Паган – мифы и реальность.
(Из Пагана или из Прома пошла бирманская земля? )

К.А.Котков

Котков К.А. востоковед, переводчик

Аннотация:
древнебирманский город Паган никогда не являлся столицей страны, а играл роль религиозного центра; в современной Мьянме роль древнего Пагана играет город Сагайн; история древнебирманского государства Пью/Шрикшетры якобы VII – IX вв. н.э., по-видимому, является дубликатом истории Первого Бирманского (Паганского) царства.

Ключевые слова: Паган, Первое Бирманское царство, государство Пью.

«Мёртвый город» Паган (в современном бирманском произношении – Баган) является самым известным бирманским памятником архитектуры за пределами Мьянмы и, наряду с Ангкор-ватом в Камбодже, одним из двух самых значительных и известных археологических памятников Индокитая.

Паган представляет собой огромный комплекс, расположенный на 21°10' с.ш. и 94°52' в.д. в центральной части Мьянмы. На территории площадью около 40 км² первоначально находилось около 5 тыс., а в настоящее время имеется около 2230 пагод и храмов. В западной части данной зоны, на берегу р. Иравади находятся руины сравнительно небольшого, ныне покинутого города, окружённого разрушенными стенами. Бóльшая часть пагод и храмов Пагана находится вне городских стен. Древний город и соседствующие с ним пагоды и храмы живописно расположены в сухом тропическом лесу на восточном берегу реки Иравади. Территория вокруг Пагана в настоящее время является историко-культурным заповедником. Неподалёку от руин расположены деревня Ньяунг У, где расположен аэропорт, обслуживающий в основном прибывающих для осмотра Пагана иностранных туристов, а также деревни Мьинкаба и Новый Паган. Последняя появилась в 1975 г., когда в целях сохранения памятников туда переселили местное население, доселе жившее прямо на территории, где расположены древние пагоды и храмы.

По политическим причинам Паган пока не внесён в список памятников Всемирного Наследия ЮНЕСКО, однако это обстоятельство не мешает данному месту быть самым посещаемым иностранными туристами на территории Мьянмы1. В путеводителях и туристических справочниках, а также во многих страноведческих книгах и публикациях Паган преподносится как «древний заброшенный город – столица древнебирманского государства, разрушенная монголами в конце XIII в. и вследствие этого покинутая местным населением». Именно так и думают иностранные туристы, посещающие Паган и с удовольствием фотографирующие себя на фоне старинных руин, но, как правило, не задумывающиеся над тем, что вышеприведённая фраза представляет собой цепочку, от начала и до конца сотканную из мифов, имеющих мало отношения к действительности.

Начнём с того, что, в отличие, скажем, от кхмерского Ангкор Вата, Пхимая1, Пхном Рунга3, Преа Вихеа4, или тайских Сукхотхая5, Аюттхаи6, Паган НИКОГДА не являлся заброшенным и полностью покинутым поселением. Бирманцы никогда не забывали о Пагане. Более того, в XVIII–XIX вв. главные храмы комплекса неоднократно реставрировались. И по сей день основные храмы Пагана (пагода Швеигоун, храмы Ананда, Татбинью, Годопалин, Дхаммаянджи, Бупайя) являются действующими культовыми сооружениями. В них можно видеть не только туристов, но и обычных буддийских паломников.

Вследствие того, что Бирма/Мьянма является сейсмичной страной, Паган часто страдал и страдает от землетрясений. Именно они, а вовсе не иноземные завоеватели наносили наибольший ущерб Пагану. Хорошо известно землетрясение 1975 г., в результате которого многие храмы и пагоды серьёзно пострадали, а некоторые и вовсе были полностью разрушены. Последнее землетрясение силой в 6.8 баллов произошло 24 августа 2016 г., в результате чего около 94 пагод были повреждены. То, что сегодня видят посещающие Паган туристы – на самом деле представляет собой многочисленные реставрации разных эпох – начиная со Средневековья и кончая нашим временем. Поверить в то, что до нас дошли подлинники якобы XI–XIII вв., как об этом любят писать в рекламных проспектах, совершенно невозможно, зная о частых землетрясениях и о том, что местное население всегда старалось поддерживать храмы Пагана в более-менее приличном состоянии.


Общий вид Пагана – фото автора.


Храм царя Манухи

Т.н. «Храм царя Манухи» в Пагане, построенный якобы в середине ХI в. н.э. Однако на самом деле – это современная реконструкция с применением неизвестного в Средние века бетона, что превращает сооружение практически в новодел. Небольшие пагоды на крыше здания являются целиком современными сооружениями. Храм действующий. Фото автора.

На сегодняшний день нет никаких доказательств того, что Паган некогда был столицей т.н. Первого Бирманского (т.н. Паганского) царства (согласно официальной версии – XI–XIII вв.). Никакие исторические источники не говорят об этом ни слова. Официально столицей данного государства был г. Пром (Пьи), расположенный приблизительно в 340 км к югу от Пагана. И это прекрасно известно как бирманским, так и зарубежным историкам.

Так, крупнейший отечественный бирманист ХХ в. И.В. Можейко пишет, что «Сам город Паган никогда не называли столицей — “пран”7. Право называться столицей в Паганском государстве сохранялось за Промом, городом, расположенным в семи километрах от развалин столицы пью — Тарекитары. Пром быстро вырос в крупный город и порт на Иравади и, очевидно, по традиции, оставшейся со времен пью, сохранил за собой ранг столицы страны»8.

Важным доказательством того, что Паган никогда не был столичным городом, является и тот факт, что вокруг него буквально на десятки километров нет ни одного крупного городского поселения, история которого восходила бы к Средним векам. В этом смысле Паган совершенно изолирован от остальных старинных бирманских городов. Для древности/Средневековья подобное было характерно лишь для центров паломничества, но не для столиц, вокруг которых обычно располагались предмостные укрепления, крепости, замки, защищавшие главный город на дальних подступах и со временем иногда выраставшие в отдельные города. Плотность населения вокруг Пагана и по сей день невысокая.

Так, в колыбели бирманского государства, в т.н. Верхней Бирме, расположено неподалёку друг от друга целое «созвездие» старинных городов – Ава (столица бирманского государства с перерывами в XIV–XIX вв.), Сагайн (религиозный центр страны и столица одного из бирманских княжеств в XIV–XV вв.), Амарапура (столица Третьего бирманского царства в 1783–1823 г., 1841–1857 гг.), Швебо (старинный город – столица Бирмы в 1754–1764 гг.), Мандалай (основан в 1857 г. – столица страны в 1857–1885 гг.), и ещё несколько более мелких городских поселений (Чаусхе, Моунъюа, Халин).

В Нижней Бирме мы также находим «созвездие» старинных городов – Пром (Пьи), Пегу (современное бирманское произношение – Баго), Хинтада, Бассейн, Сириам.

Единственное «историческое» место, более-менее близкое к Пагану – это гора Попа, расположенная в 60 км к востоку и являющаяся важным центром паломничества, поскольку представляет собой центр традиционного бирманского культа духов-натов, который восходит к добуддийским временам.

Хорошо известно, что в прошлом столицы укреплялись, как говорится, «по последнему слову техники». И в этом смысле Паган, если считать его столицей Первого Бирманского царства, представляет собой исключение. Площадь обнесённого стенами города сравнительно невелика – менее 3.2 км² (около 104 га). Ещё раз замечу, что большинство храмов и пагод находятся далеко за пределами городских стен (см. карту), внутри которых находятся всего шесть крупных храмов и пагод. Аргументы некоторых исследователей относительно слабой укреплённости города сводятся к тому, что, дескать, «столица находилась в центре страны, поэтому не нуждалась в защите…», мало убедительны, поскольку все остальные столичные города древнего/средневекового мира всегда хорошо укреплялись.

Карта Пагана


Карта Пагана. Взято из nashthai.ru

Общее впечатление, которое создаётся после посещения Пагана, состоит в том, что данный город никогда не был столицей, а представлял собой религиозный центр страны. Интересно, что в современной Мьянме также имеется город, состоящий из множества храмов, пагод и монастырей, и являющийся религиозным и духовно-образовательным центром государства. Это город Сагайн (другое название – Сикайн), расположенный в 22 км к юго-западу от г. Мандалай в Верхней Бирме, но, в отличие от Пагана, на западном берегу реки Иравади. Напротив Сагайна – на восточном берегу реки находится одна из старинных столиц Бирмы – город Ава (другое название – Инва).

Итак, в Мьянме имеются два «города храмов»: старый – Паган, и новый – Сагайн. В этом смысле страна отличается от соседних и достаточно близких к ней по культуре

государств – Таиланда, Лаоса, где ничего подобного нет. Интересно, что концепция бирманского «города храмов» в чём-то напоминает старинные русские/европейские представления о «святом граде Иерусалиме», который, судя по средневековым рисункам, выглядел именно как город храмов и монастырей.

Интересно, что многие туристы, посещая Паган, а потом Сагайн, невольно сравнивают эти два места, зачастую не задумываясь, насколько они близки к истине. Скорее всего, во времена Первого Бирманского царства со столицей в Проме (бирманское название данного города звучит как «Пьи», что дословно и означает «государство»), Паган представлял собой религиозный центр страны, и многочисленные паломники зачастую воспринимали именно его как главный город государства. Впоследствии, после распада Первого Бирманского царства, новые властители страны, перенёсшие политический центр на север, в г. Ава, перенесли по соседству со столицей и религиозный центр, расположив его на противоположном берегу р. Иравади, дабы неприятелям было гораздо сложнее захватить его.

То, что Сагайн, как религиозный центр Мьянмы, находится фактически напротив прежней столицы государства – Авы, выглядит логично. Из столицы защищать близлежащие города гораздо легче. Но возникает вопрос, почему же в годы Первого Бирманского царства религиозный центр – Паган находился так далеко от тогдашней столицы – Прома? Ответ, скорее всего, кроется в том, что в 60 км от Пагана расположен главный центр добуддийского культа духов-натов – гора Попа, представляющая собой потухший вулкан. Утверждая новую религию, бирманские правители расположили её религиозный центр поблизости от старого. Впоследствии оба культа – буддизм и поклонение духам-натам, тесно переплелись.

Считается, что Первое Бирманское царство рухнуло в результате «монгольского» вторжения в конце XIII в. В бирманских хрониках, составленных в XVIII–XIX вв., захватчики названы словом «тароп/тарук». Согласно бирманским и китайским хроникам, завоеватели трижды вторгались в Бирму в 1277 г., 1287 г. и в 1297 г., наносили поражения бирманским войскам, взяли Паган и привели государство в упадок, но до столицы страны – г. Прома не дошли, и в итоге не смогли завоевать страну. На рубеже XIII–XIV вв. бирманское государство распалось на отдельные княжества, а последние паганские цари перебрались в Верхнюю Бирму.

В историю «монгольского» вторжения в Бирму верится не больше, чем в остальные походы кочевников-пастухов из монгольских степей в дальние страны за тысячи километров с непонятно какой целью, в отсутствие дорог, налаженной экономики, и главное, транспортной связности с метрополией, расположенной якобы где-то и в ныне безлюдных степях в окрестностях современного Улан-Батора. Бирма и сегодня достаточно труднодоступна со стороны Китая, поскольку от собственно китайских территорий её отделяют несколько высоких труднопроходимых горных хребтов высотой около 4.5 тыс. м, и покрытых труднопроходимыми лесами. Горные хребты, представляющие собой ответвления от Тибетского Нагорья и Гималаев, расположены параллельно друг другу в направлении с северо-запада на юго-восток в китайской провинции Юньнань и вдоль современной китайско-бирманской границы, и разделены глубокими ущельями с текущими в них быстрыми реками, такими как Меконг и Салуин. И по сей день Бирму и Китай соединяет один единственный и по сей день довольно неудобный путь – т.н. «дорога Будды», перекрыть которую, как показал опыт Второй Мировой войны, достаточно несложно. Интересно, что в 1942–1945 гг. японские войска, перекрыв вышеупомянутую дорогу, тем не менее, не смогли проникнуть в провинцию Юньнань вследствие труднодоступности китайско-бирманской границы. В прошлом «дорога Будды» из-за вышеперечисленных неудобств использовалась мало. Вплоть до 1894–1897 гг. Китай и Бирма вообще напрямую не граничили – страны разделяла цепь полунезависимых княжеств и владений горных племён, вообще не признававших над собой ничьей власти. Военный конфликт между Китаем и Бирмой в 1765–1769 гг., закончившийся победой последней, во многом не имел продолжения и особых последствий для обеих стран именно вследствие географической труднодоступности региона. Современная китайско-бирманская граница была установлена усилиями английских топографов в конце XIX в., после чего к обеим странам отошёл ряд ранее ничейных территорий.

Говоря о «монгольском» вторжении в Бирму, историки всегда ссылаются на такой источник, как «Книга Марко Поло». Дескать, сам автор находился в обозе «монгольского» войска и всё правдиво описал! В действительности же, описания «страны Мян<9» и «области Вочиан» настолько туманны, что не могут, за исключением разве первого названия, быть приложенными к Бирме. Сообщение Марко Поло о том, что «область Мян граничит с Бангалой (Бенгалией)» недостаточно для идентификации, тем более, что вплоть до конца XVIII в. Бирма и Бенгалия не граничили между собой. Не соответствует истине и информация о том, что «царь Мяна и Бангалы» был один и тот же. Об этом нет никаких сведений. Слоны, упомянутые у Марко Поло, есть и в соседних странах. Покрытые золотом пагоды – тоже. Более того, Марко Поло дословно пишет, что «Вот как покорил эту область великий хан. Было у него при дворе многое множество шуткарей и плясунов…И что же? Покорили фокусники вместе с провожатыми область Мян»10. Нет никаких оснований считать, что некий «город Мян»<11 , упомянутый в книге, и есть Паган. Уже одного прочтения информации, изложенной в «Книге Марко Поло» достаточно, чтобы понять, что автор в Бирме никогда не бывал12.

Если говорить о бирманских источниках, то главный из них, а именно «Хроники Стеклянного Дворца»12, описывает «вторжение из страны Тароп Утибва» так, что вообще непонятно, о каком именно государстве и о каком народе идёт речь. Никаких намёков на «монголов», «степных кочевников», или хотя бы китайцев, там нет и в помине. Хорошо известно, что в Средние века словом «тароп/тарук» бирманцы называли страну и народ, живший к северу от Бирмы, а вовсе не современных китайцев, которые и сегодня, вообще-то говоря, живут к северо-востоку от неё. Интересно, что другое название страны Тароп/Тарук в бирманских хрониках звучит как Гандхала/Гандхара. Точно так же в древности называлась область на северо-западе Индии. Описания государства Тароп Утибва в бирманских хрониках таковы, что совершенно непонятно, что это за страна. Ясно лишь одно, что она находилось к северу от Бирмы и недалеко от последней, чего не скажешь о Китае, который вплоть до относительно недавнего времени вообще с Бирмой не граничил.

Кстати, если верить бирманским хроникам, Паган не был разрушен в ходе «монгольского» вторжения. Согласно «Хроникам Стеклянного Дворца» бирманский царь приказал покинуть город, забрав оттуда всё ценное.

Таким образом, с точки зрения элементарной логики, никакого «монгольского» вторжения в Бирму, скорее всего, никогда не было. Более того, сами бирманцы ещё недавно вовсе не считали, что «монголы» дошли и до них. «Монгольское нашествие» на Бирму во многом является плодом измышления западных учёных, комментировавших «Книгу Марко Поло» и китайские хроники, и решивших, что «тароп» бирманских хроник и Китай суть одно и то же.

Информация о «монгольском вторжении» в Бирму из китайских хроник схожа с информацией из «Книги Марко Поло». Однако следует иметь ввиду, что китайские хроники дошли до нас исключительно в печатных публикациях не ранее XVII–XVIII вв. и подозрительно подробно, в мельчайших деталях всё описывают. Откуда такая информированность, при том, что никаких хозяйственных документов, в т.ч. относящихся к вышеупомянутому походу, а также источников, непосредственно относящихся к династии Юань (якобы 1261–1368 гг.) до нас не дошло!?

Никаких монгольских источников/хроник о походе в Бирму нет вообще.

Тем не менее, в любом мифе есть доля истины. И бирманские, и китайские хроники сходятся в том, что Первое Бирманское царство прекратило своё существование в результате некоего иноземного вторжения.

Из бирманских хроник известно, что в XIV в. страна подверглась нашествию со стороны шанов – народа, родственного тайцам, и живущего главным образом на востоке современной Мьянмы на территории Шанского Нагорья. В XIV–XV вв. шаны играли важную роль в политической жизни Бирмы – их аристократия смешалась с верхушкой Первого Бирманского царства, и в середине XIV в. основала государство Ава, со временем подчинившего себе всю Верхнюю Бирму. Если верить китайским историческим источникам («Старая и новая истории династии Тан» , «История династии Сун» , «История династии Юань» ??), дошедшим до нас в печатных публикациях не ранее XVII–XVIII вв., якобы в VII в. н.э. на территории провинции Юньнань, расположенной на юго-западе Китая и граничащей с современной Мьянмой, возникло государство Наньчжао, которое в середине Х в. н.э. было переименовано в государство Дали (по названию столицы) и просуществовало якобы до 1257 г. Сегодня считается, что предки шанов и тайцев были основным населением Наньчжао. После завоевания Дали «монголами», тайцы и шаны в конце XIII в., первой половине XIV в. начали активную экспансию на юг и на запад, в результате которой возникли как тайская, так и шанская государственность. Cледует обратить внимание на то, что названия «Дали» и бирманское название Китая – Тароп/Тарук/Тарут14 достаточно похожи. Ещё раз напомню, что в Средние века этот термин означал не современный Китай, а территорию к северу от Бирмы, в т.ч. и нынешней китайской провинции Юньнань. Скорее всего, конец Первому Бирманскому царству положило именно нашествие ближайших соседей – шанов в середине XIV в., а вовсе не пришедших из далёких степей Центральной Азии монголов.

В ранней истории Мьянмы особое место занимает государство Пью, существовавшее на территории страны якобы в VII–IX вв. н.э. Данная страна, также называвшаяся по

санскритски Шри Кшетра, считается предшественником собственно бирманского государства. Сведения об этом государстве крайне отрывочны и восходят в основном к китайским источникам (напр. «Старая и новая истории династии Тан» ). Считается, что первоначально Пью представляло собой разрозненные города-государства, возникшие якобы в I–II вв. н.э., и которые в первой половине VII в. н.э. объединились. К государству Пью восходит современное бирманское летоисчисление, начинающееся с 638 г. н.э. Согласно бирманским хроникам, основатель Пагана король Тхаммадарит также принадлежал к правящей династии государства Шри Кшетра. Столица Пью – Тарекитара, находилась в окрестностях современного города Прома (Пьи). Учитывая, что бирманское (а также монское15) название города одновременно означает и «страна», первоначально вышеупомянутый город и был собственно государством, а затем постепенно распространил своё влияние на окрестные земли. Это вполне соответствует официальной версии раннебирманской истории, согласно которой первоначально страна Пью представляла собой совокупность городов-государств. Считается, что подобно Первому Бирманскому царству, государство Пью было буддийским и развивалось под влиянием индийской культуры. Письменные памятники Пью, представляющие в основном надписи на погребальных урнах, камнях и стелах, обнаружены как в Верхней, так и в Нижней Бирме. Найдены они и в Пагане. Считается, что язык пью, родственный бирманскому, но отличающийся от него, и впоследствии вымерший, активно использовался и в эпоху Первого Бирманского царства. Интересно, что последние надписи на языке пью относятся, как считается, к концу ХIII в., что совпадает с концом существования Первого Бирманского царства. Никаких письменных документов, кроме вышеупомянутых надписей, от государства Пью не сохранилось.

Считается, что пью и бирманцев разделяют века, но тот же И.В. Можейко справедливо признаёт, что «Пью не строили больших храмовых сооружений, могущих поспорить по величине с паганскими исполинами, хотя пагоды в Хмозе16 достигали внушительных размеров и сродни по форме некоторым из паганских (выделено мною, К.А.К.). Храмы пью были невелики, но один из дошедших до наших дней, Лемьетна, повторяет в плане Ананду, а другой храм, Бе-бе, представляет собой внутри квадратное помещение с возвышением у одной из стен, что напоминает и некоторые индийские храмы и «малые» храмы Пагана (выделено мною, К.А.К.)17.

Столичный статус Прома/Тарекитары подчёркивает его внушительная площадь. Территория внутри городских стен составляет около 28.9 км² (1477 га), что намного превышает площадь собственно Пагана (3.2 км², или 104 га).

Согласно содержанию «Старой и новой истории династии Тан» государство Пью было разрушено в результате вторжения со стороны королевства Наньчжао где-то около 832-835 гг. н.э., и более не восстановилось. В ходе вторжения войска Наньчжао взяли и разрушили один из основных городов на севере страны – Халин, но при этом не дошли до Тарекитары. Затем территорию страны Пью заняли бирманцы, которые основали Первое Бирманское царство в 1044 г.

В китайской «Истории династии Юань» (), составленной якобы в конце XIV в., но дошедшей до нас исключительно в печатных публикациях не ранее XVII–XVIII вв., присутствует крайне любопытная информация, а именно: Первое Бирманское (Паганское) царство прямо названо «государством Пью» (кит. pià?o guó?). Последнее сообщение настолько удивило крупнейшего англо-бирманского специалиста по истории Бирмы Гордона Льюса, что он не удержался от комментария, назвав данное сообщение «поразительным», и предположив, что в данном случае, с одной стороны, название «Пью» почему-то является синонимом названия «Паган», а с другой стороны, что монгольский военачальник пытался сыграть на «националистических чувствах народа пью18». Увы, в Средние века понятия «национализм» ещё не существовало, а Гордон Льюс прошёл буквально в шаге от замечательного открытия.

В истории Первого Бирманского царства присутствует один очень любопытный казус, на который уже давно обратили внимание историки и археологи: при раскопках пока не обнаружено НИ ОДНОЙ древнебирманской монеты. Поразительно, как столь крупное государство, территория которого была немногим меньше современной Мьянмы, полностью обходилось без денег!? И в то же время находки монет государства Пью достаточно многочисленны – их можно увидеть в любом крупном бирманском музее.

Согласно предположению автора данной статьи, скорее всего, государство Пью и Первое Бирманское (Паганское) царство суть одно и то же. По всей видимости, бирманские историки XVIII–XIX вв. (автор т.н. «Великой Хроники» историк У Маунг Кала, составители «Хроник Стеклянного Дворца»), спутали два свода сообщений/летописей, которые повествовали об одном и том же, но различались в языковом плане. Так вполне подлинное Первое Бирманское царство разделилось на самое себя и государство Пью, причем последнее было отодвинуто в прошлое, по-видимому, вследствие того, что народность пью давно слилась с бирманцами, летописный свод не сохранился, а язык исчез. В прошлое сдвинулась и хронология, в отношении которой следует заметить, что 638 г. н.э. и 1044 г. н.э. относительно близки, если смотреть на десятичные числительные (38 и 44 соответственно).

Итак, подведём итоги:

государство Пью и Первое Бирманское царство просуществовали приблизительно одинаковое время – около 250 лет;

первоначально пью жили в разрозненных городах-государствах, которые затем объединились. То же самое касается и бирманцев, изначально существовавших под властью разрозненных княжеств – т.н. каруинов;

столица обеих стран находилась в одном и том же месте – в г. Пром (Пьи), название которого в переводе с бирманского просто означает «страна/государство». В настоящее время туристы могут осмотреть руины столицы Пью – Тарекитары, в 10 км к востоку от современного города. А где руины столицы Первого Бирманского царства? Их туристам не показывают, потому что таковых никогда не было, поскольку, скорее всего, Тарекитара и столица Первого Бирманского царства суть одно и то же! Тот факт, что руины храмов

Тарекитары выглядят гораздо скромнее Пагана, не должен удивлять19. И в наши дни духовный центр страны г. Сагайн по концентрации храмов занимает первое место в Мьянме, а вовсе не другие города страны;

историкам прекрасно известно, что и в Первом Бирманском царстве бирманцы и пью, а также их языки сосуществовали;

первоначальный духовный центр государства Пью/Первого Бирманского царства находился в Пагане, построенном специально на месте пристани на берегу главной транспортной артерии страны – р. Иравади, откуда начинается дорога к священной горе Попа – месту добуддийского языческого культа. Впоследствии, после вторжения шанов с востока и северо-востока, духовный центр перенесли на западный берег Иравади поближе к новой столице страны – г. Ава;

письменные памятники на языке пью присутствуют в Пагане, существование которого историки относят к XI–XIII вв. Первое Бирманское царство было полиэтническим государством, в котором, наряду с бирманским языком, активно использовались и другие языки – пали, пью, монский. Как считается, последние надписи на языке пью относятся к концу существования Первого Бирманского царства. Впоследствии язык пью полностью уступил место бирманскому;

монеты Пью хорошо известны из археологических находок, но неизвестно ни одной монеты Первого Бирманского царства, что, как говорится, наводит на размышления;

дата возникновения государства Пью и/ли его первой династии – 638 г. н.э. является основой бирманской хронологии. При этом считается, что бирманцы основали своё собственное государство якобы «на пустом месте», т.е. через два столетия после разгрома государства Пью. Если бы это было так, то предшествующая история совершенно не трогала бы бирманских правителей, поскольку формально не имела к ним никакого отношения. Между тем, это не так, да и бирманские хроники проводят линию преемственности между государством Пью и Первым Бирманским царством;

в ходе вторжения со стороны королевства Наньчжао якобы в 832–835 гг. н.э. захватчики взяли один из основных городов пью на севере – Халин, но до главного города – Тарекитары, по-видимому, не дошли;

в ходе «монгольского» вторжения в конце XIII в. завоеватели заняли Паган, но не дошли до столицы страны – Прома;

некоторые китайские исторические источники, например, «История династии Юань», прямо отождествляют Первое Бирманское царство и государство Пью;

и то, и другое государство исчезли в результате вторжения с востока/северо-востока;

есть некоторое сходство в названии «Дали» столицы государства Наньчжао/Дали – якобы предшественника тайской и шанской государственности, и бирманского слова «Тароп/Тарук/Тарут», сегодня означающего «Китай», но в древности обозначавшего страну, непосредственно граничившую с северо-восточной окраиной Бирмы;

имеется определённый параллелизм между «монгольским» вторжением в Бирму конца XIII в., и шанским вторжением в страну во второй половине XIV в. Скорее всего, реальным было лишь шанское вторжение.

Целью данной статьи было указать на параллелизмы в истории Первого Бирманского царства и государства Пью/Шри Кшетра. Установление подлинной хронологии Первого Бирманского царства якобы XI–XIII вв. – это отдельный вопрос, требующий дальнейшего изучения.

Литература и источники:

1) Материалы экспедиции автора статьи в Мьянму 20.02–3.03.2017 г.

2) «Книга Марко Поло». Пер. с фр. И.П. Минаева. М., Географгиз, 1955.

3) Можейко И.В. «Пять тысяч храмов на берегу Иравади». М., «Наука», 1967 г.

4) Карта Пагана. Доступно: http://www.nashthai.ru/bagan-gorod-ty-syach-pagod-v-birme/?%9D%09

5) G. Luce “The Early Siam in Burma’s History”.
Доступно: http://www.siamese-heritage.org/jsspdf/1951/JSS_047_1c_Luce_EarlySyamInBurmasHistorySupplement.pdf

6) “The Glass Palace Chronicle of the Kings of Burma”. Translated by Pe Maung Tin and G.H. Luce. Oxford University Press, London: Humphrey Milford, 1921.

7) Nyi Win “The Pyu Nation”. Доступно: https://nyiwin.worldpress.com/2010/09/29/the-pyu-nation/

8) Bob Hudson “Myanmar History: Who are the Pyus and where are they Now?”
Доступно: https://nyiwin.worldpress.com/2010/07/14/myanmar-history-who-are-the-pyus-and-where-are-they-now/

9) Elisabeth Moore “Interpreting Pyu Material Culture: Royal Chronologies and Finger-marked Bricks”. Myanmar Historical Research Journal, № 13, June 2004.

10) 1992. Битвы китайской и мировой истории: большой энциклопедический словарь. / сост. Чэнь Сы. Юэян, издательствово провинции Хунань, 1992.

------------------------------------------------------------------------------------

Пояснения:

1 Название «Мьянма» употребляется автором данной статьи применительно к современной стране с соответствующим названием. Во всех остальных случаях используется прежнее название страны – «Бирма». (Прим. авт.).

2 Пхимай – руинированный древнекхмерский храмовый комплекс, расположенный в 60 км к северо-востоку от г. Корат на территории современного Таиланда. Согласно традиционной версии, создан в X-XIII вв. (Прим. авт.).

3 Пхном Рунг (тайск. Пханом Рунг) – руинированный древнекхмерский храмовый комплекс, расположенный в 65 км к югу от г. Бурирам на территории современного Таиланда. Согласно традиционной версии, создан в X–XIII вв. (Прим. авт.)

4 Преа Вихеа – руинированный древнекхмерский храмовый комплекс, расположенный на границе Камбоджи и Таиланда. Согласно традиционной версии, создан в X–XIII вв. (Прим. авт.).

5 Сукхотай (Сайам) – руины столицы одноимённого тайского государства, расположенные в 60 км к западу от современного г. Пхитсанулок в северной части центрального Таиланда. Согласно традиционной версии, построено в XIII–XIV вв. (Прим. авт.).

6 Аюттхая – столица королевства Сиам в XV–XVIII вв. Располагалась в 60 км к северу от современного г. Бангкок. Разрушена бирманцами в 1767 г. (Прим. авт.).

7 Транслитерация бирманского слова, которое в современном произношении звучит как «пьи». (Прим. К.А.К.).

8 Можейко И.В. «Пять тысяч храмов на берегу Иравади». М., «Наука», 1967 г. Стр. 39.

9 По-бирмански название страны звучит как «Мьянма», а по-китайски страна называется ?? Miandiàn. (Прим. авт.).

10«Книга Марко Поло». Пер. с фр. И.П. Минаева. М., Географгиз, 1955. Стр. 144. Скорее всего, здесь допущена какая-то ошибка в переводе, причем оригинальный текст в данном случае утрачен. (Прим. К.А.К.).

11 Там же, стр. 144.

12 Там же, стр. 141-144.

13 «Хроники Стеклянного Дворца» – компиляция по истории Бирмы на основе нескольких летописей, составленная усилиями придворных бирманских историков в первой половине XIX в. (Прим. авт.).

14 В разных бирманских источниках приводится разное написание этого слова (Прим. авт.).

15 Моны – народность, исторически являвшаяся исконным населением Нижней Бирмы. Ныне проживают преимущественно на юго-востоке Мьянмы. (Прим. авт.).

16 Хмоза – современное название деревни в 10 км от г. Пром, у которой расположены руины г. Тарекитара. (прим. авт.).

17 Можейко И.В. «Пять тысяч храмов на берегу Иравади». М., «Наука», 1967 г. Стр. 71.

18 Дословно “A surprising expression…Did Ch'ieh Lieh (монгольский военачальник – прим. К.А.К.) encourage the nationalists by seeking to revive the Pyu language?” G. Luce “The Early Siam in Burma’s History”. Стр. 97-98. Доступно: http://www.siamese-heritage.org/jsspdf/1951/JSS_047_1c_Luce_EarlySyamInBurmasHistorySupplement.pdf

19 По этой причине Пром и его окрестности практически неизвестны иностранным путешественникам и туристам, хотя руины Тарекитары являются Памятником Всемирного Наследия ЮНЕСКО. (Прим. авт.).



(статья получена 06.05.2017)