Сборник статей по новой хронологии

Выпуск 5
26 февраля 2007 г.
 

Статьи А.М.Тюрина >>

Календарно-хронологическая культура и проблемы ее изучения
в Традиционной Истории
(рецензия на материалы научной конференции)

А.М. Тюрин
   
Постановка задачи
11-12 декабря 2006 года в Москве состоялась научная конференция «Календарно-хронологическая культура и проблемы ее изучения», приуроченная к 870-летию «Учения» Кирика Новгородца. Выпущен сборник представленных на ней докладов [Материалы научной конференции]. «В сборник вошли статьи и тезисы докладов, посвященных проблемам хронологии и изучения времени, истории календарно-хронологических систем, различным аспектам восприятия времени, проблемам работы с календарно-хронологической информацией источников, хронометрии. Феномен времени и календарно-хронологической культуры рассматривается на полидисциплинарном уровне исследователями, работающими в области исторической и культурной антропологии, исторической хронологии, астрономии, математики, лингвистики, истории науки, искусствоведения.» Сборник предназначен «Для специалистов по исторической хронологии, вспомогательным историческим дисциплинам, истории науки, культурологи». Объем сборника 206 страниц. Включенные в него доклады в своей совокупности характеризуют уровень развития хронологических исследований в Традиционной Истории (ТИ). Представлялось целесообразным рассмотреть приведенную в них информацию и способы ее интерпретации с позиций Новой Хронологии Фоменко и Носовского (НХ ФиН) [http://www.chronologia.org/]. Полученные результаты оформлены в виде рецензии. Понятно, что основные положения НХ ФиН приведены в ней в понимании рецензента.

Кирик Новгородец
В докладах [Симонов; Мильков; Мильков, Симонов] рассмотрены личность Кирика Новгородца и основные характеристики его произведений: «Учение им же ведати человеку числа всех лет» (натурфилософский трактат) и «Вопрошание Кирикова» (богословско-канонический трактат). Считается, что «Учение» Кирика написано в Новгороде в 1136 году. Оно содержит вычисления, относящиеся к юлианскому календарю. Изучено оно по 5 спискам и одному фрагменту, которые датируются 16-18 веками. Кирик был монахом. Мирское имя Кирика – Константин, установлено по одной особенности его произведения: «... он останавливается «на Константине потому, что Кирик в Новгородской летописи на протяжении 3-х строк поминает имя Константин 3 раза. Кроме того, из имен на «К» это имя кажется в мирском быту самое обыкновенное» (Л. 15-15 об.).» [Симонов].
«На фоне современников он [Кирик] выделяется необыкновенной для своего времени ученостью, редкой широтой интересов и довольно своеобразными для древнерусской эпохи способами постановки и решения научных и богословских проблем.» [Мильков]. «Его научная и практическая деятельность охватывала математику, астрономию, космологию, календарные расчеты, натурфилософию, богословие, включая каноническое право, расчетную пасхалистику и пр.» [Мильков, Симонов]. Важнейшей особенностью «Учения» Кирика является то, что оно основано на представлении о циклическом развитии Мира. «При этом фундаментальные, мировоззренчески основополагающие для христианства принципы креационизма и финализма введены едва ли не формально, в угоду церковной цензуре, и на броском фоне пристрастия к циклизму, звучат довольно глухо» [Мильков, Симонов]. Представления о цикличности развития Мира присутствуют и в русских трактатах 15-18 веков.
«Учение» Кирика на 400 лет обогнало свое время. «Между написанием «учения» в XII в. и древнейшими сохранившимися его списками XVI в. лежит временное пространство в четыре столетия. Примерно та же картина наблюдается в проявлении влияния «Учения» на книжность. После трактата 1138 г., отражающего интерес древнерусского общества к творчеству Кирика, новый всплеск такого интереса отмечается в XV-XVI вв. (точнее, с конца XIV – начала XV в.).» [Симонов]. Необыкновенная ученость Кирика объясняется тем, что его учителями были ирландские монахи, которых латиняне называли греками. «Брошенное на русскую почву ирландскими, или близкими по духу, переселенцами из Рима зерно знаний, дало первый и зрелый плод средневековой русской мысли.» [Мильков].
Вывод рецензента. По уровню знаний и характеру воззрений Кирика Новгородца следует датировать 16 веком. Эта независимая датировка, выполненная только по сведениям, приведенным в докладах [Симонов; Мильков; Мильков, Симонов], соответствует НХ ФиН.
Комментарии рецензента. В будущем, датирование Кирика Новгородца по ТИ и гипотезы, объясняющие его необыкновенную для 12 века ученость, будут хрестоматийными примерами слепого следования догме, не позволяющей историкам и представителям смежных дисциплин усомниться в постулате: ««Учение» датировано 1136 годом». С позиций же НХ ФиН информация о Кирике интерпретируется практически однозначно. Хронологический сдвиг на 400 лет между временем появления его произведений и откликов на них соответствует хронологическому сдвигу на 400 лет, который имеется в истории Руси. Кирик помещен не в свое время. Он «сдвинут» в прошлое на 400 лет. Письменные произведения, идентифицированные в ТИ как отклики на «Учение» Кирика, скорее всего, таковыми не являются. Эти произведения, вместе с «Учением», отражают уровень интеллектуального и духовного развития русского общества 16 века. Его основные характеристики: энциклопедичность знаний интеллектуалов; представления о циклическом развитии Мира; формальное следование христианским догматам. Появление в истории Руси «ирландских монахов, которых латиняне называли греками» есть прямое следствие неверного датирования Кирика.

Астрономия и измерение времени
Становление древней астрономии как способа вычисления прошлых и будущих взаимных положений (относительно Земли) Солнца, Луны и планет было невозможно без четкой формулировки такого технического термина, как «астрономический час». Это необходимо, но недостаточно. Для появления астрономии было необходимы некие устройства (часы), с помощью которых можно было фиксировать моменты наблюдений взаимного положения светил в астрономических часах. Астрономическому часу посвящен доклад [Бибиков]. «В принципе астрономический час, разумеется, не собственно византийское изобретение. Еще античные греки, а за ними римляне переняли систему исчисления времени дня вместе со всей астрономической наукой из вавилонской традиции, ....». Далее в докладе приводится обзор развития представлений о «часе». Современное понятие «час» сформировалось в эпоху Александра Македонского. Имелось два способа измерения времени в часах. Один способ базировался на равномерном делении дня и ночи на 12 частей (часов). Длительность ночных часов была не равна длительности дневных часов, а длительность летних дневных и ночных часов не равна их длительности зимой. Эти часы назывались повременными (в западной литературе их называют неравноденственными). В другом способе измерения времени сутки делились на 24 равные по длительности часа. При этом, дневные и ночные часы измерялись раздельно, начиная с восхода и заката Солнца. Эти чесы назывались равноденственными. Осталось непонятным, какое понятие «час» сформировалось в эпоху Александра Македонского? Часа повременного или равноденственного?
Доклад [Жаров] начинается с утверждения: «ученым достоверно известно, что древневавилонские астрономы вели регулярные наблюдения за небом. За примерно 2500 лет систематических наблюдений они установили периодичность солнечных и лунных затмений, что позволяло предсказывать их.» Далее приводятся общепринятые в ТИ сведения о развитии астрономии. Никаких конкретных данных, соответствующих названию доклада «Время в астрономии» в нем не содержится.
В докладе [Городецкий] приведены основные этапы развития астрономии. В 6 веке ВС вавилонские астрономы довольно успешно предсказывали затмения. Позднее греческие астрономы разработали теорию солнечных и лунных затмений. Однако их точность расчета солнечных затмений была невысока. В Средние века интерес к астрономии упал. Возрождение астрономии началось в 11 веке арабскими астрономами на Пиренеях. В 12 веке астрономические знания проникли в латинский мир. Важным рубежом развития астрономии в Европе является создание в 1485 году Альфонских таблиц. Сделан вывод: «... к концу XIV в. существовали адекватные инструменты для расчета астрономических новолуний и полнолуний и общих характеристик затмений, и наблюдался рост интереса к составлению таблиц сизигий и затмений». Хронология появления и распространения ключевого понятия астрономии «час» в докладе не приведена. В Кирилово-Белозерских таблицах приведены сизигии в период с 1390 по 1408 годы. Географическая привязка места составления таблиц выполнена автором доклада статистическими методами на основе заключения о том, что в них «Время указано в равноденственных часах, а не распространенных на Руси «косых» часах ..., что видно из того, что встречаются значения больше 12.» [Городецкий]. «То, что отсчет времени в таблицах приведен от рассвета и заката, открывает возможность определить широту места.», в котором выполнялись наблюдения сизигий. По полученным результатам место составления Кирилово-Белозерских таблиц локализовано в Сербии, вблизи Белграда. Сделан и частный вывод: таблицы соответствуют уровню знаний своего времени и имеют явные аналоги в западноевропейских источниках.
Трудности датирования юлианской пасхалии связаны с необходимостью учета априорной исторической информации, на основе которой формируется ряд предположений. Характер этих предположений вносит наибольший вклад в погрешность датирования. В докладе [Гарцман] рассмотрены основные факторы, влияющие на ее величину. «В зависимости от того, какое предположение принимает исследователь, он может получить дату наблюдений для пасхальных таблиц в широком диапазоне примерно от начала I тысячелетия до его конца. Таким образом, задача чистой астрономической датировки не может быть решена с приемлемой точностью, и представляется практически бесполезной. Очевидно, датировка пасхальных таблиц должна основываться в первую очередь на анализе письменных источников, а сама задача астрономической датировки должна быть сформулирована по-другому. При наличии источников, раскрывающих историю пасхальных измерений (метод и время составление тех или иных таблиц), задачей математического и астрономического анализа является реконструкция недостающих деталей и звеньев этой истории.» В докладе имеются признаки ангажированности его автора. Автор на примере своих оценок погрешностей датирования пасхалии астрономическими методами доказывает правильность принятого в ТИ постулата о месте и роли дисциплины Хронология в изучении прошлого Человечества. Этот постулат звучит примерно так: «Хронология, вместе с ее астрономическими и математическими инструментами, является вспомогательной дисциплиной, в рамках которой уточняются датировки, выполненные по письменным источникам». Ангажированность автора доклада не позволила ему увидеть логическую ошибку в своих рассуждениях. «При наличии источников, раскрывающих историю пасхальных измерений (метод и время составление тех или иных таблиц), ...» резко снизится рассматриваемая погрешность датирования пасхалии астрономическими методами, и полученная дата будет иметь приемлемую точность. Это будет сделано независимыми от ТИ астрономическими методами.
В древней Руси различали «обычный» и «косой» часы [Медведь]. Как можно понять из докладов, обычный русский час соответствовал равноденственному, а «косой» - повременному. О хронологическом соотношении измерения времени «обычным» и «косым» часами (когда начали измерять «обычным» и когда закончили измерять «косым») в докладе ничего не говорится. Первое упоминание в русских летописях о часе, как единице времени, относится к 1073 году. Со второй половины 16 века в летописях встречается слово «перечасье», означающее четверть часа. В 15 веке на Руси появляются первые башенные часы. Рассмотрена хронология их появления на разных объектах. По свидетельствам нидерландского путешественника Н. Витсона (60 годы 17 века), у русских «часов мало, а где таковые имеются, там вращается циферблат, а стрелка стоит неподвижно: она направлена вверх, показывая на цифру вращающегося циферблата ...». Из этого свидетельства однозначно следует, что на часах не имелось минутной стрелки.
Хронологический рубеж введения в России современного измерения времени известен. «В допетровский период день начинался с рассвета, ночь – с заката, ... Существующие часы имели 17 делений. Счет дневного времени устанавливался от 7 (зимой) до 17 (летом). ... Часы переводились вручную дважды в сутки. ... Эта система была изменена в 1706 году. В России вводилась европейская система деления суток, точками отсчета стали полдень и полночь.» [Болтунова]. В цитате час допетровского периода соответствует равноденственному часу. Судя по косвенным данным, в Европе переход на точки отсчета времени «полдень» и «полночь» произошел до 1000 года. «Так, в средние века, после победы христианства, в Европе восторжествовали представления о зависимости времени от воли Бога и о конечности всех времен. В ожидании конца света прошел, весь 1000 год от Рождества Христова. Многочисленные паломники в черных одеждах со всех концов Европы потянулись в Рим, чтобы встретить светопреставление у Святого престола. Когда 31 декабря 1000 года колокол отбил полночь, ...» [Гуларян]. Из цитаты также понятно, что в 1000 году в Риме жили уже по современному времени. Возможно, в докладе [Гуларян] приводится одна из сказок ТИ. Если это так, то непонятно, как эта сказка попала в сборник научных докладов по исторической хронологии.
Важные хронологические рубежи развития на Руси процесса измерения времени приведены в докладе [Пчелов]:
- С 14 века началось строительство при храмах колоколен;
- Первые башенные часы на Руси установлены в 1404 году;
- «В 1492 г. от РХ (7000 г. от СМ) ожидался конец Света,»;
- «... в 1492 г. было принято сентябрьское новогодие»;
- «С середины XVI в. постепенно время становится стабильным. Наряду с часами неодинаковой длительности и зависящими от времени года возникает постоянная продолжительность часа с делением на 60 минут.»;
- «В XVII в. на циферблатах русских часов уже встречается минутная стрелка»;
- «одинаковая продолжительность часа устанавливается с Петровской эпохи.»
Судя по данным, приведенным в докладе [Симонов], информация о том, что первые башенные часы на Руси установлены в 1404 году, не есть твердо установленный факт, а является продуктом интерпретации сведений приводимой в одной из летописей: «... Князь Великий замыслил частникъ и постави е на своем дворе за церковью за Св. Благовешениемъ.» Предполагается, что частникъ – это устройство для измерения времени (часы), а про то, что часы установлены на башне, в приведенной цитате ничего не говорится.
В докладе [Фокина] рассмотрена история приборов измерения времени (хронометрия). Хронология технологического прогресса в хронометрии не рассматривается. Самая ранняя конкретная дата, которая указана в докладе - 17 век: «Развитие маятниковых часов – от Галилея (XVII века) до Федченко (XX века);»
Комментарий рецензента. Для профессионально грамотного описания истории развития астрономии необходимо четко сформулировать понятие «астрономический час», указать условия при которых «часы» древности могли выполнять функции астрономического часа, привести хронологию развития понятия «час» в древности и хронологию появления соответствующих измерительных устройств. Эта хронология будет являться маркерами развития астрономии. Судя по докладам, таких маркеров в ТИ не имеется.

Системы летоисчисления
В докладе [Рамазанова] приводится описание фактических данных - чисел на письмах Мелетия Пигаса, соответствующих аттическому (древнегреческому) календарю, и результаты их интерпретации, выполненной в рамках ТИ. «Системе счисления, которая была на Христианском Востоке в XV-XVI вв. присущ целый ряд особенностей: одновременное применение нескольких эр и различных вариантов одной эры, разнообразие стилей (новолетий), но самой яркой, как нам кажется, хронологической характеристикой эпохи является использование чуждого элемента для общей системы времяисчисления того времени – аттического календаря. Его применение было связано в целом с идеями, свойственными эпохе Возрождения, среди которых важную роль играл интерес к античности, причем как к культуре и искусству, так и науке, философии. Система летоисчисления, в том числе аттический календарь, также была предметом особого внимания со стороны ученых того времени, что выражалось в активном использовании месяцев этого календаря в повседневной практике. ... Использование аттического календаря было, безусловно, не обычным, обиходным явлением, а показателем образованности, учености того или иного лица. Это подразумевало, что аттический календарь применялся ограниченным кругом лиц. Среди них выделяется фигура Мелетия Пигаса, с одной стороны, ученого богослова, воспитанного на традициях Итальянского Возрождения, с другой – официального представителя Восточной церкви – александрийского патриарха (1590-1601).»
«Счет лет от Рождества Христова [на Руси] впервые встречается исключительно в строительных надписях, созданных иностранцами – выходцами из Западной Европы, начиная с конца XV в. [Авдеев]».
Первые даты от Сотворения Мира появились на Российских монетах в конце 16 века [Зверев]. В 1654 году были отчеканены серебряные рубли с датой от Рождества Христова, указанной арабскими цифрами. В 1655 году были выпущены серебряные талеры, надчеканенные датой «1655». При Петре I до 1700 года на монетах были даты от Сотворения Мира. Начиная с 1700 года – от Рождества Христова. Даты писались буквами (до 1722 года) или арабскими цифрами (с 1707 года).
Комментарии рецензента. Можно выполнить интерпретацию фактов, приведенных в докладе [Рамазанова] и не в рамках ТИ. Начало использования аттического календаря в Средневековье маркирует эпоху его создания. Исходя из этого, он создан в эпоху Возрождения. Другим ее продуктом являлся виртуальный объект «Античность». В этот виртуальный объект поместили и время создания аттического календаря, и период его активного использования. К этому же объекту отнесли и часть артефактов, созданных в эпоху Возрождения. Для того чтобы объяснить тот факт, что аттический календарь использовался в Античности, затем был практически забыт в Средневековье и снова начал использоваться в эпоху Возрождения, в ТИ придумана сказка: образованные люди Возрождения применяли аттический календарь по причине большой любви к античности.

Русь и Христианство
«В древнерусской книжности встречаются тексты о прогнозировании событий по времени (в днях и часах), которые могут рассматриваться как свидетельства неизвестной в историографии деятельности вольнодумцев, существовавших преимущественно в Москве сравнительно краткий период в XV – XVI вв.» [Симонов]. Это явление обозначено в докладе термином «хрономантия». Хрономантия возникла в Древнем Вавилоне и приобрела «классический» облик в Древней Греции. Она основана на представлении о том, что каждым определенным часом, каждого дня недели управляет одно из семи светил: Сатурн, Юпитер, Марс, Солнце, Венера, Меркурий и Луна. В соответствии с этим, часы могут быть добрыми, злыми и нейтральными. Были разработаны и соответствующие таблицы, по которым можно определять «качество» конкретного часа дня недели. Естественно, что следовать предписаниям хрономантии можно было только при наличии часов. В 1404 году в Кремле было установлено устройство для измерения времени часами. По мнению автора доклада наиболее правдоподобно выглядит версия о том, что часы были частью ритуалов хрономантии, которым следовали в Кремле. В 1551 году хрономантия была запрещена церковным собором.
В обобщенном виде данные, приведенные в докладе [Симонов], можно представить так. На Руси в 15-16 веках существовала духовная традиция - хрономантия, которая не соответствовала другой духовной традиции – христианской. Идеологический конфликт между этими традициями завершился полной победой христианства. В докладе имеется одна «неувязка». Приводятся данные, со ссылками на опубликованную литературу, о том, что в произведении «Сказание о Мамаевом побоище» имеются признаки того, что руководители русского войска на Куликовом поле прямо следовали предписаниям хрономантии. Но, в соответствии с ТИ Куликовская битва произошла в 1380 году, а в соответствии с докладом [Симонов] хрономантия появилась на Руси в начале 15 века. Это противоречие снимается в рамках НХ ФиН: Куликовская битва произошла в 1480 году.
В докладе [Старостин] рассмотрен еще один идеологический конфликт 15-16 веков. С 15 века на Руси возобновляется разработка креационистских концепций, что послужило началом обострения конфликта между верой и знанием. «Приблизительно к тому же XVI столетию конфликт между верой (авторитетом) и знанием, временно отодвинутый на Западе на задний план благодаря апелляции к Аристотелю (но с XVI в. от нее практически отказались), на позднесредневековой Руси обострился в своей непримиримости. Результатом была попытка увековечить в качестве единственного критерия знания и действия «принятое от предков» - хотя это «принятое» имело место лишь в воображении, как это было с мнимой династической преемственностью Рюриковичей от Августа. Попытки утвердить эту преемственность, предпринимавшиеся в особенности при Иване Грозном, были в то же время «попытками борьбы с историей (практически эта борьба выразилась в уничтожении официального летоисчисления)». Если не принимать во внимание ТИ-штампы, на основе которых в докладе структурируется информация, то конфликт 15-16 веков локализуется в плоскости борьбы между двумя идеологическими концепциями: старой и новой. Старая концепция отражает имеющиеся представления о прошлом, структуру общества в настоящем и способы принятия решений. Это и есть «принятое от предков». Ну, а новая концепция идентифицируется однозначно. Это христианская духовная традиция.
Автор доклада [Пчелов] попытался «наметить основные, наиболее заметные и существенные изменения в понимании и в восприятии времени по ходу истории русской культуры». При этом сразу предупредил, что «Предполагаемое рассмотрение неизбежно носит обобщенный характер и, как любое обобщение, может быть не всегда точно в деталях». Обозначен важнейший рубеж восприятия времени. «Время обрело начало и конец. Эра от Сотворения Мира маркировала начало времени. Предполагаемое и ожидаемое Второе Пришествие и Страшный Суд означали его конец. Цикличность сменилась линейностью. Линейное восприятие времени стало константой русской культуры ...». При этом хронологическая привязка рубежа «цикличного/линейного» восприятия времени не выполнена. Это можно сделать по данным, приведенным в других докладах. Формально рубеж «цикличное/линейное» можно отнести к моменту (по ТИ) принятия на Руси христианства и введения Юлианского календаря. Однако, Кирик Новгородец воспринимал время циклически и лишь формально обозначил в своем «Учении» принципы его христианского линейного восприятия [Мильков, Симонов]. Циклическое восприятие времени отражено и в русских трактатах 15-18 веков. Духовная традиция хрономантия, существовавшая на Руси в 15-16 веках [Симонов], была апофеозом циклического восприятия времени. Таким образом, циклическое восприятие времени было господствующим на Руси до 16 века. Имеются только признаки того, что на Руси в 15-16 веках появилось восприятие времени, соответствующее христианским догматам.
Важные рубежи становления христианства на Руси приведены в докладе [Киселева]. В 1616 году Петр Могила ввел новые для православия организации проповеднического текста. Правила проповеди приведены в труде Иоанникия Галятского «Ключ разумения» (1659 год).
Комментарии рецензента. В рассмотренных докладах приведены следующие хронологические рубежи и этапы:
- в 15-16 веках на Руси существовала духовная традиция хрономантия, которая была запрещена в 1551 году церковным собором [Симонов];
- с 15 века возобновляется разработка креационистских концепций, что послужило началом обострения конфликта между верой и знанием [Старостин];
- в 15-18 веках писались трактаты, в которых отражены представления о циклическом развитии Мира [Мильков, Симонов];
- в 17 веке вводится новая организация христианского проповеднического текста [Киселева].
Для того чтобы понять, что же произошло на Руси в 15-17 веках, надо заменить в описаниях вышеобозначенных явлений два слова (всего два): «возобновляется» и «новая» на «начата» и «типовая». Получим, что «с 15 века начата разработка креационистских концепций ...», а «в 17 веке вводится типовая организация ...». С учетом этого, процесс, который протекал на Руси в 15-17 веках, может быть практически однозначно идентифицирован как становление христианства. В обобщенном виде его можно описать так. С 15 века на Руси стало заметно влияние христианства, что привело к идеологическому конфликту. В этом конфликте христианство являлось чужеродным для Руси интеллектуальным и духовным продуктом. Противостояли христианству «принятое от предков» и новые духовные традиции, которые относительно органично соответствовали последнему. В середине 16 века христианство победило и стало государственной религией Руси. В 17 веке были разработаны христианские идеологические инструменты воздействия на массы. Дохристианские представления о циклическом развитии Мира существовали на Руси до 18 века.
Вывод рецензента. В докладах [Киселева; Мильков, Симонов; Пчелов; Симонов; Старостин] приведена информация, интерпретация которой, выполняемая не в идеологическом поле ТИ, практически однозначно приводит к заключению о том, что период становления на Руси христианства, как господствующей духовной традиции, следует отнести к 15-17 векам. Это заключение соответствует НХ ФиН.

Даты событий
Ниже приведена (без комментариев) хронологическая информация из докладов, не включенная в предыдущие разделы.
1. До Первой Камчатской экспедиции (1725-1730 годы) в России не было известно о проливе между Камчатской и Аляской, хотя считается, что его открыли около 1650 года Дежнев и Попов. «Описание открытия было оставлено Дежневым в архиве, почти никем не читанное» [Старостин].
2. О путешествии Афанасия Никитина стало известно спустя три столетия [Старостин].
3. Самая первая строительная надпись на русском языке датирована 1491 годом. Надпись сделана на Спасской башне Московского Кремля [Авдеев].
4. «Рунические «вечные» календари на севере Европы известны с XIII в. Первоначально их воспроизводили на пергаменте и на стенах храмов, а к XVIII в. они трансформировались в простонародные «пастушеские» календари-трости». [Молчанова].
5. В 16-17 веках на Руси получило особое распространение эмблема единорога [Пчелов].
Как распределены по векам конкретные даты событий в истории Руси, которыми оперируют специалисты по хронологии? Для того, чтобы получить представления об этом, выполнено следующее. Из всех докладов выписаны упомянутые в них конкретные даты событий, касающихся Руси. Если в докладе имелись одинаковые даты, то в списке оставлялась только одна. Затем рассчитана гистограмма количества упомянутых дат событий в докладах по векам (рисунок 1). Оказалось, что специалисты по хронологии практически не оперируют датами событий из 14 века и уделяют мало внимания 13 веку. 13-14 века - время бурных событий на Руси – становление татаро-монгольского ига, период его процветания, Куликовская битва.

Рисунок 1. Гистограмма упомянутых дат событий (по векам) в истории Руси, составленная по [Материалы научной конференции].

Комментарии рецензента1. Можно сформулировать две гипотезы, объясняющих избирательность специалистов по хронологии в оперировании датами событий. Первая основана на НХ ФиН, в соответствии с которой в истории Руси 10-14 веков содержатся фантомы событий более позднего времени. Можно предположить, что фантомы сформированы, главным образом, на основе событий, «выдернутых» из исторических процессов. То есть, история Руси 13-14 веков, является историей деяний почти в чистом виде. А большинство докладов, включенных в сборник, составлено авторами, которые стремятся понять, в первую очередь, протекавшие на Руси исторические процессы. Но в истории деяний 13-14 веков какие-либо процессы почти не отражены. А раз так, то этот период малоинтересен для авторов докладов. Если первая гипотеза основана на НХ ФиН, то вторая с ней только связана. Похоже, что такой феномен, как татаро-монгольское иго, потихоньку «уходит» из истории Руси, а на его хронологическом месте (13-14 века) формируется информационный пробел. Об этом свидетельствует и то, что иго упоминается в докладах только вскользь.
Комментарии рецензента2. Упомянутые в сборнике докладов события и их даты, прямо касающиеся истории Руси, можно разделить на две группы. Первую группу составят события, которые рассматриваются в увязке с историческими процессами. Вторую – просто события, приведенные без рассмотрения синхронных с ними исторических процессов. События и их даты первой группы, в целом, не противоречат НХ ФиН и могут быть интегрированы в выполненную в ее рамках реконструкцию прошлого Руси с минимальными трансформациями. Под определение «минимальные трансформации» не попадает группа событий и их дат, связанных с Кириком Новгородцем. Даты этих событий придется сдвинуть примерно на 400 лет в более поздний период. Эта трансформация соответствует реконструированному в НХ ФиН алгоритму формирования истории Руси.

Методологические проблемы
Имеющиеся методологические проблемы изучения календарно-хронологической культуры (системы) решены в рамках ТИ (надсистемы). Вернее, они «прикрыты» такими виртуальными продуктами ТИ как «арабы сохранили астрономические знания Античности и передали их латинскому миру», «ирландские монахи, которых латиняне называли греками» и «образованные люди Возрождения применяли аттический календарь по причине большой любви к Античности». Обозначить эти проблемы только по докладам сборника не представляется возможным. Но по способу структурирования и анализа фактических данных в докладах сборника можно выделить элементы их базиса. Один элемент базиса приведен прямым текстом. Три других, выделены по косвенным признакам.
1. Хронология рассматривается в ТИ как вспомогательная дисциплина со всеми вытекающими из этого последствиями.
2. Вся информация хронологического характера интерпретируется только в глобально-хронологическом поле ТИ.
3. Специалисты в области хронологии не только терпимо относятся к сказкам, имеющимся в ТИ, но и сами их сочиняют.
4. «Прежде всего, сказывалось «природное» недоверие историков-гуманистов к доводам естественнонаучного характера.» [Журавель].
Базис методологических проблем является частью идеологического поля ТИ, главный постулат которого звучит примерно так: интерпретация всей информации о прошлом Человечества должна быть выполнена только в рамках ТИ и по принятым в ней методикам. К рассмотрению может быть принята только та информация, которая признана в рамках ТИ легитимной. Целью интерпретации новой информации должна быть ее интеграция в ТИ. Специалисты по хронологии, находящиеся в идеологическом поле ТИ, воспринимают его как одну из составляющих научного подхода к познанию Мира. Поэтому предельно простой постулат - Хронология является независимой (прежде всего, от гуманитарной дисциплины история) естественнонаучной дисциплиной, воспринимается ими как покушение на научные методы познания прошлого Человечества. Но это «воспринимается» невозможно оформить в виде каких-либо связанных логических построений, показывающих ошибочность предельно простого постулата. Это и есть сравнительно недавно возникшая методологическая проблема в изучении календарно-хронологической культуры в рамках ТИ. Авторы докладов решили эту проблему просто – они сделали вид, что такого феномена как НХ ФиН в области изучения прошлого Человечества не существует. Этим они укрепили еще одну новую составляющую идеологического поля ТИ – не вступать в конструктивную дискуссию с НХ ФиН. У последнего запрета есть одна особенность. Он распространяется только на «хронологическую» составляющую НХ ФиН, включающую естественнонаучные методы датирования и полученные на основе их применения даты конкретных событий. Вступать же в дискуссию с гипотетической составляющей НХ ФиН (реконструкциями «письменной» истории Человечества) историкам и специалистам смежных дисциплин не возбраняется.
Идеологическое поле ТИ породило одну специфическую методологическую проблему, которая ясно обозначилась в начале 21 века. Адепты ТИ не воспринимают ее как одну из моделей прошлого Человечества. В науке конца 20 века такое отношения к относительно целостным описаниям изучаемых объектов являлось анахронизмом, в начале 21 века это является .... Но, скорее всего, здесь мы имеем дело с «хитростью», направленной на то, чтобы максимально отодвинуть в будущее момент признания прописной для науки конца 20 века истины: ТИ – одна из моделей прошлого Человечества. Смысл этой «хитрости» понятен. После признания того, что ТИ есть модель прошлого Человечества, будут автоматически поставлены вопросы и о способе ее (модели) построения, и о состоянии науки История, в которой ТИ вплоть до начала 21 века не воспринималась как модель, и о мировоззренческих основах странного альянса гуманитариев историков и представителей естественнонаучных дисциплин, раз и навсегда решивших для себя, что в вопросах изучения прошлого Человечества гуманитарии главней естественников.

Вместо заключения
В докладе [Симонов] поставлена задача на будущее: «в 2010 г. ему [Кирику Новгородцу] исполняется 900 лет. По большому счету, это событие следовало бы отметить как юбилей общегосударственного или международного значения». Если празднование 900-летнего юбилея Кирика Новгородца состоится, то к нему будет приурочена и научная конференция. Тезисы доклада с рабочим названием «Кирик Новгородец – 16 века» уже составлены (смотрите раздел «Кирик Новгородец»). Соответствующая заявка в организационный комитет о включении этого доклада в программу конференции будет подана. Но этого, скорее всего, не случится. Похоже, что время Кирика Новгородца из 12 века заканчивается. Следовательно, и празднование его 900-летнего юбилея на международном или государственном уровне вряд ли состоится.
Аминь!

Источники информации
Календарно-хронологическая культура и проблемы ее изучения. Материалы научной конференции. Москва, 11-12 декабря 2006 г.
http://www.newchrono.net/chrono/kirik.pdf Сайт: Хронология и хронография. История науки и наука история. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/wwwboard/index.htm
Авдеев А.Г. Календарь строительных надписей Москвы и Подмосковья конца XV – начала XVIII в. С. 76-79.
Бибиков М.В. Астрономический час. С. 49-52.
Болтунова Е.М. «Новое время»: реформа летоисчисления и категория времени в период царствования Петра I. С. 80-86.
Гарцман М. Астрономическая датировка юлианской пасхалии: проблемы подхода. С. 93-96.
Городецкий М.Л. Первые астрономические таблицы в средневековой Руси. С. 35-39.
Гуларян А.Б. Опыт осмысления времени в культурах различных народов и эпох. С. 96-99.
Жаров В.Е. Время в астрономии. С. 52-56.
Журавель А.В. «Circa-мартовский стиль»: гипотеза и факты. С. 101-103.
Зверев С.В. Системы летоисчисления и обозначения дат на монетах. С. 103-109.
Киселева М.С. Книжная проповедь и Церковный календарь: заключительная проповедь "Обеда душевного» Симеона Полоцкого. С. 117-118.
Медведь А.Н. Часы и время в Древней Руси. С. 118-126.
Мильков В.В. Источники учености Кирика Новгородца. С. 13-25.
Мильков В.В. Симонов Р.А. (Москва) Мировоззрение Кирика Новгородца. С. 25-35.
Молчанова О.В. Шведский «вечный» календарь на посохах кантонской эмали. С. 135-138.
Пчелов Е.В. Время в пространстве русской культуры. С. 71-76.
Пчелов Е.В. Эмблематическая пара «Лев и Единорог» в русской культуре и солярно-лунарная символика. С. 138-146.
Рамазанова Д.Н. (Москва) Аттический календарь в системе хронологических представлений александрийского патриарха Мелетия Пигаса (1590–1601). С. 141-146.
Симонов Р.А. Некоторые проблемы «Учения» Кирика Новгородца. С. 5-13.
Симонов Р.А. Тайна древнерусского времени: новый синтез. С. 149-159.
Старостин Б.А. Диахроническое восприятие знания в русской науке (до конца XVIII столетия). С. 56-64.
Фокина Т.А. (Москва) История приборов измерения времени (хронометрия). С. 178-181.

Главная страница

Оглавление выпуска 5