новгорода, то есть к Ярославскому Кремлю. Таким образом, вопрос о дате строительства Кремля в Новгороде на Волхове для нас пока открытый.
В 1992-1996 годах было выполнено археологическое изучение укреплений Кремля [Трояновский, 1998]. Полученные результаты не соответствуют  общепринятой схеме их развития [Алешковский 1962]. Установлено, что каменные стены в Северной части Кремля стоят на глиняной насыпи, под которой находятся остатки дубовых стен. Это принципиальный вывод. То есть существовало всего две стены Кремля. Одна та, которую мы видим сегодня, другая, дубовая, которая существовала до нее. «Даже с учетом особой прочности дуба, период существования стены вряд ли мог превышать 60-70 лет.» [Трояновский, 1998]. Приехали. Если мы согласимся с археологами в части их датировки каменной стены концом 15 века, то из этого автоматически будет следовать вывод: первое укрепление на месте Кремля возникло в начале 15 века. То есть «провисает» около 400 лет его истории.
Автор публикации [Трояновский, 1998] выполнил согласование положения стен Кремля и палеорельефа его территории (рисунок 1). Последняя имела относительно расчлененный рельеф. Выделялось три невысоких холма и овраг между ними. Перепад высот составлял 6 м. На всех холмах построены храмы. Вначале, деревянные стены Кремля опоясывали северный холм. На его вершине расположен Софийский собор. Каменные стены Кремля в северной его части построены на остатках деревянных стен. В южной части они значительно расширили территорию Кремля. Здесь они построены с учетом рельефа местности.

Рисунок 1. Результаты археологического и палеогеоморфологического изучения территории новгородского Кремля [Трояновский, 1998]. «Лесенкой» показаны остатки дубовых стен.

Решен один из принципиальных вопросов, касающиеся абсолютного датирования стен Кремля. Делать это по керамике невозможно: «более тщательный просмотр керамического материала из раскопа 1992-93 гг. подтвердил некорректность ее использования для датировки насыпного сооружения, поскольку характер распределения керамики по пластам дал яркий пример «перевернутой» стратиграфии.» [Трояновский, 1998]. Отметим, что ранее датирование о керамике широко применялось при изучении укреплений Кремля и Окольного города.

6. Дендрохронология Кремля
В публикации [Тарабардина, 2007] приведены новые дендрохронологические даты по археологическим объектам Новгорода. Дендрохронологические даты, характеризующие Кремль, получены в рамках реставрационных работ, проведенных в нем в 1995-2004 годах. «Образцы для дендрохронологического анализа (51 экз.) получены на трех раскопах: у Софийской звонницы, на Владычном дворе в северо-западной части детинца и на Кремлевском раскопе 2004 г.» Получено 14 дендрохронологических дат. «К периоду строительной деятельности архиепископа Василия Калики относится комплекс деревянных сооружений 1330-1340 гг. на Владычном дворе Детинца.». То есть археологи уверяют, что деревянные сооружения в строительных конструкциях прослужили более 655 лет! Более того, столько же лет простояло и реставрируемое строение. При учете хронологического сдвига на 391 год, деревянные сооружения следует датировать 1721-1731 годами. «Мостовая Прусской улицы, зафиксированная в центральной части кремля (раскоп 2004 г.), строится не ранее 1390 г. и гибнет в пожаре (вероятнее всего, 1405 г.).» Реально, мостовая служила в период 1781-1798 годов. «Датировка лежня Софийской звонницы 1455 г. позволяет отнести строительство существующего здания памятника к этому времени.» Софийская звонница построена в 1846 году. Отметим, что с дендрохронологической датой строительства звонницы имеется одна проблема. Автор публикации [Грабарь] сообщает, что звонница Софийского собора построена св. Евфимием, архиепископом новгородским, в 1436 году.  В публикации [Журавлев, 1958] приведены другая дата ее строительства – 1439 год. Лежень звонницы не может быть датирован 1455 годом. «Бревенчатая мостовая в проезде Водяных ворот (шурф у Софийской звонницы) сооружается около 1521 г.» [Тарабардина, 2007]. Реально, в 1912 году. Здесь отметим одну деталь. Археологи отобрали для датирования 51 экземпляр спилов. Но результаты датирования выдали только для 14 (27 %). Мы это понимаем так. Часть дендрохронологических дат археологов не устроила, поэтому они в отчетах не показаны.
Автор замечательной почти во всех отношениях публикации [Трояновский, 1998] сделал следующее заключение. «На наш взгляд, в настоящее время ни археологические материалы, ни летописные указания, сами по себе не в состоянии обеспечить надежную датировку оборонительных систем Кремля.». Это не так. В остатках дубовых стен Кремля имеются и бревна хвойных пород. По крайней мере, при раскопках найдено два бревна. Их можно датировать дендрохронологическим методом. Но это не сделано. Почему? Ответ прост. Новгородская дендрошкала сдвинута на минус 391 год. Датированное по ней бревно начала 15 века, даст год рубки, попадающий в начало 11 века. Эту дату конечно можно увязать с началом летописного строительства Кремля в 1044 году. Но тогда возникнут две проблемы. Первая – это сопряжение деревянной стены, датированной 1044 годом, и каменной конца 15 века. Между ними нет остатков других стен. А деревянная стена не могла существовать 450 лет. Вторая проблема – это объяснение относительно хорошей сохранности дубовых и хвойных бревен уложенных в стены в начале 11 века. Поэтому автор публикации, на которую мы дали ссылку, сделал вид, что ничего не знает про дешевый и надежный дендрохронологический метод датирования, доведенный в новгородской археологии до совершенства. Мы исключаем возможность того, что спилы бревен из самой ранней кремлевской стены не направлялись на дендрохронологическое датирование.

7. Мост через Волхов
На планах Новгорода 17-18 веков [Янин, 1999] между Кремлем и Торговой стороной Новгорода показан мост через Волхов. Он имеется и на планах 19 века. На восточном берегу Волхова мост сопрягается с Ильинской улицей, локализация которой просматривается вглубь веков до конца 16 века [Семенов, 1959]. В летописях, характеризующих Великий Новгород, фигурирует Великий мост. Оснований для его локализации в месте, отличном от положения моста через Волхов в 17-19 веках, не имеется. С целью изучения остатков Великого моста выполнены широкомасштабные инженерно-геологические, гидроакустическое и подводно-археологические исследования.  «Подводные археологические исследования на дне реки Волхов были начаты в 2005-м и продолжены в 2006 году в целях выявления археологизированных остатков Великого моста и следов хозяйственной деятельности средневекового периода на речной акватории.» [Трояновский, 2007]. Нашли ли археологи то, что искали? Да. Вернее, они в этом уверены. Наша интерпретация находок изложена ниже.
Ширина реки в районе исследований составляла 200 м. На ее дне залегает слой гравелитистых песков толщиной 1,5 м. Подстилаются пески озерными суглинками толщиной 0,5-1,2 м. Все археологические находки приурочены к слою песка. По сонограммам, полученным по результатам гидроакустической съемки, установлено, «… что дно реки пересекают две «структуры» техногенного происхождения, которые в целом занимают около двух гектаров.» [Трояновский, 2007]. По результатам работ «… были обнаружены остатки опорных конструкций мостов XIV и XVIII веков, датированных естественнонаучными методами. В ходе собственно подводных исследований собрана значительная коллекция артефактов (более 450 предметов из железа, цветных металлов, кости, кожи, стекла, камня), датируемых XII-XIX веками. … с деталей различных деревянных конструкций на дне Волхова был сделан 21 спил.». Три из них были дубовыми, остальные – принадлежали хвойным деревьям. Дендрохронологическим методом датировано 7 образцов. Все относятся к древесине хвойных пород. То есть коэффициент удачи составил 0,37.  Пять образцов показали дату строительства моста не ранее 1782 год (мост построен в последней четверти 18 века). Две плахи из опорных конструкций моста датированы 1286 и 1354 годами. Дубовые сваи датированы радиоуглеродным методом. Полученные калиброванные даты с равной вероятностью попадают в интервалы 1285-1300 и 1365-1385 годов. Вывод археологов вполне определенный. «На основании обнаруженных конструкций и их датировки впервые можно достаточно уверенно говорить о свайном характере мостовых конструкций XIV века и, вероятно, средневековых мостов в целом.». На основании дендрохронологической даты «1286 год», сделано предположение о существовании моста 13 века на участке реки, неизученном гидроакустической съемкой.
Даже формальный анализ результатов археологических работ вызывает недоумение. Великий мост существовал в период 13-19 веков. Он был свайным. Естественно, он перестраивался много раз. Но археологи нашли остатки всего 3 мостов: последней четверти 13 века, середины 14 века и последней четверти 18 века. Получается, что опоры мостов служили до 500 лет. Это странно. Авторы публикации [Носовский, Фоменко, 2001, Новая хронология Руси] указывают, что хронологическая составляющая новгородской археологии сдвинута в прошлое на 400-500 лет. Этот тезис прекрасно иллюстрируется полученными датами мостов. То есть, мост, предшествующий мосту последней четверти 18 века, должен был быть построен примерно в первой половине 18 века. Скорее всего, этот мост археологи датировали серединой 14 века. Хронологический сдвиг составляет 400-450 лет.
Состояние новгородской дендрохронологии рассмотрено в статье [Тюрин, 2009, Новгород, Дендрохронология]. Новгородская дендрошкала охватывает период 884-1595 годов. Ее наиболее достоверный интервал: 1083-1549 годы. Это плавающая дендрошкала, датирована по летописным датам постройки церквей. В распоряжении археологов имеется и абсолютная дендрошкала, характеризующая период 18-20 веков [Трояновский, 2007]. «Средневековая» новгородская шкала сдвинута на 391 год [Тюрин, 2005, Абсолютное датирование; Тюрин, 2009, Формальное датирование]. Датирование спилов по дендрошкале 18-20 веков дало даты рубки деревьев в районе 1782 года. Если бы эти же спилы были датированы по «средневековой» шкале, то их даты попали бы в район 1391 года. Это предельно простой фокус, который археологи показывают с 1960 года. Дендрохронологические даты плах – 1286 и 1354 годы, реально соответствуют 1677 и 1745 годам. Ре-фальсификация радиоуглеродных дат дубовых свай [Тюрин, 2006, Алгоритмы] дает 1650 год (без учета погрешностей). То есть дубовые сваи можно отнести к дендрохронологической дате «1677 год». Таким образом, мы имеем следующее. Первый мост через Волхов построен примерно в 1677 году. Примерно в 1745 и 1782 годах его возобновляли. Срок службы опор – 68 и 37 лет. Опоры первого моста были дубовыми. Поэтому и прослужили они в 2 раза дольше опор, сделанных из сосны и ели. Наше предположение о строительстве первого моста в 1677 году не соответствует планам Новгорода, которые составлены шведами в 17 веке. На них мост показан [Янин, 1999]. Самый ранний план датирован 1611 годом. Упоминается мост и в лавочных книгах конца 16 века. Можно предположить, что первый мост построен в конце 16 века, но его остатки не найдены. Можно предположить и то, что шведские планы составлены незадолго до их публикации, то есть в 20 веке. А лавочные книги …. Собственно говоря, предполагать мы можем все что угодно. По результатам широкомасштабных археологических работ с применение новейших геофизических методов исследований, материальных свидетельств существования моста (мостов) в период 13-18 веков, не найдено. Найдены только отдельные фрагменты не более чем 3 мостов. Это совсем ничего для примерно 550 лет существования моста. А для периода его существования равного 150 лет этого вполне достаточно. 

8. Формирование культурного слоя вокруг Кремля
К 1631 году относится описание плохого состояние рва Земляного города «… а около, государи, того земляного валу ров не во многих местах в глубину полторы сажени, а инде и в сажень нет; а в ширину был осьми сажень, а в иных, государи, местах по девяти сажень.» [Янин, 1999]. В цитате приведены размеры «заплывшего» рва. Автор публикации сообщает, что при описании размеров укреплений пользовались 40-вершковой саженью (180 см). Примем, что первоначальные размеры рва составляли: ширина - 1350, глубина – 270 см. Естественно ров был вырыт в материке. Представляется, что этого количества грунта достаточно для формирования вала Земляного города. То есть его построили, в основном, их глин материка. В 1632 году в Новгород из Москвы прислали группу иноземных мастеров во главе с Юстом Матсоном. Последний дал распоряжение углубить ров и укрепить его стоячим тыном. Но со складированием грунта изо рва возникла проблема, которую археологи называют словосочетанием «Матсоновский холм».  
Проблема «Матсоновского холма» рассмотрена в публикации [Янин, 1999]. Как можно понять, деятельность Юста Матсона по укреплению Земляного города не понравилась новгородским воеводам. В доносе на него царю они сообщали следующее: «а землю, государь, ис того рва смышленник Юстъмансон велел разнашивать по огородам и пустым местам». Часть грунта была складирована в непосредственной близости от Земляного города к югу от него. Он и образовал «Матсоновский холм», затрудняющий оборону последнего. Что было в голове у Юста Матсона, мы не знаем. Не знает это и автор публикации [Янин, 1999], изобличившие его как шведского агента, стремящегося своими действиями ослабить оборону Кремля. Не дело это археологов искать вражеских агентов. Но их прямая обязанность сообщить, что в результате фортификационных работ Юста Матсона огромные объемы глины материка попали в культурный слой Новгорода. Конечно, археологи не просто так обвиняют Юста Матсона в измене. Они инкриминируют ему и «тайную передачу шведам проектного чертежа, содержащего и значительную информацию о реальных планах укрепления Новгорода.». Этим В.Л. Янин пытается «списать» на него один темный момент картографии Новгорода – несоответствие чертежа Пальмквиста, датированного 1673 годом (опубликован в 1898 году) и имеющихся письменных свидетельств об укреплениях Новгорода. Например, на чертеже не показан Земляной город.
На Юста Матсона археологи «списывают» еще одну проблему системы «Археология и история Новгорода». «В XVII в. значительные массы разрушенного древнего культурного слоя были перенесены на берег Волхова, на участок к северу от рва Земляного города, в результате изменнических работ Юста Матсона, пытавшегося для ослабления обороны детинца создать господствующую над ним высоту в непосредственной близости к линии его внешних укреплений. «Матсоновский холм» был затем срыт не до конца.» [Янин, Колчин, 1978]. Но в доносе на Юста Матсона совершенно ясно говорится, что он углублял ров. Понятно, что ров углублялся в материк. Этим действием ни в коей мере не нарушался культурный слой (если он был, конечно). Но благодаря углублению рва увеличена толщина культурного слоя. Глина материка присутствует сегодня в культурном слое вокруг Кремля, имеющему толщину менее 200 см. Часть «Матсоновского холма» находится, скорее всего, южнее Неревского раскопа, в области, где толщины культурных отложений составляют 600-800 см. В публикации [Колчин, Хорошев, Янин, 1981] приводятся сведения о перепланировке участка Людина конца, примыкающего к Кремлю, в связи со строительством Земляного города в 80-х годах 16 века. Этот вопрос мы подробно рассмотрим при изучении результатов многолетних работ в Троицком раскопе. 
В 1701 году валы и бастионы Земляного города были построены заново [Захаренко, 1959] или отремонтированы. Авторы публикации [Янин, Колчин, 1978] про грандиозное строительство 1701 года не упоминают. «В 80-х годах XVI в., когда был сооружен Земляной город, и в 20-х годах XIX в., когда он был разрушен, мощные напластования позднего времени образовались на линии рва Земляного города, т.е. на значительной части современного кремлевского парка. Здесь в XVI в. при первоначальном рытье рва и в XVII в. при его расширении была уничтожена большая часть древних напластований, из которых насыпали вал Земляного города. Нивелировка XIX в. вернула эти массы земли на прежнее место, но уже в новом качестве, бесполезном для археолога.». Важным моментом является нивелировка 20-х годов 19 века. Что касается «мощных напластований позднего времени», то их нет. В зоне вокруг Кремля, где несколько столетий велось активное фортификационное строительство, толщина культурного слоя менее 200 см (рисунок 2), то есть мизерная. На некотором удалении от него выделяется две зоны повышенных толщин культурного слоя. Одна из них расположена к северу от Кремля (зона Неревского раскопа), другая к югу (зона Троицкого раскопа). Но как раз в этих зонах залегание культурных отложений не нарушено. Это первое. Второе. Если на месте строительства Земляного города были древние культурные напластования, то где они сегодня? Там же, где грунт материка, выкопанный изо рва. В культурном слое вокруг Кремля, имеющего мизерную толщину. Один из факторов накопления культурных отложений вблизи Кремля отражен в рапорте царю о плачевном состоянии Окольного города: «… и около, государи, того рва стрельцы и всякие люди пахали огороды и навозы возили.» [Янин, 1999].
Исходя из вышесказанного, тип культурных отложений, залегающих вокруг Кремля, можно назвать «перемещенным». Одна граница зоны его развития фиксируется стенами Кремля, Положение другой на севере и юге фиксируется участками ненарушенного залегания культурного слоя в районе Неревского и Троицкого раскопов, имеющего здесь повышенные толщины. Положение западной границы развития «перемещенных» отложений нами только обозначено (рисунок 2). В пределах этой зоны сегодняшний культурный слой сложен, в основном, из перемещенных глин материка и культурных отложений, побывавших в теле укреплений Земляного города, а также в «Матсоновском холме», глин материка, которые при строительстве и ремонте рва разнесли по огородам и пустырям, почвы огородов. На севере и юге зона развития «перемещенных» отложений сопрягается непосредственно с типичным культурным слоем долговременных поселений в районах Неревского и Троицкого раскопов. В западной части зоны «перемещенные» отложения залегают местами на материке, местами на линзах «унавоженного» пласта толщиной до 200 см, связанных с существовавшими здесь отдельными усадьбами, местами на почве огородов. Перекрыты здесь «перемещенные» отложения верхним пластом культурного слоя, связанным с каменными зданиями. На востоке граница развития верхнего пласта примерно соответствует линии толщин культурного слоя, равной 200 см.     

Рисунок 2. Новгород. Схема толщин рыхлых отложений, залегающих на материке [Ершевский, 1978; Янин, Колчин, 1978]. Схема характеризует толщины культурного слоя: 1 – до 200 см; 2 – 200-400 см; 3 – 400-600 см; 4 – более 600 см. Стрелки красного цвета маркируют зону развитие «перемещенных» отложений, связанных со строительством и разрушением оборонительных сооружений вокруг Кремля.

9. Элементы реконструкции жизненного пространства Кремля
В 1623 году в Кремле числилось 162 двора [Строков, 1939]. Площадь Кремля примерно составляет 116000 кв. м. Исходя из этого, на один двор приходится 716 кв. м его площади. Вопрос о размерах новгородских усадьб рассмотрен в публикации [Петров, 1997]. Минимальный размер усадьб и дворов – 400-465 кв. м, выявлен в Ильинском раскопе. Если мы примем, что средние размеры двора в Кремле были равны 300-400 кв. м, то общая их площадь составит 48600-64800 кв. м. или 42-56% территории Кремля. Остальные 58-44% его территории будут приходиться на площади, дороги,  общественные и административные здания. То есть число «162 двора» представляется вполне реальным. Но оно не просто реально. Оно близко к максимально возможному числу дворов в Кремле. Больше в нем не поместится. По результатам раскопок установлено, что в Кремле жили и ремесленники. Тогда, двор ремесленника включал его жилой дом, мастерскую и помещения для скота. Наличие крупных домашних животные во дворах ремесленников тоже установлено по результатам раскопок. Производимый ими навоз является важным компонентом культурного слоя. Мы не знаем, входят ли в число «162 двора» дворы высших административных чиновников Новгорода и христианских иерархов. Но это не принципиально. Можно считать, что не входят. Мы не знаем, сколько из «162 дворов» принадлежало ремесленникам. Но это тоже не принципиально. Здесь принципиальны два момента. В Кремле не могло проживать более чем 162 ремесленника. В Кремле не могла проживать и основная масса служилых людей, прежде всего стрельцов и казаков. То есть они проживали за пределами Кремля.
Мы можем оценить количество двух категорий людей, работающих в Кремле. Это члены церковных причтов и правительства. По состоянию на 1637 год штат Софийского собора состоял из 43 человек: протопоп, протодиакон, 2 ключаря, архидиакон, 4 попа, 2 диакона, 20 певчих, 2 псаломщика, 4 дьячков и пономарей, 5 звонцев, просфирник [Макарий, 1860]. В 1623 году в Кремле находилось 20 церквей [Семенов, 1959; Строков, 1939]. В публикации [Колчин, Хорошев, Янин, 1981] приведены штаты двух церквей Людина конца по состоянию на конец 16 века. В церкви Иоана Предтечи числились два попа, дьякон, дьячок, пономарь и проскурница, в церкви Василия Кесарийского – поп, дьячок и пономарь. Примем, что в среднем причт одной церкви составлял 4 человека (мужчины). Но как мы поняли из описания Софийского собора [Макарий, 1860], некоторые церкви Кремля являлись его приделами. То есть они не имели своего причта. Примем, что таких церквей было 5. Тогда общее количество работников культа в Кремле составляло примерно 100 человек или 80 человек без учета певчих. Это в основном белое духовенство. То есть у каждого работника культа была семья и дом. Их дома тоже находились, в основном, за пределами Кремля.
Структура, правительства Новгорода и подчиненной ему округе во время шведской оккупации 1611-1617 годов, его персональный состав и жалованье членов приведены в публикации [Селин]. Центральный орган правительства – Дворец, или Дворцовый приказ. Главе приказа подчинялись три подьячих: Денежного, Хлебного и Судного дела.  Всего в приказе числилось 13 человек. Дворцовому приказу подчинялось 5 Недворцовых приказов: Разрядный приказ, Поместные дела Водской, Шелонской и Деревской пятин, Поместные дела Бежецкой и Обонежской пятин, Судный приказ, Ямской приказ. В них служило 9 подьячих. Имелось еще и такое учреждение, как новгородский Житный двор. О количестве его служащих не сообщается. Таким образом, правительство новгородского региона состояло примерно из 30 человек. Это 30 жилых построек – дворов в Кремле и усадьб за его пределами.
Наверняка многое жители кремлевских дворов имели сады и огороды. Наличие у них домашних животных автоматически предполагает и то, что они имели выпасы и покосы. Естественно, что все эти сельскохозяйственные угодья располагались за пределами Кремля. Мы аккуратно расписали эти вещи для того, чтобы сформулировать простые вопросы. Где проживала основная масса кремлевских служащих? Где находились сельскохозяйственные угодья кремлевских жителей?             
Здесь рассмотрим один принципиальный вопрос, касающийся идентификации сословной принадлежности жителей Кремля и всего Новгорода. В результате раскопок в Кремле выявлены ремесленные мастерские. Но из этого факта вовсе не следует, что они принадлежали людям, имеющим социальный статус «ремесленник». Мастерские могли принадлежать стрельцам. Главной обязанность людей этого сословия являлась военная государственная служба. За это они получали жалование и привилегии. Последние как раз и включали право стрельцов заниматься ремесленными промыслами и торговлей. То есть мы обозначили гипотезу, в соответствии с которой ремесленников, как таковых, в Новгороде на Волхове не имелось. Ремесленными промыслами занимались стрельцы. Материальные свидетельства этого производства выявлены археологами в Креме и на всей территории Новгорода.

10. Вместо заключения
Если Новгород на Волхове был маленьким городком, то … То в его Кремле не имелось учреждений государственного масштаба. Если это так, то зачем тогда нужен Кремль? Какой Кремль? То есть мы поставили под сомнение совершенно очевидный факт. Любой человек может поехать в Новгород и своими глазами увидеть Кремль, стены и башни которого с небольшими переделками и ремонтом существуют с конца 15 века. Мы же утверждаем, что то, что считается Кремлем, им не является. Это стены обычного средневекового города, средних размеров. Они так и назывались – Каменный город. Внутри стен имелись храмы и другие общественные здания. Но не они были главным содержанием огороженного стенами пространства. Его главным содержанием являлись самые обычные горожане, бывшие в своей массе ремесленниками и торговцами. Представляется, что эту посылку, обозначенную несколькими штрихами, в будущем можно будет довести до реконструкции, обоснованной фактическими данными и результатами сравнительного анализа.

Источники информации

Алешковский М.X. Новгородский Детинец 1044-1430-х гг. (по материалам новых исследований). Архитектурное наследство. № 14. М., 1962.

Алешковский М.Х. Археологическое обоснование проекта вертикальной планировки у стен Софийского собора в Новгороде. http://www.rusarch.ru/aleshkovsky2.htm РусАрх http://www.rusarch.ru/

Арциховский А.В. Археологическое изучение Новгорода. Труды новгородской археологической экспедиции, Том I, М., 1956. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/dating/novgorod/arzihovski_1.htm Сайт: Хронология и хронография. История науки и наука история. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/wwwboard/index.htm

Грабарь И.Э. Архитектура Новгорода и Пскова. Звонницы и крыльца. http://www.rusarch.ru/grabar_i3.htm РусАрх http://www.rusarch.ru/

Ершевский Б.Д. Археологические наблюдения в Новгороде в 1969-1974 гг. Археологическое изучение Новгорода. М., 1978. http://www.archeologia.ru/Library/Book/fbdf6d12e174 Портал Археология России. http://www.archeologia.ru/

Захаренко А.Г. Создание оборонительных сооружений вокруг каменных стен Новгорода, Пскова и Печорского монастыря в начале XVIII века. Новгородский исторический сборник, вып. 9. Новгород, 1959.  http://www.russiancity.ru/hbooks/h024.htm Русский город http://www.russiancity.ru/

Жервэ А.В. Страницы строительной истории Софии Новгородской. В журн. София, № 1, 1999. http://www.rusarch.ru/zherve1.htm РусАрх http://www.rusarch.ru/

Журавлев Ю.В. Звонница Софийского собора. Новгород, 1958. http://www.rusarch.ru/zhuravlev1.htm РусАрх http://www.rusarch.ru/

Колчин Б.А., Хорошев А.С., Янин В.Л. Усадьба новгородского художника XII в. М., 1981.

Кушнир И.И. К топографии древнего Новгорода. Советская археология, 1975, №3.

[Макарий, 1860] Сочинение Архимандрита Макария в память ТЯСЯЧЕЛЕТИЯ РОССИИ. Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях. М., 1860. http://www.reglib.natm.ru/book/book_1/ Новгородика в электронном виде. http://www.reglib.natm.ru/book/ Новгородская областная универсальная научная библиотека. http://www.reglib.natm.ru/

[Носовский, Фоменко, 2001, Новая хронология Руси] Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Новая хронология Руси, Англии и Рима - Москва, 2001. http://www.chronologia.org/rusangl/rusangl.htm Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/images/book/v4b_t.jpg

[Носовский, Фоменко, 2005, Империя] Носовский Г. В., Фоменко А.Т. Империя. Изд. РИМИС. 2005. http://www.chronologia.org/xpon5/index.html Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org

Петров М.И., Сорокин А.Н. О размерах усадеб Древнего Новгорода. Новгород и Новгородская земля. История и археология. Выпуск 11 (1997).
http://bibliotekar.ru/rusNovgorod/54.htm Библиотекарь.Ру.
http://bibliotekar.ru/
Пилявский В.И., Тиц А.А., Ушаков Ю.С. История русской архитектуры. Ленинград, Стройиздат, 1984.

[Сайт Новая Хронология] Сайт «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/
Селин А.А. Новгородское общество эпохи Смуты. http://nwae.spb.ru/?0-314 Северо-Западная археологическая экспедиция. http://nwae.spb.ru/
Семенов А.И. Дворы северо-восточной части новгородского Кремля по описи 1623 г. Новгородский исторический сборник. Вып. 9. Новгород, 1959. http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1620-1640/Novg_pisc_kniga_1623/text.htm Восточная литература. http://www.vostlit.info/
Семенов А. И. Древняя топография южной части Славенского конца Новгорода.  Новгородский исторический сборник. Вып. 9. Новгород, 1959. http://www.russiancity.ru/hbooks/h017.htm Русский город http://www.russiancity.ru/

Строков А.,  Богусевич В. Новгород Великий. Пособие для экскурсантов и туристов. Под общей редакцией акад. Б.Д. Грекова
Ленинград, 1939. Новгородика в электронном виде. http://reglib.natm.ru/book/

Тарабардина О.А. Дендрохронология средневекового Новгорода (по материалам археологических исследований 1991-2005 гг.).
http://www.hist.msu.ru/Science/Disser/Tarabardina.pdf Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Москва, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Исторический факультет, 2007.

Трояновский С.В. О некоторых результатах раскопок в Новгородском кремле. Новгород и Новгородская земля. История и археология. Выпуск 12 (1998).  http://bibliotekar.ru/rusNovgorod/68.htm Библиотекарь.Ру. http://bibliotekar.ru/

Трояновский С.В. Великий Новгород: материальный мир средневековой республики. «Неприкосновенный запас» 2007, №5(55).
http://magazines.russ.ru/nz/2007/55/tro15-pr.html Русский журнал. http://magazines.russ.ru/

[Тюрин, 2005, Абсолютное датирование] Тюрин А.М. Абсолютное датирование новгородской дендрошкалы по естественнонаучным данным. http://new.chronologia.org/volume2/turin1.html Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 2. 2005. http://new.chronologia.org/volume2/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/

[Тюрин, 2006, Алгоритмы] Тюрин А.М. Алгоритмы фальсификации и ре-фальсификации результатов радиоуглеродных датировок.
http://new.chronologia.org/volume3/turin_alg.html Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 3. 2005. http://new.chronologia.org/volume3/ Сайт Новая Хронология. http://www.chronologia.org/

[Тюрин, 2009, Формальное датирование]

[Тюрин, 2009, Новгород, Дендрохронология]

[Тюрин, 2009, Новгород, Некрополь]

Штендер Г.М. К вопросу о галереях Софии Новгородской (по материалам археологического исследования северо-западной части здания). Реставрация и исследования памятников культуры. М., 1982. Вып. 2. http://www.rusarch.ru/shtender1.htm РусАрх http://www.rusarch.ru/

Янин В.Л. О продолжительности строительства новгородского кремля конца XV в. Советская археология, 1978, № 1. http://www.russiancity.ru/books/b58.htm Русский город http://www.russiancity.ru/

Янин В.Л. Некрополь Новгородского Софийского собора. М., «Наука», 1988.

Янин В.Л. Планы Новгорода Великого XVII-XVIII веков. М. Наука, 1999.

Янин В.Л., Алешковский М.X. Происхождение Новгорода (к постановке проблемы), История СССР, № 2, 1971.

Янин В.Л., Колчин Б.А. Итоги и перспективы новгородской археологии. Археологическое изучение Новгорода. М., 1978. http://www.archeologia.ru/Library/Book/6864406d7013 Портал Археология России. http://www.archeologia.ru
Главная страница

Выпуски сборника

1
2004
2
2005
3
2005
4
2006
5
2007
6
2007
7
2008
8
2009
9
2010
10
2010
11
2010
12
2012
13
2015