>

Статьи А.М.Тюрина >>

УДК: 902.[64+652]

Каргалы: хронологический аспект

А.М. Тюрин

Аннотация. На Каргалинском меднорудном поле добыча руды велась с середины XVIII в. до 1913 г. Рассмотрен хронологический аспект гипотезы археологов о существовании здесь в бронзовом веке Каргалинского горно-металлургического центра. По горно-геологическим технологиям все горные выработки Каргалов датируются Новым временем. Найденная там керамика по ассоциации добавок в тесте соответствует русской посуде XVI-XIX вв. Структура мясного питания, тех, кто оставил материальные следы на Каргалах, однозначно указывает на Новое время. На него же указывает относительно хорошая сохранность органики в культурном слое. Радиоуглеродные даты, полученные по древесине буровых штанг, попали в Средневековье, что кардинально не соответствует концепции археологов о возобновлении добычи руды на Каргалах только в середине XVIIII в. Радиоуглеродные даты по «селищу» Горное, попавшие в бронзовый век, могли быть получены на основе применения нереального эталона радиоуглеродного датирования (20 dpm/g). В радиоуглеродном датировании «карьера» имеются признаки научной недобросовестности (датировался гумус, в основном, из нор сурков). Термолюминесцентный и археомагнитный методы датирования не применялись. Реально, отнесение артефактов «селища» Горное к позднему бронзовому веку базируется только на морфологических особенностях керамической посуды. При этом, керамику раннего и среднего бронзового века археологи не нашли. То есть, они не смогли доказать функционирование Каргалинского горно-металлургического центра в этот период. Работы на Каргалах демонстрируют деградацию российской археологии в части применения независимых естественнонаучных методов датирования артефактов и природных объектов. Ситуацию следует квалифицировать как угрозу национальной безопасности. Наше прошлое определяют западные лаборатории радиоуглеродного датирования. При этом выданный ими на Каргалах один из массивов дат не подтвержден первой же единичной датой, определенной российской лабораторией.

 

Ключевые слова: Каргалы, медная руда, хронология, технологии, радиоуглеродное датирование.

 

1. Постановка задачи

По гипотезе археологов на базе Каргалинского месторождения меди в бронзовом веке существовал одноименный горно-металлургический центр. Результаты рассмотрения ее горно-геологического и металлургического аспектов приведены в публикациях [Тюрин, 2018-а, 2018-б]. В настоящей статье рассмотрен хронологический аспект. По мнению археологов, добыча руды на Каргалах и выплавка из нее меди начаты в конце IV или на рубеже VI-III тысячелетий до н. э. (ранний бронзовый век). Осуществлялись до второй половины или последней четверти II тыс. до н. э. (поздний бронзовый век). Период непрерывной добычи составил 2 тысячи лет. Задача сформулирована в виде вопроса: «Удалось ли археологам доказать существование Каргалинского горно-металлургического центра в бронзовом веке принятыми у них методами датирования?»

 

2. Традиция как порочная основа археологии

«Уже в начале 60-х годов было установлено, что едва ли не все изделия указанного [Волго-Уральского] региона, датированные периодом ранней и средней бронзы (конец IV и III тысячелетия до н. э.), были сделаны из химически очень чистой меди. Большинство таких вещей происходило из подкурганных могил» [Черных, 1997, с. 21]. То есть, археологам нужно было доказать, что на Каргалах в конце IV и III тысячелетиях до н. э. производили медь и она была химически чистой. Кто и когда определил эти даты? В.А. Городцов в начале ХХ века. Именно он установил известную триаду бронзового века на юге России: ямная, катакомбная и срубная культуры. К началу 60-х годов хронологические рубежи этих культур были канонизированы. При этом, совершенно не важно, какими методами датированы подкурганные погребения. У. Либби получил Нобелевскую премию за создание радиоуглеродного датирования в 1960 г. До начала 60-х годов датировано ограниченное число образцов. Датировались ли этим методом погребения, отнесенные археологами к раннему бронзовому веку? А других естественнонаучных методов тогда не имелось. Тем не менее, археологи считают даты, «назначенные» В.А. Городцовым в начале XX в и канонизированные к началу 60-х годов, незыблемыми. Нужно только доказать результатами раскопок на Каргалах производство там химически чистой меди с конца IV или рубежа IV-III тысячелетий до н. э. Именно так археологи поставили задачу [Тюрин, 2018-б]. В этом порочность построенной ими модели прошлого Человечества. Исключается сама возможность ревизии ее хронологической основы.    

 

3. Датирование по технологиям

Датирование горных выработок Каргалов по горно-геологическим технологиям [Тюрин, 2018-а] однозначное. Они все относятся к Новому времени. Представления по технологии выплавки меди в бронзовом веке у российских археологов, изучивших Каргалы, примитивные. А выплавка меди по технологии, реализованной С. Ровира в ходе экспериментальных плавок, не подтверждена фактическими данными. Остатки печей, которые могли быть металлургическими и сопла археологи на «селище» Горное не нашли. Это «не нашли» указывает на то, что они раскопали промплощадки Нового времени. На них не имелось печей по выплавке меди. Технологии литья из меди и последующей кузнечной обработки изделий вполне соответствуют XVIII-XIX вв. На Каргалах найдены фрагменты инструментов из меди. Но именно археологи должны доказать: в Новом времени кирки и кайлы из меди при горных работах не применялись. Технологию изготовления керамической посуды археологи не рассмотрели (раздел 4).

 

4. Керамика

На основных раскопах №№ 1 и 6 обнаружено более 115 тысяч фрагментов керамики. Количество сосудов по венчикам (после подборки и склейки фрагментов) оценено в 5,5-6,0 тысяч экземпляров. Выделены бытовая посуда и плавильные чаши. Керамический комплекс в целом является единым. Его основу составляет керамика срубной культуры. Часть сосудов имеет черты алакульской и федоровской культур. Выполнен морфологический анализ 899 экземпляров бытовой посуды, детально рассмотрены типы ее орнаментации и распределение по горизонтам культурного слоя. Но имеются станности. «Примеси к глиняному тесту определялись визуально» [Луньков, 2004, с. 51]. Про исходные глины, из которых произведена посуда, сведения не приведены. Способы подготовки теста не рассмотрены. Не выполнена реконструкция технологии изготовления посуды (конструирование начина и полого тела, окончательное формообразование, режимы обжига и др.). Вывод здесь однозначный. При изучении посуды Горного археологи реализовали технологию конца XIX – первой половины XX вв. В чем причина такой архаики? Не в том ли, что посуда изготовлена на гончарном круге?

Отличительная черта бытовой посуды – «практически полное отсутствие крупных сосудов, обычно интерпретируемых, как тарные. Всего 3 экземпляра имеют максимальный диаметр тулова 30-32 см, а более крупные не обнаружены» [Луньков, 2004, с. 23]. Это соответствует Новому времени. На промплощадках рудников найдены осколки мисок горняков. А тарная посуда находилась в местах их стационарного проживания.

В тесте посуды выделены шамот (78,3 %), песок (4,1 %), дресва (0,8 %), шлак (иногда с каплями меди, 6,9 %), раковина (5,7 %), белая крошка (1,7 %), тальк (1,0 %) и слюда (1,6 %) [Луньков, 2004, табл. 1.4].  В скобках указан процент сосудов с конкретной примесью в тесте. По данным, приведенным в опубликованной литературе, нами выполнена реконструкция технологии производства русской керамической посуды в XVI-XIX вв. [Тюрин, 2017, Керамика]. Формовочная смесь изготовлялась на основе ожелезнённых глин с естественным содержанием кварцевого песка. В смесь вводилась гашеная известь и катализаторы – шамот, кварцевые песок (если его содержание в глине было меньше оптимального), дресва, тальк, и слюда. Они оптимизировали процесс перехода гашеной извести в кальцит при сушке изделий. Негашеную известь получали термической обработкой раковин речных моллюсков. Такая формовочная смесь позволяла изготовлять водонепроницаемую и водостойкую посуду. Скорее всего, раковина в посуде Горного «жаренная» (для керамики Волго-Уральского региона, относимой к ямной культуре, отмечается «введение в состав формовочных масс преимущественно дробленой (нагретой) раковины» [Салугин, 2005, с. 93]). То есть, в тесто добавлялась негашеная известь. Белая крошка – дробленые кусочки гашеной извести, либо мелкие фрагменты раковин (известь). Катализатором является и шлак. В нем большое содержание силикатов. Тесто посуды Горного соответствует русской посуде XVI-XIX вв. Большое разнообразие комбинаций разных примесей в нем тоже указывает на Новое время.

 

5. Структура мясного питания

Особой гордостью археологов, раскопавших «селище» Горное, является количество найденных фрагментов костей. Всего более 2,5 млн, в том числе 88 % из раскопа № 1 [Антипина, 2004]. Они детально изучены и систематизированы. Рассчитана структура мясного питания «жителей селища». Ниже приведена наша интерпретация полученных результатов.

1. «На поселениях каргалинских горняков … просто не существует кухонных остатков в привычном для нас понимании» (с. 221). Археологи находятся в аберрации. То, что они раскопали на Горном, не является поселением. Поэтому там нет и характерных для них кухонных остатков. То, что археологи называют «селище» – это промплощадки и бытовки Нового времени.

2. Доля крупного рогатого скота в мясном питании составляет 95 %. По комплексу данных вывод специалистов категоричный. «Горняки не занимались содержанием, разведением и сохранением того огромного количества крупного рогатого скота, которое должно было быть их основным пищевым ресурсом» (с. 223). Ну да. Рабочие каргалинских рудников не занимались скотоводством. Поставка мяса (скота) осуществлялась или централизованно, или артель закупала его на местном «рынке».  

3. «данные по половозрелому составу животных свидетельствуют о преимущественном забое такой огромной массы скота в теплое время года, что еще больше подчеркивает избыточность и ритуальность этого действия» (с. 222). Ну да. Рабочие рудников соблюдали ритуал. На промплощадках, раскопанных археологами, работали только в теплый период года.  

4. Лошади на Каргалах были крупными. «На ряде больших фаланг обнаружены также остеофиты – окостенение боковых связок, возникновение которых, как правило, связывают с тягловой нагрузкой» (с. 185). В мясном питании доля конины составляла 2,3 %. Это соответствует Новому времени. Лошади на Каргалах были тягловыми и «мясными». Конину в пищу употребляли рабочие башкиры и татары. Их было мало, что корреспондируется с небольшой ее долей в мясном питании.

5. Найдены три кости домашнего осла и одна – мулла. Это «отражает связи горняков не только с соседними племенами, но с народами отдаленных южных регионов (Средняя Азия или Кавказ) (с. 220). В Новое время домашние ослы были в Оренбуржье не редкостью.  

6. Найдены кости домашних свиней. На раскопе № 1 их 0,3 %. Этот факт археологи не комментируют. Доля свинины в мясном питании не вычислена. Доминирование в питании мяса крупного рогатого скота отмечено для срубной и абашевской культур. В поселениях Подонья доля его костей – 72 и 74 %; мелкого рогатого скота – 8 и 6 %; лошади – 14 и 15 %; свиньи – 5 и 6 % [Косинцев, 2003]. На поселениях Приуралья доля костей крупного рогатого скота – 56 и 65 %; мелкого рогатого скота – 18 %; лошади – 20 и 4 %; свиньи – 5 % и 12 %. Почему так мало костей свиньи на «селище» Горное? Более, чем на порядок меньше, чем на других синхронных поселениях бронзового века. Ответ прост. Русские крестьяне, связанные с медеплавильными заводами Урала, потребляли свинину, в основном, зимой. А работы на промплощадках на рудниках производились в теплый период года.

 

6. Органика в культурном слое

При раскопках на Каргалах археологи применяли метод датирования по степени сохранности органических материалов. Этим методом датировано сооружение на плато Мясниковского оврага. «По всей вероятности, это 18 век, что вытекает из сохранности дерева» [Черных, 2002-а, с 104]. Развалы каменной кладки сооружения «угадывались» на поверхности земли. Скорее всего, оно относится ко второй половине XIX в.

В одной из жертвенных (по мнению археологов) ям «обнаружены кусочки древесины и … фрагменты кожи и связанной узлом веревки» [Черных, Лебедева, 2002, с. 67]. Сведения о веревке (материал, технология изготовления) археологи не привели. «Фрагменты берестяных и плетеных изделий выявлены на полах в центральной части жилого отсека комнаты № 1 и в засыпи вертикального входа в сакральную яму-штольню … Обнаружены они и в плавильном дворе комплекса № 2 … тонкие пласты и кора бересты неоднократно фиксировались в Горном под полами жилищ и в основании ям» [Кузьминых, 2004, с. 287]. Археологи считают, что сохранность органических материалов на Горном обеспечена их пропиткой медными минералами. По нашему мнению, сохранность органики свидетельствует о сравнительно небольшом сроке ее пребывания в перемещенном грунте. Это первые сотни лет. То есть, органика относится к Новому времени.  

 

7. Естественнонаучные методы датирования

7.1. Радиоуглеродное датирование

7.1.1. Деревянные буровые штанги

Авторы публикации [Laj et al., 2002] пересчитали динамику изменения дипольного момента магнитного поля в объем продуцирования в атмосфере изотопа 14С. Напряжённость магнитного поля в исходной модели снижается c 805 г. н. э. Это приводит к возрастанию объема продуцирования 14С. Авторы публикации [Hughen et al., 2004] привели кривую продуцируемого объема изотопов 14С в читаемом масштабе. По ней они верифицировали свою независимую калибровочную кривую радиоуглеродного датирования, построенную по результатам изучения разреза донных отложений бассейна Кариако (акватория Карибского моря около побережья Венесуэлы). Кривую продуцируемого объема изотопа 14С мы пересчитали в независимую калибровочную кривую радиоуглеродного датирования. Обозначили ее индексом KK(mag/13,56) [Тюрин, 2005-а]. Главный наш вывод: калибровочная кривая радиоуглеродного датирования (та, которой пользуется радиоуглеродные лаборатории) сфальсифицирована. Для последних 1000 лет она увеличивает календарный возраст датируемых образцов на первые сотни лет. Увеличивает и хронологический интервал между ними. Один из трех массивов радиоуглеродных дат по Каргалам блестяще подтверждает эти две особенности калибровочной кривой. 

Поисковая шахта, изученная на раскопе № 6, доведена до поверхности потенциально продуктивных песчаников на глубине 12 м. Но оруднений обнаружено не было. Горняки прокапали горизонтальный лаз-нору. То есть, лаз проложен по поверхности песчаников в перекрывающих их отложениях, представленных пластами бессистемно чередующихся глин, суглинков и супесей. Но при этом, «его полость за три с половиной тысячи лет сравнительно хорошо сохранилась» [Черных, 2004, с. 252]. Сохранность лаза – это первая странность.

Шахта была засыпана. В Новое время прямо по ее центру начали пробивать скважину. Ориентиром служила западина над заполнением шахты. Это вторая странность. Если рядом с шахтой не имеются отвалы песчаников и мергелей с рудными минералами, то она вскрыла непродуктивные породы. А если отвалы с минералами имеются, то руда выбрана. В любом случае бурить скважину не имело смысла. Две отмеченные странности дезавуируются на основе простого предположения. Те, кто заложил скважину, знали, что шахта вскрыла только поверхность верхнего потенциально продуктивного пласта песчаника. Это не исключает наличие оруднений в его толще или (и) в нижнем потенциально продуктивном пласте. То есть, шахта относится к Новому времени. Она рекультивирована (засыпана). Это тоже признак Нового времени.

В заполнении шахты найдены «куски хорошо сохранившегося дерева, [которые] скорее всего, являлись остатками сломанных деталей примитивного бура» [Черных и др., 2004, с. 276-277]. Это понятно. Шахта была засыпана за первые десятки лет до бурения скважины. Грунт не успел слежаться. Это обусловило прихват бурового инструмента. Две радиоуглеродные даты древесины буровых штанг попали в позднее Средневековье. Образец с глубины 780-790 см: 308 ± 30 ВР, 1520-1590, 1620-1650 гг., с глубины 840-850 см: 547 ± 30 ВР, 1220-1350, 1390-1430 гг. [Гёрсдорф, 2004]. Датирование выполнено радиоуглеродной лабораторией Кёльнского университета (ФРГ). Минимальный хронологический интервал между двумя наиболее вероятными календарными датами образцов составляет 225 лет. Отметим, что годовые кольца на древесине не определены. Формальный вывод здесь однозначный, бурение выполнялось в Средневековье. Но это противоречит концепции археологов. Руда на Каргалах добывалась только в эпоху бронзы и в Новое время. Калибровка радиоуглеродных дат по кривой KK(mag/13,56) дает календарные даты образцов 1810 и 1700 гг. Экспертно оцененная их погрешность ± 120 лет. С ее учетом эти календарные даты попадают в период выполнения на Каргалах разведочного бурения (вторая половина XVIII в. – 1961 г.).  

 

7.1.2. Сооружения раскопа № 1

Реальный эталон радиоуглеродного датирования 13,56 dpm/g. Это активность древесины 1950 г. Применяется и эталон 15,3 dpm/g. Он увеличивает радиоуглеродные годы образцов (относительно реальных) на 998 лет [Тюрин, 2005-б]. Для того, чтобы для артефактов, характеризующих объекты второй половины XIX в., получить радиоуглеродные даты, попадающие в первую половину 2 тысячелетия до н. э., при датировании нужно применить эталон 20-21 dpm/g. Только и всего. Синташта, по мнению археологов, является протогородом синташтинской археологической культуры Южного Зауралья. По нашей реконструкции [Тюрин, 2017, Карды] археологи раскопали остатки скотного двора казаков поселка Рымникский. Годы его функционирования: 40-е XIX в. – 1921 г. По активности древесины в 1855 и 1905 гг. вычислен эталон, который дает радиоуглеродный возраст остатков скотного двора, соответствующий «протогороду», – 3160-3280 BP. Он равен 20 dpm/g [Тюрин, 2017, Аркаим].

Культурный слой Горного, относимый к позднему бронзовому веку (реально перемещенный грунт), охарактеризован 16 радиоуглеродными датами. Одна дата получена по бересте, две – по углю, остальные – по костям. Датирование выполнено в радиоуглеродных лабораториях Британского музея и Оксфордского университета (Британия). По ним определен хронологический интервал существования «селища» – XVII-XV вв. до н. э. [Черных, 2002-б]. Осредненная радиоуглеродная дата – 3274 ± 118 ВР. Она попадает в интервал радиоуглеродных дат Синташты, пересчет которого в реальные календарные годы дает вторую половину XIX – начало XX вв. н. э. К этому периоду относятся промплощадки и бытовки горняков, идентифицированные археологами как «селище» Горное позднего бронзового века.

 

7.1.3. Поисковая канава

Раскопом-траншеей № 5 вскрыта поисковая канава. Археологи ее называют «карьером». По их мнению, «Узкую и глубокую щель карьера горняки оставили не засыпанной». Она заполнялась естественным путем «на протяжении пяти, или даже пяти с половиной тысячелетий» [Черных, 2002-в, с. 131]. Но возникла одна проблема. В засыпке карьера практически не оказалось фрагментов костей и керамики. Почему? «Строгое табу на сброс любых отходов и материалов в сохранившийся котлован карьера, – вот, пожалуй, единственное, что может в достаточной мере удовлетворительно ответить на возникший вопрос» [Черных, 2002-в, с. 138]. Если археологи правы, то около канавы должны быть отвалы. А их наличие они не отмечают. У нас другой ответ на поставленный вопрос. Археологи раскопали поисковую канаву Нового времени. Рабочие рудников ее выкопали. Специалисты исследовали потенциально продуктивные песчаники. Признаков богатой медной руды не обнаружили. Канаву засыпали (рекультивировали) тем же грунтом, который вынули из нее. Эти работы выполнены в течение одного или двух сезонов. Фрагменты керамики и костей в грунт, вынутый из канавы, попасть не успели.

Выполнено радиоуглеродное датирование заполнения канавы. «Шесть дат центрально разреза … пробы 3-7 … связаны с образцами, извлеченными из нор грызунов» [Черных, 2002-в, с. 135]. Проба 1 отобрана из сильно гумусированного слоя. Проба 2 – из углистой прослойки. Датирование выполнено в лабораториях Университета Аризоны (США) и Института физической химии (Испания). Но проба 5 датировалась и в лаборатории Геологического института РАН. Получен результат кардинально отличный от всего массива радиоуглеродных дат: 4069 +/-80 (Аризона) и 2900 +/-200 ВР (РАН). Хронологический интервал между наиболее вероятными календарными датами составляет примерно 1500 лет. Позднее получено еще две даты [Черных, Наварретте, 2004]. Проба 8 отобрана из нижней части слабо гумусированного слоя, проба 9 – из норы грызуна. Общие результаты датирования приведены на рисунке 1. На нем места отбора проб 1 и 2 не показаны. В соответствующей таблице их радиоуглеродный возраст не приведен. Эти данные приведены в [Черных, 2002-в]. Радиоуглеродная дата пробы 1 –  2475 ± 60 ВР, не соответствует другим датам. Пробы 2 и 9, как можно понять по рисункам, отобраны с одной и той же глубины. Но радиоуглеродная дата пробы 9 –3120 ± 150 ВР, а пробы 2 – 3890 ± ВР. Они не соответствуют друг другу.   



Рис. 1 – Раскоп № 5. Профиль западного края центрального разреза (верхний сегмент) и калиброванные радиоуглеродные даты (нижний сегмент) [Черных, Наварретте, 2004, рис. 5.2 и 5.3].
Номерами и стрелками показаны места отбора образцов на радиоуглеродное датирование.
А – современный дерновый слой;
Б – интенсивно-гумуссированное заполнение карьера;
В – слабо гумусированное заполнение карьера;
Г – глинистый «чехол» холма;
Д – обрушенные в карьер глины, суглинки и супеси;
Е – тонкие прослойки малахитовых и углистых примазок к глинисто-супесчаному слою над коренной породой;
Ж – коренной песчаник

 

Сама технология датирования, реализованная археологами, поражает своей экстравагантностью. Фактически датировался гумус, а проба 2 представлена гумусом в смеси с частицами угля. Причем, пробы отобраны, в основном, из нор грызунов (сурков). Хотя уже в конце 80-х годов прошлого века было известно, что «Радиоуглеродные датировки гумуса древних и погребенных почв не показывают времени начала формирования почвы или отдельного горизонта, начала накопления гумуса в данном горизонте» [Марголина и др., 1988]. Почва и верхняя часть подстилающего ее слоя активно перемешиваются грызунами, насекомояднымми и хищниками (путем строительства нор), а также червями и насекомыми. Особый вклад в это дело вносят кроты. Темные удлиненные «пятна» в заполнении канавы (Рис. 1) – норы сурков, выполненные гумусированым грунтом. Экстракт углерода из гумуса дает средний радиоуглеродный возраст почвы, образование которой началось после завершения Ледникового периода (12 тысяч лет назад). При этом имеется слабо выраженная градация возраста гумуса по глубине – чем глубже, тем древнее. Это и получили археологи. Возраст гумуса (его микса) от 3,3 до 5,7 тысяч лет назад. То, что археологи не знакомы с азами радиоуглеродного датирования, мы категорически исключаем. Тогда зачем они датировали гумус? Это не дает реальные даты времени заполнения канавы. Наш ответ однозначный. Им нужны были нереальные даты для обоснования того, что добыча медной руды и производство меди в Каргалинском металлургическом центре началось в раннем бронзовом веке. Археологи их получили.       

 

7.2. Термолюминесцентное датирование

При воздействии ионизирующего облучения на неорганическое вещество, являющееся изолятором, в нем образуются свободные электроны и дырки. Часть из них попадает в так называемые ловушки – дефекты кристаллической решетки минералов. При нагревании этого вещества на температуру до 500 °С электроны и дырки освобождаются из ловушек, и происходит их рекомбинация с выделением света. Этот эффект называется термолюминесценцией. Артефакты и природные объекты, являющиеся изоляторами, после нагревания на температуру выше 500 °С не содержат свободные электроны и дырки. Но они подвергаются воздействию ионизирующего облучения, что ведет к накоплению термолюминесцентного потенциала. На этом физическом эффекте основано термолюминесцентное датирование. При датировании образца замеряется его термолюминесцентный потенциал и получают параметр «накопленная доза [облучения]». Можно оценить и параметр «годовая доза [облучения]», представляющий собой эффективное воздействие на образец, излучения содержащегося в нем урана, тория и радиоактивного изотопа калия. Необходимо также учесть излучение той субстанции, в которой находился датируемый объект, а также эффект, обусловленный космическими лучами. Последние два параметра оцениваются просто. В то место, где отобран образец для датирования, помещают детектор с нулевым термолюминесцентным потенциалом, а через 6-24 месяцев измеряют накопленный в нем потенциал в расчете на 1 год.

Размерность параметра «термолюминесцентная дата» – лет назад от времени датирования, хронологический смысл – время последнего нагревания датируемого объекта на температуру выше 500 °С. В археологии термолюминесцентным методом датируются в основном керамика, в том числе обожженные кирпичи и черепица, печи, очаги и бронзовые скульптуры, а также прокалы грунта. Скульптуры датируются по остаткам на них и в них формовочной глины, обожженной при заливке в форму расплавленного металла. Этот метод датирования применяется и в геологии. Им уверенно датируется туф извержений вулканов, произошедших в период от нескольких сотен до 400 тысяч лет назад. В археологии этим методом датируются и артефакты 19 века. Декларированная погрешность для образцов начала I тысячелетия н. э. составляет ±100-200 лет, для более молодых образцов – несколько десятков лет. Имеются специализированные лаборатории, выполняющие термолюминесцентное датирование (Thermoluminescence Laboratory). В России тоже имеется эта технология [Комарова и др., 2011]. Несколько лет назад датированы единичные археологические образцы. Для образцов IV тысячелетия до н. э. погрешность датирования составляет 3-5 %. 

Имеется богатейшей материал для датирования артефактов Каргалов термолюминесцентным методом – фрагменты керамической посуды, очаги, прокалы грунта, возможно шлак. Но … специалисты Института археологии РАН полностью проигнорировали этот естественнонаучный метод датирования. Это для нас совершенно непонятно. Тем более, на Каргалах имелись идеальные условия для его применения. Огромное количество фрагментов керамики и ее высококачественная типизация. Образцы керамики, характеризующие каждый ее тип, можно было нагреть на температуру свыше 500 °С и получить идеальные детекторы с нулевым термолюминесцентным потенциалом. Определенная по ним годовая доза включала бы и излучение от содержащихся в керамике радиоактивных изотопов. Причем, при учете длительности археологических работ, детекторы можно было помещать в культурный слой на период до 3-4 года.

 

7.3. Археомагнитное датирование

Геомагнитные полюсы Земли не совпадают с географическими. Более того, их положение меняется во времени, что и является причиной вариаций наклонения и склонения вектора геомагнитного поля в конкретных точках поверхности Земли. Параметры геомагнитного поля могут быть «записаны» в горных породах и артефактах. При осаждении терригенных отложений в морях и озерах часть их намагниченных частиц ориентируется в соответствии с направлением вектора геомагнитного поля. Эту ориентацию они сохраняют и в сформированной из осадков горной породе. Такой же механизм запоминания параметров магнитного поля и при образовании из вулканического пепла туфов. «Запись» геомагнитного поля в магматических породах и артефактах имеет другую природу. Большинство магнитных минералов теряют свою намагниченность при их нагревании выше точки Кюри (примерно 700 °С). Если же субстанцию, содержащую магнитные минералы, нагреть, а потом начать понижать ее температуру, то при остывании несколько ниже точки Кюри, они (магнитные минералы) «запомнят» параметры геомагнитного поля. Их «запоминают» в процессе остывания магматические породы, образовавшиеся из расплавленных глубинных субстанций. К артефактам, «запоминающим» параметры геомагнитного поля относятся керамические изделия и технологические сооружения, в которых присутствует обожженная глина – очаги, печи, домны, а также прокалы грунта. 

Вариации параметров геомагнитного поля последних тысячелетий изучаются, главным образом, в рамках дисциплины археомагнитометрия. Кроме этой, чисто геофизической задачи, в рамках дисциплины ведется создание инструментов датирования артефактов и природных объектов (методическая задача), а также собственно датирование (прикладная задача). В методическую задачу входит и создание калибровочных кривых археомагнитного датирования. Их суть – хронологически привязанная траектория перемещения магнитного полюса по поверхности Земли. Прямые измерения параметров геомагнитного поля ведутся Лондонской обсерваторией в течение последних 400 лет.  Траектория полюса в этот период надежно хронологизирована. Для более раннего периода составлены версии калибровочной кривой. Это траектория движения магнитного полюса на координатной сетке Земли. По результатам археомагнитного датирования образца определяются координаты точки пересечения вектора его намагниченности с поверхностью Земли. Положение точки сравнивается с калибровочной кривой археомагнитного датирования. Развивается датирование артефактов и геологических объектов и по величине модуля магнитной напряженности.

Для археомагнитного датирования времени горных работ на Каргалинском рудном поле имеется богатейший материал. Это остатки очагов, а также прокалы грунта под ними. Датировать можно было и плавильные платформы на промплощадках. Важно грамотно отобрать образцы. Они должны быть с высокой точностью ориентированными в пространстве. Этим определяются погрешности датирования. Но … специалисты Института археологии РАН полностью проигнорировали этот естественнонаучный метод датирования. Отметим, что археомагнитное датирование активно развивалось в СССР в 60-х – начале 70-х годов [Нечаева, 1972]. Недавно появились новые палеомагнитные данные, характеризующие церкви Новгорода и изразцы Новоиерусалимского монастыря [Сальная, и др., 2017; Salnaia et al., 2017]. Но и здесь, как и в радиоуглеродном датировании, наблюдается полная зависимость российских археологов от Запада.

 

8. Общие выводы

1. По горно-геологическим технологиям все горные выработки Каргалов датируются Новым временем. Не имеется горных выработок, которые по каким-либо признакам можно было отнести к более раннему периоду.

2. Керамика «селища» Горное отнесена к срубной культуре. Часть сосудов имеет черты алакульской и федоровской культур. Но это не абсолютное датирование, а обычная типизация. Керамика ямной культуры (ранний бронзовый век) не найдена. Не найдена и керамика культур среднего бронзового века. То есть, археологи не смогли доказать функционирование Каргалинского горно-металлургического центра в этот период.  Технологию изготовления керамической посуды, как важнейшую часть датирования, археологи не рассмотрели. По ассоциации добавок в тесте она соответствует русской посуде XVI-XIX вв.    

3. Структура мясного питания, тех, кто оставил материальные следы на Каргалах, однозначно указывает на Новое время.

4. Относительно хорошая сохранность органики в культурном слое Каргалов, однозначно указывает на Новое время.

5. Имеется три массива радиоуглеродных дат, характеризующих археологические объекты Каргалов. Даты, полученные по древесине буровых штанг (попали в Средневековье), кардинально не соответствуют концепции археологов о возобновлении добычи руды только в середине XVIIII в. С другой стороны, они блестяще подтверждают наш вывод о системной фальсификации результатов радиоуглеродного датирования. Их калибровка по независимой кривой KK(mag/13,56) дает календарные даты, соответствующие XVIII-XIX вв. Радиоуглеродные даты по «селищу» Горное, попавшие в бронзовый век, могли быть получены на основе применения нереального эталона радиоуглеродного датирования (20 dpm/g). Радиоуглеродные даты по «карьеру» (реально это поисковая канава) получены, в основном, по гумусу из нор сурков. Они не характеризуют ни время заполнения его грунтом (естественное или рекультивацию), ни время строительства нор. В датировании «карьера» имеются признаки научной недобросовестности.

6. На Каргалах имеется богатейшей материал для датирования археологических объектов термолюминесцентным и археомагнитным методами. Однако они не применялись.

7. Реально, отнесение артефактов «селища» Горное к позднему бронзовому веку базируется только на морфологических особенностях керамической посуды.

8. На примере изучения Каргалов можно сделать однозначный вывод о деградации российской археологии в части применения независимых естественнонаучных методов датирования артефактов и природных объектов.

9. Ситуацию, сложившуюся в российской археологии, следует квалифицировать как угрозу национальной безопасности. Наше прошлое определяют западные лаборатории радиоуглеродного датирования. Выданный ими массив дат не подтвержден первой же единичной датой, определенной российской лабораторией. Но российские археологи отнеслись к этому без должного внимания.  

Так удалось ли археологам доказать существование Каргалинского горно-металлургического центра в бронзовом веке принятыми у них методами датирования? Здесь имеется в виду, что радиоуглеродное датирование дает реальные даты. Датирование по керамике не является независимым и абсолютным. Наличие поселений на Каргалах раннего и среднего бронзового века по результатам раскопок не обнаружено. Радиоуглеродные даты по гумусу, в основном, из нор сурков не могут быть приняты во внимание. То есть, не доказано, что «карьер» относится к раннему бронзовому веку. Таким образом, не доказано функционирование Каргалинского горно-металлургического центра в раннем и среднем бронзовом веке. Радиоуглеродные даты, полученные по древесине буровых штанг, опровергают концепцию археологов о возобновлении добычи руды на Каргалах только в середине XVIIII в. Даты по «селищу» Горное подтвердили добычу руды в позднем бронзовом веке. Но это не относится к выплавке там меди. Последнее археологи доказать не смогли.

 

9. Вместо заключения

В подкурганных погребениях, отнесенных к ямной культуре, найдены изделия, отлитые из меди группы «Медистые песчаники». Найдены и кусочки характерной для них медной руды. «Таким образом удалось установить – и притом достаточно надежно – дату открытия и начала эксплуатации Каргалинских рудников. «Ямная» общность в целом датируется со второй половины ил и же с конца IV тыс. до н. э. по середину III тыс. до н. э. Эту же дату – не позднее конца IV тыс. до н. э. – следует считать за начало горных работ на этом рудном поле» [Черных, 1997, с. 22]. Поразительная логика археологов. Сначала сформулирована гипотеза: металлургически чистая медь изделий, найденных в подкурганных погребениях ямной культуры, произведена из руды Каргалов. Выполнили там многолетние раскопки. Доказательств добычи и производства меди в ямное время не нашли. Отмеченную выше гипотезу «переквалифицировали» в доказательство добычи руды и выплавки меди на Каргалах в ямное время. 

 

Литература

Антипина Е.Е. Археозоологические материалы. Каргалы, т. III, 2004, с. 182-239.

Гёрсдорф Й. Датировки по 14 С образцов с Горного (сборы 2002 г.). Каргалы, т. III, 2004, с. 293-294.

Комарова Я.М., Алукер Н.Л., Бобров В.В., Сорокина Н.В. Датирование археологической керамики термолюминесцентным методом // Неорганические материалы, 2011, Т. 47, № 5, с. 614-618.

Косинцев П.А. Животноводство у абашевского населения Восточной Европы // Абашевская культурно-историческая общность: истоки, развитие, наследие, 2003, с. 173-175.

Кузьминых С.В. Малые серии археологических материалов с Горного. Каргалы, т. III, 2004, с. 284-287

Луньков В.Ю. Керамический комплекс. Каргалы, т. III, 2004, с. 22-75.

Марголина Н.Я., Александровский А.Л., Ильичев Б.А. и др. Возраст и эволюция черноземов. М.: Наука, 1988, 144 с.

Нечаева Т.Б. Основные проблемы археомагнитного датирования // Проблемы абсолютного датирования в археологии, 1972, с. 122-129. 

Салугина Н.П. Технология керамики репинского типа погребений древнеямной культуры Волго-Уралья // Российская археология, 2005, № 3, с. 85-92.

Сальная Н.В., Галле И., Женевей А., Глазунова О.Н., Гаврюшкин Д.А. Первые результаты археомагнитных исследований коллекции изразцов из Новоиерусалимского монастыря // Геофизические исследования, 2017, Том 18, № 2, с. 83-94.DOI: 10.21455/gr2017.2-6

Тюрин А.М. Практика радиоуглеродного датирования. Часть 3. Калибровочная кривая // Электронный сборник статей «Новая Хронология», 2005-а, Вып. 3. [Новая хронология]

Тюрин А.М. Практика радиоуглеродного датирования. Часть 2. Эталоны // Электронный сборник статей «Новая Хронология», 2005-б, Вып. 3. [Новая хронология]

 [Тюрин, 2017, Керамика] Тюрин А.М. Керамическая посуда: русская и бронзового века Южного Зауралья. Препринт. [Новая хронология]

[Тюрин, 2017, Карды] Тюрин А.М. Укрепленные протогорода бронзового века или скотные дворы оренбургских казаков? Препринт. [Новая хронология]

[Тюрин, 2017, Аркаим] Тюрин А.М. Аркаим, Синташта, «Страна городов», скотные дворы оренбургских казаков и погребения кочевников. Препринт. [Новая хронология]

Тюрин А.М. Каргалы: горно-геологический аспект. 2018-а. Препринт. [Новая хронология]

Тюрин А.М. Каргалы: металлургический аспект. 2018-б Препринт. [Новая хронология]

Черных Е.Н. Каргалы. Забытый мир. Издательство «NOX», Москва, 1997, 177 с. 

Черных Е.Н. Сооружение 18 века на плато Мясниковского оврага. Каргалы, т. I, 2002-а, с. 102-104.

Черных Е.Н. Абсолютная хронология позднебронзовых слоев Горного. Каргалы, т. II, 2002-б, с. 125-127.

Черных Е.Н. Древнейшие выработки на холме Горного. Каргалы, т. II, 2002-в, с. 128-139.

Черных Е.Н. Технология разведок и горных выработок на Каргалах. Каргалы, т. III, 2004, с. 249-264.

Черных Е.Н., Лебедева Е.Ю. Сооружения ранней фазы. Каргалы, т. II, 2002, с. 26-69.

Черных Е.Н., Лебедева Е.Ю., Кузьминых С.В., Лунькова В.Ю., Карпухин А.А., Усачук А.Н., Вальков Д.В. Горный: раскопки 2002 года. Каргалы, т. III, 2004, с. 265-283.

Черных Е.Н., Наварретте М.И. Новые радиоуглеродные даты для карьера раннебронзового времени. Каргалы, т. III, 2004, с. 295-297.

Hughen K., Lehman S., Southon J., Overpeck J., Marchal O., Herring C., Turnbull J. 14C Activity and Global Carbon Cycle Changes over the Past 50,000 Years. Science, Vjl. 303, 9 January 2004, pp. 202-207.

Laj C., Kissel C., Mazaud A., Michel E., Muscheler R., Beer J., Geomagnetic feld intensity, North Atlantic Deep Water circulation and atmospheric Δ14C during the last 50 kyr, Earth Planet. Sci. Lett. 200 (2002) 177-190.

Salnaia N., Gallet Y., Genevey A., Antipov I. New archeointensity data from Novgorod (North-Western Russia) between c. 1100 and 1700 AD. Implications for the European intensity secular variation. Physics of the Earth and Planetary Interiors, Vol. 269, 2017, pp. 18-28. https://doi.org/10.1016/j.pepi.2017.05.012

статья получена 6.11.2018