Сборник статей по Новой Хронологии
Официальный сайт проекта НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ Статьи

ИСТОРИЯ РОДА ГАРИБАЛЬДИ В КРЫМУ

П.Пергало

ИСТОРИЯ ПРОСЛАВЛЕННОГО РОДА ДЖУЗЕППЕ ГАРИБАЛЬДИ В КРЫМУ НАСЧИТЫВАЕТ ПОЧТИ ДВА ВЕКА. Однако до сих пор она освещена фрагментарно, путано и полна тёмных мест. Отчасти такое положение связано с переломным моментом в жизни колонистов, как и всей страны: октябрьский переворот 1917 года разрушил старый уклад и круто изменил человеческие судьбы. Беспрерывная череда войн, голода и Террора почти не оставила средств восстановить общее родовое древо этноса, сплетённое из ветвей итальянских родов и кланов. Архивные тайны по-прежнему тяготят потомков.
Не успела Европа приручить турецкий султанат, как к берегам Чёрного моря устремились сотни торговых кораблей. Морская торговля усилилась в конце 18 века после захвата Таврии романовской династией. Вывоз хлеба через старые и новые порты Азово-Черноморского бассейна стал основным делом для большинства торговцев из Италии. В их числе оказался и дядя героя Италии Джузеппе Гарибальди – Амвросий (Антон Иванович), который в 1819 году перенёс торговую контору из Феодосии в Таганрог. Спустя десять лет Амвросий Гарибальди становится вице-консулом Сардинского, а затем и Неаполитанского, королевства в Керчи.
Во время очередного захода в Таганрог (весной 1833-го) Гарибальди даёт клятву посвятить жизнь борьбе за объединение Италии. Затем в течение 13 лет он сражается в Южной Америке и возвращается в Италию в период революции 1848 года. В таком случае его кузен, которого также звали Джузеппе Гарибальди, самостоятельно добирается до Кафы, где (по некоторым данным) около 1840 года женится на немецкой девушке из соседнего села. Семья Бауэр проживала в колонии Герценберг, основанной в 1804 году выходцами из Германии и Цюриха. В начале века её население составляло всего-то 45 человек католиков и лютеран. В 1870-е годы участок земли приобрёл здесь известный винодел Л. С. Голицын.
Джузеппе вербуется капитаном на судно феодосийского купца Леонардо Дуранте, тем и зарабатывает свой хлеб. Почему из всех портов Джузеппе выбирает именно Феодосию? Свою роль сыграли старые связи семьи Гарибальди в городе, итальянскую диаспору которого составляли в основном выходцы из Лигурии. Некоторые из них перебираются позже в Керчь, где мы встречаем Бианки и генуэзскую линию Скоччимарро, породнившихся с транийскими Скоччимарро через сестёр Ла Рокка. О крепости этих связей свидетельствуют удивительные пересечения семей Гарибальди с другими итальянскими родами на протяжении полутора веков. Не исключено, что отцом Джузеппе Гарибальди и является посланник земель Италии Амвросий Гарибальди, скончавшийся в Керчи в 1846 году.
Выразив сожаление по поводу переименования улицы имени Джузеппе Гарибальди в Одессе, Григорий Зленко пишет в своей статье: «В «Одесском вестнике», помеченном 22 июня 1846 года, нашлась некрологическая заметка, поведавшая о жизни так прочно забытого человека, что о нем напрасно спрашивать лучших отечественных знатоков старой Италии. Приведу эту публикацию целиком, ибо она является единственным у нас источником сведений об Антоне Гарибальди:
«Керчь, 11 июня 1846 года. 6-го июня, в 3 часа утра, скончался в нашем городе после кратковременной болезни старейший из пребывающих здесь иностранных консулов Антон Иванович Гарибальди, на 69-м году своей жизни…Отпевание тела его происходило в здешнем католическом храме и потом 7 числа, в сопровождении городского начальства, иностранных консулов и многочисленного стечения граждан…отвезено с приличными званию его почестями на общественное кладбище и там предано земле». Взор останавливался на всевозможного рода нарядах интернациональной толпы».

Однако в Таганроге, например, сохранились важные документы той поры. Вот только одна из записей в «Адрес-календаре» за 1825 год об общественных деятелях местного градоначальства: «В конторе Карантинного отделения представители от купечества купцы I гильдии Александр Гер и Амвросий Гарибальда». Не один раз упоминаются торговые операции купца Гарибальди в таможенном журнале. Среди записей особый интерес вызывает строка, отмеченная 1820 годом: «Об выдаче свидетельства о товарах, выгруженных из судна шкипера Гарибальды». Этим шкипером был не кто иной, как Доменик – родной отец борца за объединение Италии. Более того, журнал таганрогской таможни сохранил для нас также запись 1830 года о досмотре пассажира Джузеппе Гарибальди, посетившего дядю Амвросия в Керчи. Об этом визите упоминает в «Заметках о Керчи…» и А. Сумароков (Альманах «Таганрог – Италия, февраль 2012 г. Труды краеведческого музея).
Изучая документы Сената, Григорий Зленко «вдруг обнаружил, что одним из таких указов, от 4 октября 1828 года, «Сардинским Вице-Консулом в Керчи и окрестностях сего порта» был признан некий Антон Феликс Гарибальди, о чём также сообщил «Одесский вестник». Эта же газета написала 25 февраля 1842 года: «Государь Император, по положению Комитета господ Министров, Высочайше соизволил» признать неаполитанским консулом в Керчи Антона Гарибальди (Г. Зленко «Тайна Джузеппе Гарибальди». Газета. ру).
В разных источниках нередко можно встретить нелепые проявления зависти: мол, итальянцев влекли в Крым бешеные заработки. Это не так сразу по двум причинам: во-первых, каждый житель Апеннин рассматривал поездку в древнюю Тавриду как паломничество по святым местам, и это главное, пожалуй. Во-вторых, ясный ответ красным недоброжелателям и прочим патриёткам даёт преподаватель Керченского училища Сумароков. «С 1830 года город Керчь, - подчёркивает историк, - стал украшаться красивыми домами…Керчь как бы ударом в о л ш е б н о г о жезла, стала расти не по дням, а по часам…Стало умножаться народонаселение, и назначен даже Сардинский вице-консул…». Так что ранее я ничуть не преувеличил: и в самом деле, КЕРЧЬ – ГОРОД ИТАЛЬЯНСКОЙ СЛАВЫ! Но то же самое справедливо для всех портов Причерноморья.
На переломе эпох, когда век 20-й только набирал ход, в Феодосии ещё оставались яркие свидетельства итальянского влияния. На устах были звучные имена величественных башен Генуэзской крепости: Констанца, Джулиана, Климентина, как и фамилии итальянцев старой группы. Старожилы города помнили Гарибальди, родственники которого проживали по соседству. Аркадами своих тротуаров Итальянская улица напоминала средневековую Пизу, итальянские говоры звучали в порту и кофейнях; мелькали необычные названия парусников и баркасов.
Итак, экономическая выгода была взаимной, не говоря уже об огромном культурном вкладе Италии в местную провинциальную среду или о строительстве Северной Пальмиры. К тому же Россия постоянно укрывала попавших в опалу граждан итальянских княжеств в условиях беспрерывных войн, начиная с бунта «Реформации» в 17 веке. Политический характер эмиграции Джузеппе в Крым доказывает судьба ещё одного кузена братьев Гарибальди – Анжело Парчелли. После неудачного похода Манзини в Савойю в 1834 году Джузеппе бежит во Францию, а его брат Анжело скрывается в России. В Бердянске Парчелли сапожничает и открывает большой обувной магазин в центре города. Дело отца продолжил затем его сын Паскуале.
И эта родственная линия Гарибальди не прервалась: сейчас в Симферополе проживает праправнучатый племянник Джузеппе Гарибальди - Константин Евгеньевич Парчелли. Каждый год он возвращается в родной город и делится воспоминаниями о семье. Историю его предка Анжело описал бердянский краевед Георгий Сукач, издавший уже 4 Сборника статей о выдающихся земляках, подчас давно позабытых. Сестра Константина Валентина Парчелли пела в Одесском театре оперетты. В настоящее время заслуженная артистка Украины вместе с мужем занимается театральной деятельностью в США. Её брат-близнец – заслуженный пилот СССР и проживает в Молдове. В Одессе данная ветвь Парчелли соседствовала с ветвью керченской и новороссийской: Маргарита, дочь Джироламо Порчелли, была давней знакомой Алексея Дятлова, мужа её троюродной сестры Полины Порчелли.
По-видимому, бердянская линия Парчелли тянется из Италии от родной тёти Джузеппе Гарибальди. Ещё одна независимая от керченской линии ветвь Парчелли обнаружилась недавно в Мариуполе, где она пересеклась с неаполитанским родом капитана Джузеппе Де-Мартино из Марселя, а также с влиятельной греческой семьёй Пичахчи. Данная ветвь ведёт прямо в Рим, к одному из кардиналов (Антонию), вступившему в конфликт с Папским окружением. Брат моряка Де-Мартино был послом в Индии, а третий брат Валентин – владелец виноградников в колонии Шабо под Одессой. Эта неизвестная страница, открытая Ириной Якубой из Харькова, сулит много неожиданностей.
В Герценберге у молодой пары Гарибальди появляется сын Джорджио, а затем дочь и ещё один сын. Жизненный путь Джорджио (или Георгия Джузепповича) в общем-то известен. Хотя он вёл скромное существование сельского жителя, о нём многие помнили. Так, на заседании Таврической Архивной комиссии 12 мая 1916 года журналист и знаток Крыма В. Д. Гейман выступил с докладом: «Потомки Гарибальди в Феодосии». В нём он сообщил, что «5 апреля сего года умер и 7 апреля погребён в немецкой колонии Герценберг проживавший там племянник известного итальянского народного героя Джузеппе Гарибальди Георгий Осипович Гарибальди». Далее крымовед пишет о том, что «в июле 1912 года, перед приездом в Феодосию депутации Генуи с профессором Чезаро Империале ди Сент-Анджело во главе мы посетили старика Георгия Осиповича Гарибальди, поделившегося подробностями приезда его отца в Феодосию» (сайт allaivazovsky.blogspot.com).

Это сообщение содержит интересный парадокс, на который никто ещё не обратил внимание: «Как выяснилось, в 40-х гг. прошлого столетия герой Италии отправился в путешествие со своим двоюродным братом, также Джузеппе Гарибальди. Побывав в Таганроге, братья попали в Феодосию, откуда Герой вернулся в Турцию и затем на родину, а кузен его остался…». Но согласно официальной биографии нашего Героя этого не может быть: в 40-е годы в Россию Гарибальди (якобы) не ходил. Однако Гейман, по-видимому, не ошибся: он опирался на устный рассказ Георгия, а таганрогский Альманах и вовсе опроверг общепринятую версию событий. Формальная запись в таможенном журнале за 1850 год доказывает, что Дж. Гарибальди в феврале этого же года был пассажиром на судне «Добрая надежда» по билету, выданному Керчь-Еникальским градоначальником 7 апреля 1849 года за № 135. И в то же время, в апреле 49-го Гарибальди отражал нападение французского генерала Удино на Рим и участвовал в других сражениях. Таким образом, документ ему выдали задним числом, чтобы обеспечить алиби, ведь ему предстояло путешествие в Соединённые Штаты.
Помнили в Феодосии и жену Георгия Осиповича. Правда, на разных сайтах «фрау Гарибальди» неправильно называют «тёткой Джузеппе Гарибальди» даже не задумываясь о степени родства и датах. Разумеется, никакой тётки в России начала 20 столетия у него не было! В монографии «Айвазовский» Н. С. Барсамов исправляет эту ошибку, однако не называет ни её фамилии, ни даже имени (сайт музея сестёр Цветаевых и др). Как выяснилось, Георгий Гарибальди взял в жёны ЯКОБИНУ, урождённую ЗЕБОЛЬД. Зебольды переселились в Крым из Вюртемберга и в 1805 г. поселились в покинутой татарской деревне под Генуэзской крепостью Судака.
В замкнутой колонии Герценберг с 4-5 дворами почти всё население составляли родственники: родившаяся в Отузах Катарина Зебольд вышла за Кристиана Бауэра, герценбергского переселенца. 28.10.1871 в этой семье появился сын Карл, а воспреемниками числятся Карл РИХЛЬ и Розина БЕК, в девичестве ГЕКЛЕ. Ещё одну фамилию даёт нам жена Зебольда Вильгельма Барбара (девичья ХАФНЕР), хотя эта семья проживала в Судаке. В Герценберге Август Бауэр женился на Анне БУХМАН: их годовалая дочь Катарина умерла 3.11.1884 г. от колик.
Чудом сохранившиеся (разрозненные) списки умерших Цюрихтальского лютеранского прихода за 1882 год позволили узнать многие подробности о семье Георгия Гарибальди. Этот год выдался на редкость несчастливым: 24 сентября смерть начала собирать страшную жатву: в Султановке умер маленький сын Йозеф. 29 числа дифтерия забрала жизнь дочери Сионы, а 4 октября – её брата Иоганна, родившегося в Герценберге 26.07.1872 г. Но уже через 3 года, 15 сентября 1885-го, у них рождается долгожданный ребёнок – Анна Мария Гарибальди. Теперь эти сведения позволяют сделать важный вывод: семья Георга переехала в Султан-Салэ ( в просторечье – Султановку) между 1872 и 1882 годом. Султановка – красивая местность возле греческого села Джанкой, где высятся развалины прекрасной мечети Султан-Салэ. И одноимённое селение, переименованное в 1948 году в село Южное. Вероятно, семья Гарибальди занимала здесь отдельный хутор – фермерское хозяйство с большим участком земли.
Сейчас в Генеалогическом банке данных США хранятся сведения обо всех пассажирах, бравших билеты на пароходы до Америки за последние 160 лет! Содержаться здесь и записи о Гарибальди. И всегда рядом с ним – Уго Басси, соратник и компаньон:

В 14. Ugo Bassi; Rome; Garibaldi; Bologna]
Date: Saturday, January 28, 1854
Location: Newport, Rhode Island
Paper: Newport Mercury
Article type: Newspaper Article

15. [Companions; Garibaldi; Bassi]
Date: Wednesday, January 4, 1854
Location: Trenton, New Jersey
Paper: Trenton State Gazette
Article type: Newspaper Article



«Американский» Уго Басси тоже предстаёт легендарной личностью – поразительная реминисценция, напомнившая мне о прадеде Николо Басси в Трани и в США. Легендарно и само имя УГО: ещё до знакомства с Гарибальди его принял священник Джузеппе Басси, будущий капеллан гарибальдийцев, расстрелянный в 1849 году австрийцами. Но Басси перенял это имя от любимого им поэта Уго Фосколо, который первым осуществил подмену, подписавшись именем Николо Уго. В итальянском языке имя Умберто является грамматическим вариантом имени Хумберт - производным от германского Уго, и означает «яркий воин», что достаточно ясно объясняет его символизм.
Итак, до своего отъезда в Нью-Йорк Джузеппе почти год скрывался в России! Если бы не кораблекрушение с гибелью казённого имущества, об этом никто бы не узнал. Если данные Геймана верны, в конце 40-х Гарибальди действительно прибыл в Феодосию вместе со своим братом Джузеппе; в таком случае женитьба кузена переносится лет на десять, хотя точную дату может дать лишь изучение метрических книг. Приезд Гарибальди в Кафу и Таганрог «в 40-е годы» состоялся в период между 16 сентября 1849 года и концом навигации на Азове этого же года.
Точнее говоря, 16 сентября – точка отсчёта его многолетнего изгнания: Тунис был исключён, как и Гибралтар тоже, после чего он с соратниками прибывает в марокканский Танжер, но ещё на острове Маддалена Гарибальди начинает работу над знаменитыми «Мемуарами». Однако обстановка здесь не располагала к творческим раздумьям: «Я должен был исчезнуть…я решился, наконец, перебраться через пролив и искать убежища в Африке у синьора Джан Баттиста Карпенето, консула Сардинии в Танжере». Далее Джузеппе указывает, что оставался в Танжере «в течение шести месяцев».
Самое поразительное, что в «Мемуарах» Джузеппе Гарибальди ЕСТЬ косвенное УКАЗАНИЕ на его путешествие в Россию! Хотя консул принял гарибальдийцев очень радушно, он собирал средства на покупку судна для капитана Гарибальди. «Такой проект мне улыбался, - записал Джузеппе, - я смог бы…жить самостоятельно и независимо, а не сидеть на шее этого благородного человека, приютившего меня. Я…стал готовиться к отъезду в Соединённые Штаты, где должна была состояться покупка корабля».
Почему Гарибальди скрыл новое посещение Крыма? Вполне возможно, что он не хотел обращать внимание на своих кузенов: на Анжело Парчелли в Бердянске и Джузеппе – в Феодосии. И не хотел афишировать собственный приезд к ним. Таким образом, осень и зиму 1849-50 годов, а также весну Гарибальди провёл в самом надёжном и спокойном месте – в семьях ближайших родственников. Теперь он мог приступить к воспоминаниям. Это была последняя встреча Героя с братьями. Пытался ли он склонить их к борьбе за свободу Италии, неизвестно. У каждого из них была теперь своя жизнь: дети, любимое дело и - дружеское окружение. Была мирная жизнь в благодатном месте, ставшем для них новой Родиной.
В свете этого фундаментального открытия нельзя согласиться с выводами историка С. А. Панарина, сотрудника Института востоковедения РАН. Замахнувшись на всеобъемлющий анализ темы, Панарин пропустил всё самое важное. «За 20 постсоветских лет, - пишет он, - к корпусу печатных текстов о Гарибальди добавились всего 12 публикаций, причём половину из них составили переиздания дореволюционных биографических очерков…В целом, если иметь в виду объём новой информации, современный этап не прибавил ничего к образу Гарибальди в России». И всё же суть информации не в её объёме, а в ценности. При механическом подсчёте кликов в Инете исследователь опирался в том числе на бредовые мнения холопствующих клерикалов и прочих антисемитов, не понимающих историю масонства. Неясно и то, в каком смысле он симпатизирует Герою Италии: как коммунист, демократ или как беспристрастный учёный. В самом начале статьи (а это именно статья – в зачёт необходимого числа публикаций?) востоковед южного направления утверждает: «Представления об исторических персонажах в значительной мере являются производным той эпохи, в которой они формируются». Иными словами, Панарин предостерегает от субъективных оценок, навязанных объективными условиями современности. Но всё это лишнее: для нас Гарибальди не икона, а свой среди своих – в окружении наших предков и его соотечественников. И мы сами разберёмся с исторической миссией Героя, как и с той эпохой, которой он противостоял. Его личные качества, его борьба и жизненный подвиг уже над историей - они не меняются с ходом времени. Они независимы от любых, самых научных, мнений (С. Панарин «Гарибальди в России – от восхищения к забвению?» south-west.net.ua).
В отличие от сына Джорджио, сам Джузеппе Гарибальди был погребён не в Герценберге, а на городском кладбище Феодосии за центральным рынком. По свидетельству Ю. Кошелева, его могила с надписью на итальянском языке и датами жизни сохранялась вплоть до 70-х годов прошлого века, после чего была разорена дирекцией кладбища вместе с другими старыми погостами с целью поздних, «коммерческих», захоронений. Эти факты ставят вопрос о возможном проживании Дж. Гарибальди в собственном доме, расположенном в черте города.

После того, как Август Георгиевич Гарибальди женится на Маргарите из Герценберга, у них рождается 6 детей. Интересно то, что Маргарита (Мария) принимает итальянское гражданство, которое имел её муж. Семья продолжает трудиться на земле и производит колбасные изделия для торговых точек Феодосии. В книге «Старая Феодосия» итальянский врач И. Саркизов-Серазини красочно описал местный базар, который устраивался 2 раза в неделю:

«Лучшие масло и колбасные изделия доставлялись немцами из ближайшей колонии Герценберг…Кислое и цельное молоко, а также творог, яйца, сметану привозили русские и украинские поселенцы…Все продукты продавались очень дешево. Немцы продавали великолепную кровяную колбасу — 5 копеек круг и т.д. За гроши продавались овощи и фрукты…Феодосийский базар отличался внешним колоритом и яркостью красок, оживленной толпой, сновавшей между рядами лавок и подвод. Взор останавливался на всевозможного рода нарядах интернациональной толпы».

В 1939-м Рейнгольд Августович Гарибальди сочетается браком с гречанкой Софией Синикиди из села Большой Курбаш. В старые времена род Синикиди считался знатным и зажиточным, а в советские годы попал под нож «Греческой операции». Сегодня их родственники (Чаликиди) проживают в г. Уфа. Поскольку потомки Джузеппе Гарибальди вели тихую размеренную жизнь, очень быстро вокруг них сложилось ошибочное мнение, будто они «онемечились и затерялись». Нет, в годы Большого Террора Органы прекрасно знали об их итальянской принадлежности: 31 мая 1938 года был арестован Иван Августович Гарибальди, а в 1942-м всю семью выселили в Казахстан. В том же году Рейнгольда забирают в трудовую армию в Челябинск.
После окончания Войны, в 1946 году, Рейнгольд Августович забирает жену из ссылки и возвращается в Челябинск, где они воспитывают троих детей: Галину, Людмилу и Анатолия. 25 августа 1977 года Рейнгольда Августовича Гарибальди не стало; сегодня за его могилой ухаживает внучка Юлия.
Среди молодого поколения Гарибальди первую попытку связаться с Итальянским Обществом Керчи сделал Александр Кузнецов, сын Галины Рейнгольдовны. 15 августа пришёл э-мэйл председателя Черкио Джулии Джакетти. Джулия написала, что Александр сообщил о своём деде Рейнгольде Гарибальди и о том, что в Челябинске проживает 4 человека с этой знаменитой фамилией. Однако выйти на него через личный аккаунт В Контакте не удалось.

18 октября этого года в Сети я получил ответ Юлии Гарибальди:
«Спасибо, моей семье очень приятно, что Вы нашли нас, я обязательно Вам напишу и скину фото». Минуло десять дней, и вот – новое сообщение:

«Добрый вечер, Петр! Благодарю, что терпеливо ждете, у нас есть фото, и история краткая моей семьи. Сегодня Вам напишу на электронную почту». 28 числа пришло долгожданное письмо: «Мой дедушка Гарибальди Рейнгольд Августович, родился 10 октября 1917 года, в с. Герценберг, Кировский р-н Крымская обл., но при рождении было дано имя Рейнальд. Родители Август и Маргарита. В семье еще были дети: Мария, Мелита, Эля, Екатерина и Иван. Дедушка был самый младший…».
К своему посланию Юлия прикрепляет два старых фотоснимка, и я впервые вижу Ивана Августовича Гарибальди, справку о котором получил из архива МВД Республики Коми ещё в 1995 году. Иван в центре, а слева его двадцатилетний брат Рейнальд (по-итальянски Ринальдо). Очевидно, это последний снимок Ивана Августовича перед арестом. Согласно документу, Иван Гарибальди родился в 1916 году в Феодосии, «подданный Италии; осуждён 7 апреля 1941 г. Особым Совещанием при НКВД СССР за шпионаж на 8 лет с началом исчисления срока с 1 июня 1938 г. Содержался в Печорлаге с 10 сентября 1941. Затем был этапирован в Севдвинлаг, где находился с 7 января 1942 года и освобождён 16 сентября 1946. Освобождение было задержано по директиве НКВД и Прокуратуры № 185 от 29. 04. 42 г. Куда убыл, сведениями не располагаем. Из копии справки об освобождении можно предположить, что местом жительства избрал государство Италию» (сокр)


Старая карта Каффы 1836 года: к западу от порта виден Герценберг, подчёркнут красной линией

На карте советского периода западнее Феодосии (Каффы) обозначены: Султановка («ферма Гарибальди»), село Джанкой и колония Герценберг, под названием которой проведена жирная красная черта

Таким образом, Иван дважды прошёл через страшную пересыльную тюрьму Котласа в посёлке Макариха и выдержал все тяготы сталинских зон в самые трудные годы испытаний. Но испытания на этом не закончились: Иван Гарибальди на историческую Родину не попал, о чём говорят материалы нового следствия.

Вместо дороги на Запад опера подсказали Гарибальди светлый путь на Восток, и он стал каменщиком Киргизстроя в далёком городишке Токмак. Здесь он встретил свою жену – Зоя Фёдоровна Фролова родила сына Леонида, но счастье в семье длилось недолго: в декабре 1949 года Ивана Августовича арестовали вновь. «Люди, подобные Гарибальди, - подчёркивают авторы, - были опасны для Системы тем, что многое видели…». Примечательно и то, что Иван никогда не жаловался и не подавал ходатайств о пересмотре своих дел. 25 марта 1950 года Особое совещание при МГБ СССР постановило: «За шпионаж сослать на поселение в Красноярский край». Высылка - за шпионаж? Репрессивная машина вновь пробуксовала – Иван Августович Гарибальди уцелел снова. Впоследствии следы его затерялись, и авторам статьи не удалось отыскать их в Сибири, или где-либо ещё.
Этим трагическим событиям предшествовали беззаконные действия советских властей в отношении иностранных подданных: уголовные (политические) дела были заведены на братьев Гарибальди и их мать Марию. После подписания Пакта Сталина – Гитлера в 1939 году положение резко изменилось: оставшихся на свободе итальянцев (независимо от их гражданства!) депортировали из страны согласно негласному договору Кремля с Дуче. Но этот «закон» тоже не имел обратной силы: итальянских узников Гулага по этому поводу не освобождали. Сегодня мы ничего не знаем о судьбе Павла Скоччимарро, имя которого появляется рядом с именем Гарибальди не случайно. Из письма Генерального Консула Италии от 18 октября 1935 года можно узнать, что Иван и Ринальдо Гарибальди получили итальянские паспорта и готовились к выезду. «Соотечественник, - указывает Королевский Консул, - Скочимарро Павел Доменикович, проживающий в порту в Феодосии /ул. Еврейская, 9/, который тоже собирается ехать в Италию, даст вам по этому поводу дальнейшие разъяснения». Ближайший пароход отходил 29 октября, но выехать им не дали!
Дела Рейнгольда и Марии Андреевны Гарибальди были закрыты после доследования в феврале 1939-го, а старшего сына осудили (Л. П. Вакатова, Д. В. Омельчук «Он был из рода Гарибальди» http://crumfeodosia.blogspot.ru/p/blog-page_08.html).

Поскольку все итальянские семьи были тесно связаны между собой многочисленными линиями родства, нужно проанализировать весь массив имеющихся фактов. Привожу выдержку из письма, которое может иметь отношение к Павлу Скоччимарро:


Никола Скоччимарро по прозвищу Coletto l'Americano
Lettera ricevuta da pietro pergolo
От кого: "pasquale scoccimarro"
Кому: <pietropergolo@mail.ru>
Сегодня, 21:01
Caro Pietro,
Ho ricevuto la sua lettera, purtroppo non posso aiutarla nella ricerca.
Non ho conosciuto i miei nonni paterni Nicola (detto Coletto l'Americano) e Marianna La Rocca. Mio padre mi ha detto che sono morti di stenti a Kertch qualche anno dopo la rivoluzione di ottobre.Possedevano case e 3 motovelieri.
Mio padre Savino Scoccimarro nato a Kertch il 23/05/1896, aveva un fratello Paolo(morto in mare) ed una sorella Emanuela più piccola che è vissuta a Trieste ed era sposata con
Giovanni Nenno.

Письмо Паскуале Скоччимарро пришло из Генуи в мае этого года. Очевидно, что дед Паскуале Никола принадлежит генуэзской линии, а Павел Доменикович - кузен его отца Савино Скоччимарро. То есть Паоло, якобы погибший в море. Фотография деда Николо Скоччимарро передаёт типичные черты лигурийцев, благородные предки которых входили в местную элиту. К таковой принадлежал и прадед Джузеппе Гарибальди – судостроитель и моряк.

Юлия Гарибальди
В истории семьи Гарибальди до сих пор остаются неизвестные страницы. Впереди – новые открытия и публикации на сайте. Предстоит показать полное древо родословной Героя Италии и разгадать загадки его богатой биографии, связанные с Россией. К примеру, на чём было основано предположение Кошелева о том, что Гарибальди вербовал в свой отряд итальянцев в Феодосии? Кто конкретно уехал с ним, а кто смог вернуться к родным пенатам? Куда направлялась «Добрая надежда», и какая сила пустила её на дно нам на радость? Каким было участие в освободительной борьбе гарибальдийцев Керчи из рода Ди Пьерро, Симонэ, Скоччимарро и Спадавеккиа? Когда-то, в царские далёкие времена, общипанные русские крестьяне ждали прихода «Гарибалки», что освободит их и устроит безбедную жизнь для всех. Только надеяться на чудо глупо. Остаётся закатать рукава…

В заключение хочу выразить благодарность Виктору Петкау (Дортмунд) и Алле Августовне Цымбал из Таганрога за предоставленные статьи, а также Марио Корти за постоянные уточнения имён и фактов.

Благодарю прапраправнучку Джузеппе ЮЛИЮ АНАТОЛЬЕВНУ ГАРИБАЛЬДИ1, приславшую из Челябинска редкие материалы. Без её писем в нашу поддержку я никогда бы не осмелился взять на себя этот труд.

ПЁТР ПЕРГАЛО специально для сайта ЧЕРКИО.
19 ноября 2013 г. ПЕТЕРБУРГ.

Статья получена 30.03.2015

----------------------------------------------------------
1 весной этого года Юлия Гарибальди родила сына - наследника замечательной истории наших стран, некогда разделённых злым Роком...
Рок - это намёк на надпись на майке с фото Юлии.