Сборник статей по новой хронологии

Выпуск 5
26 февраля 2007 г.
 

Датирование Малого Ледникового Периода на Русской равнине по естественнонаучным данным

А.М. Тюрин
   
Аннотация
В соответствии с комплексом гипотез, называемым Новой Хронологией А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, принятая в Традиционной Истории хронология событий не верна, а такие естественнонаучные методы датирования артефактов и природных явлений как радиоуглеродный и дендрохронологический, «настроены» на неверную хронологию. Исходя из этого, часть исторической и естественнонаучной информации, на основе которой реконструируется климат прошлого, имеет недостоверную хронологическую привязку. Этим можно объяснить, например, то, что начало Малого Ледникового Периода (МЛП), оцененное по разным данным, помещается в период от 12 до 16 веков. Представлялось целесообразным выполнить датирование МЛП на Русской равнине только по естественнонаучным данным.
МЛП на Русской равнине датирован по 9 независимым массивам естественнонаучных (дендрохронологических, палеотермометрических и палеоэкологических) данных, включающих: индексы прироста древесных колец на севере Евразии; патологические структуры в древесине можжевельника сибирского на Полярном Урале; палеотермометрические данные по Южному и Центральному Уралу; палинологические данные по осадкам озер Арктики, торфяникам Нигула (Эстония) и Половецко–Купанского болота (Ярославская область); палеогидрологические характеристики бассейна Верхней Волги; характеристики погребенных почв Северо-западной Калмыкии и Большеземельской тундры. Начало МЛП - 1560 год, окончание - 1895 год. Ему предшествовал теплый период, который начался в 980 году. На Ямале росли лиственница и ель. Летние заморозки были редки. В пределах всего региона формировались почвы. Начало МЛП было резким. В гумидной зоне региона похолодание сопровождалось повышением влажности. Озера начали заболачиваться. В аридной зоне почвообразование сменилось экзогенным рельефообразованием и связанным с ним формированием поверхностных отложений и захоронением почв. Максимум похолодания приходится на 1645-1675 годы. Менее контрастное похолодание - на 1735-1765 годы. Наиболее частые летние заморозки были в 1857-1891 годах. В 1710-1730 годах наблюдалось кратковременное потепление. Потепление после МЛП носило плавный характер. В 1945-1970 годах было кратковременное похолодание.
Полученные результаты могут быть использованы при прошлого Человечества и природных объектов. По ним можно оценить и общее состояние вопроса «реконструкция климата прошлого».

Постановка задачи
Окончание Малого Ледникового Периода (МЛП) обычно относят к 19 веку. Его начало помещают в период от 12 до 16 веков. Такое положение дел можно объяснить на основе комплекса гипотез, который назван Новой Хронологией А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского (НХ ФиН). Монографии, в которых приведены методы построения гипотез и дано их подробное описание, размещены на сайте Новая Хронология [17]. В соответствии с НХ ФиН принятая в Традиционной Истории хронология событий не верна [21], а такие естественнонаучные методы датирования артефактов и природных явлений как радиоуглеродный и дендрохронологический, «настроены» на неверную хронологию [22]. Исходя из этого, часть исторической и естественнонаучной информации, по которой маркируется МЛП, имеет недостоверную хронологическую привязку. Это и породило неоднозначность в оценках времени его начала. С учетом этого, представлялось целесообразным выполнить датирование МЛП на Русской равнине только по естественнонаучным данным.

Два подхода к реконструкции климата прошлого
Общепринятый подход к реконструкции климата прошлого включает комплексную интерпретацию всех имеющихся данных, прямо или косвенно характеризующих отдельные его составляющие. Эти данные можно разделить на четыре блока.
1. Письменные исторические свидетельства, датированные историческими методами.
2. Естественнонаучные данные, датированные историческими методами. Это, главным образом, археологические данные, характеризующие палеоэкологию прошлого. Иногда в публикациях приводятся археологические датировки артефактов и археологических культур, которые являются как бы независимыми. При этом упускается из вида, что все археологические методы датирования (по слоям, по керамике, по стеклу, по импорту и др.) эталонированы на исторических датировках.
3. Естественнонаучные данные (гляциологические, дендрологические, палеотермометрические), имеющие независимую «внутреннюю» датировку.
4. Естественнонаучные данные, датированные радиоуглеродным методом. Это, в основном, палеоэкологические данные. К этому блоку относятся и данные, датированные по дендрошкалам, абсолютная датировка которых выполнена радиоуглеродным методом.
Автор публикации [23] на примере сопоставления представлений о климате Европы в прошлом, сформированных по письменным источникам, и температурного графика, рассчитанного по вариациям относительного содержания изотопа кислорода 18О в слоях льда разреза скважины GISP2 (центральная часть Гренландии), показал наличие системных противоречий между историческими и естественнонаучными данными. Можно пойти еще дальше и указать причину этих противоречий. Принятая в Традиционной Истории хронология прошлого Человечества, и, следовательно, датировки исторических свидетельств для периода ранее 15 века (грубо) в соответствии с НХ ФиН [17, 19, 20] не достоверны. Если это так, то параметры климата прошлого, реконструированные по историческим свидетельствам в принципе не должны соответствовать аналогичным параметрам, реконструированным на основе естественнонаучных данных, имеющих независимую «внутреннюю» датировку. Это не относится к естественнонаучным данным, датирование которых выполнено радиоуглеродным методом и по «плавающим» дендрошкалам. Радиоуглеродный метод за счет некоторых особенностей его методики дает сфальсифицированные результаты, соответствующие принятой в ТИ хронологии [18], а абсолютные датировки «плавающих» дендрошкал выполняются радиоуглеродным или историческими методами [19, 20]. Естественнонаучные данные, датированные радиоуглеродным методом, могут быть приняты во внимание только после ре-фальсификации их радиоуглеродных датировок. Исходя из вышесказанного, второй подход к реконструкции климата прошлого должен базироваться только на естественнонаучных данных, имеющих независимую «внутреннюю» датировку, и данных, для которых выполнены ре-фальсификации радиоуглеродных датировок. Этому условию соответствуют гляциологические, дендрологические, палеотермометрические и палеоэкологические данные.

Гляциологические данные
Один из методов реконструкций средних температур атмосферы прошлого базируется на соотношении стабильных изотопов кислорода в полярных льдах. Молекулы воды могут содержать один из двух стабильных изотопов кислорода: 16О или 18О . Их соотношение в водах мирового океана примерно постоянное. При испарении воды происходит фракционирование молекул с разными изотопами кислорода. Параметры фракционирования зависят от соотношения температур поверхностных вод и приповерхностной атмосферы. После испарения вода, попавшая в атмосферу, выпадает в виде осадков. На ледовые щиты Антарктиды и Гренландии – в виде снега. Со временем годовые слои снега уплотняются и превращаются в лед. При этом образуется его годовая слоистость. Каждый годовой слой льда характеризуется индивидуальным соотношением изотопов 16О и 18О . По керну скважин рассчитывается порядковый номер годового слоя и вычисляется его абсолютная дата, а соотношение в нем изотопов 16О и 18О (параметр D18О ) оценивается лабораторными методами. В конечном итоге получают вариации D18О во времени, характеризующие вариации климата региона, в котором произошло испарение воды.
В первом приближении можно считать, что возрастание параметра D18О соответствует потеплению климата, уменьшение - похолоданию. Для Северной Атлантики установлены зависимости средней температуры атмосферы и параметра D18О о разрезам гренландских скважин. По ним рассчитаны кривые изменения средних температур атмосферы в регионе для голоцена. Подробное описание этих данных приведено в публикации [21]. Но мы не можем принять во внимание гляциологические данные по Гренландии для решения нашей задачи – датирования МЛП на Русской равнине. Основанием для этого является следующее.
1. Параметр D18О , рассчитанный по разрезам скважин Гренландии, характеризует климат Северной Атлантики, в которой имеется мощный климатообразующий фактор – Гольфстрим. Исходя из этого, представляется необоснованным распространять климатические реконструкции, выполненные по ледникам Гренландии на все Северное полушарие, как это сделано (по умолчанию) в ряде просмотренных нами публикаций.
2. Сопоставление вариаций параметра D18О с другими естественнонаучными и историческими данными выполнено для последних столетий [21]. В этот период в целом нелинейная динамическая система – климат Северной Атлантики, находилась на линейном этапе своего развития: происходило относительно плавное повышение средних температур атмосферы региона на этапе перехода от максимального похолодания в МЛП к современному потеплению. Следовательно, все выводы о высокой корреляции параметра D18О с другими данными, характеризующими климат региона, относятся только к этому этапу. Отнесение этих выводов (по умолчанию) к другим климатическим этапам ничем не обосновано.
3. При пересчете вариаций параметра D18О в вариации изменения средней температуры атмосферы Северной Атлантики принята их линейная зависимость [21], имеющая вид dt = К х D18О (где: dt – изменение средней температуры атмосферы; К – постоянный коэффициент). На наш взгляд, это слишком грубая модель процесса фракционирования (при испарении) молекул воды с разными изотопами кислорода. Степень фракционирования зависит от двух параметров: температур поверхностных вод и приповерхностной атмосферы. Причем, эти параметры взаимозависимы. При линейной зависимости принято (по умолчанию), что температура поверхностных вод постоянна. К чему это может привести, можно показать на простом примере. Линейная зависимость средней температуры и параметра D18О при расчете dt даст один и тот же результат для двух разных состояний системы: высокие температуры поверхностных вод и приповерхностной атмосферы и их низкие температуры.
К гляциологическим данным, по которым возможно проводить реконструкции климата прошлого, относятся и содержание в слоях льдов атмосферных газов, а также оценки изменения толщин ледников. Частично эти данные рассмотрены ниже.

Дендрохронологические данные
По дендрохронологическим данным получают средние показатели ширины годовых колец деревьев в регионе для определенных периодов времени (индекс прироста древесных колец) и сведения об экстраординарных климатических событиях (летние заморозки и длительные похолодания). Индекс прироста характеризует условия вегетации деревьев, прежде всего количество тепла и влаги в их вегетационный период. Его можно пересчитать в средние летние температуры атмосферы. Результаты оценки средних летних температур будут информативными только в том случае, если индекс рассчитывается по деревьям, произрастающим в экстремальных условиях. На Русской равнине это зона северной границы лесов. Зона южной границы лесов для расчета средних летних температур по индексу прироста не подходит, так как условия вегетации в ней деревьев определяются не только летними температурами, но и количеством влаги. В публикации [8, рисунок 1] приведены дендрохронологические данные, характеризующие изменение средних летних температур севера Евразии. Эти данные качественно характеризуют средние летние температуры атмосферы Русской равнины. Индексом прироста древесных колец охарактеризован период 1540-1960 годов (рисунок 1). Каждая точка графика соответствует 30-летнему интервалу. По его особенностям можно сделать следующие формальные заключения: точки «1540 год», «1900 год» и «1930 год» характеризуют теплые периоды; точки «1570 год» - 1870 год» - холодный период; точка «1660 год» - максимум похолодания в холодный период; точка «1960 год» - кратковременное похолодание в теплый период.

Рисунок 1. Индекс прироста древесных колец на севере Евразии [8, рисунок 1]. Теплые и холодные периоды выделены автором статьи.

На сайте [10] приведены результаты исследований патологических структур в древесине можжевельника сибирского на Полярном Урале. Патологические структуры являются результатом летних заморозков и длительных похолоданий. Можжевельником охарактеризован период 1400-2000 годов (рисунок 2). Хронологическая привязка климатических событий выполнена по годовым кольцам можжевельника. Авторы публикации [11] считают, что самые сильные летние заморозки на Полярном Урале связаны с крупнейшими вулканическими извержениями в различных регионах Земли. Нами выполнено сопоставление климатических сигналов, записанных в годовых кольцах можжевельника, и кислотных маркеров извержений вулканов в слоях льда разреза GISP2 [25]. В пределах точности привязки кислотных маркеров (для соседнего с GISP2 разреза Dye 3 погрешность привязки кислотных маркеров для стандартного отклонения составляет +/- 7 лет) часть годов с летними заморозками действительно соответствует годам извержений вулканов (рисунок 3). Скорее всего, извержения вулканов формируют климатические аномалии, к которым наиболее чувствительны растения, произрастающие в экстремальных зонах, причем, в холодные периоды их чувствительность к аномалиям возрастает. В соответствии с этим, растения Полярного Урала более чувствительны к климатическим аномалиям, затрагивающим Русскую равнину, чем растения, произрастающие в более благоприятных зонах региона. Можно принять, что частота летних заморозков и длительных похолоданий на Полярном Урале характеризует средние летние температуры атмосферы Русской равнины. По этим параметрам выделяется три периода: теплый (1400-1572 год); холодный (1573-1891 годы); теплый (1892-2000 годы). В теплый период 1892-2000 годов наблюдается кратковременное похолодание: 1946-1968 годы. Максимальное похолодание в холодный период приходится на 1857-1891 годы.

Рисунок 2. Климатические сигналы, записанные в годовых кольцах можжевельника сибирского на Полярном Урале [10]. Красный цвет: летние заморозки; синий цвет: длительные похолодания. Цифра над пиком соответствует году климатического события. Теплые и холодные периоды выделены автором статьи.




Рисунок 3. Сопоставление климатических сигналов, записанных в годовых кольцах можжевельника [10] (условные обозначения на рисунке 2), и кислотных маркеров извержений вулканов в слоях льда разреза GISP2 [25].

Хронологические интервалы холодного периода на Русской равнине, выделенные по индексам прироста древесных колец и патологическим структурам в можжевельнике, практически совпадают. Это и есть МЛП (рисунок 4). Его начало «по можжевельнику» - не позднее 1573 года, а по индексам прироста - в интервале 1540-1570 годов. Согласованное по комплексу дендрохронологических данных начало МЛП можно отнести к 1560 году. Период 1400-1559 годов характеризовался теплым климатом. Начало МЛП было резким. Окончание МЛП «по можжевельнику» - не ранее 1891 года, по индексам прироста - в интервале 1870-1900 годов. Согласованное окончание МЛП можно отнести к 1895 году. В теплый период 1896-2000 годов имелось одно кратковременное похолодание, охарактеризованное на графике индексов прироста точкой «1960 год», а «по можжевельнику» отнесенное к 1946-1968 годам. Можно принять согласованные сроки этого похолодания – 1945-1970 годы. Максимальное похолодание в МЛП по индексам прироста фиксируется в 1645-1675 годах, «по можжевельнику» - в 1857-1891 годах. Это единственное несовпадение заключений, сделанных по двум независимым массивам дендрохронологических данных.

Рисунок 4. Индекс прироста годовых древесных колец на севере Евразии [8, рисунок 1] (черные квадраты, правая шкала) и климатические сигналы, записанные в годовых кольцах можжевельника на Полярном Урале (левая шкала) [10]. Красный цвет: летние заморозки; синий цвет: длительные похолодания. А – кратковременное похолодание 1945-1970 годов.

Палеотермометрические данные
Средние температуры приповерхностного слоя горных пород находятся в равновесии со средними температурами приповерхностной атмосферы. При изменении последних в горных породах формируется геотермический сигнал, который распространяется в их глубинные слои. Таким образом, геотермические сигналы прошлого записаны в современном тепловом поле горных пород. Их можно выделить по результатам измерения температуры горных пород по разрезам скважин. В свою очередь по геотермическим сигналам прошлого можно восстановить изменение средних температур поверхности Земли во времени. Последний параметр является оценкой изменения средних температур приповерхностной атмосферы. При этом переход от глубин, к которым привязаны геотермические сигналы, к календарным годам осуществляется по величинам теплопроводности горных пород. То есть, палеотермометрические данные имеют независимую «внутреннюю» датировку.
В публикации [2] приведены палеотермометрические данные по разрезам скважин Центрального и Южного Урала для периода 800-2000 годов (рисунок 5). Эти данные качественно характеризуют средние годовые температуры атмосферы Русской равнины. В соответствии с графиком реконструкции температур земной поверхности, ее уменьшение началось с 1300 года. Наименьшая температура была в 1760 году, затем она начала возрастать. В конце 60-х - начале 70-х годов отмечается кратковременное уменьшение температур, которое с небольшим хронологическим сдвигом соответствует кратковременному похолоданию 1945-1970 годов, выделенному по дендрохронологическим данным. В публикации рассмотрен и вопрос о погрешностях палеотермометрических реконструкций, в частности, погрешностях оценок дат климатических экстремумов. Среднее значение даты минимума похолодания МЛП по индивидуальным реконструкциям по скважинам приходится на 1720 год при стандартном отклонении +/-132 года. Средняя дата максимального потепления приходится на 1170 год при стандартном отклонении +/-287 лет. По результатам сопоставления датировок МЛП по дендрохронологическим данным и положения дат климатических экстремумов по палеотермометрии и их погрешностей (рисунок 6) можно сделать следующие заключения. Наблюдается полное качественное совпадение датировок МЛП по рассматриваемым данным, однако уточнить датировки МЛП, выполненные по дендрохронологическим данным на основе палеотермометрических данных не представляется возможным. Теплый период, предшествовавший началу МЛП, начался не позднее 800 года.

Рисунок 5. Реконструкции температурной истории земной поверхности по палеотермометрическим данным по Южному и Центральному Уралу [2]. Тонкие линии – индивидуальные реконструкции по разрезам скважин. Относительно толстая линия – усредненная история со среднеквадратической погрешностью.




Рисунок 6. Сопоставление датировок МЛП по дендрохронологическим данным (красный цвет) и положения средних дат климатических экстремумов по палеотермометрии и их погрешностей (синий цвет) [2]. Красной пунктирной линией показан теплый период по дендрохронологическим данным, синей – палеотермометрическим.

В публикации [3] приведена реконструкция температур земной поверхности, выполненная по скважине Илменская-1 для последних 100 тысяч лет (рисунок 7). По этим данным, примерно на 500 год до н.э. попадает минимум похолодания. В связи со свойствами геотермических сигналов со временем терять свою контрастность, мы не можем даже примерно оценить соотношение максимума этого похолодания с максимумом похолодания в МЛП. Зато мы можем сделать практически однозначный вывод: в период 2 века до н.э. (примерно) - 20 века н.э. было всего одно похолодание климата, соответствующее МЛП. Других похолоданий, по контрастности хотя бы примерно соизмеримых с МЛП не наблюдалось.


Рисунок 7. Реконструкции температурной истории земной поверхности по геотермическим данным по скважине Илменская-1 (Южный Урал) [3].

Палеоэкологические данные
В эту группу объединены данные, полученные по результатам изучения палинологических характеристик озерных отложений и торфа, палеогидрологических условий и палеопочв. Установлено, что видовой спектр ископаемой пыльцы растительности определённым образом связан с климатическими параметрами. Имеются и соответствующие методики реконструкций климатических условий региона по этим данным. Палеогидрологические условия и палеопочвы характеризуют общее состояние климата региона.
Хронологическая привязка палеоэкологических данных выполняется, в основном, радиоуглеродным методом. Ранее нами реконструирован алгоритм фальсификации и разработан алгоритм ре-фальсификации результатов радиоуглеродных датировок [18]. Алгоритмы содержат в своей основе общую гипотезу (целенаправленная сознательная фальсификация результатов радиоуглеродного датирования), ее обоснование, формальные трансформации фактических данных и простой формальный способ перехода от сфальсифицированного возраста артефактов к их истинному возрасту. Фальсификация реализована путем создания физиками двух основных технологий датирования и калибровочной кривой, не отражающей реальной зависимости радиоуглеродных и календарных годов. Выбором технологии датирования и использованием калибровочной кривой обеспечивается соответствие получаемого возраста датируемых артефактов и хронологии прошлого Человечества, принятой в ТИ. Для датирования артефактов и природных объектов, относимых к средним векам и более позднему периоду, применяется современная технология датирования.
В публикациях [13, 14] приведены результаты изучения озер Арктики. В них отбирались донные осадки, имеющие годовую слоистость. Абсолютный возраст отложений рассчитывался по годовым слоям. Проведен спорово-пыльцевой и диатомовый анализ образцов осадков. По полученным результатам выделены периоды неблагоприятные для развития растительности. Всего приведены данные по осадкам семи озер (рисунок 8). Если мы примем, что климат Русской равнины характеризуют данные только по двум озерам – Большое Щучье (Полярный Урал) и Изменчивое (Северная земля), то получим идеальное соответствие палинологическим данным по ним и ранее рассмотренных дендрохронологических данных. МЛП характеризовался резкими началом 385 лет назад (1565 год) и окончанием 60 лет назад (1890 год). В течении МЛП в районе озера Щучье 220-270 лет назад (1680-1730 годы) было потепление. Если принять во внимание все приведенные на рисунке 8 данные, то получим следующее. Начало МЛП имеет два «аттрактора» - 530-520 лет назад, среднее 1427 год (данные по трем озерам), и 350-440 лет назад, среднее 1540 год (данные по четырем озерам). Датировке МЛП по дендрохронологическим данным соответствует только второй «аттрактор». Окончание МЛП при не учете явного выброса – данных по озеру Таймыр, - 1890 +/- 27 год. По осадкам озера Изменчивое периоды 870-930 и 1060-1170 лет назад характеризуются неблагоприятными условиями для растительности. По осадкам озера Таймыр такой период относится к 700-850 лет назад. Можно принять, что 1565 год является наиболее вероятным началом МЛП на Русской равнине.


Рисунок 8. Результаты реконструкцией климата Арктики по палинологическим данным, полученным по донным отложениям озер [13, 14].

Авторами публикации [8] выполнена реконструкция климата центра Русской равнины на основе обобщенных исторических свидетельств о климатических событиях прошлого и палинологических данных, полученных из торфяников (рисунок 9). Торфяники изучены в опорном для центра региона разрезе Половецко–Купанского болота, расположенного в Ярославской области. Этот разрез обеспечен радиоуглеродными датировками через 25 лет. Палинологические данные пересчитаны в график средних температур атмосферы для периода 800-1950 годов. На рисунке 9 он показан синей пунктирной линией. На графике четко выделяются два периода: теплый до 1250 года н.э. и холодный после него. Следует иметь в виду, что радиоуглеродное датирование для последних двух столетий (как минимум) «не работает» в связи с вырастанием в атмосфере в этот период содержания СО2(эффект Зюсса). Ре-фальсифицированный рубеж между теплым и холодным периодами соответствует 1585 году н.э..


Рисунок 9. Реконструкции среднегодовой температуры для центра Русской равнины (левая шкала) и Северного полушария (правая шкала) [8].

В публикации [7] приведена реконструкция климата северо-запада Прибалтики для последних 2000 лет, выполненная по палинологическим данным. Эти данные получены по трем разрезам торфяника Нигула (Эстония) (рисунок 10). По реконструкции климата выделяется два периода: в целом холодный до 875 лет назад и теплый после него. Здесь и далее «лет назад» соответствует ВР и обозначает некалиброванный радиоуглеродный возраст. Ре-фальсифицированный рубеж между теплым и холодным периодами соответствует 1550 году н.э.. 1585 и 1550 годы н.э. и есть начало МЛП по палинологическим данным из торфяников Половецко–Купанского болота и Нигула.


Рисунок 10. Реконструкция климата северо-запада Прибалтики, выполненная по палинологическим данным, полученным из трех разрезов торфяника Нигула [7]. Показаны отклонения палеоклиматических характеристик от характеристик современного климата. А – температуры года, Б – температуры июня, Д – температуры января, Г – годовые осадки.

В публикациях [27, 28] представлены результаты изучения палеогидрологического режима бассейна Верхней Волги (Dubna Lowland) для голоцена. Датирование палеоэкологической информации выполнено радиоуглеродным методом. В позднем голоцене в регионе выделены следующие климатические периоды:
- 3520-4130 BP годы - flooding-driving режим;
- около 2600 BP года – внезапное тотальное наводнение и депопуляция региона;
- 1900 ВР год - flooding-driving режим;
- 1270 (1300) год н.э. – начало заболачивания региона и накопления торфа.
Полученные данные по Dubna Lowland сопоставлены с палеоэкологическими данными по Валдайской и Клин-Димитровской возвышенностям. 2600 BP год маркирует начало похолодания и повышения влажности для всей рассматриваемой зоны. Заболачивание озер на Клин-Димитровской возвышенности началось не позднее 1300 года н.э.. Ре-фальсифицированный рубеж начала заболачивания региона и накопления торфа – 1590 год н.э.. Это и есть начало МЛП по палеоэкологическими данными по бассейну Верхней Волги.
Информацию о климате прошлого можно получить по результатам изучения погребенных почв. В публикации [4] приведены результаты изучения современных и погребенных почв а также особенностей рельефообразования на Ергенинской возвышенности (Северо-западная Калмыкия). В позднем голоцене выделены стабильные и динамичные этапы развития рельефа и почв. Датирование погребенных почв выполнено радиоуглеродным методом. Датировался гумус из верхнего 5 сантиметрового слоя почвы. В течение стабильного этапа развития рельефа происходило почвообразование. В течение динамичного этапа - интенсивное экзогенное рельефообразование и вызванное им формирование поверхностных отложений. Период 2100-3100 ВР годов характеризовался в целом проявлением эндогенных процессов, в 1000(900)-2100 ВР годах преобладали почвообразовательные процессы, после 1000(900) ВР года отмечено интенсивное проявление эндогенных процессов.
По результатам изучения погребенных почв [16] в позднем голоцене выделено два этапа их формирования: нижнего подзола 3000 ВР год и верхнего – 1000 ВР год. В Большеземельской тундре накопление верхнего подзола происходило в теплый период, когда на Ямале росли лиственница и ель [15]. Период 3200-2850 ВР годов также был благоприятным для произрастания в тундре древесной растительности. Эти данные соответствуют результатам изучения погребенных почв Калмыкии лишь частично. Верхний подзол (1000 ВР год) тундры соответствует этапу почвообразовательных процессов в Калмыкии 1000(900)-2100 ВР годов. Завершение образования верхнего подзола (не ранее 1000 ВР года) тундры – началу интенсивного проявления эндогенных процессов в Калмыкии после 1000(900) ВР года. Этого и достаточно для того, чтобы сделать следующее заключение: начало интенсивного проявления эндогенных процессов в Калмыкии маркирует начало МЛП, которое было резким. Ему в Калмыкии и тундре предшествовал этап почвообразования. В тундре, в период предшествующий МЛП, было относительно тепло.
В соответствии с алгоритмом ре-фальсификации радиоуглеродных датировок 1000(900) ВР год соответствует 1480(1535) году н.э.. Это и есть начало МЛП, оцененное по погребенным почвам Калмыкии и Большеземельской тундры. Наша оценка начала МЛП по погребенным почвам Калмыкии имеет системную погрешность, внесенную датированием почвенного гумуса. Датирование гумуса дает средний возраст верхнего 5 сантиметрового слоя почвы. Полученная цифра будет больше времени прекращения почвообразования на величину, примерно равную половине срока, за который формируется этот слой. Системную погрешность можно грубо оценить. Предположим, что в период с 980-1535 годов н.э. сформировался почвенный слой толщиной 20 сантиметров. Предположим, что почвообразование происходило 70% времени этого периода. Тогда получим, что 5 сантиметров почвенного слоя формируется примерно за 100 лет, а системная погрешность датирования момента прекращения почвообразования составляет 50 лет. В соответствии с этим начало МЛП, оцененное по погребенным почвам, следует отнести к 1530(1585) году н.э..
В публикации [4] отмечено, что в период интенсивного проявление эндогенных процессов, который начался после 1000(900 ВР) года можно выделить кратковременную стабилизацию почвообразования в 450-550 ВР годах. После ре-фальсификации радиоуглеродных датировок получено, что стабилизация произошла в 1700-1745 годах н.э.. Это соответствует небольшому локальному увеличению индекса прироста древесных колец в северной Евразии в 1705-1735 годах н.э. (рисунок 1, точка «1720 год»), отсутствию морозобойных колец в можжевельнике Полярного Урала в 1708-1787 годах н.э. и потеплению в районе озера Щучье в 1680-1730 годах. На основе этого можно сделать вывод о кратковременном потеплении, которое произошло на Русской равнине примерно в 1710-1730 годах н.э..
По пяти независимым массивам палеоэкологических данных, хронологическая привязка которых выполнена радиоуглеродным методом, начало МЛП отнесено к 1585, 1550, 1590, 1530(1585) годам н.э.. Средняя округленная дата 1570 год.
Результаты изучения погребенных почв Калмыкии и Большеземельской тундры имеют одно существенное несоответствие. Период 2100-3100 ВР годов в Калмыкии характеризовался в целом проявлением эндогенных процессов, а период 2850-3200 ВР годов в Большеземельской тундре был теплым и благоприятным для произрастания древесной растительности и, следовательно, образования почвы. Мы сформулируем гипотезу, объясняющую это несоответствие. Общепринятые датировки погребенных почв тундры имеют одну несуразность: на слое, датированном радиоуглеродным методом 2850-3200 ВР годами, залегает слой, датированный 1000 ВР годом. Этот парадокс объясняется тем, что в течение почти 2000 лет на слое 2850-3200 ВР годов не формировались ни почвы, ни морфолитогенные отложения. Эта особенность общепринятых датировок почв названа «сдвоенные почвы» [15]. Мы предполагаем, что эффект «сдвоенных почв» образовался за счет их датирования радиоуглеродным методом на основе разных технологий – «древнеегипетской» и современной. Датирование почвы слоя «2850-3200 ВР годов» выполнено на основе «древнеегипетской» технологий, а почвы слоя «1000 ВР года» – современной. «Древнеегипетская» технология дает более древний возраст датируемых объектов. В соответствии с этим, ре-фальсифицированный календарный возраст верхней границы почвы слоя «2850-3200 ВР годов» – 1385 год н.э.. Ре-фальсифицированный календарный возраст почвы слоя «1000 ВР года» - 1480 год н.э.. Таким образом, мы имеем вполне правдоподобное соотношение возраста двух смежных слоев почвы. Ре-фальсифицированный календарный возраст нижней границы почвы слоя «2850-3200 ВР годов» - 1225 год н.э.. Ре-фальсифицированное начало периода эндогенных процессов в Калмыкии 2100-3100 ВР годов – 980 год н.э.. Таким образом, начало почвообразования в Калмыкии относится к 980 году н.э., а в тундре – к 1225 году н.э.. Такое соответствие можно признать вполне приемлемым, при учете небольшого количества радиоуглеродных датировок и их реальной точности. По комплексу трех независимых массивов палеоэкологических данных (палеопочвы Северо-западной Калмыкии и Большеземельской тундры, палинологические данные по озерам Арктики) можно принять, что теплый период, предшествовавший МЛП, начался в 980 году н.э.. Это заключение соответствует палеотермометрическим данным. В начале теплого периода имелись кратковременные похолодания.

Основные характеристики Малого Ледникового Периода
МЛП на Русской равнине датирован по 9 независимым массивам естественнонаучных данных:
- индексам прироста древесных колец на севере Евразии [8];
- патологическим структурам в древесине можжевельника сибирского на Полярном Урале [10];
- палеотермометрическим данным по Южному и Центральному Уралу [2, 3];
- палинологическим данным по осадкам озер Арктики [13, 14].
- палинологическим данным по торфянику Половецко–Купанского болота (Ярославская область) [8];
- палинологическим данным по торфянику Нигула (Эстония) [7].
- палеогидрологическим данным по бассейну Верхней Волги [27, 28];
- погребенным почвам Северо-западной Калмыкии [4];
- погребенным почвам Большеземельской тундры [15, 16].
Получено поразительное совпадение датировок МЛП по дендрохронологическим данным (1560-1895 годы), по палеоэкологическим данным, датированным по ленточным глинам (1565-1890 годы), по палеоэкологическим данным, датированным радиоуглеродным методом (начало в 1570 году). Эти датировки МЛП согласуются с палеотермометрическими данными. Совпадают и датировки малоконтрастных климатических событий: кратковременного потепления в 1710-1730 годах и похолодания в 1945-1970 годах.
Формальные характеристики МЛП на Русской равнине, согласованные по комплексу естественнонаучных данных, выглядят так. Начало МЛП - 1560 год, окончание - 1895 год. Длительность– 335 лет. Начало МЛП было резким. 1560 году предшествовал теплый период, который начался в 980 году. По палеотермометрическим данными в последние 2200 лет других похолоданий по контрастности хотя бы примерно соизмеримых с МЛП не наблюдалось. Максимум похолодания в МЛП приходится на 1645-1675 годы. Менее контрастное похолодание - на 1735-1765 годы. Наиболее частые летние заморозки были в 1857-1891 годах. В 1710-1730 годах наблюдалось кратковременное потепление. Потепление после МЛП носило плавный характер. В 1945-1970 годах было кратковременное похолодание.
Климат Русской равнины в период с 980 года н.э. и до начала МЛП был теплым. На Ямале росли лиственница и ель. Летние заморозки были редки. В пределах всего региона формировались почвы. Начало МЛП было резким. В гумидной зоне региона похолодание сопровождалось повышением влажности. Озера начали интенсивно заболачиваться. В аридной зоне почвообразование сменилось интенсивным экзогенным рельефообразованием и связанным с ним формированием поверхностных отложений и захоронением почв. Можно предполагать, что количество осадков в гумидной зоне уменьшилось. Северная граница лесов отступила на юг. Окончание МЛП не привело к переходу ландшафтов и экосистем в то состояние, в котором они были до его начала. Болота аридной зоны региона не превратились в озера и продолжают жить своей жизнью. Ель и лиственница на Ямале пока не растут. Имеются только признаки смещения северной границы лесов на север. В Северо-западной Калмыкии продолжается экзогенное рельефообразование, формирование почвы пока не началось.
Особенности завершения МЛП указывают на контрастно нелинейный характер Системы климат-почвы-ланшафты-биота. В 1560 году Система перешла из одного стабильного состояния в другое стабильное же состояние. После 1895 года одна из составляющих Системы – климат, практически вернулась в состояние до 1560 года. Другие же составляющие Системы и она сама пока находятся в состоянии, характерном для МЛП. Теперь можно определить то явление, которое мы выделили по комплексу естественнонаучных данных, назвали МЛП и датировали. МЛП - это одно из стабильных состояний Системы климат-почвы-ланшафты-биота. Понимая это, можно сформулировать следующий вопрос: что явилось причиной перехода в 1560 году Системы из одного стабильного состояния в другое?

Сопоставление датировок Малого Ледникового Периода с другими данными
МЛП явился экстраординарным событием голоцена. Естественно ожидать его прямые и косвенные проявления в имеющихся естественнонаучных данных, характеризующих эту эпоху. Естественно и то, что это событие было обусловлено другим событием. Если мы сможем идентифицировать событие-причину или его проявления в естественнонаучных данных, то их датировки будет дополнительными независимыми датировками МЛП. Для поиска прямых и косвенных проявлений МЛП, а также его события-причины или ее проявлений проанализированы следующие данные.
1. Содержание 18O в слоях льда (параметр D18О) разреза GISP2 в центральной Гренландии [26]. В этих данных могли быть «записаны» кратковременные контрастные климатические события, например, изменение направления течения Гольфстрима.
2. Содержание 10Be в слоях льда полярных ледников [12]. Этот параметр, кроме всего прочего, отражает долговременные колебания солнечной активности и количество пыли в атмосфере. В свою очередь количество пыли в атмосфере связано со степенью увлажнения аридных зон и пустынь.
3. Содержание свинца в слоях льда разреза Summit (центральная Гренландия) [24]. Этот параметр, кроме всего прочего, отражает количество пыли в атмосфере (смотри пункт 2)
4. Кислотные маркеры извержений вулканов, рассчитанные по содержанию кислоты в слоях льда разреза GISP2 [25]. В опубликованной литературе встречается мнение о том, что триггером начала МЛП послужили извержения вулканов.
5. Колебание толщины ледников Исландии и Норвегии [1].
6. Ширина годовых колец сосны остистой (США) за последние 8 тысяч лет [9]. Этот параметр должен прямо отражать МЛП.
7. Содержание 14Cв атмосфере прошлого (параметр Delta 14C) [22]. Этот параметр, кроме всего прочего, отражает долговременные колебания солнечной активности.
8. Содержание CO2, N2O и CH4 в полярных льдах [30]. Изменение активности биосферы в МЛП могло сказаться на содержании этих газов в атмосфере.
9. Археомагнитные данные, характеризующие вариации параметров геомагнитного поля [31]. Возможно событие-причина МЛП была внутрипланетарной.
10. Обобщенные фактические данные по долговременным колебаниям солнечной активности [29]. В опубликованной литературе приводится мнение о связи МЛП с солнечной активностью.
При поиске проявления события-причины мы приняли во внимание все известные нам датировки МЛП. По результатам анализа можно сделать следующие заключения.
1. Нам не удалось выявить событие-причину МЛП или ее проявления в естественнонаучных данных.
2. Вызывает удивление отсутствие проявления МЛП в графике ширины годовых колец сосны остистой [9].
3. С 1580 года наблюдается небольшое ступенеобразное уменьшение содержания СО2 в полярных льдах Антарктиды [30], соответствующее уменьшению содержания СО2 в атмосфере. Климат Земли и содержание в ее атмосфере СО2 соотносятся определенным образом. В наиболее экстремальные фазы ледниковых периодов наблюдается уменьшение содержания СО2 в атмосфере. В соответствии с этим можно сделать заключение о том, что снижение с 1580 года содержание СО2 в атмосфере обусловлено похолоданием климата. Этот год соответствует нашей оценке начала МЛП.
4. Толщина ледников Исландии и Норвегии [1] в период 1-16 веков была постоянной. Начиная с конца 16 века толщина ледников начала возрастать, что соответствует нашей оценке начала МЛП. Эти данные соответствуют нашему заключению, сделанному по палеотермометрическим данным: в период 2 века до н.э. (примерно) - 20 века н.э. было всего одно похолодание климата, соответствующее МЛП. Других контрастных похолоданий не зафиксировано.
5. Различные датировки МЛП, в том числе и наша, не имеют видимой связи с известными минимумами солнечной активности (рисунок 11).


Рисунок 11. Сопоставление количества солнечных пятен (GSN), содержания изотопов 14C(в древесине) и 10Be (в полярных льдах) [29] с датировкой Малого Ледникового Периода (МЛП). Минимумы графиков характеризуют минимумы солнечной активности.

В публикации [23] приведены результаты реконструкции климата северного полушария, выполненного по гляциологическим, дендрохронологическим, палеоэкологическим и историческим данным. МЛП датирован 1580-1850 годами. Предшествующий ему наиболее теплый период – 890-1170 годами. Эти датировки полностью согласуются с нашей датировкой МЛП и начала предшествующего ему теплого периода. Расхождение же сводится к тому, что по проанализированным нами данным получилось, что теплый период, предшествовавший МЛП, продолжался вплоть до 1560 года. Почти полное совпадение двух рассматриваемых датировок МЛП позволяет сделать вывод о его синхронном проявлении на Русской равнине и в Северном полушарии.

Системные противоречия в реконструкциях климата прошлого
По результатам выполненного нами анализа естественнонаучных данных можно уточнить характер системных противоречий в реконструкциях климата прошлого. Автор публикации [21] локализовал их между историческими и естественнонаучными данными. Это не совсем так. Системные противоречия имеют место между двумя массивами данных. Первый массив - исторические свидетельства о климатических событиях и естественнонаучные данные, датированные историческими и радиоуглеродным методами. В нем не имеется внутренних системных противоречий. Второй массив - естественнонаучные данные, имеющие независимую ?внутреннюю? датировку. В нем тоже нет внутрениих системных противоречий, однако он противоречит первому массиву. Системные противоречия в реконструкциях климата прошлого обусловили крайнюю запутанность вопроса о методах датирования и датах МЛП. Так, авторы публикаций, в которых приведены реконструкции отдельных составляющих Систем климат-почвы-ланшафты-биота, хронологизация которых выполнена радиоуглеродным методом, часто вообще не отмечают такое явление как МЛП. А что им делать? По их данным его начало следует поместить в 11-13 века. А это противоречит другим естественнонаучным данным, по которым начало МЛП отнесено к 16 веку. Вот авторы публикаций и делают вид, что проявления МЛП находится «за пределами» проанализированных ими данных.
«Разрешение» системных противоречий в реконструкциях климата прошлого осуществляется и другими способами. Так авторы публикации [8] выполнили реконструкции климата Русской равнины по историческим свидетельствам и палинологическим данным, датированным радиоуглеродным методом. Эти данные находятся в хорошем соответствии. Вопрос о том, что они находятся не в полном соответствии с дендрохронологическим данным, решен очень просто. Последние не приняты во внимание. Кроме того, результаты реконструкции климата показаны только для периода 800-1600 годов, а МЛП, как климатическое событие не упомянут. Виртуозно «разрешены» системные противоречия автором публикации [6]. Вначале им упоминается со ссылкой на «существует мнение», что триггером начала МЛП послужило катастрофическое событие 1259 года (это первое и последние упоминание МЛП). Следствием этого, по его мнению, явилось похолодание климата, начавшееся с конца 14 века. При этом сделаны ссылки на минимумы солнечной активности Шпорера (15 век), Маундера (17 век) и Вольфа (конец 13 века). Затем идет перечисление исторических данных, характеризующих климат. Приводятся и естественнонаучные данные: упоминаются следы «дюнкерской трансгрессии» (без хронологической привязки) и карты 14-17 веков, на которых Арал показан как залив Каспия. Однако уровни этих морей/озер находятся на разных абсолютных отметках. Уровень Каспия в 2000 году находился на отметке минус 27 метров. А высота уступа, который определяет возможность слива через Узбой вод Арала в Каспий – плюс 56 метров [5]. То есть уровень объединенного моря/озера должен находится как минимум на отметке плюс 60 метров. Между тем, по естественнонаучным данным установлено, что уровень Каспия даже в период Хвалынской трансгрессии (поздний плейстоцен) не превышал плюс 50 метров. Таким образом, карты 14-17 веков «объединяющие» Арал и Каспий не соответствуют целому комплексу естественнонаучных данных. Упоминается и трансгрессия Каспия, которая приходится, по мнению географа А.В. Шнитникова, на 13-15 века. При этом не отмечается, что обоснованием этой трансгрессии являются свидетельства арабских историков и географов. Все это создает иллюзию того, что «климатическая» часть гипотезы автора публикации [6] основана не только на исторических свидетельствах, но и на естественнонаучных данных. А какие могут быть противоречия между историческими свидетельствами и целенаправленно сконструированной иллюзией?

Общий вывод
Результаты всех реконструкций климата Северного полушария, в которых получены датировки МЛП существенно отличные от наших (1560 - 1895 годы), противоречат дендрохронологическим, палеотермометрическим и палеоэкологическим фактическим данным. Этим же фактическим данным противоречат все реконструкции прошлого Человечества, в которых начало МЛП помещено ранее 16 века.

Источники информации
1. Борисенко Е.П., Пасецкий В.М. Тысячелетняя летопись необычных явлений природы. М., Мысль, 1988.
http://hbar.phys.msu.ru/gorm/dating/climat.htm Сайт: Хронология и хронография. История науки и наука история. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/wwwboard/index.htm
2. Демежко Д.Ю. Голованова И.В. Интервальные оценки палеоклимата последнего тысячелетия по геотермическим данным. //Уральский геофизический вестник. – Екатеринбург, 2002. - №4. - С. 4-9.
3. Голованова И.В., Седезнев Г.В., Сиородов Е.А. Реконструкция послеледникового потепления на Южном Урале по изменениям температуры в скважинах. Геологический сборник, №1, Уфа, 2000, С. 113-116.
4. Гольева А.А., Чичагов В.П., Чичагова О.А. Динамика природной среды Северо-Западной Калмыкии во второй половине голоцена Известия РАН, серия географическая, 2006, № 2, С. 103-110.
5. Квасов Д.Д. О позднечетвертичной истории Арала. http://www.giscenter.ru/carpos/Digital_library/00017/05/text.htm Сайт Кривоногова С.А. http://www.giscenter.ru/carpos/
6. Кеслер Я.А. - Осознание времени. http://artifact.org.ru/content/view/18/4/ Электронный альманах Арт&Факт №1, 2006. http://artifact.org.ru/content/view/62/52/ Ассоциация Art&Fact. http://artifact.org.ru/
7. Климанов В.А., Кофф Т.А., Пуннинг Я.-М. К. Климатические условия за последние 2000 лет на северо-западе Прибалтики. Инвестия АН СССР. Серия географическая, №4, 185. http://www.archeologia.ru/Library/Book/11a48f67de2b Портал «Археология России». http://www.archeologia.ru/
8. Клименко В. В. , Слепцов А. М. Климат и история России в IX–XVI вв. http://gepl.narod.ru/Articles/Vestnik/vestnik.htm Лаборатория глобальных проблем энергетики http://gepl.narod.ru/
9. Кочаров Г. Е. Естественные архивы солнечной активности и термоядерной истории Солнца за последние миллионы лет. http://kosmofizika.ru/kocharov/kocharov1.html Сайт: Солнечно–земная физика. http://kosmofizika.ru/
10. Лаборатория дендрохронологии.
http://ipae.uran.ru/1institute/dendro.html. Сайт «Института экологии растений и животных» http://ipae.uran.ru/.
11. Можжевельник как термометр. http://www.rfbr.ru/default.asp?doc_id=5792. Сайт «Российский фонд фундаментальных исследований». http://www.rfbr.ru/default.asp?section_id=0.
12. Распопов О.М., Дергачев В.А. Проект: «Эффекты модуляции космических лучей солнечным ветром http://solarwind.cosmos.ru/spb.doc Сайт: Плазменные процессы в Солнечной системе. http://solarwind.cosmos.ru/
13. Российско-германская сухопутная экспедиция на Полярный Урал в 1999 году. http://paleoarctic.narod.ru/e_ural_99.html Сайт: ПалеоАрктика. http://paleoarctic.narod.ru/
14. Российская экспедиция "Путорана 2000". http://paleoarctic.narod.ru/e_putorana_2000.html Сайт: ПалеоАрктика. http://paleoarctic.narod.ru/
15. Русанова Г. Кюхри П. Погребенные почвы и педореликты в бассейне р. Уса (Большеземельская тундра)
http://ib.ksc.komi.ru/t/ru/ir/vt/03-66/01.html Сайт Института Биологии http://ib.komisc.ru/
16. Русанова Г. Проблема эволюции в почвоведении. http://ib.komisc.ru/t/ru/ir/vt/02-52/06.html Сайт Института Биологии http://ib.komisc.ru/
17. Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org
18. Тюрин А.М. Алгоритмы фальсификации и ре-фальсификации результатов радиоуглеродных датировок http://new.chronologia.org/volume3/turin_alg.html Электронный сборник статей “Новая Хронология”. Выпуск 3. http://new.chronologia.org/volume3/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/
19. Фоменко А.Т. Основания истории. Издательство РИМИС, Москва. 2005. http://www.chronologia.org/xpon1/index.html Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org
20. Фоменко А.Т. Методы. Издательство РИМИС, Москва. 2005.
http://www.chronologia.org/xpon2/index.html Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org
21. Чумичёв С.А. Климат голоцена по естественнонаучным данным и его отражение в исторических хрониках: корни системных противоречий. Альманах Цивилизационных Исследований "Новая Парадигма" Выпуск 1. Хождение в ойкумену.http://newchrono.ru/prcv/alm/alm1.htm
Сайт Проекта «Цивилизация» http://newchrono.ru/prcv/head1.jpg
22. CALIB Radiocarbon Calibration.
http://radiocarbon.pa.qub.ac.uk/calib/
23. Climate «warmest for millennium».
http://news.bbc.co.uk/2/hi/science/nature/4698652.stm
24. Delmas R.J., Legrand M. Trends Recorded in Greenland in Relation with Northern Hemisphere Anthropogenic Pollution. IGACtivities Newsletter № 14 1998. http://www.igac.noaa.gov/newsletter/highlights/1998/pascnl.php
6. GISP2 Volcanic markers
ftp://ftp.ncdc.noaa.gov/pub/data/paleo/icecore/greenland/summit/gisp2/chem/volcano.txt Сайт WDC for Paleoclimatology.
http://www.ncdc.noaa.gov/paleo/icecore.html
25. GISP2 Volcanic markers
ftp://ftp.ncdc.noaa.gov/pub/data/paleo/icecore/greenland/summit/gisp2/chem/volcano.txt Сайт WDC for Paleoclimatology.
http://www.ncdc.noaa.gov/paleo/icecore.html
26. GISP2 Bidecadal Oxygen Isotope Data. Сайт WDC for Paleoclimatology. http://www.ncdc.noaa.gov/paleo/image/navbar-wdca.gif
27. Gracheva R. G., Vanderberghe J., Uspenskaya O. N., Sulerzhitskiy L. D., Chichagova O. A., Bohncke S., Tishkov A. A. Holocene hydrological and environmental changes in Upper Volga and sea level. Dating Caspian Sea Level Change. CASPAGE. Programme and Abstracts. First meeting, 2003. Moscow-Astrakhan. http://www.caspage.citg.tudelft.nl/Download/PrograbsIGCP.doc
Сайт проекта: Dating Caspian Sea Level Change. http://www.caspage.citg.tudelft.nl/project.html
28. Gracheva R., Vandenberghe J., Uspenskaya O., Sulerzhitskiy L., Sorokin A., Tishkov A. Holocene environmental changes in Upper Volga basin: multidisciplinary approach to study. International Conference Rapid Sea level change. 2005. http://www.caspiansealevelchange.org/AbsPref18apr.pdf Сайт проекта: Dating Caspian Sea Level Change. http://www.caspage.citg.tudelft.nl/project.html
29. Solanki S.K., Usoskin I.G., Kromer B., Schussler M., Beer J. Unusual activity of the Sun during recent decades compared to the previous 11,000 years. //Nature/ Vol. 431/ 28 October 2004./ P. 1084-1087.
30. U.S. Ice Core Science: Recommendation for the Future. 2002.
http://nicl-smo.unh.edu/documents/pdf/USICS2003.pdf
31. Valet J.-P. Time variation in geomagnetic intensity. Reviews of Geophysical, 41, 1/1004 2003.
http://ssn.dgf.uchile.cl/home/informe/2001RG000104b.pdf Сайт; Servicio Sismologico. http://ssn.dgf.uchile.cl/
http://ssn.dgf.uchile.cl/home/informe/2001RG000104b.pdf Сайт; Servicio Sismologico. http://ssn.dgf.uchile.cl/

Главная страница

Оглавление выпуска 5
Оглавление выпуска 4
Оглавление выпуска 3
Оглавление выпуска 2
Оглавление выпуска 1

KMindex