Сборник статей по новой хронологии

Выпуск 2
7 февраля 2005 года
  Находки старинных монет в Болгарии за сорок один год (1910-1950)

Климент Василев, Асен Велчев, Йордан Табов

   

Институт математики и информатики БАН
Ул. “акад. Г. Бончев” бл. 8, 1113 София, Болгария

e-mail:asen_v@mail.bg tabov@math.bas.bg

Аннотация. В работе представлено исследование совокупности монет, найденных на территории Болгарии, сообщения о которых опубликованы в журналах “Известия Болгарского Археологического Общества” в период 1910-1920 гг. и “Известия Болгарского Археологического Института” в период 1921-1950 гг. Для этой совокупности монет (обозначаем ее через МНБО-1910-1950) мы рассматриваем соответствующую функцию хронологического распределения монет (ХРМ) и строим ее график, полученный при помощи стандартных компьютерных программ (Microsoft Excel). Объем материала, охваченный исследованием – около 210 000 монет – позволяет считать, что построенная функция в первом приближении дает адекватное представление о хронологическом распределении всех найденных за этот период монет и, более того, о количестве монет, находящихся в обращении на территории Болгарии в различные исторические периоды. Отмечены наиболее существенные аномалии графика ХРМ для совокупности МНБО-1910-1950. Анализ одной из них в сочетании с замеченной ранее А.П. Кажданом особенностью совокупности дошедших до нас византийских монет приводят к выводу, что в системе датировок монет, принятой в современной исторической картине мира, по всей вероятности есть существенные ошибки. Построено и хронологическое распределение тех же монет в схеме датировок, являющейся вариантом “новой хронологии” Г. В. Носовского и А. Т. Фоменко.

§ 1. Введение. Старинные монеты, найденные в любой стране, являются важным источником информации об ее прошлом. Из них можно извлечь сведения об экономическом статусе ее жителей, о торговых связях, религии, именах и титулах правителей. Известный специалист по истории Византии А. П. Каждан писал:

“Монета, которая в свое время была средством обмена, в руках историка становится свидетельством оживленности обмена: обилие монет, добытых при раскопках того или иного города, может служить серьезным аргументом, доказывающим здесь наличие товарного производства. Хронологическая определенность, присущая нумизматическому материалу, выгодно отличает его от многих типов исторических источников. Наконец монетные находки дают массовый материал, более или менее равномерно распространяющийся и во времени и в пространстве.” (КАЖ с. 166)

Добавим, что монеты являются и хорошим “датирующим” элементом для обнаруженных вместе с ними археологических памятников.
Поэтому старинные монеты являются объектом специального изучения со стороны не только коллекционеров - нумизматов, но и археологов и историков.
Однако может ли количество найденных монет, отчеканенных данным владетелем, дать нам объективную информацию о монетном обращении во время его правления, и тем самым об интенсивности торгово-экономических отношений в его стране и с другими странами? В цитированной выше работе (КАЖ) А. П. Каждан с некоторыми оговорками дает положительный ответ на этот вопрос. Но чтобы извлечь эту информацию, данные о монетных находках нужно обработать подходящим образом. Мы делаем это, сочетая идеи введенной А. Т. Фоменко в работах ФОМ1 и ФОМ2 “функции объема” с возможностями современной вычислительной техники. Нужно особо отметить, что речь идет о десятках и сотнях тысяч монет; поэтому понятно, что в прошлом проведение исследований подобного масштаба ставило перед учеными сложные задачи. Для достижения наших целей мы используем “хронологическое распределение монет” (ХРМ) (см. работу Й. Табова, К. Василева и А. Велчева TVV1), которое представляет собой функцию, похожую на “функции объема” А. Т. Фоменко. Аналогичные построения и применения функций, описывающих хронологические распределения информации разного вида, можно найти в работах: С. С. Федорова и А. Т. Фоменко ФЕФ, В. В. Калашникова, С. Т. Рачева и А. Т. Фоменко КРФ, А. Т. Фоменко ФОМ3, А. Т. Фоменко и С. Т. Рачева FOR, Й. Табова ТАВ, Й. Табова, К. Василева и А. Велчева TVV2 и TVV3, Й. Табова, А. Велчева, М. Добревой и К. Сотировой TVDS, С. Христовой и М. Добревой HRD, Й. Табова и Л. Табовой JLT и др.

§ 2. Описание данных. Основным источником информации для нашего исследования являются сообщения о находках монет в двух болгарских научных журналах: “Известия Болгарского Археологического Общества” (ИБАО) в период 1910-1920 и “Известия Болгарского Археологического Института” (ИБАИ) в период 1921-1950 (в некотором смысле ИБАИ является продолжением ИБАО). За период 1910-1950 гг. эти журналы были единственными научными изданиями, где регулярно публиковались сообщения болгарских археологов о найденных на территории Болгарии монетах. Из них мы извлекли информацию о более чем 210 000 старых монетах (эти монеты и составляют совокупность МНБО-1910-1950), содержащихся в более чем 700 находках. Таким образом, наши данные являются в достаточной степени научно проверенными. Среди них нет повторений, которые могли бы появиться, если бы мы пользовались и другими публикациями – например, в газетах и других журналах.
Для нескольких монетных находок, описанных в ИБАИ и ИБАО, количество найденных монет указано в килограммах. В таких случаях мы принимали, что в 1 кг содержатся 50 монет. В нескольких случаях упоминаются “горшки” с монетами; мы считали, что в одном горшке было по 500 монет.
Кроме того, в публикациях ИБАИ и ИБАО обычно указываются владетели, при чьем правлении чеканились соответствующие найденные монеты. Мы пользовались именно этими датировками.
Примерно для 20 % из находок в публикациях не только не идентифицированы правители, чеканившие их, но нет и приблизительных датировок их выпуска (речь идет о сообщениях типа “найдено около 70 золотых византийских монет, я видел 4 из них”). Эти данные мы исключили из рассмотрения.
Конечно, за эти 41 год (с 1910 по 1950) наверняка были найдены и другие старые монеты, не попавшие в журналы ИБАО и ИБАИ (и тем самым в МНБО-1910-1950), например найденные кладоискателями и проданные коллекционерам в обход властей и ученых. Но разделение всех найденных монет на “идентифицированные и опубликованные” (с которыми работали мы в нашем исследовании) и “неопубликованные” (обозначим их через НМБН-1910-1950)) – случайное, а количество первых (больше 210 000) достаточно велико; это дает основание считать, что наши данные являются репрезентативной выборкой из всех найденных монет. Поэтому выводы, которые мы делаем для МНБО-1910-1950, в “первом приближении” и с большой вероятностью верны и для совокупности всех найденных монет.

§ 3. Построение хронологического распределения ОМ.
Основная единица времени: двадцать лет. Мы фиксируем интервалы времени вида (1200, 1220], (1220, 1240] как однородные “носители” информации. Этот выбор обусловлен несколькими основными причинами:

1) длина такого интервала и его “концы” – “круглые” числа;
2) длина интервала близка к средней продолжительности правлений в государствах;
3) выбор таких интервалов в качестве основных носителей информации приводит к округлениям, чьим влиянием на точность можно пренебречь.

Замечание. В работах TVV1 и TVV2 использована длина интервала 10. Наша проверка показала, что переход к длине 20 мало влияет на точность, но ввод данных в компьютер производится быстрее, поэтому, в случае большой по объему совокупности данных, выбор длины интервала в 20 лет дает возможность быстрее закончить исследование.
Проиллюстрируем детали построения хронологического распределения на примерах.
Датировка монет: как обычно, монеты связываем с правителем, который чеканил их. Например, если монету чеканил болгарский царь Иван Александр (1330-1371), то мы относим монету к интервалу (1330-1371).
Округление и переход к основным единичным интервалам: в данном случае монету Ивана Александра располагаем в два основных единичных интервала, а именно (1340, 1360] и (1360, 1380].
С монетой Ивана Александра связываем ее “функцию-носитель”, равную 1 в “объединении” (1340, 1380] этих двух интервалов и 0 на остальной части оси времени.
Например для монеты, чеканенной царем Иваном Шишманом (1371-1393), выбираем интервал (1380, 1400], и тогда аналогичная функция равна 1 в интервале (1980, 1400] и 0 вне его; график этой функции представлен на рис. 1.
Теперь все такие функции нужно сложить; но чтобы все монеты “внесли” одинаковый “вклад”, т.е. чтобы их влияние на результат было одинаковым, каждую функцию нужно умножить на коэффициент, зависящий от длины интервала, в котором функция не равна 0. Если длина равна 20, умножаем на коэффициент 60; если она равна 40 или 60, то соответствующий коэффициент равен 30 или 20.
Складывая все полученные функции (для всех монет исследуемой совокупности), получаем функцию хронологического распределения монет.
Производя для удобства вычисление на компьютере при помощи программы Excel, получаем результат в виде графика, который очень удобен для анализа и извлечения выводов. Отметим, что предварительный переход к “округленным” интервалам длиной в 20 лет сделан именно в связи с применением Excel или других подобных компьютерных программ.
График, полученный в результате нашего исследования для описанной выше совокупности, показан на рис. 2.

§ 4. Устойчивость графика и репрезентативность данных. Так как нахождение монет происходит случайно, естественно ожидать, что после введения достаточного большого количества данных поведение графика ХРМ станет “устойчивым”, т.е. будет меняться мало при дальнейшем добавлении данных. Это ожидание оправдывается. Чтобы показать это, рассмотрим график на рис. 3, отражающий часть всех рассматриваемых монет, а именно ХРМ найденных за первые 25 лет, т.е. за период 1910-1934 гг. (TVV2). Сравнивая его с полученным нами основным графиком на рис. 2, приходим к выводу, что действительно оба графика мало отличаются друг от друга: высокие “пики” и глубокие “впадины” у них “почти одни и те же”. Можно проверить, последовательно рассматривая ХРМ за первые 26, 27 и т.д., … 40 лет, что соответствующие графики близки; можно сказать, что они как бы “постепенно приближаются” к графику на рис. 2.

На основе этих наблюдений естественно ожидать, что:

1) Дальнейшее накопление данных не изменит основные особенности графика, в частности ярко выраженные минимумы и максимумы и соотношение их значений;
2) Рассматриваемая нами совокупность “опубликованных” монет за период 1910-1950 гг., или МНБО-1910-1950, дает нам адекватную информацию о “хронологии” совокупности всех найденных монет, включая и “неопубликованные”, или МНБН; иными словами, добавление “неопубликованных” монет к использованным данным не привело бы к заметному изменению характера графика на рис. 2.

§ 5. Аномалии в ХР монет, найденных в Болгарии за сорок один год (1910-1950). Мы отметим четыре аномалии этого графика, которые бросаются в глаза и кажутся нам наиболее существенными.

1. Почти 70 % всех найденных монет приходятся на интервал (-400, 400).
2. До нас дошло ничтожное количество монет из периода (400-1050).
3. Найдено мало монет периода “турецкого ига” – чеканенных после 1400 г.; это кажется странным для эпохи ХVІ-ХVІІІ вв.
4. Периоды (220-280) и (1180-1220) представлены очень большими количествами монет.
Уже первые две свидетельствуют о том, что в датировках старых монет есть существенные ошибки.

Мы остановимся более подробно на второй аномалии.

§ 6. Проблема византийских монет VІІІ – ІХ вв. Исследуя развитие византийских городов, А. П. Каждан (см. КАЖ) привлек в качестве объективного археологического материала старые византийские монеты. Он использовал два типа источников информации: 1) каталоги больших музейных и частных коллекций, и 2) публикации находок (раскопок или кладов). Каждан писал:

“Каталоги больших собраний содержат описания многих сотен монет и позволяют более или менее ориентировочно представить интенсивность чеканки монет в тот или иной период византийской истории.” (КАЖ с. 166)

Иными словами – не ограничиваясь Византией и ее историей - анализ информации о достаточно большом количестве монет дает возможность моделировать интенсивность чеканки монет в прошлом.
На основе данных (по WRO) о византийских монетах в нумизматической коллекции Британского музея Каждан составил таблицу, которую мы приводим на рис. 4. Ввиду того, что эта таблица задает функцию, чьи значения проставлены в правом столбце, становится ясным, что она является упрощенным вариантом того, что в настоящей статье названо хронологическим распределением монет.
Введя данные из этой таблицы (заранее округлив их) в компьютер и применяя опять Excel, мы получаем график, изображенный на рис. 5. В принципе этот график дает нам хронологическое распределение византийских монет за период 491-1095 гг. из коллекции Британского музея. Так как “базисные интервалы” в данном случае длиннее (больше 100 лет), чем в нашей описанной выше конструкции, то и соответствующая функция “грубее”. Тем не менее, она дала возможность Каждану заметить особенность: период VІІІ-Х вв. представлен незначительным (по сравнению с остальными периодами) количеством монет. Аналогичные таблица и график (рис. 6 и рис.7, составленные для византийских монет из коллекции графа И. И. Толстого (по ТОЛ), показали ту же особенность. Рассматривая еще ряд обобщенных сведений о находках византийских монет, Каждан пришел к следующему выводу:

“Рассматривая данные этих каталогов, можно предположить, что на рубеже VІІ и VІІІ вв. Византийская империя пережила какие-то существенные экономические изменения, которые отразились в уменьшении интенсивности чеканки монеты. Однако это заключение остается пока гипотетичным и нуждается в самой серьезной проверке. Дело в том, что коллекции монетных находок всегда носят субъективный, случайный характер: в частности, чем более распространен тот или иной вид монеты, тем меньший интерес представляет он для коллекционера, и поэтому в коллекциях относительно большое место должны занимать редкие монеты. Кроме того, монета последних веков империи, чеканенная Комнинами и Палеологами, привлекает меньшее внимание коллекционеров, нежели более ранняя монета. Все эти факторы, естественно, искажают картину, и потому данные каталогов должны быть проверены на материале публикаций раскопок и кладов. ... В силу этого все последующие рассуждения и подсчеты могут носить предварительный и ориентировочный характер, хотя мне кажется, что сама массовость монетных находок служит известной гарантией справедливости выводов, которые строятся на анализе нумизматического материала.” (КАЖ с. 167)

Следуя этой логике, Каждан обратился к публикациям раскопок и кладов. Данные из них подтвердили его ожидания, что (эту фразу стоит повторить) “...сама массовость монетных находок служит известной гарантией справедливости выводов, которые строятся на анализе нумизматического материала.”. Оказалось, что нумизматический материал, полученный в результате раскопок и в кладах, характеризуется примерно той же особенностью: незначительным количеством монет периода VІІІ – ІХ вв. За подробностями отсылаем читателей к рассматриваемой работе Каждана КАЖ. Отметим, что в своем исследовании он использовал данные о более чем 50 000 византийских монет; мы объединили их и построили по ним соответствующее хронологическое распределение монет периода 500-1000 гг. – см. рис. 8 - для того, чтобы нагляднее проиллюстрировать фундамент выводов Каждана.
Так Каждан достаточно убедительно показал существование “монетного кризиса” в истории Византии: он охватывает период VІІІ – ІХ вв.
Этот феномен ставит перед историками серьезные проблемы. Ведь жизнь любого города – даже небольшого – невозможна без монет. Основная масса горожан не занимается сельским хозяйством и не разводит скот. Свою пищу – хлеб, овощи, мясо – горожане должны покупать, а на это нужны деньги. Известно, что в некоторых странах роль денег играли шкурки; но, насколько известно из нарративных источников, в Византии “деньгами” служили только монеты.
Следовательно, в Константинополе и в других крупных городах империи – в частности, в Сердике (Софии), в Филиппополе (Пловдиве) на территории современной Болгарии – должно было быть монетное обращение, так что наверняка в Византии должны были бы чеканиться монеты.
Но если их чеканили, то где они теперь? Почему археологи не находят их на территории Болгарии?

§ 7. Почему до нас не дошли монеты VІІІ-ІХ вв.?
Каждан предложил ответ, как будто бы вытекающий из его исследований: в период VІІІ-ІХ вв. наступил развал городов. Почти все они прекратили свое существование или превратились в деревни, а несколько уцелевших – Константинополь, Солунь, Никея – потеряли свои экономические и позиции (т. е. тоже превратились в своего рода большие деревни). Он писал:

“Исследованный нами материал не позволяет согласиться с широко распространенным в буржуазной исторической литературе выводом о том, что Византийская империя всегда была городской страной. В действительности с падением рабовладельческого способа производства в Восточной Римской империи постепенно исчезают почти все античные рабовладельческие полисы на Балканах и в Малой Азии: вместе с рабовладельческим способом производства рухнул и рабовладельческий полис … Лишь немногие города, помимо Константинополя, пережили падение рабовладельческой формации, но и они потеряли свои экономические позиции. “ (КАЖ с. 187)

Внешне формулировка этого ответа напоминает выпад против “буржуазной исторической литературы”, однако это прежде всего дань эпохи. Суть его состоит в идее об исчезновении городов. Она созвучна распространенному в прошлом мнению о “темных веках” как раз с VІІІ по Х.
Однако стоит обратить особое внимание на “исключения из правила”, т.е. на те “немногие” города, о которых Каждан писал, что они сохранили свой “городской облик” и сохранили свои экономические, хозяйственные и торговые функции. Сразу бросается в глаза, что ни об одном из них Каждан не привел никаких данных о числе монет, найденных на его территории или в его окрестности. Судя по данным каталогов Британского музея и коллекции графа Толстого, монет с VІІІ по ІХ век вообще до нас дошло очень мало, следовательно очень вероятно, что мало таких монет найдено и в “сохранившихся городах”. Поэтому не видно объективных данных, кроме нарративных источников, которые позволили бы делать такие “исключения ”.
Все это создает ощущение, что Каждан пытался смягчить красноречивые выводы своего исследования и хотя бы отчасти затушевать противоречие, в которое они вступают с принятой исторической картиной эпохи с VІІІ по Х в.
Судя по реакции его коллег, это ему не очень удалось.
Через несколько лет после выхода в свет его статьи, И. В. Соколова попыталась в своей работе СОК предложить другое объяснение отсутствия монет указанного периода и этим как бы уйти от проблемы.
Прежде всего отметим, что она очень хорошо понимала значение монетных находок для работы историков, и в частности для рассматриваемой ею проблемы, и это нашло отражение во вступлении ее статьи:

“Монеты – очень богатый, разносторонний и интересный источник. Будучи предназначены служить средством обмена, они в значительной степени способны отражать состояние и уровень экономического развития страны в определенный период. Поэтому изучение самой монеты, монетной системы, а также распространения и состава кладов, случайных монетных находок и монет из раскопок, открывает возможности выяснения картины денежного обращения, характеризуя экономические центры и районы, внутренние торговые пути, внешние торговые связи и др. “ (СОК с. 50)

Однако признание роли монет вовсе не означает, что она собиралась соглашаться с методикой Каждана, и тем более с его выводами, потому что буквально несколькими строками ниже она вставила замечание, наметившее ее готовность оспаривать их:

“Нужно учесть, однако, что нумизматический материал может быть ценен только тогда, когда он исследуется всесторонне, с правильных методических позиций, в сопоставлении с данными письменных источников. Одностороннее избирательное использование его может привести к ложным выводам.” (СОК с. 50)

Это дает нам возможность понять, что Соколова очень хорошо видела противоречие выводов Каждана с принятой исторической картиной прошлого и с данными нарративных источников.
Логику своего возражения она построила на специфическом понимании понятия КЛАДА. Поскольку очень часто монеты находят в составе “клада”, состоящего от нескольких монет до нескольких сотен или даже тысяч, она начала свою критику методов и выводов Каждана со следующего замечания:

“Поэтому не прав Каждан, который рассматривает клад не как единый памятник эпохи зарытия клада, а как случайное скопление разновременного материала. Разлагая клад на части, каждая из которых составлена из монет одного века, а затем складывая количество монет соответствующих частей всех кладов, А. П. Каждан сравнивает полученные таким образом величины, рассматривая их как показатель интенсивности выпуска монет или проникновения их за границу за тот или иной отрезок времени. При этом совершенно не учитываются размеры территории, на которой выпускались монеты, и металл монет, входящих в состав клада.” (СОК с. 51)

Каждан действительно не учитывал металл, из которого сделаны монеты; однако для исследуемых им проблем “в первом приближении” это не так важно. Насчет размеров территории в принципе Соколова не права; Каждан рассматривает несколько городов Византийской империи, являющихся ее “достойными представителями”, и дающих вполне адекватное представлении об экономической жизни государства.
Но свой основной удар по выводам Каждана Соколова строит на основе утверждения, что
“Отливы и приливы в зарытии кладов в том или ином районе находятся в прямой зависимости от того, насколько сильно населению этих областей угрожала военная опасность.” (СОК с. 52)
Иными словами, она предлагает считать, что в старину люди зарывали свои деньги преимущественно из-за страха нашествия врагов. Но тогда стоит спросить, что делали в те времена люди, когда хотели спрятать деньги от своих родственников – жены, детей, внуков? От друзей и врагов, от воров и бандитов? Сдавали в швейцарский банк? Понятно, что утверждение Соколовой неприемлемо – в большинстве случаев клады прятались не из-за войн, а по другим причинам.
Но даже если допустить, что Соколова права, то, учитывая частые военные вторжения болгар в Византию в эпоху VІІІ-ІХ вв., было бы естественно ожидать, что из-за военной опасности на территории современной южной Болгарии было зарыто много таких кладов. Однако, как мы уже убедились, археологические данные свидетельствуют как раз о противоположном.
Итак, выводы Соколовой, что
“Исследование причин захоронения внутренних кладов ... не позволяет и для VІІІ-ІХ вв. рассматривать отсутствие кладов на территории империи непременно как признак экономического упадка и результат резкого сокращения или даже полного прекращения денежного обращения, как это делает А. П. Каждан в упоминавшейся выше статье.” (СОК с. 57)
неприемлемы из-за того, что они, во-первых, покоятся на ошибочном предположении о “мире” на Балканах в период VІІІ-ІХ вв., и, во-вторых, не учитывают логику поведения людей, старающихся спрятать свои деньги подальше от чужих глаз и рук.

§ 8. Датировка монет и глобальная хронология. В результате своего исследования Каждан обнаружил одну из крупных аномалий в совокупности дошедших до наших дней старых монет. Построенное нами хронологическое распределение монет, найденных на территории Болгарии, тоже отчетливо выявляет эту аномалию, и кроме нее и другие (две из них мы упомянули выше).
В чем причина несоответствия количества найденных старых монет разных периодов с принятой в исторической науке общей картиной прошлого?
Естественно предположить, что это несоответствие вызвано неправильной датировкой монет. Судя по масштабам аномалий, речь идет о крупных ошибках в схеме датировок монет, а, следовательно, и в хронологии старой истории.
“Новая хронология”, выдвинутая А.Т. Фоменко и развитая им в сотрудничестве с Г.В. Носовским (см. ФОМ1, ФОМ3, КНФ, НОФО1, НОФО2, НОФО3, НОФО4 и др.), дает возможность взглянуть по-другому на эту проблему и предложить другие решения.

§ 9. Хронологическая гипотеза Фоменко. Необходимость пересмотра системы датировок далекого прошлого нашла отражение в хронологической гипотезе А. Т. Фоменко. Она в грубой форме утверждает, что все исторические события, охваченные традиционной версией истории, произошли в рамках последнего тысячелетия; от более ранних периодов до нас не достигло практически никаких достоверных сведений, кроме, быть может, неясных легенд, и что все датировки вплоть примерно до 1700 г. следует тщательно проверить и пересмотреть. По этой гипотезе сегодняшняя официальная версия истории содержит многократные повторения одних и тех же периодов времени. Ее обоснование опирается на анализах большого числа астрономических, математико-статистических и исторических исследований; библиография соответствующих публикаций есть в книгах НОФО1-НОФО4.
Эта гипотеза находится на этапе становления и уточнения, и нужно еще много усилий, чтобы довести схему датировок до уровня, соответствующего современным научным требованиям.
Мы обратимся к гипотезе А. Т. Фоменко в одном из ее конкретных вариантов, чтобы проверить, как выглядят “исправленные” в соответствии с этим вариантом датировки монет, найденных на территории Болгарии за период от 1910 до 1950 гг.
В работе ТАБ3 Й. Табова предложен вариант гипотезы А. Т. Фоменко в виде Хронологической Диаграммы (ХД, рис.9) сдвигов и отождествлений для античной и средневековой юго-восточной и центральной Европы - графическое выражение "хронологической гипотезы" (ХГ) о грубой схеме датировок событий указанного периода и региона.
ХД состоит из отдельных интервалов ("кусков") "скалигеровской", или традиционной, общепринятой в наши дни, оси времени. Эти интервалы расставлены специальным образом, и их расположение соответствует следующей идее: события, чьи датировки (традиционные, "скалигеровские") расположены примерно на одной вертикали, являются примерно одновременными. (Подчеркнем, что точность согласования событий по этому правилу обычно находится в пределах нескольких лет, но иногда встречаются и большие расхождения.)
Например, согласование самого верхнего и самого нижнего интервалов на рис. 9основывается на анализе Н. А. Морозова (МОР), дополненном А. Т. Фоменко; изложение аргументов дано в ФОМ1 и ФОМ7. Оно выражает так называемый (в терминологии А. Т. Фоменко) "1800-летний сдвиг".
Согласование двух верхних интервалов соответствует "400-летнему сдвигу" в русской истории, описанному Г. В. Носовским и А. Т. Фоменко в НОФО1. Аналогичный "параллелизм" событий византийской и болгарской истории, отвечающий взаимному расположению первых двух интервалов ХД на рис. 9, изложен в работах автора ТАБ1, ТАБ6 и ТАБ8. Там намечены и некоторые связи этих двух интервалов с другими интервалами ХД.
Итак, ХД вместе с описанной идеей истолкования по существу представляет собой хронологическую гипотезу (ХГ), являющуюся вариантом общей гипотезы Фоменко.
В целом о конструкции и расположении деталей на ХД можно сказать, что они основываются как на опубликованных результатах Г. В. Носовского и А. Т. Фоменко, так и на собственных исследованиях автора. Их более или менее полное обоснование (включающее устранение отдельных ошибок и неточностей) требует обширных анализов и огромной исследовательской работы; на самом деле роль таких анализов играют исследования, изложенные в настоящей работе.

§ 10. Хронологическое распределение монет на ХД. Датировки монет, охваченных нашим исследованием, можно “привести в соответствие” с ХГ, “сдвинув” их на соответствующее количество лет. “Заново вычисленные” даты можно опять обработать программой Excel; результат показан на рис. 10. Это – тоже хронологическое распределение тех же монет, но не в традиционной, “скалигеровской” хронологии, а в варианте хронологии Фоменко, соответствующем Хронологической Диаграмме. Выше мы подчеркнули, что точность согласования событий по ХД обычно находится в пределах нескольких лет, но иногда встречаются и большие расхождения. За счет этих расхождений полученный график ”грубее”, и при его анализе следует учитывать это.
Примерно до 1650 г. вид графика нового ХР монет “логичнее” старого: нет ”лакун” и, следовательно, соответствующих им “безмонетных периодов”. Короткие “снижения” графика можно объяснить указанными расхождениями – в пределах до 20-30 лет - в согласовании событий по ХД.
Кроме того, низкий уровень графика после 1700 года можно отчасти объяснить двумя другими факторами: во-первых, после освобождения Болгарии от турецкого ига в конце ХІХ в. турецкие монеты не воспринимались населением как представляющие археологический интерес и достойные упоминания в археологическом журнале; и, во-вторых, в ХVІІІ веке уже стали появляться банкноты, вытеснившие из обращения часть монет, так что количество последних снизилось. Но на самом деле есть еще одна возможная причина, и мы сформулируем ее в виде следующей гипотезы: часть турецких монет ХVІІІ в. неправильно датирована и отнесена к ХVІ-ХVІІ вв.
В целом вид графика на рис. 10логичнее и естественнее представленного на рис. 2, что говорит в пользу хронологической гипотезы, выраженной ХД. Поэтому можно сказать, что в данном случае Новая Хронология дает лучшую картину монетного обращения в прошлом, чем скалигеровская.

Литература

ИБАИ Известия Болгарского Археологического Института. Vol. 1(1921-1922), Vol. 2(1923-1924), Vol. 3(1925), Vol. 4(1926-1927), Vol. 5(1928-1929), Vol. 6(1930-1931), Vol. 7(1932-1933), Vol. 8(1934).

ИБАО Известия Болгарского Археологического Общества, Vol. 1(1910), Vol. 2(1911), Vol. 3(1912-1913), Vol. 4(1914), Vol. 5 and 6 (1915-1918), Vol. 7(1919-1920).

КАЖ А. П. Каждан. Византийские города в VІІ-ХІ вв. Советская археология, ХХІ, 1954, 164-188.

КНФ В. В. Калашников, Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко. Датировка звездного каталога "Альмагеста". Статистический и геометрический анализ. Факториал, Москва, 1995.

КРФ В. В. Калашников, С. Т. Рачев, А. Т. Фоменко. Новые методики сравнения функций объемов исторических текстов. Проблемы устойчивости стохастических моделей. Труды семинара. ВНИИСИ, Москва, 1986. Стр. 33-45.

МОР Н. А. Морозов. Христос. История человеческой культуры в естественнонаучном освящении. Т. 1-7. Гослитиздат (т. 1-6), Соцэкгиз (т. 7), Москва, Ленинград, 1924-1932.

НОФО1 Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко. Новая хронология Руси. Факториал, Москва, 1998. (Первое издание 1995 г.)
НОФО2 Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко. Империя. Русь, Турция, Китай, Европа, Египет. Новая математическая хронология древности. Факториал, Москва, 1996.

НОФО3 Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко. Библейская Русь. Том 1. Факториал, Москва, 1998.

НОФО4 Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко. Библейская Русь. Том 2. Факториал, Москва, 1998.

СОК И. В. Соколова. Клады византийских монет как источник для истории Византии VІІ-ХІ вв. Виз. Временник, т. ХV, 50-63.

ТАБ1 Й. Табов. Падането на стара България. Моранг, София, 1997.

ТАБ3 Й. Табов. Когда жили святые братья Кирилл и Мефодий? ИМИ-БАН, Препринт 1/1999.

ТАБ6 Й. Табов. Антична България. Пи Си Ем - 1, София, 2000.

ТАБ8 Й. Табов. Когда крестилась Киевская Русь? Нева, СПб, 2003.

ТОЛ И. И. Толстой. Византийские монеты. СПб., 1912-1914. (Охватывает время только включая Михаила ІІІ.)

ФЕФ С. С. Федоров, А. Т. Фоменко. Статистическая оценка хронологической близости исторических текстов. Проблемы устойчивости стохастических моделей. Труды семинара. ВНИИСИ, Москва, 1983. Стр. 101-107. (Английский перевод: Fedorov V. V., A. T. Fomenko. Statistical Estimation of Chronological Nearness of Historical Texts. Journal of Soviet Mathematics. Vol. 32, 1986, No. 6. Pp. 668-675.)

ФОМ1 А. Т. Фоменко. Новые экспериментально-статистические методики датирования древних событий и приложения к глобальной хронологии древнего мира. Препринт Гос. Ком. Телев. Радиовещ. 3672, № Б07201 (от 9/-81), Москва, 1981.

ФОМ2 А. Т. Фоменко. Информативные функции и связанные с ними статистические закономерности. Тез. докл. 3-й Междунар. Вильнюс. конф. По теории вероятностей и мат. статистике. Вильнюс, 1981. Т. 2., стр. 211-212.

ФОМ3 А. Т. Фоменко. Методы статистического анализа нарративных текстов и приложения к хронологии. Изд-во Московского ун-тета, Москва, 1990.

ФОМ6 И. Голубев, А. Т. Фоменко. Новая хронология Греции. Античность в средневековье. Т. 1. Издат. отдел УНЦ ДО МГУ, Москва, 1996.

ФОМ7 А. Т. Фоменко. Новая хронология Греции. Античность в средневековье. Т. 2. Издат. отдел УНЦ ДО МГУ, Москва, 1996.

FOR A. Fomenko and S. Rachev. Volume Functions of Historical Texts and The Amplitude Correlation Principle. Computers and the Humanities, 11 (1990), pp. 187-206.

HRD S. Hristova, M. Dobreva. Some observations on the chronological distribution of mediaeval manuscripts and church items preserved in Bulgaria. In: Mathematics and Education in Mathematics. Proc. Of the Thirty Third Spring Conference of the Union of Bulgarian Mathematicians, Borovets, April 1-4, 2004, 214-217.

JLT J. Tabov and L. Tabova. Searching for Dark Ages. Storiadelmondo, n. 28, 19 luglio 2004. http://www.storiadelmondo.com/28/tabov.searching.pdf


AB J. Tabov. Chronological Distribution of Information in Historical Texts. Computers and the Humanities, 24 (2003) pp. 235-240.

TVDS J. Tabov, A. Velchev, M. Dobreva, K. Sotirova. Chronological distribution of the Bulgarian mediaeval manuscripts preserved in Bulgaria. In: Mathematics and Education in Mathematics. Proc. Of the Thirty Third Spring Conference of the Union of Bulgarian Mathematicians, Borovets, April 1-4, 2004, 257-261.

TVV1 J. Tabov, K. Vasilev and A. Velchev. A mathematical model of monetary circulation in Medieval Bulgaria. Storiadelmondo. 2003
http://www.storiadelmondo.com/14/tabov.monetary.pdf

TVV2 J. Tabov, K. Vasilev and A. Velchev. Chronological Distribution Of The Coin Finds In Bulgaria For A Quarter Century (1910-1934), The Third International Conference New Technologies and Standards: Digitization of National Heritage, Belgrade, Serbia and Montenegro, 2004.

TVV3 J. Tabov, K. Vasilev and A. Velchev. Mathematical modelling of monetary minting in mediaeval Bulgaria. Review of the National Center for Digitization, 4[2004], 99-104.

WRO W. Wroth. Catalogue of the imperial Byzantine coins in the British Museum, London, 1908.
Иллюстрации 1.




Рис. 1. Функция-носитель монеты, отчеканенной при царе Иване Шишмане (1371-1393). Она равна 1 в интервале (1380, 1400] и 0 в остальных точках оси Ot.


2.



Рис. 2. Хронологическое распределение монет совокупности МНБО-1910-1950, т.е. монет, найденных на территории Болгарии и описанных в журналах ИБАО и ИБАИ в период 1910 – 1950 гг.



3.

Рис. 3. Хронологическое распределение монет совокупности МНБО-1910-1934, т.е. монет, найденных на территории Болгарии и описанных в журналах ИБАО и ИБАИ в период 1910 – 1934 гг.





4.
Время Число лет обращения монет Число монет Отношение числа монет к числу лет обращения монет
От Анастасия I до Маврикия (491-602) 111 1349 12,3
От Фоки до Константина IV (602-685) 83 1134 13,7
От Юстиниана II до Михаила II (685-829) 144 423 2,9
От Феофила до Никифора II Фоки (829-969) 140 226 1,6
От Йоанна I Цимисхия до Никифора III (969-1081) 112 283 2,5
От Алексея I Комнина до Алексея III (1081-1195) 114 349 3,0
Рис. 4. Таблица А. П. Каждана (КАЖ с. 166) с данными каталога Британского музея (WRO) о византийских монетах, чеканенных в период 491-1195 гг. Числа в третьем столбце указывают количество соответствующих монет в коллекции музея. 5




.


Рис. 5. Хронологическое распределени монет по данным Таблицы А. П. Каждана на рис. 4, т.е. по данным из каталога Британского музея о византийских монетах, чеканенных в период 491-1195 гг.



6.

Время Число лет обращения монет Число монет Отношение числа монет к числу лет обращения монет
От Анастасия I до Маврикия (491-602) 111 1578 14,3
От Фоки до Константина IV (602-685) 83 1129 13,6
От Юстиниана II до Михаила II (685-829) 144 532 3,7
От Феофила до Михаила III (829-867) 38 72 1,9
Рис. 6. Таблица А. П. Каждана (КАЖ с. 166) с данными по каталогу И. И. Толстого (ТОЛ) о византийских монетах, чеканенных в период 491- 867 гг. Числа в третьем столбце указывают количество соответствующих монет в коллекции Толстого. 7



.


Рис. 7. Хронологическое распределени монет по данным Таблицы А. П. Каждана на рис. 6, т.е. по данным каталога коллекции И. И. Толстого (ТОЛ) о византийских монетах, чеканенных в период 491- 867 гг. 8



.


Рис. 8. Хронологическое распределение византийских монет периода 500-1000 гг., которые Каждан включил в свое исследование и на которых основаны анализы и выводы в его статье КАЖ.




9

Рис. 9. Хронологическая Диаграмма для согласования событий центральной и юго-восточной Европы. События, чьи традиционные датировки расположены примерно на одной вертикали, являются примерно одновременными. 1



0


Рис. 10. Хронологическое распределение монет совокупности МНБО-1910-1950, т.е. монет, найденных на территории Болгарии и описанных в журналах ИБАО и ИБАИ в период
1910 – 1950 гг. на Хронологической Диаграмме.
Версия для печати
Архив. zip-файл
Оглавление выпуска 1

Оглавление выпуска 2

KMindex