'http://www.macromedia.com/go/getflashplayer','movie','../images/logo456390-v2' ); //end AC code Сборник статей по новой хронологии
Выпуск 11
7 июня 2010 года
 

Деревянные пушки как свидетельство высокого уровня военного искусства яицких казаков XVI века

Н.Д. Гостев

В настоящей статье рассматривается эпизод из истории об осаде яицкого казачьего городка войсками ногайского князя Уруса и его сына Нурадина в конце XVI века. Большое внимание уделено объяснению того, что такое деревянные пушки, упоминающиеся в рассказах об осаде казачьего городка, и какова их настоящая роль. Как оказалось, упоминание о них свидетельствует о высоком уровне военной подготовки и военного искусства яицких казаков того времени.

Рассмотрим один интересный эпизод из исторического предания яицких казаков об осаде казачьего города ногайским князем (бием) Урусом и его сыном Нурадином, который сможет дать нам представление относительно уровня военного искусства яицких казаков в XVI веке.

Предание это дошло до нас в двух вариантах. Первый был изложен в официальных документах Яицкого Войска, поданных в 1720—21 гг. атаманом зимовой станицы Федором Михайловичем Рукавишниковым в Государственную Коллегию иностранных дел и Государственную Военную Коллегию. Второй — записан в 1744 году Петром Ивановичем Рычковым «по сказаниям некоторых яицких казаков» и затем дополненный им же в 1748 году от рассказа Войскового Атамана Ильи Григорьевича Меркурьева. Приведем оба варианта.

Из донесения Яицкого Войска 1720 года в Государственную Коллегию Иностранных дел (в передаче П.И. Рычкова):

«В давнех де годах прадеды и отцы их … поселились по реке Яику в одной луке … где еще доныне городище, к которому их жилищу подходили великим собранием Золотой Орды татары, требуя, дабы они оставя то место, в их Орду шли, обещая их в Орде сделать мурзами, но они того не учинили, за что татары, осадя их, хотели поморить голодом, но они, сделав деревянные пушки, отбились…» цитата по ([1], с. 203).

Из челобитной  Яицкого Войска от 10 февраля 1721 года в Государственную Военную Коллегию (текст приведен А.Б. Карповым в книге «Уральцы»):

«В прошлых, Государь, давних годех, собрались прадеды и деды наши в степь на реку Яик … и поселились той реки Яика в луке, и жили на том месте многое время … и под то их жилище приходили татары Золотой Орды великим собранием и присылали от себя с таким словом, чтобы они оную реку оставили (хотя то место поселить своими татары), а шли жить в Орду, что хотели их всех поставить мурзами и дать улусы. Они того не учинили и в Орду к ним не пошли, за что они, татары, их осадили, и хотели всех поморить голодною смертию. И от голоду ели подошвы и кожи и коренья и иную всякую нечистоту, и делали деревянныя пушки и били по них, татарах, в которыя, вместо ядер, клали кости и ладыжки, и побили их, татар, немалое число, что они, татары, видя, и отступили» ([2], с. 44).

Из рассказов яицких казаков и Войскового Атамана Ильи Григорьевича Меркурьева, записанных П.И. Рычковым в 1740-х годах:

«… и, согласясь, выбрали они для житья своего первое место … от нынешнего их городка расстоянием вниз по Яику реке 60 верст. Тут поделали они для житья своего землянки, а для обороны от неприятелей небольшой ров. Оставшиеся от Золотой Орды татары, ненавидя, что они в их местах заселись, и подъезжая к их кибиткам в ночные времена на лодках, кибитки их ломали, пожитки грабили, а жен и девок к себе увозили, часто нападали на них, казаков, многолюдными собраниями и с великим устремлением; и хотя они, казаки, многажды бывали от них в осадах, но всегда отбивались, делая деревянные пушки и вместо ядер употребляя каменья, кости и тому подобное. Чего ради оные татары, не возмогши их преодолеть силою, стали было ласкать, увещевая, чтоб они к ним склонились и обещая, ежели склонятся и к ним в Орду перейдут, учинить их мурзами и дать во владение им по нескольку кибиток; но казаки нимало на то не склонялись, и так они, татары, видя, что их ни силою, ни обманами достать не можно, от тех мест отдалились, и никаких противностей более уже им не показывали» ([1], с. 199).

Из всех вышеприведенных свидетельств нельзя понять, когда произошло это событие — никакой временной привязки ни в одном рассказе нет. В.В. Трепавлов — специалист по истории Ногайской Орды считает, что упомянутые казачьи предания описывают известную по документам из Ногайских дел осаду войсками ногайского князя Уруса и его сына Нурадина казачьего городка Кош-Яика в 1586 г. Причин не доверять мнению авторитетного ученого, у меня нет. Вот как описывается  Трепавловым это событие в книге «История Ногайской Орды»:

«Нурадин пришел к Яику гораздо раньше Уруса. Вместе с сыновьями бия, Ханом и Джан-Арсланом, он восемь дней вступал в стычки с казаками и, не дождавшись ополчения левого крыла, ушел обратно. Через некоторое время к Кош-Яику подошел сам бий с большим войском. Городок был окружен, но его обитатели не собирались сдаваться («а около их вода и суды, и лошади, и животина у них есть», так что голод им не грозил). Кош-яикцы успешно отбивались пальбой из деревянных, наскоро сделанных пушек, заряжая их камнями, костями и пр. Казачьи предания добавляют, что по ночам ногаи пытались подобраться к островному городу на лодках. Поняв, что взять крепостцу измором не удастся, Урус распорядился городить «примет», при помощи которого собирался зажечь деревянные стены. Но хлынул ливень, и с этой затеей пришлось расстаться. Под дождем стало не до боя. Ногаи «омокли да почали были сушиться». В этот момент казаки сделали вылазку, «разделяся на шестеро», полностью разбили войско бия да еще и отогнали в степь его табуны (Карпов А. 1911, с. 42; НКС, 1586 г., д. 1, л. 21, 22, 32; д. 5, л. 2, 3). … Унизительный и полный разгром полностью перечеркнул его планы» ([3], с. 346).

Во всех приведенных описаниях стоит обратить внимание на одну маленькую и, казалось бы, малозначительную деталь, а именно на деревянные пушки, которые казаки делали «наскоро» во время осады яицкого городка ногайцами.

Эпизод с деревянными пушками имеет большое значение в понимании истинного положений дел. Как мне кажется, никто из исследователей раньше не уделял этому сюжету должного внимания, а между тем он несет в себе весьма значимую информацию.

Итак, деревянные пушки — что это такое и в чем их роль? На первый взгляд может показаться, что это свидетельство слабого вооружения и плохой подготовки яицких казаков. Эдакие пугачи, понаделав которые от безысходности, наши предки с трудом отбивались от ногайцев. Однако все оказывается совсем не так.
Деревянные пушки из повествования отнюдь не невидаль и совсем не диковинка. Специалистам по истории огнестрельного оружия они хорошо известны. О них можно прочитать, например, в [6] или [7]. Более того, из специальной литературы можно узнать, что первоначально большая часть пушек была деревянной. Это было обусловлено, прежде всего, относительной простотой и дешевизной их изготовления.

И только по прошествии многого времени на вооружение в массовом порядке стали поставляться пушки из железа, меди, бронзы и чугуна как более совершенные, надежные и долговечные. Но использование деревянных пушек не прекратилось из-за упомянутых преимуществ их изготовления, а также легкости транспортировки в полевых условиях, в походах. Ведь тащить с собой тяжелые чугунные, железные или медные пушки довольно обременительно — необходим дополнительный резерв сил (лошади, подводы, сопровождающие), снижается маневренность отряда и т.п., а если к тому же численность отряда невелика, то возрастает вероятность нежелательного попадания пушек в руки врага.

В отличие от железных, бронзовых, медных и чугунных пушек, деревянные пушки было невозможно использовать многократно. После определенного числа выстрелов древко пушки раскалывалось вдоль волокон и она становилась непригодной.

Недолговечность деревянных пушек стала причиной того, что их сохранилось очень мало — буквально единицы. Но, тем не менее, отдельные экземпляры дошли до наших дней. На рисунках 1—3 приводится изображение средневековой деревянной пушки, выставленной в Германском национальном музее г. Нюрнберга (Germanisches National museum). На фотографии (рис.3) хорошо видно, что внутрь деревянного ствола пушки вбивалось плоское железное кольцо для того, чтобы не развальцовывался край жерла при стрельбе. Во избежание раскалывания ствола против волокон при стрельбе, его для прочности и безопасности стягивали железными обручами. Кстати, впоследствии, когда началось массовое производство железных пушек, на их стволах можно было увидеть декоративные обода, отлитые вместе с самим стволом, которые воспроизводили настоящие функциональные обода на деревянных пушках. См., например, изображение средневекового французского серпантина — рис. 4, русской пушки — рис.5 и, даже, самой Царь-пушки — рис.6. В то же время на некоторых пушках обручи не воспроизводились — рис.7.

Естественно, что заряжали деревянные пушки не ядрами, а дробью, т.к. стрелять тяжелыми ядрами такие пушки просто не могли. По-сути, это был дробовик-мортира, стрелявший картечью. Поэтому-то в описании обороны казачьего городка на Яике мы и встречаем камни, кости и прочую мелочь, которой казаки заряжали пушки, т.е. все то, что способно было нанести врагу урон. И это вовсе не из-за скудости вооружения, как может показаться на первый взгляд. Точно такими же средствами — камнями и металлическим мусором стреляли и в Европе, причем каменные ядра иногда использовались в XVIII в. Вообще, старинные пушечные ядра были каменными. Соответственно для дробовиков-мортир тоже использовались камни, но размером поменьше. Зачастую каменные ядра были предпочтительнее, например, свинцовых, т.к. веса свинцового снаряда ствол пушек XVI в. мог и не выдержать. Вот как описывает эволюцию картечи Ю.В. Шокарев:

«Первоначально картечь была обычной корзинкой с мелкими камнями, кусочками железа и свинца. В XVI веке появилась вязаная картечь, представлявшая собой матерчатый мешок на поддоне, набитый свинцовыми или чугунными пулями. Сверху мешок туго обматывался веревками. При выстреле мешок и веревки загорались. Через некоторое время пули высыпались, поражая противника на большой площади. … Картечь ближнего действия поражала на расстоянии до 300 м., а дальнего — до 600 м. и считалась основным средством поражения живой силы противника. Картечью стреляли из пушек, гаубиц и мортир» [5].

В специальной литературе встречаются разные данные о том, какова была дальность стрельбы из деревянных пушек. В основном это 150—200 метров.

В использование яицкими казаками дробовиков-мортир, стрелявших картечью, нет ничего удивительного. Такова была повсеместная практика XVI века. Запорожские казаки, к примеру, тоже использовали мортиры. Даже знаменитая Царь-пушка, отлитая мастером Андреем Чоховым в 1586 г., также является по своему типу мортирой, только огромных размеров.

Интересно отметить, что навык изготовления деревянных пушек кое-где дожил до новейшего времени. На рис. 8 приводится фотография одной такой деревянной пушки, сделанной македонцами во время войны против турок в 1912—1913 гг. и успешно ими применявшаяся. Пушка сделана из вишни.

Другим фактором изготовления и применения именно пушек из дерева, является отсутствие возможности изготовить полноценные железные пушки на месте или в конкретной обстановке, как это можно наблюдать на примере македонцев и яицких казаков. Тогда как деревянные пушки действительно можно изготовить довольно быстро на месте, правда, имея для этого необходимые составляющие.

Как видим, изготовление деревянных пушек — профессиональный прием профессиональных воинов, а отнюдь не крестьян. Казаки очень хорошо знали и владели этим воинским навыком. Таким образом, яицкие казаки были не только хорошо подготовлены, но и хорошо вооружены, ибо у них были все необходимые составляющие для изготовления деревянных пушек, но, самое главное, у них был порох. Все это и позволило им в конечном итоге победить при многократном численном перевесе противника.

Упоминание о деревянных пушках служит еще одним прекрасным доказательством несостоятельности теории о происхождении казаков от беглых русских крепостных крестьян и разбойников.

Из всего вышесказанного становиться понятно, что на самом деле сюжет с пушками выполняет в старинном предании не столько роль показателя хитрости и находчивости казаков, сколько носит чисто информативную функцию, показывающее вооружение наших предков. Видимо, превосходящее вооружение ногайцев.

Здесь будет уместно упомянуть об одном немаловажном свидетельстве, говорящем о значительной роли огнестрельного оружия у яицких казаков. Описывая традиционную культуру казачьего Яика А.Б. Карпов отмечал:

«Куда бы ни ехал казак, он был вооружен. Оружие старинного яицкого казака состояло главным из ружья — турки или пищали. Туркою называлось тяжелое турецкое ружье, имевшее внутри нарезы, пищалью — ружья московской рати, тоже тяжелые, но гладкоствольные; у ружей казаки имели ражки, т.е. две деревянные ножки, прикрепленные к цевью ружья на особом шпеньке, и на которые клалось ружье, как на подпорки, для более точного и верного выстрела. Не имевшие ружей были вооружены луком (сайдак) и стрелами, которые хранились в колчане. Главным же оружием конного боя было копье, получившее впоследствии название пики. Кроме этого оружия казаки имели сабли, но сабель они почему-то недолюбливали; их имели в большинстве только старшины и другие начальники, хотя они были и у рядовых казаков. <…> Впоследствии, когда появились пистолеты или, как называли их казаки, пистоли, они составляли одну из главных принадлежностей вооружения яицких казаков и носились заткнутыми за поясом» ([2], с. 162—163).

Также нельзя не обратить внимание на то, что на старинных печатях Яицкого Войска XVIII века изображен казак, держащий в руке ружье. При этом нам известно два варианта Войсковой печати с немного отличным рисунком — на одной из них казак во второй руке держит рог, а на второй рог не изображен. Но изображение ружья остается неизменной деталью рисунка Войсковой печати XVIII столетия [4]. Все это говорит о том, что огнестрельное оружие играло, пожалуй, самую важную роль в воинском искусстве яицких казаков. А рассказ об изготовлении яицкими казаками деревянных пушек свидетельствует о высоком мастерстве огненного боя яицких казаков.

Литература

  1. Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. — Уфа: «Китап», 1999 г. Переиздание с оренбургского издания 1887г. этой же книги Рычкова.
  2. Карпов А.Б. Уральцы: исторический очерк. Ч.1: Яицкое войско от образования войска до переписи полковника Захарова (1550—1725 гг.). — Уральск, 1911г.
  3. Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. — М.: «Восточная литература» РАН, 2001г.
  4. Трегубов А.Г. Старинные печати Яицкого Войска. — «Станица», № 2 (32), 2000г.
  5. Шокарев Ю.В. Оружие. Словарь-справочник. — М.: Росмэн-Пресс, 2003г.
  6. Маркевич В.Е. Ручное огнестрельное оружие. — М.: 1994г.
  7. Прочко И. С. История развития артиллерии. — М.: 1994г.

Приложение к статье.
Изображения пушек

Средневековая деревянная пушка
Рис. 1
Средневековая деревянная пушка, выставленная в Германском национальном музее г. Нюрнберга.
Ствол у пушки треснул от стрельбы. Это и есть общий недостаток деревянных пушек. Вот почему их сохранилось очень мало. Через некоторое время использования деревянные стволы трескались и пушки были уже непригодны для дальнейшего использования. Естественно, что после этого их не хранили.


Средневековая деревянная пушка
Рис.2
Средневековая деревянная пушка из Германского национального музея г. Нюрнберга. Железные обручи стягивают деревянный ствол пушки для прочности при стрельбе. Хорошо видно, что трещина идет по всей длине ствола и фактически расколола его на двое.


Средневековая деревянная пушка
Рис. 3
Средневековая деревянная пушка из Германского национального музея г. Нюрнберга. Вид пушечного жерла. Видно тонкое железное кольцо, забитое внутрь деревянного ствола пушки для большей выносливости при стрельбе.


Французская средневековая пушка
Рис. 4.
Французская средневековая пушка, т.н. серпантин. Декоративные обода на железном стволе не несут функционального назначения.


Декоративные обода на железном стволе
Рис. 5.
Фрагмент. Декоративные обода на железном стволе.


Царь-пушка в Московском Кремле
Рис. 6.
Царь-пушка в Московском Кремле. Декоративные обода на железном стволе.

Рис. 7
Пушка, охранявшая вход в канал Энтрада (Куба, Гавана). Эта пушка без декоративных обручей.
Изображение взято http://www.telemark-team.ru/showpic2.phtml?phid=109&pic=2081&type=pic



Рис. 8
Пушка из вишни, сделанная македонцами в войну с турками 1912-1913 гг. Позже выставлялась на торжествах, посвященных освобождению Македонии от владычества турок в 1913 г. Внутри жерла пушки также видно вставленное железное кольцо. Фотография из музея г. Сплита (Македония).



Рис. 9.
Старинная деревянная бомбарда. Иллюстрация к статье Игоря Края «Трубы огня и грома. Ракеты и артиллерия – от древности до средневековья», журнал «Арсенал» (?), №29, 2006 г.
Взято из: http://www.mirf.ru/Articles/print1102.html
Главная страница

Выпуски сборника

1
2004
2
2005
3
2005
4
2006
5
2007
6
2007
7
2008
8
2009
9
2010
10
2010
11
2010
12
2012
13
2015