>

Статьи А.М.Тюрина >>

УДК 902/904+546.56-121

Лакуна среднего бронзового века в степном Приуралье

А.М. Тюрин

Аннотация. Археологи не выявили в степном Приуралье погребения и селища, относящиеся к среднему бронзовому веку (катакомбная культура). У них нет и отнесенного к нему металла и, соответственно, результатов анализа его химического состава. Нет и радиоуглеродных дат. Хронологические рубежи лакуны четко определены – от верхней границы ямной культуры до нижней границы срубной, интервал 2450-1880 гг. до н. э., длительность 570 лет. То есть, примерно шесть веков степи Приуралья были практические необитаемыми. Только в период, непосредственно предшествующий началу формирования срубной культуры, отмечены отдельные погребения. Каргалинский горно-металлургический центр не функционировал в постямное время 750 лет. Лакуне предшествовала высокая активность людей в степном Приуралье в ямное время. Ямная культура резко пресеклась. Лакуна проявилась в северо-восточном Прикаспии, на Южном Урале (включая Приуралье и Зауралье) и в Южной Сибири. Западная граница лакуны проходит примерно по Волге. Западнее реки ей соответствует восточноманычская катакомбная культура (2500-2000 гг. да н. э.). Лакуна среднего бронзового века не является уникальным явлением в археологии. По рассмотренным в статье данным отмечены лакуны между ранним бронзовым веком Циркумпонтийской провинции и медным веком Балкано-Карпатской провинции (длительность 500 лет), срубной и савроматской культурами степного Приуралья (длительность 1000 лет).

Ключевые слова: археология, хронология, радиоуглеродное датирование, бронзовый век, степное Приуралье.

1. Постановка задачи

Каргалинское месторождение меди находится в Оренбургской области в верховьях Каргалки и ее междуречье с Янгизом (правые притоки Сакмары). Достоверно известно, что добыча руды на нем велась с середины XVIII в. до 1913 г. По гипотезе археологов на базе этого месторождения в древности существовал Каргалинский горно-металлургический центр. Добыча руды и выплавка из нее меди начаты в конце IV или на рубеже VI-III тысячелетий до н. э. (ранний бронзовый век, ямная культура). Осуществлялись до второй половины или последней четверти II тыс. до н. э. (поздний бронзовый век, срубная культура). Период активности «завершился совершенно внезапным, полным и поэтому трудно объяснимым исходом древних горняков и металлургов с Каргалов. … Звезда Каргалов вновь поднялась над горизонтом лишь в конце 30-х – начале 40-х гг. 18 столетия … Десятилетие с 1735 по 1744 годы остается пока для нас самым туманным» [Черных, 2002-а, с. 39, 43]. Много туманного в гипотезе археологов.



Рис. 1 – Северо-восточная зона
Циркумпонтийской металлургической провинции.
Распределение образцов основных групп меди и мышьяковых бронз
раннего (верхний сегмент) и среднего (нижний сегмент)
бронзового века [Черных, 2007, рис. 4.9 и 4.10].
Cu и Cu* примерно соответствуют рафинированной и черновой меди,
Cu+As – мышьяковые бронзы

В публикациях [Тюрин, 2018-а, 2018-б, 2018-в] приведены результаты рассмотрения горно-геологического, металлургического и хронологического аспектов гипотезы археологов. При сопоставлении химического состава металла изделий, найденных при раскопках подкурганных погребений культур бронзового века и на Каргалах, мы столкнулись со странной проблемой [Тюрин, 2018-г]. Назвали ее «Лакуна среднего бронзового века в степном Приуралье». Представляется целесообразным четко ее обозначить.

 

2. Каргалинский горно-металлургический центр

В начале ХХ в. В.А. Городцов установил на юге России известную триаду бронзового века: ямная, катакомбная и срубная археологические культуры, соответственно ранний, средний и поздний бронзовый век. К началу 60-х годов хронологические рубежи этих культур канонизированы. Позднее завершилось становление радиоуглеродного датирования. Хронологические рубежи культур уточнены. Выделены их региональные варианты.

Е.Н. Черных [2007] оперирует географическим термином «Северо-восточная зона Циркумпонтийской металлургической провинции». Она охватывает Южное Приуралье, Среднее и Нижнее Поволжье, Подонье (без его северной части), Северное Причерноморье до Нижнего Поднепровья включительно и Северный Кавказ. Распределение в зоне образцов металла ямной культуры (по Е.Н. Черныху – ямно-полтавкинской), по которым выполнен анализ его химического состава, показано на рисунке 1. Образцы рафинированной и черновой меди, относимой к Каргалинскому горно-металлургическому центру, сосредоточены, в основном, в районе Каргалов и в Среднем Поволжье (территории Самарской и Саратовской областей). Но у археологов не имеется результатов анализа образцов металла, характеризующих катакомбную культуру этого региона (Рис. 1). Зато в регионе много изделий из металла срубной культуры (Рис. 2). Более того, у археологов не имеется радиоуглеродных дат археологических памятников, отнесенных к среднему бронзовому веку Волжско-Уральского междуречья (Рис. 3). Е.Н. Черных эту ситуацию прокомментировал так: «первая – или ямно-полтавскинская – фаза активности [на Каргалах] оказалась отделенной от второй – или же срубной – фазы фактически шестисотлетним отрезком времени» [2007, с. 89]. Хронологический интервал лакуны – 2450-1880 гг. до н. э., длительность 570 лет. Здесь и далее мы указываем хронологические границы культур и лакуны, определенные по массивам радиоуглеродных дат для 68,2 % вероятности. Отметим, что оренбургские археологи полтавкинскую культуру считают поздним этапом ямной [Моргунова, 2014]. Так и в наших текстах.



Рис. 2 – Северо-восточная зона Циркумпонтийской металлургической провинции.
Распределение металлических изделий срубной археологической культуры позднего бронзового века
[Черных, 2007, рис. 6.1]



Рис. 3 – Волжско-Уральское междуречье. С
опоставление сумм вероятностей радиоуглеродных дат
я мно-полтавкинской
и срубной культур [Черных, 2007, рис. 6.2].
Информация красным цветом нанесена А.М. Тюриным

Археологическое изучение древних Каргалинских рудников выполнено в 1990-1999 и 2002 гг. Культурный слой селища Горное охарактеризован 16 радиоуглеродными датами. По ним определен хронологический интервал его существования – 1690-1390 гг. до н. э. [Черных, 2002-б]. То есть, на Каргалах лакуна между ямной культурой и началом добычи руды в срубное время составляет 760 лет.

 

3. Лакуна в степном Приуралье

Е.Н. Черных свел серьезнейшую проблему российской археологии к проблеме функционирования Каргалинского горно-металлургического центра. Реально же на огромной территории степного Приуралья археологи не нашли селища и погребения, радиоуглеродные даты которых попали бы в средний бронзовый век. Естественно у них нет и отнесенного к нему металла и, соответственно, результатов анализа его химического состава. То есть, примерно шесть веков степи Приуралья были необитаемыми. Этому периоду предшествовала высокая активность людей в регионе в ямное время. Автор монографии [Богданов, 2004, с 349] эту ситуацию прокомментировал так. Ямная культура в степном Приуралье «резко пресеклась около середины III тыс. до н. э.» Курганная культура среднего бронзового века представлена «единичными комплексами позднекатакомбного времени типа захоронений из Медведки и Ефимовки IV» и «не обнаруживает непосредственной стратиграфической и материальной преемственности с ямными памятниками». Кроме единичных комплексов позднекатакомбного времени, отмеченных автором монографии, в регионе имеются еще пять впускных погребений, отнесенных к вольско-лбищенской культуре (курган 4 могильника Тамар-Уткуль VII) [Богданов, 2004; Ткачев, 2007]. Ее памятники находятся в Нижнем Поволжье, Северном Прикаспии и Западном Казахстане. Хронологические рубежи культуры дал автор статьи [Мимоход, 2009]. Она синхронизирована с «блоком посткатакомбных культурных образований» (с. 278). Верхний рубеж культуры соответствует финалу средней бронзы (как это принято в Среднем и Нижнем Поволжье). При этом по результатам радиоуглеродного датирования хронологические рубежи посткатакомбных образований XXII-XVIII вв. до н. э.

«Рассматривая проблему происхождения срубной культуры в Предуралье, необходимо отметить, что для участвовавшего в их формировании посткатакомбного элемента указанная территория не являлась исконной для проживания. По крайней мере, на сегодняшний день здесь достоверно известны немногочисленные посткатакомбные захоронения» [Купцова, 2016, с. 17]. Таким образом, хронологические рубежи лакуны в степном Приуралье четко определены. Ее нижний рубеж соответствует верхней границе ямной культуры, а верхний – нижней границе срубной. 

Е.Н. Черных привел хронологические рубежи археологических культур, рассчитанные формальным методом – по суммам вероятностей радиоуглеродных дат (Рис. 3). Автор публикации [Моргунова, 2013] для Волжско-Уральского междуречья (поселения и курганные могильники степного Приуралья, Самарского и Волгоградского Заволжья). определила рубежи этапов ямной культуры непосредственно по радиоуглеродным датам. Ранний этап –  4000-3300 гг. до н. э., развитый – 3000/2900-2600/2500 гг. до н. э., поздний (полтавкинский) – 2600-2200 гг. до н. э. Верхний хронологический рубеж ямной культуры характеризуют две самые молодые даты Скворцовского могильника – 3810 ± 25 и 3810 ± 40 ВР. Наиболее вероятная калиброванная дата – 2250 г. до н. э. (мы калибровали радиоуглеродную дату без учета погрешностей). Но эти две даты заметно «отскочили» от остальных. Если их не рассматривать, то верхний рубеж ямной культуры будет примерно 2450 гг. до н. э. То есть, при обработке дат формальным методом мы получим, скорее всего, ту же дату, которую получил Е.Н. Черных (Рис. 3).

Авторы публикации [Купцова и др., 2018] выполнили периодизацию срубной культуры западного Оренбуржья по археологическим и естественнонаучным данным. Опорой служили 25 радиоуглеродных дат по могильникам Скворцовский, Боголюбский, Лабазовский и Плешаковский II. По комплексу данных (включая две радиоуглеродные даты) хронологический интервал этапа I ограничен XIX в. до н. э. По радиоуглеродным датам (всего 22) хронологический интервал этапа II авторами определен XIX-XVII вв. до н. э. В этот интервал не попали две самые древние и три самые молодые даты. То есть не учтено 5 (22,7 %) дат. Это нормально. Хронологический интервал этапа II ограничен с вероятностью близкой к 1σ. По комплексу данных этап III срубной культуры датирован XVI-XV вв. до н. э., что не соответствует единственной характеризующей его радиоуглеродной дате – 3424 ± 100 ВР, 1880-1620 гг. до н. э. Наиболее вероятная календарная дата 1740 гг. до. н. э. Но ее достоверность низкая. В этом месте калибровочная кривая имеет изломы.

Имеющийся массив радиоуглеродных дат по срубной культуре региона не позволяет достоверно определить хронологические границы ее этапов. С вероятностью близкой к 1σ ее рубежи XIX-XVII вв. до н. э. По массивам радиоуглеродных дат, приведенных в публикациях [Купцова и др., 2018; Моргунова, 2013, 2014] длительность лакуны между ямной и срубной культурами составляет примерно 550 лет. «Для доно-волго-уральского региона проявлением расцвета явилось распространение памятников срубной культуры, когда число, как поселений, так и могильников увеличивается в разы по сравнению с предшествующим временем» [Кочерженко, Слонов, 2009, с. 241]. Но «В период финала эпохи бронзы количество поселений … уменьшается …, а могильники практически неизвестны». Это же относится и срубной культуре степного Приуралья. После ее угасания степи опустели до прихода в регион савроматов (VII в. до н. э.). Это еще одна лакуна между культурами бронзового и раннего железного веков. Ее длительность 1000 лет.

 

4. География лакуны среднего бронзового века

Авторы публикации [Молодин и др., 2014] выполнили обобщение радиоуглеродных дат, характеризующих археологические культуры бронзового века Урала, юга Западной Сибири и Южной Сибири. Определены их хронологические рубежи. На рисунке 4 приведена радиоуглеродная хронология культур Южного Приуралья. Выделенные культуры не совпадают пространственно. Хронологические границы лакуны между ямной и абашевской культурами – 2450-2200 гг. до н. э., длительность 250 лет. Каргалинское рудное поле находится на южной границе зоны абашевской культуры [Черных, 2007, рис. 5.6]. «Горняки абашевской или – что точнее – абашево-синташтинской общности не разрабатывали каргалинские залежи медной руды, и это не может не удивлять» (с. 84). Много удивительного в гипотезе археологов, но для нас важно, что для степного Приуралья отмеченная Е.Н. Черныхом лакуна (между ямной и срубной культурами) проявилась и по результатам обобщения радиоуглеродных дат, выполненного авторами публикации [Молодин и др., 2014]. Ее хронологические рубежи – 2450-1940 гг. до н. э., длительность 510 лет. Здесь дадим пояснение. Южное Приуралье включает регион бытования и абашевской культуры. Он, в целом, занимает его лесостепную часть. А лакуна между ямной и срубной культурами приурочена к степной зоне Приуралья. 

В лесо-лесостепном Зауралье лакуне соответствует культура ранней бронзы (2470-2200 гг. до н. э.) [Молодин и др., 2014]. А бронзовый век в лесостепном и степном Зауралье начинается с синташтинской культуры (2010-1770 гг. до н. э.). То есть, здесь верхний хронологический рубеж лакуны 2010 г. до н. э. А ее нижний рубеж не выявлен. Получается, что степи Зауралья освоены людьми только в начале синташтинского времени. В Барабинской лесостепи лакуны не имеется. В Минусинской котловине она проявилась между афанасьевской и окуневской культурами – 2500-2250 гг. до н. э. Этот же хронологический интервал лакуны в монгольском Алтае. В российском Алтае и Верхнем Приобье она локализована в интервале 2600-2200 гг. до н.э.

Радиоуглеродная хронология археологических культур бронзового века степной и лесостепной зон европейской части России и Украины

Рис. 4 – Радиоуглеродная хронология археологических культур
бронзового века степной и лесостепной зон
европейской части России и Украины
[Молодин и др., 2014, рис. 2; Черных, Орловская, 2004, рис. 2]

На левобережье Нижней Волги имеются образцы металла раннего бронзового века, по которым выполнен анализ его химического состава (Рис.1). Но таких образцов нет для среднего бронзового века. А для позднего бронзового века у археологов в этом регионе практически нет и изделий из металла (Рис. 2). То есть, в северо-восточном Прикаспии рассматриваемая лакуна соответствует хронологическому интервалу среднего и позднего бронзовых веков.

Таким образом, лакуна среднего бронзового века проявилась в северо-восточном Прикаспии, на Южном Урале (включая Приуралье и Зауралье) и в Южной Сибири.

Регион, в котором уверенно выделены памятники катакомбной культуры, охватывает Северное Причерноморье до Дуная, бассейн Дона без его верховий, Среднюю Волгу и часть Северного Кавказа. На Средней Волге выделяется ее вариант – волго-донская культура, южнее низовий Дона – манычская. Последняя делится на западноманычскую и восточноманычскую (северо-западный Прикаспий, ограниченный с востока Волгой). Авторы публикации [Черных, Орловская, 2004] выполнили обобщение радиоуглеродных дат для трех зон этого региона: Днепровской (Северное Причерноморье), Доно-Донецкой и Калмыцкой (манычская культура). В отмеченных зонах хронологический интервал ямной культуры 2950-2200 гг. до н. э., катакомбной – 2600-1950 гг. до н. э. Эти две культуры датируются уверенно. По первой 191 дата, по второй их 196. Катакомбная культура хронологически смыкается со срубной культурой степного Приуралья. Рассмотрены и даты полтавкинской культуры Самарского Заволжья. Она почти синхронна ямной культуре Южного Приуралья и трех отмеченных зон. Можно согласиться с автором монографии [Моргунова, 2014]: ««полтавкинская» культура раннего этапа – это, по сути, ямная культура, вступившая в заключительный, поздний этап своего развития, за которым можно сохранить наименование «полтавкинский этап»» (с. 217). Но так только для региона восточнее Волги. Для региона западнее реки полтавкинская культура является ранним этапом ямной (Рис. 4). 



Рис. 5 – Циркумпонтийская металлургическая провинция.
Сопоставление сумм вероятностей радиоуглеродных дат
раннего и среднего бронзового века [Черных, 2001].
Волжско-Уральское междуречье: 1
– ямно-полтавкинская культура, 2 – лакуна, 3 – срубная культура

Авторы публикации [Shishlinaet al., 2007] по радиоуглеродным датам определили рубежи восточноманычской катакомбной культуры – 2500-2000 гг. да н. э. Сделали это с учетом резервуарного эффекта. Для всей манычской культуры (Калмыкия) – 2600-2000/1850 гг. до н. э. [Черных, Орловская, 2004]. По этим данным однозначно решается один из вопросов, связанный с рассматриваемой лакуной. В степном Приуралье не имеется хронологических аналогов манычской катакомбной культуры. В более общем виде этот наш вывод сформулировал Е.Н. Черных: «территория распространения памятников … ямных культур … от Паннонии вплоть до Южного Зауралья. Катакомбная общность размещалась … – от Днестра до Среднего и Нижнего Поволжья» [2008, с. 45].   

Хронологические рубежи ямной культуры для всей территории Циркумпонтийской металлургической провинции – 3300-2500 гг. до н. э. [Черных, 2001], соответствуют ее рубежам в Южном Приуралье (Рис. 4). Однако, в хронологии провинции возникла другая проблема (Рис. 5). «Бросается также в глаза, что один из максимумов фигуры среднего бронзового века 29-28 вв. до н.э. практически синхронен тому отрезку, что наиболее отчетливо выражен у фигуры раннебронзового века». Это не совсем так. Практически совпали ярко выраженные максимумы распределения радиоуглеродных дат раннего и среднего бронзовых веков. Это означает, что в регионе археологические культуры хронологически накладываются друг на друга. Но эта проблема не относится к лакуне, которую мы рассматриваем. Отметим только один момент. Нам совершенно не понятно, зачем Е.Н. Черных привел эти данные в статье, в которой он полемизирует с Новой хронологией А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, доказывает высокую надежность естественнонаучных методов датирования? Одного этого сопоставления достаточно, чтобы подорвать доверие и к хронологии бронзового века, и к результатам радиоуглеродного датирования.

В массиве радиоуглеродных дат, приведенных в публикации [Черных, 2001], имеется еще одна интересная особенность. Обозначилась лакуна между датами раннего бронзового века Циркумпонтийской провинции и медным веком Балкано-Карпатской провинции длительностью примерно 500 лет. В более поздней публикации для степных культур констатировано следующее: «разрыв между культурами медного века, с одной стороны, и раннебронзового – с другой, достигает впечатляющего значения в тысячу лет. Однако сопоставление следующей пары – общностей раннего и среднего бронзовых веков – картину меняет на прямо противоположную. Здесь разрыв не только отсутствует вовсе, но датировки в пределах 68 % вероятности перекрывают друг на друга на широкой пятисотлетней полосе в 2600-2100 гг. до н. э.» [Черных, Черных, 2005]. Авторы публикации [Черных, Орловская, 2015], рассмотрев эти парадоксы констатировали необходимость существенной корректировки аксиомы относительно плавного процесса развития археологических культур.

 

5. Общие выводы

1. Археологи не выявили в степном Приуралье погребения и селища, относящиеся к среднему бронзовому веку (катакомбная культура). У них нет и отнесенного к нему металла и, соответственно, результатов анализа его химического состава. Нет и радиоуглеродных дат. Хронологические рубежи лакуны четко определены – от верхней границы ямной культуры до нижней границы срубной, интервал 2450-1880 гг. до н. э., длительность 570 лет. То есть, примерно шесть веков степи Приуралья были практические необитаемыми. Только в период, непосредственно предшествующий началу формирования срубной культуры, отмечены отдельные погребения.

2. Каргалинский горно-металлургический центр не функционировал в постямное время 760 лет (2450-1700 гг. до н. э.). 

3. Лакуне предшествовала высокая активность людей в степном Приуралье в ямное время. Ямная культура резко пресеклась.

4. Лакуна среднего бронзового века проявилась в северо-восточном Прикаспии, на Южном Урале (включая Приуралье и Зауралье) и в Южной Сибири.

5. Западная граница лакуны проходит примерно по Волге. Западнее реки ей соответствует восточноманычская катакомбная культура (2500-2000 гг. да н. э.).

6. Лакуна среднего бронзового века не является уникальным явлением в археологии. По рассмотренным в статье данным отмечены лакуны между ранним бронзовым веком Циркумпонтийской провинции и медным веком Балкано-Карпатской провинции (длительность 500-1000 лет), срубной и савроматской культурами степного Приуралья (длительность 1000 лет).

 

6. Рекомендация

При датировании этапов ямной культуры Приуралья во внимание приняты «толь­ко «работающие даты», то есть совпадающие по своим значениям, как с архе­ологическим контекстом, так и взаимно проверяемые» [Моргунова, 2014, с. 161]. Отбраковано 21 радиоуглеродная дата (в монографии они приведены). «Работающих дат» всего 90. То есть отбраковано 18,9 % дат. Это вполне конструктивный подход к датированию археологической культуры специалистом досконально знакомым с результатами ее археологического изучения. Тем не менее, при датировании рубежей культуры должны быть рассчитаны суммы вероятностей радиоуглеродных дат (пример на рисунке 3). Этот подход позволяет отбраковать часть дат формальным методом и получить хронологические рубежи культуры с определённой вероятностью. Этого не сделано для ямной [Моргунова, 2013, 2014] и срубной культур [Купцова и др., 2018]. Рекомендуется такую работу выполнить и опубликовать полученные результаты.

 

7. Вместо заключения

Автор диссертации [Купцова, 2016, с. 18] обозначила перспективы дальнейшего изучения срубной культуры. «В первую очередь в детальном анализе нуждается вопрос появления в рассматриваемом регионе посткатакомбных племен, являющихся одним из основных компонентов сложения срубной культуры». Но почему в регионе не проживали катакомбные племена? Этот вопрос археологи вывели в «зону умолчания».  

 

Литература

Богданов С.В. Эпоха меди степного Приуралья. Екатеринбург, 2004, 283 с.

Кочерженко О.В., Слонов В.Н. Конец срубной культуры – финал демографического цикла? // Археология Восточно-Европейской степи,  2009, Вып. 7, с. 241-246.

Купцова Л.В. Срубная культура Оренбургского Предуралья (по материалам погребальных памятников). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Оренбург, 2016, 21 с.

Купцова Л.В., Моргунова Н.Л., Салугина Н.П., Хохлова О.С. Периодизация срубной культуры западного Оренбуржья по археологическим и естественно-научным данным // Археология, этнография и антропология Евразии, 2018, Т. 46, № 1, с. 100-107.

Мимоход Р.А. О верхней дате вольско-лбищенской культуры // Археологические памятники Восточной Европы, 2009, Вып. 13, с. 276-278.

Молодин В.И., Епимахов А.В., Марченко Ж.В. Радиоуглеродная хронология культур эпохи бронзы Урала и юга Западной Сибири: принципы и подходы, достижения и проблемы // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология, 2014, Т. 13, № 3, с. 136-167.

Моргунова Н.Л. Радиокарбонная хронология ямной культуры Волжско-Уральского междуречья // Краткие сообщения Института археологии, 2013, № 230, с. 5-23.

Моргунова Н.Л. Приуральская группа памятников в системе волжско-уральского варианта ямной культурно-исторической области. Оренбург : Изд-во ОГПУ, 2014, 348 с.

Ткачев В.В. Степи Южного Приуралья и Западного Казахстана на рубеже эпох средней и поздней бронзы: монография. Актобе: Актюбинский областной центр истории, этнографии и археологии, 2007, 384 с.

Тюрин А.М. Каргалы: горно-геологический аспект. 2018-а. Препринт. [Новая хронология]

Тюрин А.М. Каргалы: металлургический аспект. 2018-б. Препринт. [Новая хронология]

Тюрин А.М. Каргалы: хронологический аспект. 2018-в. Препринт. [Новая хронология]

Тюрин А.М. Каргалинское месторождение меди и металл бронзового века Южного Приуралья. 2018-г. Препринт. [Новая хронология]

Черных Е.Н., Биокосмические часы археологии // История и антиистория. Критика «новой хронологии» академика А.Т. Фоменко. Анализ ответа А.Т. Фоменко. 2001. Изд. 2-е. М.

Черных Е.Н. История открытия, эксплуатации и исследования Каргалов. Каргалы, т. I, 2002-а, с. 39-55.  

Черных Е.Н. Абсолютная хронология позднебронзовых слоев Горного. Каргалы, т. II, 2002-б, с. 125-127.

Черных Е.Н. Каргалы, т. V, 2007, 199 с.

Черных Е.Н. Формирование Евразийского «степного пояса» скотоводческих культур: взгляд сквозь призму археометаллургии и радиоуглеродной хронологии // Археология, этнография и антропология Евразии, 2008, № 3 (35), с. 36-53.

Черных Е.Н., Орловская Л.Б. Радиоуглеродная хронология катакомбной культурно-исторической общности (средний бронзовый век) // Российская археология, 2004, № 2, с. 15-29.

Черных Е.Н., Черных Н.Б. Дендрохронология и радиоуглеродное датирование в современной археологии // Археология и естественнонаучные методы, 2005, с. 9-42

Черных Е.Н., Орловская Л.Б. О парадоксальных результатах при системном анализе крупных серий радиоуглеродных датировок // Мультидисциплинарные методы в археологии: новейшие итоги и перспективы, 2015, с. 32-33.

Shishlina N.I., Plicht J. van der, Hedges R.E.M., Zazovskaya E.P., Sevastyanov,Chichagova O.A. The catacomb cultures of the north-west Caspian steppe: 14C chronology, reservoir effect, and paleodiet // RADIOCARBON, Vol. 49, № 2, 2007, p 713-726.

 

статья получена 11.12.2017