Официальный сайт проекта НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ Статьи

Чистилище в русской традиции.
Благословенная русская баня

И.Вотинов

Недавно обнаружил крайне удививший меня факт. И у башкир, и у татар существует общая легенда о принятии Магометанской веры. У башкир она, в частности, записана в книге «Тарих Нама-И Булгар» (Книги истории Булгара) башкирского писателя и муллы Таджетдина Йалчигула (1768—1838). У татар – в сочинении Действительного Статского Советника К. Фукса в книге «Казанские татары, в статистическом и этнографическом отношении», изданной в 1844 году. Приведу отрывок из последней: «Мулла Сейфулла-Кази Муртазин сообщил мне маленькую рукопись на Татарском языке, в которой можно видеть начала этого обряда; здесь для любопытства я прилагаю перевод из неё. Когда Айдар-хан, в 9-е лето от эгиры, начал царствовать в Болгарах, тогда Магомет, для распространения своей веры между язычниками, послал туда трёх своих веропроповедников Абдур-Рахмана, сына Зубирова, Хантала, сына Рабиа и Субейра, сына Джада; снабдив каждого из них нужными вещами, кои бы они могли употреблять для произведения чудес, если потребно будет. Субейру дал он чернильницу, Ханталю тросточку, Абдур-Рахману чалму или тюрбан; пришедши в Болгары, они выдали себя за врачей и начали лечить от разных болезней. Дочь Айдар-Хана получила паралич, и хотя пользовали её от этой болезни многие врачи, однако не было успеха. В один день Визирь Ханский осмелился сказать ему: Высокомощный Хан! Да сохранит Бог здравие твоё на многие лета. В городе нашем проживают три Аравитянина, с которыми никто из наших врачей сравниться не может в лечении разных болезней. Без сомнения они вылечат дочку твою. Но да будет тебе известно, что вера их от нашей различествует.

Хан, убеждённый этими словами своего Визиря, повелел немедленно представить пред его лице помянутых Аравитян. Когда же сии веропроповедники к нему представились, то, после обычных Хану благопожеланий, Хантала, знавший превосходно Турецкий и Румейский языки, на вопрос Ханский: откуда они и какой их промысел, отвечал, что они из Медины и занимаются вылечиванием болезней. Хан сказал им, что дочь его уже 7 лет, как лежит больная, и спросил у них, не имеют ли они какого-либо средства к возвращению ей здоровья. На сие Хантала отвечал, что наперёд надобно узнать качество одержащей её болезни. По исследовании же сего все единогласно сказали, что она поражена параличом. Хантала же присовокупил, что для врачевания этой болезни потребны ему древесные ветви, и именно от берёзы; а как это дерево в изобилии находилось в Ханских владениях, то ни мало немедля и принесены были от него ветви. Но как Хантала, посмотрев на них, сказал, что они старой берёзы, а ему нужны ветви с нежной и молоденькой, то Хан отвечал ему, что в зимнее время, отыскать такой невозможно. На эти слова Ханския Хантала сказал: но мы с Божьей помощью такую найдём, ежели вы примете нашу веру. Хан на это условие согласился, только чтобы они отыскали ветви молоденькой берёзы и возвратили бы здоровье дочери его. Тогда веропроповедники данную им от Махомета чернильницу ставят на пол и в неё втыкают тросточку. Потом Абдур-Рахман, надев на голову данную ему от Махомета чалму, произнёс вслух молитву с поклонами (рикаат). Когда он в заключение её сказал аминь, что повторили и два его товарища, тогда тростиночка, воткнутая в чернильницу, начала расти, распушаться в маленькую берёзку, наконец вышиной сравнялась с кровлей Ханского дворца, и распустила свои ветви. Тогда, связав несколько ветвей в веники и отведя больную в баню, начали её парить, от чего она тотчас и выздоровела. Удивлённый сим происшествием, Хан немедленно принял Магометанскую веру.

Примеру его последовал и Бурадж с прочими Визирями и гражданами. Наскоро построена мечеть и в настоятели при оной определён Хантала, который при сказывании проповеди (Хутьба) опирался на воткнутую им в чернильницу трость. Это произошло в XII год от эгиры, или бегства Магометова, то есть в год Барана, в 26 день Рыб и в XII Рамазан. Три эти товарища пробыли в Болгарах десять лет и в школе, учреждённой при мечети, давали тамошним жителям наставления в правилах своей веры. Наконец Абдур-Рахман и Субеир возвратились в Медину. Хантала же остался в Болгарах, женился на вылеченной им девице и скончался уже в глубокой старости».

Не знаю, как вы, а лично я никак не ожидал увидеть, нашу русскую парную с березовым веником в качестве инструмента обращения в магометанство. Поскольку меня интересует Новая хронология А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского (Нх ФН), то попробовал найти объяснение этому, опираясь на ее «реперные» точки. Согласно Нх ФН когда-то не только католицизм и православие, но и ислам были единой религией. А Иисус Христос родился в XII веке, какое-то время жил на Руси и остался известен у нас, как апостол Андрей Первозванный и князь Андрей Боголюбский. Ну, если Иисус Христос, действительно, жил на Руси, тогда он мог и перенять у нас эту банную традицию. И не пришлось даже долго искать подтверждения такому факту.

Вот слова, как будто принадлежащие самому Святому Андрею: «Дивно видехъ въ земли Словеньстей, видехъ бани древяны и въ нихъ много каменiа, и пережегше каменiу то румяно, и нази обливаются квасомъ кислымъ, и прутиемъ младымъ бiются сами дотолика, едва излезут живи, и облiются водою студеною, и паки оживут; и то творятъ по вся дни, сами ся мучатъ»(1).

В. Н. Татищев в своей «Истории Российской»(2) приводит слова Нестора об Андрее Первозванном: «Придя же к славянам, где ныне Новгород, и видя обычаи людей, как моются и парятся в банях, удивился им. Оттуда пошел к варягам и в Рим, где поведал, сколько научил и сколько видел».

Эти же слова летописца, правда с некоторыми оговорками приводит и Макарий, митрополит Московский и Коломенский в «Истории русской церкви»(3). Он пишет: «Соглашаемся, что в повествовании нашего летописца есть небольшая странность, когда говорит он, будто святого Андрея до такой степени мог занять обычай новгородских славян мыться в банях. Но это необходимый нарост и прикраса, без которых не может обойтись самое достоверное предание...»

Но чуть ниже вновь с некоторым непониманием повествует: «...сначала в нашей летописи говорится, что когда святой апостол Андрей был у Киева, он взошел только на горы киевские, благословил их и утвердил на одной из них крест, пророчествуя о будущем здесь великом городе и многочисленности в нем Божиих храмов, а когда достиг Новгорода, то подивился только странному обычаю местных славян мыться в банях; и ни слова о том, учил ли кого у нас святой благовестник, занимался ли своим главнейшим делом — проповедию — или только путешествовал для какой-либо другой цели. Но далее читаем, что когда от нас он отправился пришел в Рим, то, прежде всего исповеда там христианам, елико научи и елико виде он в земле словенской, путешествуя в Рим»

Но сразу же, не допуская мысли о возможности зарождения христианства на Руси: «Впрочем, не станем обольщать себя и сознаемся, что если и положены были святым апостолом Андреем в странах киевских и новгородских какие-либо начатки христианства, то они существовали очень недолго. Грубость народа, недостаток в приготовленных пастырях и учителях, гонения от язычников, а вместе постоянные смуты и перевороты политические были причиною того, что святая вера, как и у некоторых других народов, просвещенных самими апостолами, на целые века подавлена была у нас совершенно». Не верил Макарий в русский народ.

Но перед тем же сам приводил сведения из византийских источниках о святых Енене, Нирине и Пине: "Эти святые были из Скифии, из северной страны, ученики святого апостола Андрея. Они учили о имени Христовом, и многих из варваров обратили к правой вере, и крестили. И рассказывает связанное с их именами предание, где тоже заметен «банный след» Христовой веры: «Стояла лютая зима, и все реки до того промерзли, что по льду ходили не только люди, но и кони, и волы. Князь велел поставить на льду большие деревья, как будто с самыми корнями, и к ним привязать святых. Когда взволновалась вода и, пробиваясь сквозь лед, мало-помалу дошла до шеи святых, они от великой лютости предали святые души свои Господу».

Очень похоже на то, что речь идет о том же, что и в татарских и башкирских сказаниях, запаривании веников и еще о нырянии из парилки в зимнюю прорубь. Может быть, когда-то веники запаривали, ставя их в воду толстыми концами? Любопытно, кстати, попробовать.

А прорубь, между прочим, на Руси раньше называлась Иордан. Не это ли и есть изначально обряд крещения? Может от этого русского слова уже позднее пошло название ближневосточной реки, а не наоборот? Но, как же тогда древняя Палестина, куда ходили и ходят паломники? С посохами...

А кстати. В башкирском варианте сказания о разбитой параличом ханской дочери почему-то посохом назван банный веник. Хотя, в общем-то, логично. Посох – посохший. А слово Поломник? Считается, что это слово произошло от слова пальма. Пальмовник, потому что паломники возвращались из Палестины с пальмовыми ветвями. Но, похоже, что не с пальмовыми, а с березовыми ветвями они возвращались. И возможно, первоначально это было слово «по-ломник» – тот кто ходил ломать эти банные веники. А, прости господи, Палестина? Вновь поменяем «а» на «о»: по лестину (лесину?). Получается, что ходили по-ломники по лесину, для заготовки посохов, как нынче по грибы ходят грибники.

И очень трудно становится пройти мимо часто используемого в Ордынской Руси по отношению к иноверцам слова «поганый», где сливаются смыслы «замаранный, грязный» и «некрещеный».

Согласно дошедшим до нас источникам,  паломники в начальный период распространения христианства шли в храмы Амона в Фивах, Осириса в Абидосе, Аполлона в Дельфах. А из истории католичества нам известно о таком месте паломничества, как «Чистилище святого Патрика», которое находилось на одном из островов озера Лох-Дерг в Ирландии. Неужели и католическое чистилище – это русская баня? По названию очень похоже. Но, кажется, там черти мучили человека.

В 1643 году Педро Кальдерон Де Ла Барка написал драму «Чистилище святого Патрика»(4), где описал, что происходило согласно легенде в этом страшном месте с грешником Людовико. Приведем несколько отрывков в переводе Константина Бальмонта.

Первая процедура:

И вот, схватив меня и осыпая
Свирепыми ударами, они...
И стали жечь меня, и стали ранить...

Вторая процедура:

Пройдя, я очутился на лугу,
Цветы там были пламенем, - как это
Бывает в знойном августе, когда
В полях поспеет жатва...
там возлежали
Толпы людей на ложах из огня...

Третья процедура:

Пройдя вперед, я новое увидел:
От страшных пыток раненых лечили,
Прикладывая к ранам их свинец
Расплавленный, с пылающей камедью...

Сопутствующее наблюдение:

И вот вкруг одного из этих зданий
Сквозь двери и дымящиеся стены
Прорвались ярко полосы огня;
Как будто дом внезапно загорелся,
И пламя выходило, где могло.
"Вот, - мне сказали, - дом увеселений,
Купальный замок женщин тех, что в жизни,
Желаниям бесстыдным повинуясь,
Всем сердцем возлюбили ароматы,
Прикрасы, умащенья и купанья".

Четвертая процедура:

Вошел я внутрь и увидал в пруду
Из снега - женщин редкой красоты.
Их множество там было, все дрожали...
Замерзшие их члены были видны
В кристальности прозрачной льдистых вод...

Заключительное действо:

Я был перенесен в иное место,
И мнилось мне, что, виденные мною,
Все души здесь собрались, и хотя
Их пытки были здесь еще сильнее,
Они на вид спокойные стояли,
Все с радостными лицами, и воздух
Не оглашали криком нетерпенья...

Не смотря на образность выражений, трудно не увидеть схожесть пути через Чистилище святого Патрика с обычными банными забавами. Вначале грешника веником отхлестали. Затем на скамью с подогревом уложили. Следом шли, видимо, какие-то натирания. Насчет расплавленного свинца автор, скорее всего, добавил от себя для пущего страха. А вот камедь - водорастворимый сок лиственницы - вполне могла использоваться. Завершали «муки» холодная купель и парная.

Кто был в русской бане, не может не согласиться с тем, что это доведение себя нагнетанием температуры и истязанием веником до изнеможения, а потом резкое обливание холодной водой приводит к неповторимому чувству заново рожденного. Но это совершенно оказалась не понятым в традиции латинской с их страхом перед разведенным под котлами огнем. Для них это картины ада, в лучшем случае ЧИСТИЛИЩА. Для них там правит бал сатана. А для нас это божественно. Так же понимал нашу баню и Иисус Христос.

И рискну, в заключение, предположить, что скрывается за акридами, которыми как известно питался вместе с диким медом Иоанн Креститель, человек у которого Иисус Христос и выучился банному делу (перенял обряд крещения).  Что после бани очень полезно употребить с медом? Ну, конечно, чашку горячего чая. Акриды – это, по всей видимости, кипрей (иван-чай), который, как известно, русские купцы в старину тоннами поставляли даже на международный рынок. Здесь, возможно, каким-то пока непонятным образом отразились названия двух известных островов Крит (акриты) и Кипр (кипрей).

Орден рыцаря Бани. Великобритания

Орден рыцаря Бани (Великобритания)

И вот еще один удивительный факт. Одним из древнейших орденов Великобритании является орден Бани. Глава (Великий магистр) этого ордена - сам правящий британский монарх. До 1815 года претенденты на этот орден накануне своего получения рыцарства должны были подвергнуться ночному бодрствованию с постом, молитвами и купанием.
Орденский знак представляет собой овал, в котором находятся три короны. Между коронами помещены скипетр, репейник и роза. По ободку знака написан девиз ордена «Tria juncta in uno», что обычно читается как «Трое – едины». Скипетр с розой - это старинный нагрудный знак английских королей. Чертополох - это символ Шотландии.

Таково традиционное объяснение. Но оно не дает ответа на все вопросы. А кто же здесь третий? И почему нет на ордене его символа? Не понятно и причем здесь, в таком случае, баня. Чаще всего последнее обстоятельство объясняют тем, что этот орден первоначально дали тем 36 настолько приближенным рыцарям короля, что они с ним вместе даже мылись в бане.
Эти объяснения кажутся противоречивыми. Либо это символ союза неких трех государств, либо банный клуб нескольких десятков человек.
Исходя из выше приведенных сведений о жизни Андрея Первозванного, ассоциируемого с Христом. Исходя из того, что обретенные в новгородских землях знания, он явно преломил через свои философские и религиозные представления, предположим следующее.
Девиз ордена читается как "Три в одном" (Три обретения в бане). Этим трем обретениям соответствуют три символа: роза, чертополох и скипетр. За человеческую историю на каждый из этих знаков наслоилось значительное количество разных смыслов. Но все-таки рискнем выбрать. По-прежнему исходим из того, что у христиан первоначально была единая религия с приверженцами ислама. Да и все другие мировые религии тоже прежде были едины.
А на Древнем Востоке роза однозначно являлась символом мужской красоты (орден-то у нас рыцарский).
Чертополох – в Китае его до сих пор считают символом стойкости и долговечности, поскольку после обрезки он не теряет свою форму.
Скипетр – символ власти. Но изначально его историю обычно ведут от пастырского жезла, связанного с мудростью его держащего.
Судя не только по этим символам, но и по архитектуре дошедших до нас римских банных комплексов, которые включали в себя саму баню, гимнастические залы и библиотеку, баня Христа давала три вещи – красоту, долголетие и мудрость.

Литература

1. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью". - Полное Собрание Русских Летописей (ПСРЛ), тома IX-XIV. Москва, изд-во "Языки русской культуры", 2000.т.9

2. В.Н. Татищев, История Российская. Часть 2

3. Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский. "История русской церкви". Книги 1-7. - Москва, изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1994-1996.

4. Педро Кальдерон де ла Барка. Драмы. В двух книгах. Книга первая, "Литературные памятники", М., "Наука", 1989

(Статья получена 26.09.2014, дополнена 2.12.2014)