Сборник статей по новой хронологии
Выпуск № 10 "Популяционные реконструкции"
24 мая 2010 года
 

Имеются ли генетические следы монгольских завоеваний 13 века?

А.М.Тюрин

Оглавление
1. Постановка задачи
2. Общие замечания
3. Генетические характеристики монголов
3.1. Фактические данные

3.2. Гаплогруппа С
3.3. Гаплогруппа О
3.4. Гаплогруппа D
3.5. Маркеры-индикаторы события «Монгольские завоевания 13 века»
4. Формальный поиск  маркеров-индикаторов
4.1. Народы Волго-Уральского региона

4.2. Русские и украинцы
4.3. Народы Кавказа
4.4. Народы Ирана
4.6. Турки и крымские татары
4.7. Венгры
4.8. Гагаузы, молдаване и румыны
5. Обсуждение фактических данных
5.1. Ногайский след

5.2. Казахский след
5.3. Калмыцкий след
5.4. Мадьярский след
5.5. Монгольский след
5.6. Хазарейский след
6. Основные результаты
7. Вместо заключения
Источники информации

4. Формальный поиск  маркеров-индикаторов
4.1. Народы Волго-Уральского региона
Среди народов региона (марийцы, мордва, коми, удмурты, чуваши и татары, всего 580 человек) выявлено 3 (0,5%) носителя гаплогруппы C [Tambets, 2004], в том числе 2 (1,6%) среди татар (выборка 126 человек) и 1 (1,3%) среди чувашей (выборка 79 человек).
Башкиры охарактеризованы выборкой в 471 человек [Лобов, 2009]. Ей охвачено 8 регионов. Среди башкир выявлено 11 (2,3%) носителей гаплогруппы Cи 4 (0,9%) – гаплогруппы O. Всего 15 (3,2%) человек. Но носители этих маркеров четко обособились территориально. Носители маркера C живут на западе Оренбургской области (выборка 43 человек) – 7 (16,3%) человек, и в пограничном с ней Стерлибашевском районе Башкортостана (выборка 52 человека) – 3 (5,8%) человек. Носители маркера O– на востоке Оренбургской области (выборка 34 человека) – 2 (5,9%) человека, а также в Саратовской и Самарской областях (выборка 50 человек) – 2 (4,0%) человека. Без учета этих географически локализованных носителей рассматриваемых маркеров, среди башкир выявлен всего 1 носитель гаплогруппы C в Абзелиловском районе (сопредельный с Челябинской областью). То есть среди башкир, проживающих на территории Башкортостана (выборка 344 человека), выявлен всего 1 (0,29%) носитель «монгольских» гаплогрупп.

4.2. Русские и украинцы
В публикации [Roewer, 2008] приведены результаты генетического анализа русских (выборка 545 человек) из 12 областей России (Архангельской, Брянской, Ивановской, Липецкой, Новгородской, Орловской, Пензенской, Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тверской и Вологодской). Выявлено 2 (0,37%) носителя гаплогруппы C. По 1 в Рязанской (выборка 36 человек) и Смоленской (выборка 43 человека) областях. В публикации [Balanovsky, 2008] приведены результаты анализа русских (выборка 1228 человек) из 14 регионов европейской части России. Выявлено 2 (0,16%) носителя гаплогруппы C (Рославль, Смоленская область, выборка 107 человек и Белгород, выборка 143 человека). Еще в одной выборки русских (414 человек) выявлен 1 носитель гаплогруппы С [Derenko, 2006, Contrasting …; Derenko, 2006, The diversity …]. Имеется еще 3 выборки русских: 61 человек [Tambets, 2004], 49 человек русских севера России и 89 человек русских Ташкента [Nasidze, 2005]. Носителей «монгольских» гаплогрупп в них не выявлено. Авторы публикации [Деренко, 2007] выявили у русских (406 человек) 3 носителя маркера С3. Итого на 2792 протестированных русских выявлено 8 (0,29%) носителей гаплогруппы C.
Существенную часть нашей выборки составляют данные из публикации [Balanovsky, 2008]. В недавней публикации ее авторы категорически констатировали  «отсутствие у русских генетических следов «монгольского ига» [Балановская, 2009]. «Что же касается второй из крупных миграций, связанных с монгольским завоеванием средневековых русских княжеств, то ее генетические следы обнаружить не удается. И вновь этот вывод взаимно подтверждается анализом и мтДНК, и Y-хромосомы, и данными антропологии. Например, суммарная частота восточно-евразийских гаплогрупп мтДНК в русских популяциях не достигает и 2%: эта же частота характерна и для западноевропейских народов. Для Y-хромосомы типичным «монгольским» маркером является гаплогруппа С (ее носителем был, как считается, Чингисхан, – эта гаплогруппа является самой частой у монголов и родственных им народов). Однако в русских популяциях гаплогруппа С практически не встречена (частота не достигает 1 %, т. е. с формально-генетических позиций полиморфизм по этому признаку в русских популяциях отсутствует, и русское население может считаться полностью «генетически европейским»).».
В выборке, характеризующей восточных украинцев [Харьков, 2004] (94 человека), а также еще двух выборках, характеризующих всех украинцев (50 и 27 человек), носителей гаплогруппы C не выявлено. Данные по еще одной выборке украинцев (92 человека) приведены в публикации [Battaglia, 2008]. В публикации [Varzari, 2006] приведены данные по украинцам, проживающим вблизи границы с Молдавией (выборка 53 человека). Среди них тоже нет носителей гаплогруппы C. Таким образом, на основе выборки украинцев, составляющей  316 человек, установлено отсутствие у них «монгольских» гаплогрупп.

4.3. Народы Кавказа
Среди грузин (выборка 26 человек), осетин (выборка 15 человек), лезгин (выборка 12 человек), сванов (выборка 25 человек), азербайджанцев (выборка 19 человек) и армян (выборка 21 человек) носителей гаплогрупп C, O и D не выявлено (таблица 2, [Zerjal, 2002]). Не выявлены они и среди еще одной выборки грузин (66 человек) и в выборках балкарцев (38 человек) [Battaglia, 2008], а также осетин Северной и Южной Осетии (выборка 146 человек, в том числе 17 из Южной Осетии) [Nasidze, 2004]. Отметим, что в публикациях [Nasidze, 2004; Nasidze, 2004, Caucasus] приведены частично одни и те же ДНК-данные по осетинам. В публикации [Yepiskoposian, 2006] приведены гаплотипы 106 грузин, 179 турок, 40 азербайджанцев, 106 ассирийцев, иезидов и 734 армян из 6 регионов. Носителей «монгольских» гаплогрупп среди них не выявлено. Среди авар (выборка 18 человек), даргинцев (выборка 8 человек), кубачинцев (выборка 12 человек) и кумыков (выборка 10 человек) этих маркеров тоже нет [Marchani, 2008]. Однако среди дагестанских ногайцев (выборка 16 человек) присутствует весь «монгольский» набор гаплогрупп: C – 2, O(O*xO3) – 1, D – 1 человек. Всего 4 (25,0%) человека. При этом, гаплотип D вполне мог иметь иранские «корни». Среди иранцев (52 человека) выявлено 10 (19,2%) его носителей. Имеется среди них и 1 носитель маркера О3.
Автор публикации [Юнусбаев, 2006] привел результаты тестирования представителей 9 коренных народов Дагестана: аварцев (42 человека), чамалинцев (27 человек), багуалинцев (28 человек), андийцев (49 человек), лезгинов (31 человек), даргинцев (68 человек), таббасаранцев (43 человека), кумыков (76 человек) и караногайцев (77 человек). Гаплогруппа С имеется у табасаранцев (3 человека, 7,0%) и караногайцев (8 человек, 10,0%). Всего в выборке 11 человек (2,5%). Гаплогруппа О имеется у кумыков (1 человек, 1,3%). Караногайцы на эту гаплогруппу не тестировались. Караногайцы – это этническая группа ногайцев. В характеризующих их выборках число носителей маркера С совпало. Но у караногайцев не выявлены носители маркера D.
Результаты ДНК-тестирования народов Кавказа приведены в публикации [Nasidze, 2004, Caucasus]. На Северном Кавказе тестированы абазинцы (выборка 14 человек), чеченцы (19 человек), даргинцы (26 человек), ингуши (22 человека), кабардинцы (29 человек), лезгины Дагестана (25 человек), северные осетины (59 человек), рутульцы (24 человека). Носители гаплогруппы С выявлены у абазинцев – 2 человека (14%) и чеченцев – 1 человек (5%). В публикации [Caciagli, 2009] приведены гаплогруппы популяций Дагестана, живущих в высокогорных районах: авары (20 человек), чеченцы (20 человек), кубачинцы (14 человек), лаки (21 человек) и табасаранцы (30 человек). Интересующих нас маркеров среди них нет. В публикации [Боготова З.И., 2009] приведены новые ДНК-данные по кабардинцам (141 человек) и балкарцам (136 человека). Носители гаплогруппы С выявлены у балкарцев – 3 (2,1%) человека. В публикации [Nasidze, 2004, Caucasus] приведены ДНК-данные и по народам Закавказья. Всего 340 человек. Интересующих нас маркеров среди них нет.
Эти результаты можно обобщить следующим образом. «Монгольские» гаплогруппы выявлены у ногайцев, каранагайцев и табасаранцев. Среди других народов Северного Кавказа (1133 тестированных) выявлено 6 носителей гаплогруппы C и 1 – гаплогруппы О. Всего 7 (0,6%) носителей «монгольских» гаплогрупп. Среди народов Закавказья носители «монгольских» маркеров не выявлены. 

4.4. Народы Ирана
На территории Северного Ирана (выборка 33 человека) выявлен 1 (3,3%)  носитель гаплогруппы C3 и 1 (3,3%) – O*(M175) [Regueiro, 2006]. Гаплогруппа O*(M175) не специфицирована. На территории Южного Ирана (117 человек) носителей интересующих нас маркеров не выявлено. Авторы публикации [Деренко, 2007] не выявили у персов (78 человек) носителя гаплогруппы С3. Таким образом, на 228 иранцев выявлен 1 (0,4%) носитель «монгольской» гаплогруппы. Если мы примем, что гаплогруппа O*(M175) тоже является «монгольской», то число носителей рассматриваемых маркеров будет 2 (0,9%).

4.5. Балканские народы
Среди балканских народов 1 носитель гаплогруппы C выявлен только у греков (выборка 92 человека) [Battaglia, 2008]. Среди македонских греков (57 человек), албанцев (55 человек), FIROM-Albanians (64 человека), боснийских сербов (81 человек), боснийцев (84 человека), боснийских хорватов (90 человек), хорватов (118 человек), словенцев (75 человек) интересующих нас маркеров нет

4.6. Турки и крымские татары
В публикации [Cinnioglu, 2004] приведены результаты изучения турок Турции (523 человек из 9 регионов). Всего выявлено 2 носителя маркера C*(RPS4Y) и 5 – C3. Причем 1 носитель C*(RPS4Y) и 3 – C3 живут в Стамбуле (выборка 81 человек). То есть 4,9% турок, коренных жителей Стамбула являются носителями «монгольских» маркеров. Кроме того, среди турок выявлен 1 носитель гаплогруппы O3. Всего среди них 8 (1,5%) носителей «монгольских» маркеров. Среди крымских татар (22 человека) присутствует весь «монгольский» набор гаплогрупп: C – 2, O(O*xO3) – 1, O3 – 1, D – 1 [Marchani, 2008]. Всего 5 (22,7%) человек.

4.7. Венгры
В одной из выборок венгров (113 человек) выявлен 1 носитель гаплогруппы C [Tambets, 2004]. Данные по гаплоруппам O и D в ней не приведены. В других выборках венгров (45 человек, [Semino, 2000], 197 человек [Csanyi, 2008], 53 человека [Battaglia, 2008], 119 человек [Volgyi, 2008]) носителей «монгольских» гаплогрупп не выявлено. Таким образом, среди 527 венгров Венгрии и Трансильвании выявлен 1 (0,2%) носитель «монгольской» гаплогруппы. 

4.8. Гагаузы, молдаване и румыны
В публикации [Varzari, 2008] приведены результаты изучения генома гагаузов из двух популяций, проживающих в селах Kongaz (48 человек) и Etulia (41 человек) на юге Молдавии. Носителей «монгольских» маркеров среди них не выявлено.  В публикации [Varzari, 2006] приведены данные по молдаванам Молдавии (выборка 72 человека характеризует юг Молдавии, 54 человека – ее север) и румынам запада румынской Молдавии (всего 54 человека). «Монгольских» маркеров среди них нет.

5. Обсуждение фактических данных
5.1. Ногайский след
Наибольшие частоты «монгольских» гаплогрупп выявлены у ногайцев Дагестана (25,0%). Причем, у них присутствуют все три выделенных ними маркера-индикатора события «Монгольские завоевания 13 века» – C, O и D. Ниже приведены самые общие представления о ногайцах, отраженные в справочниках и научных статьях, и наша их интерпретация применительно к генетическим особенностям народов Евразии.
Ногайцы как этнос сформировались в степях между реками Волга, Иртыш и Эмба. Можно предположить, что там они и получили от предков казахов или (и) калмыков «монгольский» набор гаплогрупп. В 16 веке в Европе они кочевали от Южного Приуралья до Северного Причерноморья. В Азии – южнее реки Урал, в Приаралье и Северном Казахстане до Прииртышья включительно. В середине 16 века ногайцы были «выдавлены» с Бугульминско-Белебеевской возвышенности. Эти земли заняли татары и башкиры. В первой половине 17 века ногайцы были «выбиты» из Северного Прикаспия калмыками. Одна их группа закрепилась на востоке Северного Кавказа в Ногайской степи. Ее потомки живут в регионе (Республика Дагестан, Ставропольский край, Карачаево-Черкеская Республика, Чечня, Ингушетии и Астраханская область) и сегодня. Вторая группа ногайцев Северного Прикаспия пыталась закрепиться на Кубани. В 18-19 веках ее переселяли в Крым, Бурджак, затем назад на Кубань. В конце концов, часть этой группы оказалась в Ногайской степи. Другая ее часть закрепилась в Степном Крыму. Но наиболее значительная часть этих ногайцев оказалась в Турции, где их потомки стали турками. То же самое произошло с ногайцами Крыма. Их потомки стали крымскими татарами. Одна из их этнических групп так и называется – ногай. При этом, отдельные группы ногайцев, скорее всего, кочевали в Степном Крыму и до 17 века. То есть «монгольские» гаплогруппы попали к крымским татарам от ногайцев, являющихся одной из их предковых популяций. Часть крымских татар, потомков ногайцев, позднее эмигрировала в Турцию. Таким образом, носители гаплогруппы C и O попали на территорию Турции двумя путями: с эмигрировавшими туда ногайцами и с крымскими татарами. Так получились, что значительная часть эмигрантов обосновалась в Стамбуле. Поэтому сегодня 4,9% турок, его коренных жителей являются носителями рассматриваемых маркеров. От жителей Стамбула гаплогруппа C попала к грекам.
Ногайцы с Бугульминско-Белебеевской возвышенности в 16 веке ушли за реку Урал. Но их отдельные группы в регионе остались. Их потомки стали башкирами и татарами. Наиболее многочисленная группа ногайцев явилась предками башкир запада Оренбургской области и Стерлибашевского района Башкортостана. Среди них имеется 10,5% носителей гаплогруппы C. Это примерно соответствует частоте этого маркера у дагестанский ногайцев (12,5%), крымских татар (9,1%) и турок Стамбула (4,9%). Потомки небольших групп ногайцев имеются среди башкир Саратовской и Самарской областей (частота маркера O – 4,0%) и волжских татар (частота маркера C – 1,6%). Через касимовских татар маркер C попал к русским Рязанской области (частота маркера C – 2,8%). К русским Белгородской области, пограничной с зоной кочевий ногайцев, гаплогруппа C попала, скорее всего, за счет простой эмиссии. Здесь остаются непонятными два момента. При вполне представительной выборке украинцев (263 человека), среди них не выявлены «монгольские» маркеры. В мизерном количестве они у восточных украинцев просто обязаны иметься. Скорее всего, единичные «монгольские» маркеры среди них будет найдены по результатам будущих исследований. Второй момент – носители маркера C выявлены в двух выборках (по 1 человеку в каждой), характеризующих Смоленскую область. Здесь мы имеем статистически значимые данные, свидетельствующие о возможном попадании маркера C к русским Смоленской области через некую социальную группу с большим числом ее носителей. Конечно, этот вопрос нуждается в специальном рассмотрении. При его выполнении необходимо будет осуществить проверку возможного отнесения этих двух носителей гаплогруппы C (по их гаплотипам) к одному прародителю, жившему сравнительно недавно.

5.2. Казахский след
На сайте Башкирского государственного университета [http://www.bashedu.ru/] приведена статья (со ссылками на научные публикации) «Усерганы».  Усерганы – это башкирское племя. Его территория расселения охватывает «Зианчуринский, Зилаирский и Хайбуллинский районы современного Башкортостана; Кувандыкский, Сарыкташевский, Гайский и Новоорский районы Оренбургской области. Небольшие группы усерганов расселены в Саратовской и Самарской областях.». То есть территория расселения усерганов за пределами Башкортостана полностью соответствует распространению маркеров C и O среди башкир. «Усерганы жили в непосредственном соседстве с казахами Кичи /Малого/ Жуза. В составе усерганов известны несколько родовых подразделений Мамбет. Их генеалогии восходят к казахскому племени аргын. Усерганы родовых подразделений аргын считают себя по происхождению казахами. Они остались среди башкир в XVII веке и обашкирились.». Эти свидетельства однозначно указывают на то, что башкиры рассматриваемых регионов получили маркеры C и O от казахов. Но здесь имеется одна тонкость. В 17 веке племя аргын уже было, но казахов, как социальной общности еще нет. Они сформировались позднее. Либо племя аргын входило в объединение НОГАЙ. Тогда казахский след сводится к ногайскому. Либо отдельные рода казахского племени аргын стали башкирами гораздо позднее. Например, в 19 веке. 

5.3. Калмыцкий след
Можно предположить, что ногайцы 16 века европейской части ареала их кочевий не имели «монгольских» гаплогрупп. Они их приобрели в результате «плотного» контакта с калмыками. Если это так, то, скорее всего, некоторые калмыцкие рода просто влились в территориальные образования ногайцев. Ногайцы Кубани принесли «монгольские» маркеры в Крым и Турцию. Против этой версии «голосует» отсутствие у калмыков носителей гаплогруппы O. Но здесь есть две возможности. Калмыков характеризует всего одна выборка, которая является вполне представительной. Но ногайцев характеризует только небольшая выборка по их дагестанской популяции. Вполне возможно, по результатам будущих исследований будут получены данные, которые позволят согласовать генетический портрет калмыков и ногайцев. Кроме того, имеется свидетельство Яна Стрейса, путешественника второй половины 17 века о жителях степных прибрежных районов Дагестана. «Большая река Ем (Iem) разделяет калмыцких и чувинских (Guwijnsche) татар. На равнине несколько городов, местечек и деревень, которые большей частью заселены калмыцкими, черкесскими, дагестанскими, бухарскими и другими татарами (не считая небольшого числа персов, индийцев (Meders)), которые живут па самом берегу и занимаются мореплаванием).» [Ян Стрейс]. Река Ем – это, скорее всего, Кума. Из свидетельства явно следует, что калмыки жили среди других «татар». Кроме того в нем упоминаются индийцы. Если это действительно бывшие жители Индостана, то они могли принести с собой в регион гаплогруппу O. Последняя гипотеза вполне проверяема по результатам будущих исследований. Для этого необходимо выполнить ДНК тестирование жителей региона по современной методике, то есть с высоким разрешением. По его результатам будет решен вопрос о «родине» гаплогруппы O у ногайцев.

5.4. Мадьярский след
Через юг Восточной Европы прошли орды мадьяр, мужчины которых являлись в основном, носителями гаплогруппы R1a1, доминирующей (на уровне 50%) у южных русских, украинцев и поляков. Эти орды включали и обособленные популяции, мужчины которых были носителями гаплогрупп N3, C и Q, характерных для современных народов Сибири и Центральной Азии>. В одной из выборок венгров (113 человек), потомков мадьяр выявлено 3 носителя гаплогруппы Q и 1 – C [Tambets, 2004]. В других выборках венгров (45 человек, [Semino, 2000], 197 человек [Csanyi, 2008], 53 человека [Battaglia, 2008]) носителей гаплогруппы Q и C не выявлено. Таким образом, среди венгров 1,0% носителей этих маркеров. Начало движение мадьяр через Восточную Европу относится к концу 13 века. Эта наша авторская реконструкция детально рассмотрена в статье [Тюрин, 2009, Венгры, генетика]. Вполне возможно, что ногайцы 16 века – это потомки «отставших» от мадьяр популяций, ранее проживавших в Центральной Азии и являвшихся, в своем большинстве, носителями маркера C. Начиная с 16 века «мадьярский след» сводится к «ногайскому следу».

5.5. Монгольский след
Ногайцы – это потомки монголов, пришедших в Восточную Европу. Крымские татары – тоже их потомки. В остальном эта версия сводится к версии «ногайский след». Монгольский след – это и есть монгольское завоевание Восточной Европы, которое случилось в соответствии с ТИ в 13 веке. Однако, на основе огромной величины выборки русских – 1972 человека, и вполне представительной выборок украинцев (прежде всего, восточных) – 263 человека (в том числе восточных украинцев – 94 человек), в которых выявлено всего 4 носителя гаплогруппы C, следует однозначеный вывод. О существовании на Руси многолетнего монгольского ига не может быть и речи. Число носителей гаплогруппы C среди русских при учете их многовекового соседства с ногайцами, казахами и калмыками следует идентифицировать как нереально низкое. Этот факт нуждается в объяснении. Представляется, что для понимания этого феномена вполне достаточно выполнение анализа имеющихся достоверных исторических и этнографических данных. Одно из объяснений можно сделать на основе гипотезы «калмыцкий след». То есть до прихода калмыков в Восточную Европу у проживающих здесь популяций практически не имелись «монгольские» гаплогруппы.
Но вернемся к «монгольскому следу». Можно оценить число монголов, пришедших в середине 13 века в Восточную Европу. Примем, что 60,0% монголов являются носителями гаплогруппы C. Среди ногайцев число мужчин носителей этого маркера составляет 12,5%. То есть примерно 20% ногайцев мужчин являются прямыми потомками монголов. В 1992 году в СССР жило 75,2 тысячи ногайцев [БЭС]. Исходя из этого, число мужчин, прямых потомков монголов составит 7520 человек. В 1992 году в СССР жило около 272 тысяч крымских татар. Среди них 9,1% мужчин являются носителями гаплогруппы C. Примерно 15% или 20400 человек крымских татар являются прямыми потомками монголов. В статье «Венгры» [http://ru.wikipedia.org/] приведен график роста численности венгров в последнем тысячелетии. В период с середины 13 века до второй половины 20 веков их численность увеличилась в 15 раз. Исходя из этого, численность монголов, предков ногайцев и крымских татар в середине 13 века составляла 500 и 1360 человек. Примем, что среди ногайцев и крымских татар находится 30% прямых потомков монголов, пришедших в Восточную Европу. Остальные 70% находятся среди турок и башкир, а также в крайне небольшом количестве среди других народов Восточной Европы. Тогда у нас получится, что в Восточную Европу в середине 13 века пришло 6200 мужчин монголов. Среди них могло быть 3100 воинов. Эта величина является оценкой-максимум и предполагает, что пришедшие с монголами другие этнические группы не являлись носителями «монгольских» маркеров. Другими словами, все воины монгольского войска, кроме самих монголов, были носителями гаплогрупп, характерных сегодня для Восточной Европы. То есть с помощью монголов европейцы завоевали сами себя и сами установили над собой монгольское иго. Кроме того, оценка-максимум предполагает, что монгольское завоевание 13 века являлось единственным источником «монгольских» гаплогрупп в Европе. Из этого автоматически следует, что, гунны, авары и мадьяры, пришедшие в Европу с востока, не являлись носителями гаплогрупп, доминирующих сегодня в Центральной Азии и на территории Казахстана. Более того, «монгольские» гаплогруппы у калмыков и казахов были «законсервированы». То есть их эмиссия в популяции Восточной Европы не происходила.

5.6. Хазарейский след
В северном Иране выявлены 1 носитель гаплогруппы C3 и 1 – O*(M175). Скорее всего, наличие здесь гаплогруппы O*(M175) является проявлением одной из линий этого маркера, характерной для народов Пакистана – O3(M122) или O3e(M134). В характеризующей их выборке (176 человек) выявлено 12 (6,8%) носителей маркера C3 и 4 (2,3%) – маркера O [Sengupta, 2006]. Но здесь имеется одна тонкость. Все носители маркера C3 и 3 из 4 носителей маркера O находятся в выборке (85 человек), характеризующей популяции Северного Пакистана. То есть в этом регионе 14,1% и 3,5% мужчин являются носителями гаплорупп C3 и O. Можно предположить, что наличие маркера C3 в северном Пакистане и северном Иране связано с хазарейцами. Если это так, то общий вывод однозначен. Монголы на территорию собственно Ирана не приходили.

6. Основные результаты
1. По современным популяциям монголов сформированы генетические маркеры-индикаторы события «Монгольские завоевания 13 века». Это гаплогруппа C (ее частоты среди монголов порядка 60%) и гаплогруппы O и D (встречаются у монголов с небольшими частотами).
2. Среди русских имеются носители гаплогруппы C. Однако крайне низкое их число (примерно 3 человека на 1000) свидетельствует о том, что их предки не являлись участниками события «Монгольские завоевания 13 века» и его следствия – монголо-татарского ига 13-15 веков. Это же относится к украинцам, среди которых маркеры-индикаторы рассматриваемого события не выявлены.
3. Значимые частоты «монгольских» маркеров выявлены только в 3 европейских популяциях - ногайцы Дагестана (C, O и D – 25,0%), крымские татары (C, O и D – 22,7%), турки Стамбула (C – 4,5%), а также в группах башкир (C и O – 4,0-16,3%) в юго-восточной, южной и юго-западной частях ареала их расселения. Сформулированы гипотезы, объясняющие эти факты. Появление этнических монголов на юге Восточной Европы и вместе с ними гаплогрупп C, O и D представляется нереальным. Скорее всего, эти гаплогруппы попали в регион с территории Казахстана (через ногайцев) или от калмыков.
4. Имеются ли генетические следы монгольского завоевания 13 века в Восточной Европе, на Среднем Востоке, Кавказе и Балканах? Нет.

7. Вместо заключения
Если Монгольская империя существовала на просторах Евразии, причем в нее входили и предки народов Восточной Европы, но при этом их монголы не завоевывали, то … То это предки народов Восточной Европы завоевали монголов. Эта предельно простая логическая конструкция. Полученное заключение прямо следует и из реконструкций НХ ФиН. Имеются ли генетические следы завоевания русскими монголов? Получить ответ на этот вопрос очень просто. Нужно по современным популяциям русских и других народов, предки которых были вовлечены в процесс создания Империи, сформировать генетические маркеры-индикаторы «Русь-Орда 14-16 (17) веков» и проверить монголов на их наличие. Главный маркер-индикатор, который может служить отличительной особенностью русских южнее сегодняшнего ареала их проживания (включая Сибирь), – это гаплогруппа R1a1. Среди русских (центр и юг европейской части России) порядка 50% ее носителей. Имеется ли этот маркер у современных монголов? Да. Среди халхов выявлено 3,5% его носителей (таблица 1). В двух других выборках, характеризующих монголов, процент его носителей составляет 9,5% и 4,2% (таблицы 2 и 3).
Если войска Руси-Орды завоевали территорию Монголии, то они оставили на ней оккупационные армии. Скорее всего, потомки этих воинов сегодня являются этническими группами монголов. Причем, среди них должны быть относительно высокими частоты маркера R1a1. Имеются ли такие этнические группы среди монголов? Да. Это, прежде всего, Uriankhai и Zakcnin, потомки ойратов. На английском языке последнее слово пишется ясно и понятно – OIRAD. Это немного трансформированное русское слово ОРДА. То есть Uriankhai и Zakcnin являются потомками ОРДынцев, воинов Руси-Орды. ОРДА (АР+УД+А) – это в данном случае УД (часть) АРмии. Воины АРмии могли называться АРИНАКами (АР+ИН+АК, ИН и АК – суффиксы). Это и есть URIANKhai (HAI приставка отношения к социальному сообществу). Здесь мы дали упрощенную схему наших лингвистических реконструкций. Частоты носителей гаплогруппы R1a1 у Uriankhai и Zakcnin составляют 6,7% и 13,3% соответственно. Но на западе Монголии имеется еще одна этническая группа монголов – Khoton. Про ее предков «смутно» известно только то, что они откуда-то пришли в регион, говорили на тюркском языке и исповедовали ислам. Это и есть один из наборов маркеров воинов Руси-Орды. Так вот, у Khoton отмечены аномально высокие частоты носителей гаплогруппы R1a1 – 82,5%. Здесь мы только «слегка» обозначили эти интересные вопросы – генетические и лингвистические маркеры Руси-Орды у монголов. Конечно, они заслуживают самого детального рассмотрения.  

Источники информации
Балановская Е.В., Балановский О.П. Генетические следы исторических и доисторических миграций: континенты, регионы, народы. Вестник ВОГиС, 2009, Том 13, № 2. http://www.bionet.nsc.ru/vogis/pict_pdf/2009/2009_2/20.pdf Институт цитологии и генетики. http://www.bionet.nsc.ru/
Боготова З.И. Изучение генетической структуры популяций кабардинцев и балкарцев. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук. Уфа. 2009. http://ibg.anrb.ru/BogotovaZI.pdf Институт биохимии и генетики. http://ibg.anrb.ru/dissov.html
Деренко М.В., Малярчук Б.А., Возняк М., Денисова Г.А., Дамбуева И.К., Доржу Ч.М., Гржибовский Т., Захаров И.А. Распространенность мужских линий “чингизидов” в популяциях Северной Евразии. Генетика. 2007.  Т. 43. № 3. http://elibrary.ru/contents.asp?id=435715 eLIBRARY.RU http://elibrary.ru/
[БЭС] Большой Энциклопедический словарь. Словарь. http://slovorus.ru/index.php
Лобов А.С. Структура генофонда субпопуляций башкир. 2009. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук.http://ftp.anrb.ru/molgen/Lobov_AS.PDF Академическая сеть Республика Башкортостан. http://ftp.anrb.ru/
[Носовский, Фоменко, 2005, Новая хронология Руси] Носовский Г В., Фоменко А.Т. Новая хронология Руси. Русь. Англия. Византия. Рим. (В трех томах).Изд. РИМИС. 2005. http://www.chronologia.org/xpon4/index.html Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org
[Сайт Новая Хронология] Сайт «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/
[Тюрин, 2009, Венгры, генетика] Тюрин А.М. Согласование исторических свидетельств, лингвистических и генетических данных, характеризующих венгров. http://new.chronologia.org/volume10/turin_vengry_genetica.php Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 10. 2010. http://new.chronologia.org/volume10/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/
[Тюрин, 2009, «Genghis Khan»] Тюрин А.М. Датирование кластера гаплотипов Y-хромосомы «Genghis Khan». http://new.chronologia.org/volume10/turin_genghiskhan.php Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 10. 2010. http://new.chronologia.org/volume10/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/
Харьков В.Н., Степанов В.А., Боринская С.А., Кожекбаева Ж.М., Гусар В.А., Гречанина Е.Я., Пузырев В.П., Хуснутдинова Е.К., Янковский Н.К. Структура генофонда восточных украинцев по гаплогруппам Y-хромосомы. Генетика. 2004. Т. 40. № 3. С. 415–421.
http://www.medgenetics.ru/UserFile/File/Doc/Evolution%20Doc/Kharkov-Genetika-2004-40(3)-415-420-Y-(Russian).pdf Сайт Научно-исследовательского института медицинской генетики Сибирского отделения РАМН. http://www.medgenetics.ru/
Харьков В.Н., Степанов В.А., Медведева О.Ф., Спиридонова М.Г., Воевода М.И., Тадинова В.Н., Пузырев В.П. Различия структуры генофондов северных и южных алтайцев по гаплогруппам Y-хромосомы. Генетика,  Том 43, № 5, 2007.
http://medgenetics.ru/UserFile/File/Doc/Evolution%20Doc/kharkov%20Alt2007.pdf Сайт Научно-исследовательского института медицинской генетики Сибирского отделения РАМН. http://medgenetics.ru/
Харьков В.Н., Медведева О.Ф.,  Лузина Ф.А.,  Колбаско А.В., Гафаров Н.И., Пузырев В.П., Степанов В.А. Сравнительная характеристика генофонда телеутов по данным маркеров Y-хромосомы. Генетика. Том 45, № 8, Август 2009, С. 1132-1142.
http://www.maikonline.com/maik/showArticle.do?auid=VAFXSOWN9K&lang=ru Электронные версии научных журналов. http://www.maikonline.com/
[Брокгауз и Ефрон] Энциклопедия Брокгауза и Ефрона.
http://gatchina3000.ru/brockhaus-and-efron-encyclopedic-dictionary/index.htm
Юнусбаев Б.Б. Популяционно-генетическое исследование
народов Дагестана по данным о полиморфизме Y-хромосомы и alu-инсерций. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук. Уфа, 2006 .
http://ftp.anrb.ru/molgen/YunusbaevBB.pdf Академическая сеть Республики Башкортостан. http://ftp.anrb.ru/
Ян Стрейс. Три путешествия (Перевод 1935 г.). http://www.vostlit.info/Texts/rus13/Strejs/vved.phtml?id=1354 Восточная литература. http://www.vostlit.info/
Balanovsky O., Rootsi S., Pshenichnov A., Kivisild T., Churnosov M., Evseeva I., Pocheshkhova E., Boldyreva M., Yankovsky N., Balanovska E. and Villems R. Two Sources of the Russian Partilineal Heritage in Their Eurasian Context . The American Journal of Human Genetics, Volume 82, Issue 1, 236-250, 2008. http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=2253976 PubMed Central. http://www.pubmedcentral.nih.gov/
Battaglia V., Fornarino S., Al-Zahery N., Olivieri A., Pala M., Myres N.M., King R.J., Rootsi S., Marjanovic D., Primorac D., Hadziselimovic R., Vidovic S., Drobnic K., Durmishi N., Torroni A., Santachiara-Benerecetti A.S., Underhill P.A., Semino O. Y-chromosomal evidence of the cultural diffusion of agriculture in southeast Europe. Eur J Hum Genet. 2009 Jun;17(6):820-30. Epub 2008 Dec 24.
Caciagli L., Bulayeva K., Bulayev O., Bertoncini S., Taglioli L., Pagani L., Paoli G. Tofanelli S. The key role of patrilineal inheritance in shaping the genetic variation of Dagestan highlanders. Journal of Human Genetics (2009) 54, 689–694; doi:10.1038/jhg.2009.94; published online 13 November 2009. http://www.nature.com/jhg/journal/v54/n12/abs/jhg200994a.html NATURE.COM  http://www.nature.com/
Cinnioglu C., King R., Kivisild T., Kalfoglu E., Atasoy S., Cavalleri G.L., Lillie A.S., Roseman C.C., Lin A.A., Prince K., Oefner P.J., Shen P., Semino O., Cavalli-Sforza L.L., Underhill P.A. Excavating Y-chromosome haplotype strata in Anatolia. Hum Genet. 2004 Jan;114(2):127-48. Epub 2003 Oct 29. http://hpgl.stanford.edu/publications/HG_2004_v114_p127-148.pdf  Human Population Genetics Laboratory. http://hpgl.stanford.edu/
Csanyi B.,  Bogacsi-Szabo E.,  Tomory Gy.,  Czibula A.,  Priskin K.,  Csosz A.,  Mende B.,  Lango P.,  Csete K.,  Zsolnai A.,  Conant E.K.K.,  Downes C.S.S., Rasko I. Y-Chromosome Analysis of Ancient Hungarian and Two Modern Hungarian-Speaking Populations from the Carpathian Basin. Annals of human genetics (27 March 2008).
Derenko M., Malyarchuk B., Denisova G., Wozniak M., Dambueva I., Dorzhu C., Luzina F., Miscicka-Sliwka D., Zakharov I.  Contrasting patterns of Y-chromosome variation in South Siberian populations from Baikal and Altai-Sayan. Human Genetics. Volume 118, Number 5 / Январь 2006 г. http://springerlink.com/content/l4625753377x621t/ SpringerLink http://springerlink.com/
Derenko M.V., Malyarchuk B.A., Wozniak M., Dambuyeva I.K., Dorzhu C.M., Luzina F.A., Lee H.K., Miscicka-Sliwka D.,  Zakharov I.A. The diversity of Y-chromosome lineages in indigenous population of South Siberia. Doklady Biological Sciences. Volume 411, Number 1 / Декабрь 2006 г. http://springerlink.com/content/700w6227131q52q7/ SpringerLink http://springerlink.com/
Gayden T., Alicia M. Cadenas, Maria Regueiro, Nanda B. Singh, Lev A. Zhivotovsky, Peter A. Underhill, Luigi L. Cavalli-Sforza, and Rene J. Herrera. The Himalayas as a Directional Barrier to Gene Flow. Am J Hum Genet. 2007 May; 80(5): 884–894. http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=1852741&tool=pmcentrez PubMed Central. http://www.pubmedcentral.nih.gov/
Hong Shi, Yong-li Dong, Bo Wen, Chun-Jie Xiao, Peter A. Underhill, Pei-dong Shen, Ranajit Chakraborty, Li Jin, and Bing Su. Y-Chromosome Evidence of Southern Origin of the East Asian–Specific Haplogroup O3-M122. Am J Hum Genet. 2005 September; 77(3): 408–419. http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=1226206 PubMed Central. http://www.pubmedcentral.nih.gov/
Kharkov V.N., Medvedeva O.F., Luzina F.A., Kolbasko A.V., Gafarov N.I., Puzyrev V.P., Stepanov V.A. Comparative characteristics of the gene pool of Teleuts inferred from Y-chromosomal marker data. Russian Journal of Genetics. Volume 45, Number 8 / Август 2009 г. http://www.springerlink.com/content/c310488576h12187/fulltext.pdf  SpringerLink http://www.springerlink.com/
Karafet T., Liping Xu, Ruofu Du, Wang W., Shi Feng, Wells R.S., Redd A.J., Zegura S.L. and Hammer M.F. Paternal Population History of East Asia: Sources, Patterns, and Microevolutionary Processes. Am J Hum Genet. 2001 September; 69(3): 615–628. http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=1235490 PubMed Central. http://www.pubmedcentral.nih.gov/
Katoh T., Munkhbat B., Tounai K., Mano S., Ando H., Oyungerel G., Chae G.-T., Han H., Jia G.-J., Tokunaga K., Munkhtuvshin N., Tamiya G. and Inoko H. Genetic features of Mongolian ethnic groups revealed by Y-chromosomal analysis. Gene, Volume 346, 14 February 2005, Pages 63-70. http://www.imbice.org.ar/es/lab_06_b/06.pdf Instituto Multidisciplinario de Biologia Celular. http://www.imbice.org.ar/
Marchani E.E., Watkins W.S., Bulayeva K., Harpending H.C. and Jorde L.B. Culture creates genetic structure in the Caucasus: Autosomal, mitochondrial, and Y-chromosomal variation in Daghestan. BMC Genet. 2008; 9: 47. http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=2488347 PubMed Central. . http://www.pubmedcentral.nih.gov/
Nasidze I., Quinque D., Dupanloup I., Rychkov S., Naumova O., Zhukova Olga., and Stoneking M. Genetic Evidence Concerning the Origins of South and North Ossetians. Annals of Human Genetics. 2004, Volume 68, Issue 6, Pages 588-599. http://www3.interscience.wiley.com/cgi-bin/fulltext/118745631/HTMLSTART InterScience http://www3.interscience.wiley.com/cgi-bin/home
[Nasidze, 2004, Caucasus] Nasidze I., Ling E.Y.S, Quinque, D. Dupanloup I., Cordaux R., Rychkov S., Naumova O., Zhukova O., Sarraf-Zadegan N., Naderi G. A., Asgary S., Sardas S., Farhud D.D., Sarkisian T., Asadov C., Kerimov A. Stoneking M. Mitochondrial DNA and Y-chromosome variation in the Caucasus. Annals of Human Genetics, Volume 68 Page 205 - May 2004.
http://www.a-chat.ru/page.php?id=1146 Черкесский портал. http://www.a-chat.ru/
Nasidze I., Quinque D., Dupanloup I., Cordaux R., Kokshunova L., Stoneking M.Genetic evidence for the Mongolian ancestry of Kalmyks. Am J Phys Anthropol. 2005 Dec;128(4):846-54. http://www.eva.mpg.de/genetics/pdf/kalmyks.pdf Max Planck Institute for Evolutionary Anthropology. http://www.eva.mpg.de/
Pakendorf  B., Novgorodov I., Osakovskij V., Danilova A., Protod'jakonov  A., Stoneking M. Investigating the effects of prehistoric migrations in Siberia: genetic variation and the origins of Yakuts. Human Genetics, Volume 120, Number 3, October 2006 , pp. 334-353(20).
http://www.eva.mpg.de/genetics/pdf/Yakut_article_2006.pdf  Max Planck Institute for Evolutionary Anthropology. http://www.eva.mpg.de/
Qamar R., Ayub Q., Mohyuddin A., Helgason A., Mazhar K., Mansoor A., Zerjal T., Tyler-Smith C. and Mehdi S.Q. Y-Chromosomal DNA Variation in Pakistan. Am J Hum Genet. 2002 May; 70(5): 1107–1124.
http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=447589 PubMed Central. http://www.pubmedcentral.nih.gov/
Regueiro M., Cadenas A.M., Gayden T., Underhill P.A., Herrera R.J.Iran: Tricontinental Nexus for Y-Chromosome Driven Migration. Hum Hered. 2006;61(3):132-43. Epub 2006 Jun 12.
http://www.online.karger.com/ProdukteDB/produkte.asp?Aktion=ShowPDF&ArtikelNr=93774&ProduktNr=224250&filename=93774.pdf KARGER http://content.karger.com/
Roewer L., Willuweit S., Kruger C., Marion N.  Rychkov S., Morozowa I., Naumova O.,  Schneider Yu., Zhukova O., Stoneking M.,   Nasidze I.  Analysis of Y chromosome STR haplotypes in the European part of Russia reveals high diversities but non-significant genetic distances between populations. International Journal of Legal Medicine, 122, №.3, 2008.
Semino O., Passarino G., Oefner P.J., Lin A.A., Arbuzova S., Beckman L.E., De Benedictis G., Francalacci P., Kouvatsi A., Limborska S., Marcikiae M., Mika A., Mika B., Primorac D., Santachiara-Benerecetti A.S., Cavalli-Sforza L.L., Underhill P.A. The genetic legacy of Paleolithic Homo sapiens sapiens in extant Europeans: a Y chromosome perspective.
http://hpgl.stanford.edu/publications/Science_2000_v290_p1155.pdf  Science (New York, N.Y.) 2000; 290(5494):1155-9. Human Population Genetics Laboratory (HPGL). http://hpgl.stanford.edu/
Sengupta S, Lev A. Zhivotovsky, Roy King, S.Q. Mehdi, Christopher A. Edmonds, Cheryl-Emiliane T. Chow, Alice A. Lin, Mitashree Mitra, Samir K. Sil, A. Ramesh, M.V. Usha Rani, Chitra M. Thakur, L. Luca Cavalli-Sforza, Partha P. Majumder, and Peter A. Polarity and Temporality of High Resolution Y-chromosome Distributions in India Identify Both Indigenous and Exogenous Expansions and Reveal Minor Genetic Influence of Central Asian Pastoralists. American Journal of Human Genetics, 78:202-221, 2006. http://hpgl.stanford.edu/publications/AJHG_2006_v78_p202-221.pdf Human Population Genetics Laboratory. http://hpgl.stanford.edu/
Tambets K., Rootsi S., Kivisild T., Help H., Serk P., Loogvali E-L., Tolk H-V., Reidla М., Metspalu E., Pliss L., Balanovsky O., Pshenichnov A., Balanovska E., Gubina M., Zhadanov S., Osipova L., Damba L., Voevoda M., Kutuev I., Bermisheva M., Khusnutdinova E., Gusar V., Grechanina E., Parik J., Pennarun E., Richard C., Chaventre A., Moisan J.-P., Barac L., Pericic M., Rudan P., Terzic R., Mikerezi I., Krumina A., Baumanis V., Koziel S., Rickards O., Stefano G., F., Anagnou N., Pappa K.I., Michalodimitrakis E., Ferak V., Furedi S., Komel R., Beckman L., and Villems R. The Western and Eastern Roots of the Saami—the Story of Genetic “Outliers” Told by Mitochondrial DNA and Y Chromosomes. Am J Hum Genet. 2004; 74(4): 661–682. http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=1181943 PubMed Central (PMC). http://www.pubmedcentral.nih.gov/
Varzari A. Population History of the Dniester-Carpathians: Evidence from Alu Insertion and Y-Chromosome Polymorphisms. 2006. Dissertation der Fakultat fur Biologie der Ludwig-Maximilians-Universitat Munchen. http://edoc.ub.uni-muenchen.de/5868/1/Varzari_Alexander.pdf LMU. http://edoc.ub.uni-muenchen.de/
Varzari A., Kharkov V., Stephan W., Dergachev V., Puzyrev V., Weiss E.H., Stepanov V.Searching for the origin of Gagauzes: Inferences from Y-chromosome analysis. Am J Hum Biol. 2008 Dec 23. http://www.medgenetics.ru/UserFile/File/Varzar.pdf Сайт Научно-исследовательского института медицинской генетики Сибирского отделения РАМН. http://www.medgenetics.ru/
Volgyi A., Zalan A., Beres J., Chang Y.M. and Pamjav H. Haplogroup distribution of Hungarian population and the largest minority group. Forensic Science International: Genetics Supplement Series
Volume 1, Issue 1, August 2008, Pages 383-385.
http://download.journals.elsevierhealth.com/pdfs/journals/1875-1768/PIIS1875176808000231.pdf  ELSEVIER.
http://download.journals.elsevierhealth.com/
Wells R.S., Yuldasheva N., Ruzibakiev R., Underhill P.A., Evseeva I., Blue-Smith J., Jin L., et al. The Eurasian heartland: a continental perspective on Y-chromosome diversity. Proc Natl Acad Sci U S A. 2001 August 28; 98(18): 10244–10249. http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=56946 PubMed Central. http://www.pubmedcentral.nih.gov/
[Y-DNA] Y-DNA Haplogroup Tree 2009. http://www.isogg.org/tree/index.html International Society of Genetic Genealogy. http://www.isogg.org/
Yepiskoposian L., Harutyunian A., Khudoyan A. Genetic Testing of Language Replacement Hypothesis in Southwest Asia. Iran and the Caucasus, Vol. 10, No. 2. (2006), pp. 191-208.
Zerjal T., Wells R.S., Yuldasheva N., Ruzibakiev R. and Tyler-Smith C. A Genetic Landscape Reshaped by Recent Events: Y-Chromosomal Insights into Central Asia. Am J Hum Genet. 2002 September; 71(3): 466–482. http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=419996 PubMed Central. http://www.pubmedcentral.nih.gov/
Главная страница

Выпуски сборника

1
2004
2
2005
3
2005
4
2006
5
2007
6
2007
7
2008
8
2009
9
2010
10
2010
11
2010
12
2012
13
2015