Официальный сайт проекта НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ Статьи

Дионисий в Ферапонтово.
Библейские сюжеты глазами известного православного художника.

В. Батарин

Ферапонтов монастырь: фото с вертолета
Ферапонтов монастырь: фото с вертолета»

(фото взято с http://www.iot-ekb.ru/fera.htm )

На холме между двух озер в окружении деревень  в Вологодской области есть небольшой, особенно по сравнению с близлежащим Кирилловым монастырём, старый и тихий Ферапонтов монастырь. Уголок, примечаемый ещё царями старой династии.  Туристов обычно туда возят  по-быстрому, как бы в дополнение к Кирилло-Белозёрскому монастырю. Когда я  там  был ещё молодым, то от гида не слышал ничего существенного об истории монастыря и знаменитых фресках,  и при этом значительную часть рассказа занимали опасения-монологи гида о том, что монастырь могут передать обратно церкви и это, по его мнению, - беда. Ибо:  «только специалисты могут содержать монастырь в сохранности». Работу отдельных «специалистов»  мы ещё обсудим ниже. А вот история этого монастыря древняя и интересная. Считается, что Ферапонтовский собор монастыря был вторым северным храмом, отстроенным в камне. Ныне богослужения проводятся лишь в надвратной церкви монастыря, которая сдаётся православной общине в аренду. Больше ничего (на конец 2013 года) верующим не принадлежит.

Природа вокруг какая-то  умиротворяющая и красивая, а вода в озере – прозрачная. И ещё вот такой интересный момент. После посещения монастыря мы, томимые жаждой, попросили воды из колодца у местных жителей. На что нам ответили, что лучше просто выпить воду из озера  – она, несмотря на то, что в озере купаются и стирают одежду, по любому – чище и полезней, чем колодезная, и не пьют они сами из колодца. Это звучало из уст местных жителей, как аксиома. Благодатное место когда-то нашел и освятил преподобный Ферапонт.

Из истории.

Традиционно за дату основания Ферапонтова монастыря принимают: 1397 г. или 1398 г., когда отдельно поселяется сподвижник  преподобного Кирилла Белозерского Ферапонт.

Приложение 1.

Может ничего и незначащие языковедческие аналогии. Но тем не менее.

Считается, что происхождение имени  «Ферапонт»: от «слуга», «спутник» (греч.). Тогда, может быть, этого легендарного монаха мы даже и не знаем по имени, и он просто - «спутник преподобного Кирилла Белозерского».

Но с другой стороны известно:  «Фера» - это один из островов разбитого, ввергнутого в пучину моря  о. Санторини (то есть о. Святой Ирины). А «Понт»: 1. (греч. Pontos — "глубина, пучина моря") - сын богини земли Геи в «древнегреческой» мифологии, божество морской пучины или же: 2. «Понт» также – это северо-восточная область Малой Азии, на севере примыкавшая к Понту Эвксинскому- Чёрному морю. Исторические области Малой Азии, окружавшие Каппадокию (а Каппадокия в Турции-Византии - святое место для миллионов христиан), как считается, таковы: с севера Понт, с северо-востока - Армения, на востоке - Месопотамия, на юге - Сирия и Киликия. «Эти территории в древности были известны как Каппадокия Великая или Средиземноморская. Периодически в состав Каппадокии включались земли, выходящие к Чёрному морю, они назывались Каппадокия Малая, Понтийская или Верхняя, (хотя в истории они больше известны под самостоятельным названием Понт»). Возможно, что имя легендарного православного монаха, может быть, связано с православными греческими местами, где он когда-то, возможно, служил. Хотя официально ничего не известно про это.

«Спустя несколько лет, по настоянию белозерского князя Андрея Дмитриевича Ферапонт ушел в Можайск и основал Лужецкий монастырь. Ферапонтов монастырь приобретает широкую известность благодаря деятельности ученика Кирилла Белозерского преподобного Мартиниана (Латинское имя, означающее «рожденный в марте» или «воинственный»), духовника Василия II, бывшего в 1447 – 1455 гг. игуменом Троице-Сергиева монастыря». Так ли - иначе, но «во второй половине XV – начале XVI века Ферапонтов монастырь стал значительным духовным, культурным и идеологическим центром Белозерья, одним из знаменитых заволжских монастырей, чьи старцы оказывали серьезное влияние на политику Москвы». Наряду с Кирилло-Белозерским монастырем он становится традиционным местом поклонения и вкладов многих представителей русской знати: Андрея и Михаила Можайских, Василия III, Ивана IV и других. Из его стен на рубеже XV – XVI вв. вышли видные иерархи русской церкви, активно участвовавшие во внутренней жизни страны - архиепископ Ростовский и Ярославский Иоасаф (Оболенский), епископ Пермский и Вологодский Филофей, епископ Суздальский Ферапонт. Тогда же сюда ссылали и крупных церковных деятелей, боровшихся за приоритет церковной власти в государстве (митрополит Спиридон-Савва, патриарх Никон).  То есть: монастырь  был далеко не простой – не «один из многих», а очень даже авторитетный для государственной и церковной элит Руси, несмотря на нынешнюю (как и средневековую) обманчивую скромную внешность и небольшие размеры. «Всё XVI столетие является периодом расцвета монастыря. Об этом свидетельствуют сохранившиеся вкладные и жалованные грамоты светских и духовных властей, прежде всего Ивана IV. В монастырь на богомолье приезжают Василий III и Елена Глинская, Иван IV. Вкладная книга монастыря, начатая в 1534 г., называет среди вкладчиков «князей Старицких, Кубенских, Лыковых, Бельских, Шуйских, Воротынских, Годуновых, Шереметевых» и других. Здесь же упоминаются владыки Сибирские (Интересно: в каком году упоминались владыки Сибирские: до похода Ермака или после? Интересная была бы информация для анализа. Автор.), Ростовские, Вологодские, Белозерские, Новгородские». В монастыре работали «книгописцы Мартиниан, Спиридон, Филофей, Паисий, Матфей, Ефросин, иконописец Дионисий». О Дионисии и его фресках и пойдет речь далее.

В 1490 году с постройки ростовскими мастерами первого каменного храма Белозерья, собора Рождества Богородицы, началось формирование каменного ансамбля Ферапонтова монастыря XV – XVII вв. В XVI в. в монастыре строятся монументальные церковь Благовещения с трапезной, казенная палата, служебные постройки. В 1798 году Ферапонтов монастырь был упразднен указом Синода (Не особо, видно, ценили Романовы известные старинные доромановские православные приходы. Автор). В 1904 году монастырь был возобновлен как женский, но закрыт в 1924. В настоящее время в памятниках Ферапонтова монастыря размещается «Музей фресок Дионисия», имеющий статус историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. В конце 2000 года ансамбль Ферапонтова монастыря с росписями Дионисия был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Об истории всё.

Иконописец Дионисий.

Теперь прочитаем внимательно достаточно объективную книгу «ФРЕСКИ ФЕРАПОНТОВА МОНАСТЫРЯ» В. Т. ГЕОРГИЕВСКОГО. Как пишет её автор в начале 20 века ([4]) : «Нам посчастливилось найти в полузабытом древнем Ферапонтовом монастыре целую стенную фресковую роспись, сохранившуюся почти чудом, принадлежащую кисти … иконописцев Великого Князя Иоанна III, – Дионисия и его сыновей – Феодосия и Владимира, продолжавших дело отца при дворе Великого Князя Василия III, и расписавших гораздо ранее храмы монастырей Пафнутьева Боровского, Иосифова Волоколамского, Спасо-Каменного и др.». В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ потом добавляет, что, скорее всего, это -  единственно сохранившие фрески Дионисия и его сыновей («… произведения Дионисия, в таком огромном количестве выполненные им при жизни, почти все, за исключением Ферапонтовских росписей, погибли безвозвратно»). От себя добавлю: учитывая время постройки ряда зданий любимого высшей знатью монастыря (а «сохранились следующие древние каменные храмы и здания: соборный храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы с приделом во имя Св. Николая, XV в.;  церковь Благовещения с трапезой, 1534 г.; колокольня, соборные паперти и сушило, XVI в.; церковь преп. Мартиниана 1641 г. и св. врата с церквой Богоявления, освященные в 1649 г.») и учитывая время создания самих фресок -  вполне даже можно ожидать, что здания и фрески могут открыть глаза на  много интересных фактов из жизни доромановской Руси и из истории Православия.  

Ферапонтов монастырь
Ферапонтов монастырь.
Богородицкий Собор.
церковь Св. Мартиниана
(фото взято с cultinfo.ru
Ферапонтов монастырь
Ферапонтов монастырь.
Святые врата. Качели
Ферапонтов монастырь
Ферапонтов монастырь.
Святые врата

Древнейшей из церквей является здесь соборный храм во имя Рождества Богородицы. « …форма главы… в древности имела шлемовидную (Возможно, что старую готическую? Автор.), лишь слегка луковичную форму и, вероятно, была крыта свинцом». Инициатором строительства древнего каменного соборного храма во имя Рождества Богородицы  был архиепископ Иоасаф(Оболенский), он же и пригласил Дионисия (Смотри: Приложение 3. Иоасаф (Оболенский)и «ересь жидовствующих». Автор).

Фресковая живопись покрывает все стены Ферапонтова собора. В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ пишет: «В надписи на софите северной двери Ферапонтова монастыря автором росписи этой называется «Деонисие иконник с своими чады». Имя Дионисия, как выдающегося художника второй половины XV века, до последнего времени (В начале 20 века. Автор) почти неизвестно.  Самое раннее по времени сведение о художнике Дионисии  находится в житии преп. Пафнутия Боровского, написанном архиепископом Ростовским Вассианом вскоре после смерти преподобного: «сими соугоубными труды церкви же совершенное оукрашение приемлет, еже w живописцы Митрофана и Дионисия их пособников пресловоущих тогда паче всех в таковем деле» [Рукопис. житие пр. Пафнутия, рукоп. Импер. Публ. Библ. гр. Толстого, отд. II, № 225]. Название Дионисия   живописцем, т. е. иконописцем художником «пресловущем паче всех», т. е. знаменитейшим среди всех в то время, показывает ту высокую степень славы, коей пользовался уже в это время Дионисий».  В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ считает, что возможно Дионисий приступал к росписи Ферапонтовского храма и два раза: первый в 1482 (что не стыкуется с современным представлением о дате строительства храма. Автор), и в 1500-1502 -  повторно (Про второй раз  пишет: «Нет никаких известий в летописях и о росписи Ферапонтовского храма, произведенной Дионисием, его сыновьями и его художественной иконописной артелью в 1500–1502 гг., и лишь благодаря древней надписи, сохранившейся на софите северной двери Ферапонтовского храма, современной самому расписанию его, мы узнаем об этой важнейшей художественной работе Дионисия. Роспись Богородичного храма в Ферапонтове в 1500–1502 гг. была, по-видимому, последней крупной работой Дионисия, которую он выполнил вместе со своей художественной артелью, в которой работали его сыновья, Феодосий и Владимир»).

А между этими двумя работами артель Дионисия участвовала в росписи известнейших храмов России, в том числе и Московских. Но мало (можно сказать: почти ничего) что сохранилось от работ этих, кроме росписи Богородичного храма в Ферапонтове. Почему два раза приступали якобы к росписи - не ясно. Может быть только в один – в начале 16 века. Многие исследователи считают, что в 1482 г. Дионисий расписывал храм во имя Рождества Богородицы не в Ферапонтово.  Кроме того, «Благовещенский придворный собор два раза подвергался пожарам и был переписан не менее пяти раз, а в нескольких частях и даже более того. Последняя реставрация этой стенописи, произведенная в 1882–1895 гг. иконописцем Сафоновым, была не совсем удачна и, что в особенности печально – она уничтожила многие следы древнейших работ именно Дионисия  и Феодосия (Это вообще характерно для «романовских» реставраций. Автор), открытые художником Фартусовым».

Но и про  Фартусова В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ пишет ([4]): «Вот что писали Члены Реставрационной Комиссии Г. Г. Резанов и М. П. Боткин 18-го декабря 1884 г. председателю Комиссии гр. Орлову-Давыдову: «Реставратор вначале вел открытие древней стенописи весьма успешно, но затем дозволил себе отступления, вредные для дела. Может быть, что они были последствием некоторого утомления от долгой и кропотливой работы при снятии нескольких наслоений, так как в последнее время даже в появляющихся пятнах художнику начали представляться формы и очертания, которые, дополняя и дорисовывая, он превращал в головы и фигуры, идущие, однако, в разрез с общей композицией (!). Всматриваясь в них, убеждаешься, что ни один хороший старинный художник не испестрил бы стены головами и руками без всякой связи и смысла... Фартусов-реставратор вошел в совершенно чужую ему роль». (Древн. 1909 г. т. III, 162)». Ещё про Н. М. Сафонова: «… варварски замазал все эти фрагменты открытых Фартусовым фресок, к счастью, им сфотографированным..».([4]).  И лечим, и тут же -  калечим. Один художник раскрывал старые слои фресок, но дорисовывал произвольно, что хотел, другой - замазывал раскрытые первым реставратором древние фрески. Беда! Но и после таких реставраций, оказывается, сохранилось многое, и это (многое), возможно, несёт в себе сакральное знание о прошлом доромановской России и Православия. И, возможно, очень интересное знание о прошлом!

Фрески артели Дионисия.

Фрески, как оказывается, удивительные, иногда называют их – «раннехристианскими», и  аналогов им по стилю мало: «…недоумение своим необычным стилем возбудили фрески Благовещенского собора конца XV начала XVI в., открытые художником Фартусовым». ([4]). «Ознакомление с фресками сербских церквей XII–XV в. и некоторых монастырей Афона … показало нам немало родственных работам Дионисия черт во фресках и стенописях греческих и югославянских художников (в частности -  фрески части сербских церквей XIV–XV в.). Но многие из памятников искусства того времени еще неизвестны науке, даже не обнародованы и не описаны (художественные памятники Болгарских и Румынских церквей и др.)». «Дионисий тщательно прописывает все контуры ликов, делает все «отметки», которые полагаются иконописным  каноном».

Ещё одно свойство фресок Дионисия. «В то время как в эту эпоху экспрессия, живость движения, вообще выразительность – являются характерными чертами для всех памятников греческого, греко-итало-критского искусства и даже отдельных памятников древне-русского искусства, у Дионисия эти качества почти отсутствуют… В то время как там все сцены полны жизни и движения, здесь все хранит полное спокойствие, все застыло в церемониальном величии, и в этом случае Дионисий является строгим хранителем древней византийской традиции. Усвоив себе всю прелесть красочных эффектов живописи художников греческих и итало-греческих XIV–XV вв. и даже щеголеватую манеру некоторых из них – удлиненных пропорций, Дионисий остался чужд той экспрессии, той выразительности, того жизненного движения, какие оживляют все сцены в стенописях того времени... В одеждах Иисуса Христа, Богоматери, Иоанна Предтечи, св. апостолов, пророков, мучеников, преподобных и пр. Дионисий везде сохраняет старую иконописную традицию, выработанную еще Византией и не делает от нее заметных отступлений». И, возможно, это - дополнительное свидетельство того, что фрески Дионисия несут в себе именно древнее реальное знание о прошлом.

С другой стороны, одежды на фресках, которые должны быть вроде «ветхозаветные» и «античные в смысле традиционно-принятой ныне истории», Дионисий изображает, как ему современные: как принято было в 15-16 веке н.э. Объяснение историков этому традиционно: «Дионисий не знал, как правильно (ну а они – историки, искусствоведы, конечно, спустя 300-400 лет знают, как правильно! Автор.), рисовал с натуры, вносил своё». «Явное новшество» – белая детская рубашечка (с короткими рукавами), вместо традиционного хитона на Младенце-Христе в картине „Похвала Пресвятыя Богородицы" („Кондак праздника") на южной стене храма (хитон - одежда у древних греков, типа рубашки  чаще всего  без рукавов).

Также «…реальное вносит Дионисий в традиционное „доличное", с любовью изображая узорные ткани и парчи на одеждах царей, цариц, патриархов, архиепископов и епископов, царедворцев и людей знатных. Здесь Дионисий берет прямо с натуры (только ли с натуры? Автор.)... Дошедшие до нас парчовые ризы, саккосы, царские кафтаны от XV–XVI вв. повторяют на своих материях те орнаментальные лилии, розетки и голубые кресты в кругах, какие мы видим на одеждах в картинах Дионисия. Также много современного художнику, мы видим и в головных уборах „человеческого рода", представленного на картинах: „Покрова Пресвятыя Богородицы", „Похвала Пресвятыя Богородицы", „Страшного суда" и др.»


Ферапонтов монастырь
Покрова Пресвятыя Богородицы



Лоно Авраамово. Страшный суд
Лоно Авраамово. Страшный суд



Ферапонтов монастырь
Четыре зверя видения пророка Даниила. Страшный суд



Этимасия. Страшный суд
Этимасия. Страшный суд
Ферапонтов монастырь
О Тебе радуется


Ферапонтов монастырь
Деисус. Страшный суд


 Шествие грешников. Страшный суд
Шествие грешников. Страшный суд


Шествие праведных в рай. Страшный суд
Шествие праведных в рай. Страшный суд


Ферапонтов монастырь
Видение пророка Даниила. Страшный суд.

 «Так, белые остроконечные конусообразные шляпы с узенькими, завернутыми полями и такие же шляпы с круглыми верхами и с вытянутыми вперед или назад подвернутыми полями – все это модные головные уборы, современные художнику. Шляпы круглые и с вытянутыми вперед в виде узкого козырька, завернутыми полями, были модными в Италии и в Греции в век Палеологов  и были усвоены и нашими великими князьями (см. портрет Михаила Палеолога в „Матер. для ист. р. икон." Н. П. Лихачева, № 714, Мануила Лоскариса в храме Пантанассы 1) [G. Millet. Monuments d'arts byzantins. PL 152. 78] и Ивана III в известном изд. Д. А. Ровинского)» [(4)].

Примечание.  «Палеологи - последняя и наиболее долговечная династия императоров Византии, правившая на протяжении двух столетий - со времени изгнания Михаилом VIII из Константинополя крестоносцев в 1261 г. до взятия Константинополя турками в 1453 г.» ([7]) (по традиционной хронологии. Автор). «Эти же круглые шляпы мы видим и в миниатюрах рукописи Н. П. Лихачева – „Хождения Иоанна Богослова", изд. Об. люб. др. пис. (см. мин. 40, 44 и др.) и в миниатюрах юсового апокалипсиса Ф. И. Буслаева XVI в., (см. миниат. 7-ю „вся колена земная"), ныне хранящегося в Императорской Публичной Библиотеке (Q. I, 1138)». ([4])

Что сказать! Более современным художникам и искусствоведам, наверное, лучше было известно в начале XX века, чем Дионисию в начале XVI века: в каких одеждах ходили библейские цари! Незнающему в начале  XX века уже иной хронологии, кроме скалигеровской, но добросовестному исследователю В. Т. Георгиевскому уже непросто было объяснять «осовременивание» библейской знати Дионисием.

«Немало черт эпохи, современной (Как считает В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ. Автор) художнику, можно отметить и в палатном письме. Следуя вполне иконописному канону при изображении храмов, портиков, башен, городских стен и жилищ, Дионисий не заимствует некоторых уже вошедших в обиход западного искусства правил о перспективе, но в форме палат, тронов, предметов бытовой обстановки повторяет то, что он видит вокруг себя». А может быть, Дионисий или видел,  или точно знал, как именно выглядят Иерусалимские мотивы библейских времен.

 «… В изображениях храмов (Библейских!Автор) мы видим все черты русской архитектуры того времени: одноглавые и трехглавые церкви с луковичными главами, с пестрыми чешуйчатыми кровлями и с барельефными украшениями в виде розеток и поясов, идущих кругом церкви на половине ее высоты…  Троны и столы с точеными в виде кубариков ножками, с полукруглыми, не высокими спинками, или без спинок, с полукруглыми вырезами между ножек, также носят на себе черты современности и, очевидно, изображают мебель, современную художнику, как об этом свидетельствуют дошедшие до нас предметы домашней утвари от того времени [Б. К. Веселовский. Старинная русская утварь. „Зодчий" 1879 г., таб. XV]».

«Ферапонтовский храм посвящен Пресвятой Деве Богородице, радостнейшему событию – Рождеству Ее, и Дионисий  в своей росписи в целом ряде священных изображений ставит себе главную цель – в художественных образах прославление Богоматери». «… За исключением главного купола, в котором помещается Глава Церкви Христос, Господь Вседержитель, и изображений Его Апостолов и Евангелистов, святителей и всех ликов святых, от века угодивших Богу, помещенных в отдельных медальонах на сводах и столбах храма и некоторых немногих евангельских событий, где Богоматерь иногда является также милосердной Ходатаицей за людей, … – вся храмовая роспись Ферапонтовского храма посвящена прославлению Богоматери, Ее величия, как Царицы Небесной, Ее милосердия к роду человеческому и, следовательно, уяснению великого церковного торжества всерадостного праздника Рождества Пресвятой Богородицы, возвестившего радость всей вселенной».


Многие «исследователи» обвиняют знаменитого иконописца в «русификации» библейских персонажей. Читаем дальше: «… изображены четыре евангелиста, пишущие евангелия. Фрески эти сильно повреждены… Евангелисты Матвей, Марк и Лука представлены в обычной обстановке и с соблюдением требований иконописного подлинника относительно вида и возрастаНо, если мы обратим внимание на типы евангелистов, то увидим значительную русификацию их. При соблюдении иконописной обстановки, Дионисий  уже не соблюдал греческих типов с резко выраженным греческим характером… Еще далее его в этом отношении идет сын его Феодосий. Его евангелисты в Евангелии 1507 г., несмотря на греческие одежды, на всю иконописную обстановку, являются чисто русскими: круглые лица, малые глаза, тонкие небольшие носы с расширенными ноздрями и весь склад лица».  Далее В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ обличает  художника и его артели в незнании «типичных черт греческих ликов с их крутыми носами, крупными и широко раскрытыми глазами и густыми черными волосами», как будто, сам он лично видел евангелистов.

Ферапонтов монастырь
Евангелист Иоанн
Ферапонтов монастырь
Евангелист Лука
Ферапонтов монастырь
Евангелист Марк
Ферапонтов монастырь
Евангелист Матфей

Теперь рассмотрим: « … центральное изображение Божией Матери с Младенцем на руках, на богато убранном престоле в главном своде среднего алтарного выступа, где Ей служат, как Царице Небесной, коленопреклонные архангелы, где Ее прославляют пророки Давид и Моисей, Даниил и Наум, провидевшие Ее в своих прообразах».

«Богоматерь слегка касается правой рукой плеча Младенца Спасителя, левая же рука спущена и покоится на колене около обнаженных стоп Младенца. Христос сидит свободно на лоне у Богоматери, держа в левой руке свернутый свиток, которым он опирается на свое колено, правой же рукой, покоящейся около пояса, благословляет двуперстно. Лик Богоматери исполнен тихого умиления; миндалевидные глаза, широко раскрытые, глядят прямо на молебщика, рот слегка сжат, что придает всему лицу выражение вдумчивости; – видно мастерство художника. Но тонкий нос с чисто русскими широкими ноздрями, неправильный овал лица, что зависело от особой манеры, свойственной русским женщинам, собирать волосы и стягивать их под особый плат (голубой повой), который здесь виден под свободно накинутым на голову пурпурным мафорием, слишком широким, придают чисто русские черты типу Богоматери».  Далее автор пишет, что у Дионисия сохранены черты греческие у «Младенца-Христа (высокий лоб, крупная голова)». Не рисовал Дионисий, получается, Спасителя с натуры! На чём же тогда основаны обвинения, что Дионисий рисовал «с натуры» только: Богородицу, евангелистов, царей?

«Так как вся роспись в Ферапонтовском храме располагается здесь в три яруса (верхний захватывает своды), то акафист Божией Матери занимает самое видное место, заполняя центральный пояс по всем стенам и столбам храма,… темы акафиста сделались любимыми сюжетами для храмовых росписей в XIV–XVII вв., в особенности, в Богородичных храмах в Греции…

Отдельные картины, иллюстрирующие икосы и кондаки акафиста, ранее были разработаны миниатюристами, которые, в свою очередь, многое черпали для своих композиций уже из сложившихся ранее иконографических схем (Благовещение, Поклонение пастырей и волхвов, Сретение, Бегство в Египет), восходящих иногда к глубокой древности. Затем из миниатюр художники брали эти сюжеты, разрабатывали и развивали их и украшали ими стены в тех храмах, где было нужно нарочито прославить имя Божией Матери, как Покровительницы этого храма, и Заступницы рода христианского… темы акафиста у Дионисия разработаны в духе древних миниатюр и далеко не имеют тех новшеств, которыми полна греческая ерминия («ерминия» - особый род руководства по иконописи: [8])» Получается: то Дионисий рисовал с «натуры», то темы акафиста  «разработаны в духе древних миниатюр» и «везде сохраняет старую иконописную традицию, выработанную еще Византией»? Как объяснить эти противоречия?

Смотрим далее. «Икос 12-й „Поюще Твое Рождество, хвалим Тя вси яко одушевленный храм". Изображен одноглавый храм. На храме погрудное изображение Божией Матери с Младенцем-Христом. Справа группа - 3 святителя, слева – Царь и Царица в розовой с лиловыми оттенками одежде, на голове зубчатая корона формы XVI века, украшенная жемчугом, из под короны спускается белый плат. Царь в порфире, в круглой короне, украшенной жемчугом, сверху голубой накинутый плащ» [(4)].

«Исцеление 2-х  слепцов». «Слепцы в  коротких  рубашках,  в  красных  остроконечных  колпаках,  в  коричневой одежде рабочих  бедняков  и в  желтых  сапогах,  протягивают  руку Христу. Христос  с  белым  свитком  в  руке благословляет  слепцов.  Сзади апостолы. У слепцов  прекрасно выписаны ноги, видны мускулы и чашки коленные; хорошо выписаны ноги Спасителя. Что касается ликов,  то они выполнены не ясно (эскизно)». Получается то, что мускулы прорисованы очень хорошо, а научились так прорисовать в 17 веке н.э. - в эпоху Реформации. Вряд ли раньше. А вот лики прорисованы иначе. Не означает ли это, что часть фрески («лики») была нарисована Дионисием или его артелью в начале 16 века, а часть («мускулы и чашки коленные»)  в 17 веке н.э. - лет на 100-150 позднее? Может быть, в 17 веке н.э. реставрировали часть фрески?

„Вселенские соборы". «В  Ферапонтовском  храме  они занимают  низ  скверной и южной стен  и части прилегающей к  ним  западной стены. На всех  вселенских  соборах,  представленных  более или менее однообразно, царь изображается в  пурпурной порфире, украшенной по подолу, около плеч,  пояса и рукавов  золотой парчой. Короны везде золотые, формы XVI в.».

Вселенские соборы

Первый Вселенский собор. Ферапонтов монастырь
Первый Вселенский собор
Ферапонтов монастырь
Второй Вселенский собор
Ферапонтов монастырь
Третий Вселенский собор
Ферапонтов монастырь.  Вселенский собор
Четверый Вселенский собор
Ферапонтов монастырь
Пятый Вселенский собор
Ферапонтов монастырь.  Вселенский собор
Шестой Вселенский собор
Ферапонтов монастырь
Седьмой Вселенский собор

Дополнение. Придел  Святителя Николая Чудотворца.

«Широкий, выпуклый и высокий лоб,  при глубоко впалых  щеках,  делающих  лицо внизу узким,  сближает  этот  образ  Николая Чудотворца в  фреске Дионисия с  классическим  в  византийском  искусстве типом  Иоанна Златоуста, который своей ревностно по вере и стойкостью во многом  напоминал  Святителя Николая. Сходство во внешнем  облике этих  двух  Святителей дополняют  впалые глаза, сосредоточенный взор,  свидетельствующий о сильном  внутреннем  проникновении, сдвинутые слегка брови, придающие при первом  взгляде, несколько строгий вид  старческому лицу Святителя. …  В  выражении лика Святителя Николая столько милосердия, столько сострадания, столько благости, что нам  понятно то „неисчерпаемое чудес  море", которое сотворено угодником  Божиим, –  Правилом  веры и Образом  кротости, и в  этом  отношении образ,  данный Дионисием,  совсем  не похож  на тот  несколько суровый тип  Святителя Николая, распространенный в  нашей иконописи.

Как  на один  из  превосходнейших  образцов  многочисленного множества икон  Святителя, дошедших  до нас  от  XV–XVI вв. в  типе „благостного", можно указать икону, бывшую в  семье  царя Иоанна Грозного, снохи его, царевны Александры Богдановны Сабуровой, жены царевича Ивана Ивановича, хранящуюся ныне в  Суздальском  Покровском  монастыре».

Общий вывод.

Просмотрев замечательные фрески Дионисия, насладившись их красотой и мастерством иконописца, мы можем заметить, что ряд фресок выражают «как бы собственный» взгляд мастера на религиозные сюжеты, в частности - на Библейские, и на внешний вид Святых и праведников. Хотелось отметить несколько обстоятельств. Ферапонтов монастырь в Средние века  часто посещался и ценился российской элитой от Рюриков до первых Романовых, и  был расписан замечательным мастером и его артелью. Но даже такому мастеру вряд ли было бы позволено в своей работе сильно отходить в иконописании  от общепринятых канонов, тем более это могли бы заметить высокие особы. Хотя Дионисий и ОЧЕНЬ сильно ценился и  Православными иерархами, но и ими ему вряд ли было  бы дозволено сильно отклоняться от общепринятых религиозных канонов изображения Святых при росписи храма. Поэтому я не думаю, что Дионисий, как писал В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ, мог себе позволить писать так часто, как он (Дионисий) это делал, одежды и лица с современной ему улицы («с натуры»). Либо это соответствовало православным канонам того времени по большей части, о чем уже к началу ХХ века подзабыли. Либо Дионисий точно знал, как именно, на самом деле, внешне выглядели Библейские Цари и Святые. И это его знание особенно ценно, поскольку не так уж много сохранилось такого рода свидетельств, а фрески самого Дионисия представлены широко, по сути, только в Ферапонтово. Остальные произведения Дионисия почти не сохранились. Либо -  то и другое.

Выглядели Библейские Святые,  цари и знать у Дионисия, как средневековые (по современным понятиям) цари и  правители. Русский тип лица очень часто присутствовал в лицах библейских Святых и героев. Интересен и свой взгляд Дионисия на облик популярного на Руси  великого Святого -  Николая Чудотворца.

Когда говорят, что русская иконопись примитивна по сравнению с западной, то эти люди: либо расписываются в собственном невежестве и незнании, либо умышленно наговаривают и лгут. Не буду распространяться о том, что, вполне возможно,  часть западной живописи эпохи Возрождения, согласно многим новым фактам, вполне могла быть по ошибке, из-за политики ли или по злому умыслу датирована более ранним возрастом. Ряд западных шедевров мог быть  написан не так давно, как русские и греческие иконы. Когда техника написания была более совершенна, был накоплен опыт (в том числе и за счет русских и греческих  иконописцев).

Я о другом.  Иконы тоже могут быть очень разные: не с точки зрения религиозной и духовной ценности (это нематериальные понятия, а духовность «сравнивальщикам» и не доступна порой), а с точки зрения мастерства написания. Но если взять работы Рублёва и Дионисия…Всмотреться поближе и объективно посмотреть на образы Святых, ангелов и царей. На улыбку Богоматери… Или задержаться хоть раз  и внимательно посмотреть Владимирскую икону Богоматери от 12 века…Все мифы о западном превосходстве рассыпаются в прах!

Приложение 2.НИКОЛАЙ РУБЦОВ. ФЕРАПОНТОВО.

В потемневших лучах горизонта

Я смотрел на окрестности те,

Где узрела душа Ферапонта

Что-то Божье в земной красоте.

И однажды возникло из грезы,

Из молящейся этой души,

Как трава, как вода, как березы,

Диво дивное в русской глуши!

И небесно-земной Дионисий,

Из соседних явившись земель,

Это дивное диво возвысил

До черты, небывалой досель...

Неподвижно стояли деревья,

И ромашки белели во мгле,

И казалась мне эта деревня

Чем-то самым святым на земле...

1970 год.

 

Приложение 3. Иоасаф (Оболенский) и «ересь жидовствующих».

Иоасаф принадлежал к богатому роду князей Оболенских и служил у Великого князя московского. В «1436 г. он женился на княжне Дарье Андреевне Луговской. Через год княгиня умерла при родах и князь постригся в монахи в Белозерском Ферапонтовом монастыре. О ранних годах его монашества сведений нет. Жил некоторое время под ближайшим руководством преподобного Мартиниана… в 1480 г. он был избран братиею в игумны, а в 1481 г. посвящён в сан архиепископа ростовского».

Здесь можно и закончить статью о Дионисии. Дальше идут небольшие наброски, связанные с интересными параллелями в биографиях русских и библейских царей.

Иоасаф. «Сохранились послания к нему от новгородского архиепископа Геннадия, в которых Геннадий с ним советуется о мерах борьбы с «ересью жидовствующих». В споре митрополита Геронтия с Великим князем по поводу обрядов при освящении храма Иоасаф и Геннадий держали сторону Великого князя». Затем у Иоасафа  испортились отношения с Великим князем Иваном III, возможно из-за великой княгини Софьи и из-за меняющихся взглядов Великого князя к «ереси жидовствующих».  Достоверной информации об этой непонятной ссоре почти нет! Есть только неподтвержденные мифы.  «В 1488 года (Иоасаф) оставил кафедру и отошёл на покой обратно в Ферапонтову пустынь. Причины оставления кафедры не совсем понятны, но из письма Геннадия Новгородского следует, что причиной была некая обида в мирских делах, и что Великий князь не раз звал ростовского владыку, но тот не поехал. Геннадий упрекает, что Иоасаф оставил кафедру в столь сложное время и просит его отложить гнев. В 1490 г. Иоасаф после пожара построил собор Рождества Богородицы  и пригласил для его росписи иконописца Дионисия. Здесь он и скончался в глубокой старости, почти ста лет. При копании для него могилы в ногах преподобного Мартиниана были найдены мощи последнего.».([10]) История запутанная, не ясная. Понятно, что Иоасаф был активным борцом с «ересью жидовствующих», поддерживая Ивана III в тот момент, когда царь боролся с ересью. Авторитет у настоятеля Ферапонтова монастыря был ОГРОМНЫЙ. Что-то не устраивало Иоасафа в отношениях царя с его женой-Софьей. И хотя Иван III Великий был готов помириться с Иоасафом, архиепископ не пошел на мировую.

            Замечу, хотя это и не является темой данной статьи и требует дополнительного и основательного исследования: здесь, возможно, наблюдаются (даже в событиях монастырской жизни) интересные параллели-совпадения между событиями времен Ивана III и более поздних - на 80-100 лет- времен. С одной стороны происходят похожие события, с другой – в истории АВТОРИТЕТНОГО монастыря очень много провалов и белых пятен, плохо описанных летописцами. И, возможно, также совпадения-параллели с библейскими событиями -  времен царя Давида (по линиям: Давид-чужая жена(Вирсавия) - осуждение пророка Нафана; Иван III-чужая жена(Волошанка)-своя жена(Софья)-осуждение Иоасафа (и других религиозных деятелей - Иосиф Волоцкий,...)). Всё это происходит на фоне религиозных усобиц: «ереси жидовствующих» времен Ивана III и религиозных реформ царя Давида. После объединения Израиля Давид «превратил Иерусалим в сакральный иудейский центр», а Иван III, объединив Русь, Москву - в Третий Рим-Иерусалим и окончательно в столицу. В начале подданные царя Давида обвиняли его в некой ереси под влиянием иностранцев, как  обвиняли в начале Ивана III в поддержке ереси под влиянием Волошанки. И даже в семьях родителей царей было по восемь детей. «На вершине своего могущества, во время войны, Давид впал в грех. Увидев красивую купающуюся женщину и узнав, что это Вирсавия, жена Урии, одного из его храбрых воинов, Давид, несмотря на это, приказал привести её в царский дом и спал с нею (2Цар.11:4)», похожие отношения были у Ивана III и Волошанки. Урия пал в бою (убит), странно погибает и сын Ивана III (Иван Молодой) – муж Волошанки. К Давиду был послан пророк Нафан, обличивший его поведение (здесь - явление Архангела Михаила), после чего царь Давид покаялся. Очень серьёзные претензии у Православной церкви были и к Ивану III, с которыми он потом согласился и покаялся.  У обоих царей страсти кипели сильные и в вопросах престолонаследия.

Изображение царя Давида есть и среди фресок Дионисия.

царь Давид. Ферапонтов монастырь
Пророк царь Давид-2 царь 11 в.
Архангел Михаил. Ферапонтов монастырь
Архангел Михаил

Источники:

  1. http://www.ferapontovo.ru/index.php3?id=17
  2. Ферапонтов монастырь. http://ru.wikipedia.org/wiki/
  3. Музей фресок Дионисия  (фото фресок Дионисия взяты с этого сайта). http://www.dionisy.com/monastery/
  4. ИЗДАНИЕ ВЫСОЧАЙШЕ УЧРЕЖДЕННОГО КОМИТЕТА ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА О РУССКОЙ ИКОНОПИСИ. «ФРЕСКИ ФЕРАПОНТОВА МОНАСТЫРЯ» В. Т. ГЕОРГИЕВСКИЙ, С.-ПЕТЕРБУРГ, Т-во Р. Голике и А. Вильборг, Звенигородская, 11,  1911.
  5. Каппадокия. http://ru.wikipedia.org/wiki/
  6. Понт. http://ru.wikipedia.org/wiki/%CF%EE%ED%F2
  7. Палеологи. http://ru.wikipedia.org/wiki
  8. Ерминия. http://ru.wikipedia.org/wiki/
  9. « Православные монастыри. Путешествие по святым местам», « Ферапонтов Белозерский Богородице-Рождественский монастырь», N 13, 2009
  10. Иоасаф (Оболенский). http://ru.wikipedia.org/wiki
  11. Царь Давид. http://ru.wikipedia.org/wiki/

Статья получена 17.12.2013

 

Пение всякое побеждается...» (Акафист. Кондак 11) - penie

Брак в Кане Галилейской - brak