Сборник статей по новой хронологии

Выпуск 5
26 февраля 2007 г.
 

Радиоуглеродное датирование в системе
«Археология и история Новгорода»
(радиоуглеродное датирование и дендрохронология)

А.М. Тюрин
   
Аннотация
Приведены две версии идентификации системы «Археология и история Новгорода» и ее хронологии. В соответствии с одной из них (Фоменко, Носовский) то, что сегодня принимается за Великий Новгород, являлось позднесредневековым поселением на реке Волхов. Его хронология сдвинута в прошлое на 400-500 лет. Рассмотрены история вопроса «Радиоуглеродное датирование и дендрохронология Новгорода» и достоверность дендрохронологического и археологического датирования нижних археологических слоев. Детально рассмотрены радиоуглеродные и дендрохронологические даты образцов древесины, приведенные в публикации (Zaitseva et al ., 1994). Сделаны частные заключения.
1. В трех нижних археологических слоях (слои 25-27) найдены практически одновозрастные артефакты – бревна деревьев, срубленных в 958-968 годах.
2. Две индивидуальные дендрокривые – (884-952 годы) и (887-1026 годы) не соответствуют другим индивидуальным дендрокривым Новгородский дендрошкалы. Дендрокривая (884-952 годы) характеризует 28 ярус мостовой, соответствующий 28 археологическому слою. Она является основой вывода о том, что первая мостовая в Новгороде уложена в 952 году.
3. Радиоуглеродные даты первой серии образцов древесины (Popov et al ., 1993), датированных дендрохронологическим и археологическим методами 10 веком, попали в 11 век.
Общий вывод: дендрохронологическое и радиоуглеродное обоснование возраста нижних археологических слоев Новгорода (якобы 10 век) выполнено некорректно. Некорректным обоснованием наличия в Новгороде археологических слоев 10 века решена задача приведения его археологии в соответствие с летописными свидетельствами о Великом Новгороде, который основан в 10 веке. Все это является свидетельствами соответствия гипотезы Фоменко и Носовского действительному положению дел.

Введение

В Традиционной Истории (ТИ) считается, что хронологическая составляющая системы «Археология и история Новгорода» имеет высокую достоверность, что является следствием высокой достоверности:
- результатов абсолютного датирования письменных источников (историческими методами), характеризующих древний Новгород;
- результатов абсолютного датирования археологических слоев Новгорода археологическими же методами;
- результатов новгородской дендрохронологии, основанной на Новгородской дендрошкале.
Однако имеется и другое мнение о системе «Археология и история Новгорода». Общее состояние системы реконструировано в рамках построения глобальной модели прошлого Человечества Новой Хронологии А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского [4, и др.]. Сформулирована гипотеза происхождения системы «Археология и история Новгорода», которая включает пять элементов.
1. Общая гипотеза: историческим объектом, описанным в летописях как Великий Новгород, является Ярославль.
2. Реконструкция: «Наша реконструкция подлинной денрохронологии волховского "Новгорода" такова. Примерно в XV веке, а возможно и позже, здесь возникло поселение. В XVII веке, во время войны со Швецией, здесь пришлось построить небольшую крепость. Место было болотистое. Улицы поселения необходимо было гатить. Со временем гати-мостовые опускались вниз, тонули в болоте. Приходилось класть новый слой плах, то есть половинок бревен. Так продолжалось вероятно до XX века. Никаких причин прекращения этой деятельности, кроме появления асфальта, вроде бы не видно. Поэтому последние слои мостовых могут относиться к XIX или даже XX веку.» [4].
3. Вывод: то, что сегодня принимается за Великий Новгород – позднесредневековое поселение с небольшой крепостью на реке Волхов.
4. Частное заключение: идентификация Великого Новгорода с поселением на Волхове не является случайной ошибкой, это сознательная фальсификация.
5. Алгоритм: главным элементом фальсификации является смещение хронологической составляющей археологии Новгорода на реке Волхов на 400-500 лет в более ранний период.
Новгородская дендрошкала [13], построенная в 1959 году по результатам Неревского раскопа, является плавающей. Ее абсолютное датирование выполнено по археологическим и историческим данным. Дендрошкалой охарактеризован интервал 880-1461 годов. Первая мостовая в Новгороде уложена в 852 году, последняя сохранившаяся мостовая – в 1461 году [3]. Нами выполнено абсолютное датирование Новгородской дендрошкалы по естественнонаучным данным [5]:
- по короткопериодным климатическим сигналам, записанным в годовых кольцах можжевельника;
- по длиннопериодным климатическим сигналам, записанным в геотермических, дендрохронологических и гляциологических данных;
- по сигналам, записанным в калибровочной кривой радиоуглеродного датирования;
- по фрагментам воронежской дендрошкалы.
По совокупным результатам дано два варианта датировки дендрошкалы. Более вероятный вариант – со сдвигом относительно дат, полученных по историческим данным на плюс 391 год, и менее вероятный вариант – со сдвигом около минус 10 лет. По более вероятному варианту Новгородская дендрошкала характеризует интервал 1271-1852 годов,
Нами также рассмотрены способ построения и состояние системы «Археология и история Новгорода» [6]. Сделаны следующие выводы. Новгородская дендрошкала является неотъемлемой частью системы «Археология и история Новгорода». Она сразу строилась как часть этой системы с целью ее дальнейшего развития. Абсолютное датирование дендрошкалы выполнено «внутри» системы. О ее независимости не может быть и речи. Новгородская дендрохронология в целом и Новгородская дендрошкала в частности характеризуют систему, но только как части, характеризующие целое. Если в системе «Археология и история Новгорода» имеются противоречия, то эти противоречия будут отражены и в новгородской дендрохронологии. Верно и обратное. Все возможные противоречия новгородской дендрохронологии будут характеризовать и систему.
Первые результаты радиоуглеродного датирования артефактов и природных объектов опубликованы в 1949 году, но при формировании системы «Археология и история Новгорода» оно не применялось. Это связано с тем, что в 50-х годах 20 века, когда сформировалась система, радиоуглеродное датирование выполнялось только по «древнеегипетской» технологии. Археологам сообщили, что датировать по ней можно не все артефакты, а только те, возраст которых не менее 1500 лет. «Правда, в археологии теперь применяются датировки по степени распада радиоактивного изотопа углерода. Но, во-первых, и там степень точности не более полувека или, по мнению некоторых ученых, не более двух-трех веков. Во-вторых, и это главное, для средневековья такой способ пока не может быть использован. Хронологический предел его применения, по словам его создателей, - не менее 1500 лет.» [1]. Хронологический предел радиоуглеродного датирования «не менее 1500 лет» связан с тем, что «древнеегипетская» технология дает увеличение возраста датируемых образцов только за счет применения нереального эталона на 1620 лет [9]. Применение современной технологии радиоуглеродного датирования, дающий увеличение возраста датируемых образцов от первых сотен до тысячи лет и более, начато примерно с конца 50 годов, когда хронологическая составляющая системы «Археология и история Новгорода» была уже сформирована. Исходя из этого, радиоуглеродным датированием решались только частные задачи развития системы.

Постановка задачи
Одним из направлений применения радиоуглеродного метода в системе «Археология и история Новгорода» являлось датирование древесины годовых колец деревьев, для которых известен их дендрохронологический возраст. То есть радиоуглеродным датированием выполнялась своеобразная верификация новгородской дендрохронологии. Результаты верификации - радиоуглеродные и дендрохронологические даты образцов древесины, приведены в публикации [14]. Представляется целесообразным выполнить их детальное рассмотрение.

История вопроса «Радиоуглеродное датирование и дендрохронология Новгорода»
Первые результаты сопоставления радиоуглеродных и дендрохронологических данных, характеризующих систему «Археология и история Новгорода», опубликованы в 1984-85 годах (Kolchin et al ., 1984; Kocharov et al ., 1985). Нами эти данные пока не изучены. В 1986 году опубликованы две первые калибровочные кривые радиоуглеродного датирования, характеризующие период средних веков: (Stuiver and Pearson 1986) и (Stuiver and Becker 1986). Результаты тестирования возможности их применения для северо-запада Русской равнины приведены в публикации [12]. Радиоуглеродным методом датирована древесина годовых колец двух стволов сосен, предварительно датированных дендрохронологическим методом. 10 пар радиоуглеродных и дендрохронологических дат характеризуют ствол сосны TC-VIII-25-78, срубленной в 968 году. Ими охарактеризован интервал 878-960 годов. 7 пар - ствол сосны TC-VIII-25-63, срубленной в 960 году. Ими охарактеризован интервал 914-943 годов. Оба ствола сосен характеризуют 25 археологический слой Троицкого-VIII раскопа Новгорода. По полученным данным построен фрагмент калибровочной кривой радиоуглеродного датирования, которым охарактеризован интервал длительностью 82 года. По результатам его сопоставления с ранее опубликованными калибровочными кривыми сделан вывод о наличии расхождения между соответствующими данными на 80-90 лет. Высказано предположение, что расхождение связано с региональными флуктуациями климата, а также вариациями фракционирования растениями изотопов углерода. Рекомендовано построить региональную (для северо-запада Русской равнины) калибровочную кривую радиоуглеродного датирования. До того времени пока она не построена, рекомендовано использовать для перевода радиоуглеродных дат в дендрохронологические (календарные) фрагмент калибровочной кривой, построенной по стволам сосен TC-VIII-25-78 и TC-VIII-25-63.
Обращают на себя внимание две особенности публикации [12]. Первая особенность - средний дендрохронологический возраст образцов древесины годовых колец стволов сосен, датированных радиоуглеродным методом (928 год н.э.), идеально совпадает с их средним некалиброванным радиоуглеродным возрастом (927+/-11 год н.э.). Что хотели показать этим авторы, нам не понятно. В соответствии с сегодняшними представлениями о радиоуглеродном датировании это должно однозначно свидетельствовать о неверной дендрохронологической датировке рассматриваемых стволов сосен. Некалиброванный радиоуглеродный 927+/-11 год н.э. примерно соответствует 1005 дендрохронологическому году н.э.. Вторая особенность связана с «не общепринятыми» ссылками на аналогичные работы, выполненные ранее. В публикации [12] упомянуты самые ранние комплексные радиоуглеродные и дендрохронологические исследования в новгородской археологии - «Kocharov et al . (1985) and Kolchin et al . (1984) measured 14C concentration in tree ring from AD 1074-1402 from excavations in ancient Novgorod.» И все. Ничего не говорится об их результатах, полученные фактические данные, как это принято в публикациях по радиоуглеродному датированию, не приведены.
Результаты оценки возможности применения радиоуглеродного метода для датирования артефактов новгородского региона конца первого тысячелетия н.э. приведены в публикации [14]. В дополнение к ранее опубликованным результатам радиоуглеродного датирования древесины годовых колец стволов сосен TC-VIII-25-78 и TC-VIII-25-63, приведены результаты датирования еще 3 стволов сосен, характеризующих 22, 26 и 27 археологические слои Троицкого-VIII раскопа Новгорода: TC-VIII-22-50 (дерево срублено в 1002 году), TC-VIII-26-88 (дерево срублено в 960 году) и TC-VIII-27-130 (дерево срублено в 958 году). Стволы охарактеризованы от 1 до 4 пар радиоуглеродных и дендрохронологических дат. Кроме того, приведены фактические данные по Латвии. Ствол сосны, характеризующий раскоп Ushuri (дерево срублено в 960 году), охарактеризован 10 парами радиоуглеродных и дендрохронологических дат, ствол сосны, характеризующий раскоп Araishiu (дерево срублено в 920-930 годах), – 4 парами дат.
По приведенным в публикации [14] фактическим данным сделано два методических вывода: источником несогласованности результатов радиоуглеродного и дендрохронологического датирования может быть калибровка (converting) радиоуглеродных годов в календарные; для получения соответствия дендрохронологических и радиоуглеродных дат необходимо датировать древесину как минимум 10-20 годовых колец. Первый методический вывод некорректен с точки зрения технических основ радиоуглеродного датирования. Калибровка радиоуглеродных годов в календарные не может быть источником несогласованности результатов радиоуглеродного и дендрохронологического датирования по определению, поскольку калибровочная кривая отражает зависимость радиоуглеродных и дендрохронологических годов. Причем, последние рассчитаны по дендрохронологическим данным, принятым за эталоны. Несогласованность результатов радиоуглеродного и дендрохронологического датирования конкретных образцов с калибровочной кривой автоматически указывает на несогласованность конкретной денрошкалы (в нашем случае Новгородской дендрошкалы) и дендрошкалы, по которой рассчитана калибровочная кривая радиоуглеродного датирования. Второй методический вывод противоречит теоретическим основам радиоуглеродного датирования. Считается, что годовые вариации содержания 14C в CO2 атмосферы несущественны по сравнению с декадными вариациям. Поэтому включение в датируемые образцы древесины всего нескольких годовых колец дерева в принципе не может привести к несогласованности результатов радиоуглеродного и дендрохронологического датирования.
В публикации [14] не упоминаются самые ранние комплексные радиоуглеродные и дендрохронологические исследования в новгородской археологии (Kolchin et al ., 1984; Kocharov et al ., 1985). Прямо в ней не упоминается ни о выводах, приведенных в публикации [11] (дендрохронологические и радиоуглеродные даты образцов из стволов сосен TC-VIII-25-78 и TC-VIII-25-63 не соответствуют на 80-90 лет калибровочным кривым (Stuiver and Pearson 1986) и (Stuiver and Becker 1986)) ни о методических рекомендациях. Более того, графическая презентация фактических данных выполнена так, что невозможно разглядеть частичное несоответствие новгородских фактических данных и калибровочной кривой радиоуглеродного датирования (Stuiver and Pearson 1993), так как они показаны на разных рисунках.
Подытожить рассмотрение истории вопроса можно следующим образом. Результаты первой стадии комплексных радиоуглеродных и дендрохронологических исследований в новгородской археологии опубликованы в 1984-85 годах (Kolchin et al ., 1984; Kocharov et al ., 1985). Полученные фактические данные и сделанные выводы уже в 1993 году представились «неудобными». Однако «неудобным» было и не упомянуть о выполненных исследованиях и не включить ссылки на соответствующие публикации в раздел «References». В 1994 [14] году уже не упоминается про исследования, выполненные в 1984-85 годах. Результаты второй стадии комплексных радиоуглеродных и дендрохронологических исследований (фактические данные и определенные методические и практические выводы) в новгородской археологии опубликованы в 1993 год [12]. Но уже в 1994 году [14] опубликованные выводы не упоминаются, не приводится и прямое графическое сопоставление фактических данных 1993 года с калибровочной кривой радиоуглеродного датирования.

Формальное сопоставление результатов датирования образцов
Графическое сопоставление радиоуглеродных и дендрохронологических дат образцов, приведенных в публикации [14], с калибровочной кривой радиоуглеродного датирования uwsy98.14c [11] показано на рисунке 1. Даты образцов сайтов Ushuri и Araishiu Латвии, а также стволов сосен TC-VIII-22-50, TC-VIII-26-88 и TC-VIII-27-130 соответствуют калибровочной кривой. Даты образцов стволов сосны TC-VIII-25-78 и TC-VIII-25-63 кривой не соответствуют. Даты образцов стволов сосны TC-VIII-25-78 и TC-VIII-25-63 соответствуют друг другу лишь частично (рисунок 2).


Рисунок 1. Радиоуглеродные и дендрохронологические даты образцов древесины стволов сосен Новгорода (Троицкий-VIII раскоп) и Латвии (Ushuri и Araishiu) в сопоставлении с калибровочной кривой радиоуглеродного датирования uwsy98.14c. Черный цвет - калибровочная кривая радиоуглеродного датирования. Даты образцов древесины Латвии - красный цвет, Новгорода – голубой цвет (стволы сосен TC-VIII-25-78 и TC-VIII-25-63) и фиолетовый цвет (стволы сосен TC-VIII-22-50, TC-VIII-26-88 и TC-VIII-27-130). Голубым эллипсом обведены радиоуглеродные даты образцов, не соответствующие калибровочной кривой.



Рисунок 2. Сопоставление радиоуглеродных и дендрохронологических дат образцов древесины стволов сосен TC-VIII-25-78 (синий цвет) и TC-VIII-25-63 (красный цвет). Новгород, Троицкий-VIII раскоп.

Проблема несоответствия радиоуглеродных и дендрохронологических дат образцов и калибровочной кривой радиоуглеродного датирования
Проблема несоответствия радиоуглеродных и дендрохронологических дат образцов стволов сосен TC-VIII-25-78, TC-VIII-25-63 и калибровочной кривой радиоуглеродного датирования рассматривается только на примере первого ствола. В совокупности даты образцов ствола сосны TC-VIII-25-78 формируют фрагмент калибровочной кривой радиоуглеродного датирования, отражающей зависимость радиоуглеродных и дендрохронологических годов. Фрагментом, включающим 10 пар радиоуглеродных и дендрохронологических дат, охарактеризован интервал, длительностью 82 года. Исходя из этого, рассматриваемую проблему можно сформулировать так: фрагмент калибровочной кривой, характеризующий систему «Археология и история Новгорода», не соответствует официальной калибровочной кривой радиоуглеродного датирования. Именно так эта Проблема сформулирована в публикации [12]. Ниже приведены четыре основные версии возникновения Проблемы.
Версия 1 . Региональные флуктуации климата, а также вариации фракционирования растениями изотопов углерода. Рассматриваемая версия, объясняющая возникновение Проблемы приведена в публикации [12].
Версия 2 . Региональные вариации содержания 14C в атмосфере.
Версии 1 и 2 противоречит другим фактическим данным, приведенным в публикации [14], которые полностью соответствуют калибровочной кривой радиоуглеродного датирования. Если принять версии 1 и 2, то будет автоматически поставлены под сомнение два основных постулата радиоуглеродного датирования: вариации содержания 14C в атмосфере над внутриконтинентальными областями и вариации фракционирования растениями изотопов углерода несущественно влияют на его точность. По результатам выполненной нами оценки максимальные пределы влияния вариаций фракционирования изотопов углерода растениями на точность радиоуглеродного датирования составляют +/-30 лет [8].
Версия 3 . Влияние фактора «углерод почвы». В обосновании метода радиоуглеродного датирования принято, что углерод в ткани растений поступает только через их листья (из атмосферы). Однако, в ходе обсуждения возможностей и ограничений радиоуглеродного датирования на интернетовских форумах критиками его высокой точности достигнуто понимание того, что это не совсем так. Углерод в ткани растений может поступать и через их корни. Изотопный состав углерода почвы таков, что его совокупный радиоуглеродный возраст древней возраста углерода атмосферы на величину от сотен до тысяч лет. Попадание углерода в ткани деревьев из почвы и атмосферы в разных пропорциях как раз и дает основной вклад в статистический разброс активности одновозрастной древесины. Ранее нами, по образцам Андерсона, выполнена количественная оценка негативного влияния фактора «углерод почвы» на точность радиоуглеродного датирования [8]. Вклад в погрешность датирования образцов Андерсона фактора «углерод почвы» составляет около +/-200 лет. Этот фактор приводит не только к погрешностям, описываемым нормальным законом распределения, но и к системным погрешностям, обусловленным региональными и локальными особенностями почв, временнЫми вариациями климатических параметров и особенностями вегетации разных типов и пород растений. Влияние фактора «углерод почв» через растения передается по пищевой цепочке на животных и людей. В нашем случае можно допустить, что особенности почв или характер их увлажнения на участке леса, где выросла сосна (индекс ствола TC-VIII-25-78), обусловили системное отклонение (от калибровочной кривой) радиоуглеродного возраста ее древесины на 125 лет. Если принять версию 3, то автоматически будет поставлен под сомнение один из основных постулатов радиоуглеродного датирования: углерод в ткани растений поступает только через их листья.
Версия 4 . Ошибка дендрохронологического датирования ствола сосны. Считается, что дендрохронология Новгорода является абсолютно надежной. Новгородская дендрошкала, охватывающая интервал 880-1461 годов, является основой создания локальных дендрошкал конкретных раскопов. Но Проблема могла возникнуть по причине того, что индивидуальная дендрокривая ствола сосны TC-VIII-25-78 попадает на начальный интервал Новгородской дендрохрошкалы (рисунок 3), характеризующийся небольшим числом индивидуальных дендрокривых и существенным разбросом ширины годовых колец, отнесенных к одному году. Существенный разброс ширины годовых колец обусловлен тем, что начальный интервал Новгородской дендрохрошкалы сформирован годовыми кольцами первых десятков лет жизни деревьев. Эти кольца, как правило, шире годовых колец последующих периодов жизни деревьев во много раз. На этом участке Новгородской дендрошкалы вполне могла быть допущена ошибка дендрохронологического датирования ствола сосны TC-VIII-25-78. Если принять версию 4, то автоматически ставится под сомнение один из главных постулатов системы «Археология и история Новгорода». В ней принято, что археологические слои во всех раскопах Новгорода прослежены и датированы абсолютно достоверно. Причем дендрохронологические и археологические даты слоев надежно взаимоувязаны. А сдвиг дендрохронологических дат ствола сосны TC-VIII-25-78 автоматически сдвигает и даты 25 археологического слоя Троицкого-VIII раскопа, а также даты смежных с ним слоев.



Рисунок 3. Сопоставление интервалов индивидуальных дендрокривых, характеризующих стволы сосен Троицкого-VIII раскопа Новгорода с Новгородской дендрошкалой (показан интервал 880-1070 годов). Индивидуальные дендрокривые Новгородской дендрошкалы показаны цветными линиями с точками на изломах. Индивидуальные дендрокривые (884-952 годы) и (887-1026 годы) - синей и красной линиями с кружочками на изломах. Интервалы индивидуальных дендрокривых Троицкого-VIII раскопа - прямыми линиями красного цвета. Квадратики красного цвета соответствуют году рубки сосен.

Фактически, сформулированными версиями возникновения Проблемы (фрагмент калибровочной кривой, характеризующий систему «Археология и история Новгорода», не соответствует официальной калибровочной кривой радиоуглеродного датирования) обозначен парадокс. Разрешение Проблемы в рамках одной из версий ее возникновения порождает проблемы в основах метода радиоуглеродного датирования или в основах хронологической составляющей системы «Археология и история Новгорода».

Формальное датирование ствола сосны TC-VIII-25-78
Формальное датирование ствола сосны TC-VIII-25-78 можно выполнить на основе предположения о том, что характеризующие его радиоуглеродные или (и) дендрохронологические даты имеют системные погрешности. Исходя из этого, мы получим три результата вполне корректного формального датирования (рисунок 4), выполненного в полном соответствии с принципами Wiggle-Watching. Для всех трех вариантов высокочастотные составляющие радиоуглеродных дат ствола сосны и их тренды соответствуют калибровочной кривой радиоуглеродного датирования. В соответствии с вариантом 1, календарный возраст ствола сосны не меняется. В соответствии с вариантами 2 и 3 он уменьшается на 92 и 227 лет соответственно. Это и есть цена вопроса о несоответствии радиоуглеродных или (и) дендрохронологических дат ствола сосны TC-VIII-25-78 калибровочной кривой радиоуглеродного датирования.


Рисунок 4. Формальное датирование ствола сосны TC-VIII-25-78 (Новгород, Троицкий-VIII раскоп). Черный цвет - калибровочная кривая радиоуглеродного датирования uwsy98.14c. Зеленый цвет – фактические радиоуглеродные и дендрохронологические даты образцов древесины ствола сосны. Варианты датирования ствола сосны: 1 (красный цвет) – радиоуглеродные даты имеют системную погрешность минус 125 лет; 2 (голубой цвет) – дендрохронологические даты имеют системную погрешность минус 92 года; 3 (малиновый цвет) – радиоуглеродные даты имеют системную погрешность минус 100 лет, а дендрохронологические даты - минус 227 лет.

Формальная оценка погрешности радиоуглеродного датирования
Примем, что результаты дендрохронологического датирования стволов сосен TC-VIII-25-78 и TC-VIII-25-63 абсолютно надежны. Тогда, системная погрешность результатов радиоуглеродного датирования (их системное отклонение от калибровочной кривой радиоуглеродного датирования) составляет минус 125 радиоуглеродных лет (для приведения результатов радиоуглеродного датирования стволов сосен в соответствие с калибровочной кривой их радиоуглеродные даты увеличены на 125 радиоуглеродных лет). Случайное отклонение радиоуглеродных дат от калибровочной кривой оценено графически (рисунок 5) и составляет плюс/минус 150 лет. Это почти в три раза выше средней декларированной погрешности радиоуглеродного датирования образцов древесины стволов сосен (+/-52 года). Результаты оценки погрешности датирования образцов стволов сосен TC-VIII-25-78 и TC-VIII-25-63 (системная погрешность - минус 125 радиоуглеродных лет, случайная - плюс/минус 150 лет) соответствуют ранее полученным нами результатам: погрешность радиоуглеродного датирования составляет плюс/минус первые сотни лет [7]. Наши оценки примерно соответствуют стандартному отклонению.

Рисунок 5. Формальная оценка погрешности радиоуглеродного датирования стволов сосен TC-VIII-25-78 (красный цвет) и TC-VIII-25-63 (синий цвет). Для приведения результатов радиоуглеродного датирования стволов сосен в соответствие с калибровочной кривой радиоуглеродного датирования uwsy98.14c (черный цвет) их радиоуглеродные даты увеличены на 125 радиоуглеродных лет. Фиолетовым цветом показаны примерные границы интервала, в которой попадают радиоуглеродные даты образцов древесины при учете их погрешностей.

Проблемы радиоуглеродного датирования Новгородской дендрошкалы

В публикации [10] с общих позиций рассмотрены проблемы применения результатов радиоуглеродного датирования при построении дендрошкал и их верификаций. На рисунке 6 показано соотношение хронологической шкалы радиоуглеродного датирования (калиброванные радиоуглеродные годы) с физическим временем через соответствующие хронологические сдвиги. Каждой радиоуглеродной дате соответствует определенный хронологический сдвиг, через который она соотносится с физическим временем. Например, калиброванная радиоуглеродная дата 815 год н.э. соотносится с физическим временем через хронологический сдвиг на 580 лет, а 1605 год н.э. - через хронологический сдвиг на 180 лет. Приведенные нами соотношения рассчитаны на основе алгоритмов фальсификации и ре-фальсификации результатов радиоуглеродного датирования [9]. В случае радиоуглеродного датирования Новгородской дендрошкалы, охватывающий интервал 880-1461 годов н.э. и соотносящейся с физическим временем через постоянный хронологический сдвиг на 391 год, в хронологической шкале радиоуглеродного датирования ей будет соответствовать интервал 761-1542 годов н.э.. Результаты радиоуглеродного датирования будут соответствовать (в переделах декларированной точности радиоуглеродного датирования, примерно составляющей +/-50 лет) дендрохронологическим датам только в интервалах 1095-1245 и 1285-1325 годов. Для артефактов интервала 1335-1461 годов, датированных двумя методами, все радиоуглеродные даты будут моложе дендрохронологических дат, а для интервала 880-1085 годов – старше. Таким образом, возможности использования результатов радиоуглеродного датирования при построении и верификации Новгородской дендрошкалы существенно ограничены.



Рисунок 6. Принципиальные особенности соотношения хронологической шкалы радиоуглеродного датирования (калиброванные радиоуглеродные годы) с Новгородской дендрошкалой. На оси абсцисс показаны хронологические сдвиги, через который точки оси ординат соотносятся с физическим временем. Новгородская дендрошкала показана красным цветом. Синим цветом показан интервал хронологической шкалы радиоуглеродного датирования, соответствующий Новгородской дендрошкале. Прямоугольниками, очерченными точеными линиями, ограничены интервалы Новгородской дендрошкалы и хронологической шкалы радиоуглеродного датирования, в пределах которых радиоуглеродные даты с учетом их декларированной точности (+/-50 лет) соответствуют дендрохронологическим датам.

Радиоуглеродное датирование и Новгородская дендрошкала (неформальная оценка степени общей согласованности)
Средний хронологический сдвиг, на который сдвинут интервал хронологической шкалы радиоуглеродного датирования 885-1455 годов, соответствующий Новгородской дендрошкале (рисунок 6), относительно физического времени, составляет 394 года. Это соответствует ранее найденному нами хронологическому сдвигу на 391 год Новгородской дендрошкалы относительно физического времени. Исходя из этого, можно сделать вывод о согласованности методики радиоуглеродного датирования и способа создания новгородской дендрохронологии. Но методика радиоуглеродного датирования (здесь имеется в виду методика, дающая сфальсифицированные результаты) является элементом ТИ, а новгородская дендрохронология – элементом системы «Археология и история Новгорода». Исходя из этого, общая согласованность результатов радиоуглеродного датирования и новгородской дендрохронологии могла быть достигнуто только в случае если система «Археология и история Новгорода» является одним из элементов ее надсистемы, то есть ТИ.
Если принять, что система «Археология и история Новгорода» и сфальсифицированные результаты радиоуглеродного датирования соответствуют ТИ, то практический вывод однозначен. Хронологический сдвиг археологической и дендрохронологической составляющей системы относительно физического времени, оцененный на основе алгоритмов фальсификации и ре-фальсификации результатов радиоуглеродного датирования составляет 394 года, что точно соответствует ранее найденному хронологическому сдвигу Новгородской дендрошкалы на 391 год. Последний и следует принять как факт, полученный естественнонаучными методами и характеризующий систему «Археология и история Новгорода».

Формальная оценка степени соответствия радиоуглеродных, дендрохронологических и археологических дат стволов сосен
Рассматриваемые стволы сосен (фактически бревна) являются классическими артефактами (сосны срублены людьми), а раз так, то по датам их (артефактов) изготовления можно датировать археологические слои Троицкого раскопа. Дата изготовления артефакта (дата последнего годового кольца бревна) определена радиоуглеродным и дендрохронологическим датированием. Исходя из этой логики, в 25 археологическом слое найдены артефакты 960 и 968 годов (стволы TC-VIII-25-78 и TC-VIII-25-63), в 26 – 960 года (ствол TC-VIII-26-88), в 27 - 958 года (ствол TC-VIII-27-130 гола), в 22 – 1002 года (ствол TC-VIII-22-50). Таким образом, в трех смежных археологических слоях (слои 25-27) найдены практически одновозрастные артефакты (958-968 годы), а временной интервал между 27 и 22 слоями составляет всего 40-50 лет. В соответствии с принятой хронологией 27 слой датируется 70-80 годами 10 века, 25 - первой четвертью 11 века, а 22 - 60-70 годами 11 века [2]. Это не все. Формально стволы сосен TC-VIII-25-78 и TC-VIII-25-63 в соответствии с радиоуглеродным возрастом характеризующих их образцов мы должны датировать 1052 и 1060 годами (смотри раздел «Формальное датирование …»). Следовательно, они попадают в 23 археологический слой, а не в 26, как они датированы по археологическим данным. Вывод однозначен. Результаты комплексного датирования стволов сосен радиоуглеродным и дендрохронологическим методами не соответствуют относительной и абсолютной хронологии археологических слоев Троицкого раскопа.

Неформальная оценка достоверности комплексного датирования нижних археологических слоев
Хронологическая составляющая системы «Археология и история Новгорода» сформирована по следующему алгоритму.
1. По результатам археологических раскопок в Новгороде выделено 28 археологических слоев, которые увязаны с ярусами мостовой. Слои датированы археологическими методами по найденным артефактам (главным образом стеклянные изделия, керамика и монеты), возраст которых известен (1956 год) [2].
2. Ярусы мостовой датированы по археологическим слоям. Для некоторых ярусов мостовой сформированы группы индивидуальных дендрокривых, характеризующих отдельные ее плахи. Группы индивидуальных дендрокривых увязаны между собой. Получена Новгородская дендрошкала, абсолютно датированная археологическими методами (1959 год) [2].
3. Более детальное абсолютное датирование Новгородской дендрошкалы выполнено по датам строительства церквей (1959 год) [3].
Выше установлено, что имеются проблемы с согласованием археологических, дендрохронологических и радиоуглеродных дат нижних археологических слоев. Попробуем разобраться в достоверности датирования этих слоев каждым из рассматриваемых методов.
Нижние археологические слои Новгорода датированы по бусам и монетам. «Стеклянные бусы, по цвету и форме похожие на лимоны, широко известны в курганах всех областей центральной и северной полос Восточной Европы. Они твердо датируются Х и началом XI в. В Новгороде найдено 156 экземпляров таких бус» [2]. Бусы в основном найдены в 23-28 слоях. В соответствии с этим интервал слоев 23-28 датирован периодом от середины 10 до середины 11 веков. «Клад куфических монет, обнаруженный в 27-м ярусе (пласт 30, квадрат 312), дает твердую дату для последней четверти Х в.». В соответствии с этим 27 слой датирован 70-80 годами 10 века. Мы не можем оценить степень достоверности археологических датировок нижних археологических слоев Новгорода.
При построении Новгородской дендрошкалы имелись существенные трудности. Одна из них связана с плохой сохранностью ярусов мостовой, расположенных ниже 20. В этих условиях могли быть сделаны случайные ошибки. При учете заключения «идентификация Великого Новгорода с поселением на Волхове не является случайной ошибкой, это сознательная фальсификация» нам ничего не мешает сделать предположение и о возможном «некорректном» построении Новгородской дендрошкалы. Весь вопрос в том, удастся ли нам выявить косвенные и (или) прямые признаки «некорректности». Для 21 яруса мостовой дана следующая характеристика: «От мостовых Великой и Холопьей улиц сохранились только продольные лаги. Плахи были оставлены лишь как опоры будущей, т. е. 20-й мостовой.». Для 22 яруса: «От мостовой Великой и Холопьей улиц сохранились только продольные лаги и оставленные как опоры для последующей мостовой плахи настила, которые лежат на расстоянии 4-5 м друг от друга.» [2]. Можно предположить, что мостовая иногда сразу настилалась как двухъярусная, с целью обеспечения ее более высокого положения над уровнем земли. На обветшавший ярус мостовой клали продольные лаги, на них - плахи («на расстоянии 4-5 м друг от друга»), а на плахи - еще один слой лаг. На эти лаги и уложили 21 или 20 ярус мостовой. Косвенным подтверждением соответствия нашего предположения реальному положению дел является то, что ярусы 22 и 21 (и соответственно археологические слои 22 и 21) датированы 60-70 и 70-80 годами 11 века. То есть два яруса охватывают хронологический интервал в 20 лет, что соответствует среднему хронологическому интервалу одного яруса (примерно 20 лет). Плохую сохранность ярусов 23-28 можно проиллюстрировать на примере яруса 26. «Остатки мостовой Великой улицы сохранились в виде развала лаг, круглых бревен и досок настила. Направление мостовой остается таким же, как и выше. Ширина мостовой - около 3 м. На уровне этого яруса Холопья улица, которую можно проследить по постройкам, мостовой не имела.» [2].
На основе вышесказанного можно сделать следующее заключение. Плохая сохранность ярусов 21-28 мостовой и наличие ее определенных конструктивных особенностей позволяют сделать предположение о возможности ошибок в выделении ярусов (и, следовательно, археологических слоев). Исходя из этого, вывод предыдущего раздела можно уточнить. Несоответствие результатов комплексного датирования стволов сосен радиоуглеродным и дендрохронологическим методами и относительной и абсолютной хронологии археологических слоев Троицкого раскопа, скорее всего, являются результатом ошибок в выделении ярусов новгородской мостовой. Из этого вывода следует простое следствие: Новгородская шкала на начальном интервале построена некорректно. Это действительно так. Две индивидуальные дендрокривые – (884-952 годы) и (887-1026 годы) хорошо соответствуют друг другу, но не соответствуют другим индивидуальным дендрокривым (рисунок 3). Последний вывод очевиден (несоответствие дендрокривых видно невооруженным глазом) и не нуждается в каких либо графических или статистико-математических обоснованиях.
Индивидуальная дендрокривая (884-952 годы) характеризует 28 ярус мостовой. Именно эта дендрокривая является основой вывода: «первая мостовая в Новгороде уложена в 952 году». Индивидуальная дендрокривая (887-1026 годы) характеризует 25 ярус мостовой, уложенный в 1026 году. Его сохранность охарактеризована только общими словами: «Мостовая Великой и Холопьей улиц сохранилась очень плохо. Культурный слой состоит из плотной темно-коричневой земли с большим количеством щепы и примесью навоза.» [2]. Имеется и один непонятный вопрос. В работе [3] говориться о Новгородской дендрошкале 880-1461 годов, а на специализированном сайте [13] опубликована дендрошкала 884-1461 Выяснить причину этого несоответствия нам не удалось. Можно предположить, что в дендрошкале имелась еще одна индивидуальная дендрокривая, начинающаяся с 880 года. Потом ее из дендрошкалы удалили по причине явного несоответствия другим индивидуальным дендрокривым. Общий вывод однозначен: дендрохронологическое обоснование возраста нижних археологических слоев Новгорода выполнено некорректно. Можно сделать и частное заключение: некорректным обоснованием возраста нижних археологических слоев дендрохронологическими методами (слои отнесены к 10 веку) решена задача приведения системы «Археология и история Новгорода» в соответствии с письменной историей Новгорода Великого «Станем на точку зрения скалигеровско-миллеровской истории. Она утверждает, что летописный Великий Новгород основан в X веке.» [4].
Достоверность результатов радиоуглеродного датирования археологических слоев Новгорода (через характеризующие их артефакты) мы рассмотрели выше. В соответствии с рисунком 6 радиоуглеродные даты артефактов 10-11 веков примерно на 480 лет древней их истинного возраста. Это означает, что радиоуглеродный возраст артефактов, из археологических слоев 11 века (в соответствии с новгородской хронологией) попадет в 10 век.

Реальная задача, решаемая радиоуглеродным датированием
Мы установили, что в системе «Археология и история Новгорода» имеется слабое звено. Это обоснование дендрохронологическим методом возраста самого нижнего археологического слоя (10 век). Именно эта задача и решалась радиоуглеродным датированием, результаты которого опубликованы в [12, 14]. При датировании первой серии образцов древесины [12] получены неудовлетворительные результаты: радиоуглеродный возраст образцов не соответствовал 10 веку. Это несоответствие «прикрыли» декларированной целью исследований - тестирование калибровочных кривых, и методическими выводами по полученным результатам. Через год те же авторы (Popov S.G., Zaitseva G.I.) опубликовали новые результаты радиоуглеродного датирования, полученные с учетом негативного опыта его применения для решения реальной задачи. Формально цель достигнута. Результаты радиоуглеродного датирования подтвердили и наличие археологических слоев 10 века и достоверность соответствующего им участка Новгородской дендрошкалы. Главная задача решена. Возраст нижних археологических слоев Новгорода на Волхове соответствует принятому в ТИ времени основания Великого Новгорода.

Общий методический вывод
На основе рассмотрения отдельных составляющих системы «Археология и история Новгорода» и их взаимоотношения [5, 6, эта статья] можно сделать общий методический вывод. В рамках формирования хронологических составляющих имеющихся систем «Археология и история конкретного объекта», скорее всего, выполнено тщательное общее согласование результатов исторических, археологических, дендрохронологических и радиоуглеродных методов датирования. Но выполнение детального согласования этих результатов невозможно. Глобальная модель прошлого Человечества Традиционная История не соответствует реальности. Исходя из этого, в любой системе «Археология и история конкретного объекта» содержатся противоречия, которые могут быть выявлены по результатам детального анализа системы согласования ее хронологических элементов.

Заключение
Все частные выводы и заключения по вопросу, обозначенному названием статьи, изложены в ее разделах. Делать же общие выводы представляется преждевременным, поскольку пока не выполнен анализ фактических данных, приведенных в публикациях (Kolchin et al ., 1984; Kocharov et al ., 1985). Общие же наши впечатления по системе «Археология и история Новгорода» сформированы. Эта система действительно является продуктом целенаправленной фальсификации. В этом А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский правы. Правы они и в том, что с 50 годов прошлого века ведется форсированное развитие сфальсифицированной системы. Сознают ли участники этого процесса, какую роль они в нем играют? Скорее всего, нет. Ведь они как бы сами являются частью системы. Видим мы и те громадные внутренние ресурсы системы, которые будут задействованы в том случае, если она почувствует опасность для своего существования. Понимаем и то, что видимые громадные внутренние ресурсы системы – мираж. Система «Археология и история Новгорода», как продукт фальсификации, исчерпала возможности своего развития. Она как средневековая новгородская мостовая уткнулась своим верхним ярусом в асфальт 20 века.


Источники информации
1. Арциховский А.В. Археологическое изучение Новгорода. Труды Новгородской археологической экспедиции. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/dating/novgorod/arzihovski_1.htm Том I. 1956 г. С. 7-43. Сайт: Хронология и хронография. История науки и наука история. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/wwwboard/index.htm
2. Колчин Б. А. Топография, стратиграфия и хронология Нервского раскопа. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/dating/novgorod/kolchin_1.htm Труды Новгородской археологической экспедиции. Том I. 1956 г. С. 44-137.
Сайт: Хронология и хронография. История науки и наука история. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/wwwboard/index.htm
3. Колчин Б.А., Черных Н.Б. Дендрохронология Восточной Европы. - М., "Наука", 1977. http://hbar.phys.msu.su/gorm/dating/kolchin.htm#1.10. Сайт «Хронология и хронография. История науки и наука история».
http://hbar.phys.msu.ru/gorm/wwwboard/index.htm.
4. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Новая хронология Руси, Англии и Рима - Москва, 2001. http://www.chronologia.org/rusangl/rusangl.htm. Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/images/book/v4b_t.jpg
5. Тюрин А.М. Абсолютное датирование новгородской дендрошкалы по естественнонаучным данным . http://new.chronologia.org/volume2/turin1.html Сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 2. http://new.chronologia.org/volume2/ Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/images/book/v4b_t.jpg
6. Тюрин А.М. К вопросу о соотношении новгородской дендрохронологии и системы «Археология и история Новгорода». http://new.chronologia.org/volume2/turin3.html Сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 2. http://new.chronologia.org/volume2/ Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/images/book/v4b_t.jpg
7. Тюрин А.М. Простой способ оценки достоверности результатов радиоуглеродного датирования.
http://new.chronologia.org/volume3/turin.html. Электронный сборник статей “Новая Хронология”. Выпуск 3. http://new.chronologia.org/volume3/ Сайт: «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/
http://lah.ru/text/tiurin/rc/text.htm. Сайт: Лаборатория Альтернативной Истории.
http://piramyd.express.ru/lah/index.htm
8. Тюрин А.М. Практика радиоуглеродного датирования Часть 1. Образцы Андерсона. http://new.chronologia.org/volume3/turin1.html Электронный сборник статей “Новая Хронология”. Выпуск 3. http://new.chronologia.org/volume3/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/
9. Тюрин А.М. Алгоритмы фальсификации и ре-фальсификации результатов радиоуглеродных датировок http://new.chronologia.org/volume3/turin_alg.html Электронный сборник статей “Новая Хронология”. Выпуск 3. http://new.chronologia.org/volume3/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/
10. Тюрин А.М. Проблемы согласования хронологических составляющих представлений о прошлом Человечества. Принцип множества хронологических шкал.
11. CALIB Radiocarbon http://radiocarbon.pa.qub.ac.uk/calib/manual/index.html
12. Popov S.G., Svezhentsev Yu. S., Zaitseva G.I. Radiocarbon chronology of early medieval archaeological sites in northwestern Russia. Radiocarbon, Vol. 35, № 3, 1993, P. 487-493. The University of Arizona Library. Radiocarbon archives. http://radiocarbon.library.arizona.edu/radiocarbon/index.jsp
13. Tree Ring. http://web.utk.edu/~grissino/itrdb.htm
14. Zaitseva G.I., Popov S.G. Radiocarbon dating sites of northwest Russia and Litva. Radiocarbon, Vol. 36, № 3, 1994, P. 377-389. The University of Arizona Library. Radiocarbon archives. http://radiocarbon.library.arizona.edu/radiocarbon/index.jsp

Главная страница

Оглавление выпуска 5
Оглавление выпуска 4
Оглавление выпуска 3
Оглавление выпуска 2
Оглавление выпуска 1

KMindex