Сборник статей по новой хронологии
Выпуск № 10 "Популяционные реконструкции"
24 мая 2010 года
 

Реконструкция динамики изменения численности популяций Северо-Восточной и Центральной Азии

А.М. Тюрин

Аннотация: Выполнена реконструкция динамики изменения численности коренных народов Сибири и Дальнего Востока, Якутии, а также сибирских татар и монголов. Основа реконструкции – оценки численности популяции в период до начала действия фактора «медицина 20 века». Способ – аппроксимация имеющихся данных экспонентой и ее экстраполяция в прошлое. Реконструкция включает и датирование времени возникновения популяций. Получены следующие результаты. Колонизация Сибири и Дальнего Востока началась в первой половине 2 тысячелетия н.э., территории Якутии – в 15 веке, Центральной Азии – в 16 веке н.э. Начало формирования популяции якутов – не ранее 15 века, популяции сибирских татар и их групп – ясколбинских и томских татар, – вторая половина 14 – первая половина 15 веков. Последнее относится и к чулымским тюркам. Начало формирования популяции монголов – не ранее 16 века. Эти результаты не соответствует Традиционной Истории, но вполне согласуются с Новой Хронологией А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского. На основе последней модели прошлого Человечества высказано предположение о том, что колонизация регионов стала возможной только после появления технологий ведения производящего хозяйства, способных обеспечить в них стабильные условия жизни, а также технологий организации «кочевых» сообществ и центров добычи металлов. Колонизация проводилась в 14-16 веках Русью-Ордой.

Ключевые слова: реконструкция, численность популяций, коренные народы, Сибирь, Центральная Азия.

Оглавление
1. Постановка задачи
2. Динамика изменения численности популяций Сибири и Дальнего востока
2.1. Исходные данные

2.2. Коренное население Сибири и Дальнего Востока
2.3. Коренное население Якутии
2.4. Сибирские татары
2.5. Южные алтайцы
2.6. Обсуждение результатов
3. Датирование монголов
4. Элементы общей реконструкции
5. Вместо заключения
Источники информации

1. Постановка задачи
В соответствии с Традиционной Истории (ТИ) в Центральной Азии периодически генерировались народы, уровень политической и военной организации которых позволял им осуществлять успешные вторжения в Европу. Это гунны 3 века до н.э. – 5 век н.э., тюркюты и их наследники тюрки 5-9 веков, авары 6-9 веков, кипчаки 8-11 веков, мадьяры 9 века и, конечно, монголы 13 века. Но начиная с 14 века, Центральная Азия превратилась в один из самых захолустных регионов Евразии. Почему так получилось? Один из возможных ответов на этот вопрос содержится в Новой Хронологии А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского (НХ ФиН) [Сайт Новая Хронология]. Ничего из вышеперечисленного в реальности не существовало. Так называемая монгольская империя – это Русь-Орда, возникшая в 14 веке в Восточной Европе и начавшая отсюда экспансию на восток, юг, и запад. Военным инструментом экспансии являлась Орда – армия, сформированная и организованная на основе определенных принципов [Носовский, Фоменко, 2005, Новая хронология Руси]. События в Центральной Азии, отнесенные в ТИ к периоду до первой половины 2 тысячелетия н.э., есть отражения реальных событий 13-18 веков, в том числе и тех, которые произошли далеко за ее пределами. Для внесения ясности в этот вопрос, представлялось целесообразным выполнить реконструкцию динамики изменения численности популяций Центральной Азии с охватом сопредельного региона – Северо-Восточной Азии (Сибирь и Дальний Восток в границах России).
Априорно мы приняли, что численность изолированных популяций растет по экспоненте до начала действия фактора «медицина 20 века». Последний фактор приводит к резкому изменению темпов роста популяции. Принято также, что на территории России его действие стало заметным с начала 20 века, на территории Монголии и Китая – с его середины. На наших диаграммах динамики изменения численности популяций последнему параметру соответствует ось ординат. На оси обсцисс приведены календарные годы. На диаграммах, показанных на «врезках», ось ординат имеет логарифмический масштаб. Структура статьи не в полной мере соответствует поставленной задаче, но, по нашему мнению, наглядно иллюстрирует полученные результаты.

2. Динамика изменения численности популяций Сибири и Дальнего востока
2.1. Исходные данные
Сохранилась информация, на основе которой можно составить достоверные представления о динамике изменения численности коренных народов Сибири и Дальнего Востока в период 17-19 веков. Это, прежде всего, ясачные книги 17-18 веков, в которых записаны плательщики ясака на конкретной территории, материалы ревизий 18-19 веков, в которых приведены сведения о числе взрослого мужского населения регионов, другие архивные источники, а также данные переписи 1897 года. Сведения о численности коренного населения рассматриваемых регионов подвернуты тщательной научной обработке. Полученные результаты опубликованы. Наиболее полно состояние этого вопроса рассмотрено в публикации [Скобелев, 2002].

2.2. Коренное население Сибири и Дальнего Востока
«По подсчетам Б.О. Долгих, в целом по Сибири (включая народы Дальнего Востока и Северо-Востока) в начале ХVII в. насчитывалось около 200 тыс. человек коренного населения, а в 50-е гг. ХVII в. (в пределах русских границ) – около 160 тыс. (15). Сравнение с данными переписи 1897 г. показывает, что численность коренного населения возросла до 822 тыс. человек, т. е. увеличилась приблизительно в 4 раза (16). Только с 1816 по 1897 г. численность мужского коренного населения выросла с 220 тыс. до 413 тыс. человек, т. е. на 87,7 % (17).» [Скобелев, 2002]. Это дает следующие цифры численности коренного населения Сибири и Дальнего Востока: 1610 – 200, 1816 – 438, 1897 – 822 тысяч человек (рисунок 1). Экстраполяцией аппроксимирующей экспоненты получены такие цифры: 1000 год – 12, 1200 год – 30, 1400 год – 70, 1600 год – 190 тысяч человек. Коэффициент экспоненты – 0,0047.


Рисунок 1. Динамика изменения численности коренного населения Сибири и Дальнего Востока.

В подтверждение оценок численности коренного населения Сибири, приведенных в публикации [Скобелев, 2002], дадим цитату из текста Жан-Франсуа Жербильона (1689 год), французского иезуита, служившего при дворе маньчжурских императоров. Он сообщает следующее. «Остается сказать о четвертой народности той части Татарии, которая находится под владычеством москвитян. Эта часть – наиболее обширная, ибо она простирается с запада на восток от Московии до Восточного моря (mer orientale) и с севера на юг от Ледовитого моря (mer glaciale) до 50-го градуса северной широты в западной части и до 55-го градуса в самой восточной части; но о ней можно только сказать, что это обширная пустыня; за исключением нескольких местностей Сибири, достаточно населенных, все остальные почти совершенно лишены обитателей.» [Алексеев, 1936].

2.3. Коренное население Якутии
По коренному населению Якутии приведена следующая справка: «в середине 70-х гг. ХVII в. в Якутском уезде ясачных якутов, тунгусов и юкагиров значилось 9515 человек, в 1737-1738 гг. – 14175, а в 1775 г. – 30183 человек. В 1818 г. в Якутской области численность коренного населения составляла 142405 человек, в 1897 г. – 235623, а к 1911 г. –256253 человек» [Скобелев, 2002]. Конечно, население, обложенное ясаком, подушным налогом, шло на всякие ухищрения, для того, чтобы платить как можно меньше. Поэтому ясачных коренных жителей региона мы пересчитали в общую численность его населения (с коэффициентом 5), но эти цифры не объединили с результатами переписи. На рисунке 2 результаты пересчета ясачного населения приказаны красным цветом, переписи – синим. Точки, соответствующие пересчитанному количеству ясачного населения, удовлетворительно согласуются с экспонентой, аппроксимирующей результаты переписи. Во внимание примем только результаты переписи. Экстраполяция аппроксимирующей экспоненты дает следующие цифры: 1000 год – менее 1, 1200 год – 3, 1400 год – 10, 1600 год – 35 тысяч человек. Коэффициент экспоненты – 0,0063.


Рисунок 2. Динамика изменения численности коренного населения Якутии.

2.4. Сибирские татары
В статье [Сибирские татары] справочника сообщается следующее.  «Сибирские татары, тюркское нас.,  проживающее к з. от р. Оби в степной и лесостепной зонах в осн. в сел. р-нах Тюменской, Омской, Новосибирской, Томской обл., а также в Тюмени, Тобольске, Омске, Новосибирске, Томске, Таре, Барабинске и др. г. Зап. Сибири. По данным Всерос. переписи 1897, общая числ. составляла св. 46 тыс. чел., а по переписи 1926 – св. 70 тыс. чел.» По оценке автора публикации [Исхаков, 2002] численность сибирских татар на рубеже 16-17 веков составляла 10-12 тысяч человек. Привел данные по сибирским татарам и автор публикации [Скобелев, 2002]. «Выросло и число сибирских татар; например, только численность барабинцев выросла с 845 человек в 1701 г. до 4983 в 1823 г., а общая численность тюркоязычного населения Западно-Сибирской равнины в 1816 г. достигала 35,6 тыс. человек (56). В 1989 г. только сибирских татар здесь уже проживало 180 тыс. человек (57).». Примем, что в 1600 году татар было 11 тысяч. В 1997 их было 46000, в 1926 – 70000 человек. Данные за 1998 год попадают под действие фактора «медицина 20 века». Поэтому мы сделали два варианта расчета (рисунок 3): с учетом численности татар в 1998 году (синий цвет) и без учета этой цифры (красный цвет). Точка, характеризующая общую численность тюркоязычного населения Западно-Сибирской равнины (эта цифра включает и поволжских татар, чулымских и других тюркоговорящих жителей региона) в 1816 г. – 35,6 на диаграмму нанесена фиолетовым цветом. Она не учтена при аппроксимировании экспонентой оценок численности татар. Аппроксимирующие экспоненты практически совпали. Во внимание примем результаты экстраполяции, полученные без учета численности татар в 1998 году. Экстраполяция дает следующие цифры: 1000 год – менее 1, 1200 год – 1, 1400 год – 4 тысячи. Коэффициент экспоненты – 0,0053.



Рисунок 3. Динамика изменения численности сибирских татар.

Имеются оценки численности и основных групп сибирских татар.  «Следует сказать и об одной из групп сибирских татар (ясколбинских или «заболотных татар»), живших чистым этническим массивом. Изолированные непроходимыми болотами от русского и другого населения, ясколбинцы в ХVII – начале ХIХ в. показывали устойчивый рост своей численности: в 1629 – 1631 гг. – 285 человек, в 1660 г. – 550, в 1700 г. – 865, в 1782 г. – 1160, в 1816 г. – 1394 человек (63).» [Скобелев, 2002]. В монографии [Томилов, 1983] приведена динамика изменения численности томских татар в 19 веке: 1824 – 1327, 1834 – 1476, 1858 – 1770, 1897 – 2197 человек. Для 1805 года приведена только численность татар сельских жителей – 1294 человека. В 1824, 1834 и 1858 годах число коренных татар Томска составляло 90, 84 и 100 человек, соответственно, или 5,6-6,8% от их общей численности. Для 1805 года за общую численность татар мы примем число сельских жителей. Динамика изменения численности ясколбинских и томских татар приведена на рисунке 4. Пунктирной линией на диаграмме показана линейная экстраполяция точек, характеризующих ясколбинских татар.



Рисунок 4. Динамика изменения численности ясколбинских (синий цвет) и томских (фиолетовый цвет) татар.

Выше приведены сведения по численности барабинских татар из публикации [Скобелев, 2002]:  1701 год – 845, 1823 – 4983 человек. В монографии [Томилов, 1992] приведена динамика изменения их численности для периода с конца 16 до конца 19 веков. В конце 16 века барабинцев было 1,5-2,0 тысячи. Но эта цифра не соответствует оценке на конец 17 века – 745 человек. Мы ее не примем во внимание. На рисунке 5 красным цветом приведены данные из публикации [Скобелев, 2002], синим – из [Томилов, 1992]. Динамика изменения численности барабинских татар имеет сложный характер и не описывается экспонентой. Чулымские тюрки формально не считаются сибирскими татарами. Это самостоятельный этнос. Динамика изменения их численности по данным из публикации [Томилов, 1992] приведена на рисунке 6.



Рисунок 5. Динамика изменения численности барабинских татар.





Рисунок 6. Динамика изменения численности чулымских тюрков.

2.5. Южные алтайцы
Автор публикации [Скобелев, 2002] привел «пример этнического развития южных алтайцев, предки которых вошли в состав России в 60-е гг. ХVIII в. и долгое время жили в фактической изоляции от русского и других народов в силу ряда ограничений административного характера. Не имея каких-либо этнических контактов с другими народами, алтайцы показывали устойчивый рост своей численности – в 1763 г. – около 1 тыс. человек, в 1857 г. – 11775, в 1897 г. – 45,7 тыс. человек (61). В дальнейшем с ростом межэтнических контактов темпы увеличения численности замедлились, и в период с 1897 по 1989 г. алтайцев стало больше лишь в 1,6 раза (62).». Динамика изменения численности южных алтайцев приведена на рисунке 7 с учетом и без учета данных за 1989 год (синий и красный цвета соответственно).



Рисунок 7. Динамика изменения численности южных алтайцев.

2.6. Обсуждение результатов
Мы имеем две относительно изолированные популяции. Это все коренное население Сибири и Дальнего Востока и коренное население Якутии. Коэффициенты экспонент, характеризующих динамику изменения их численности близки – 0,0047 и 0,0063 соответственно. Изолированность популяций проявляется в том, что в регионы не приходили в массовом порядке другие популяции, кроме русских. Влиянием последних на общую численность коренного населения можно пренебречь. Из регионов не наблюдалось массовой миграции населения, за исключением южной периферии Сибири – Минусинской котловины, Тувы и Алтая. Население последних областей подвергалось угонам в маньчжурский Китай [Скобелев, 2002]. Но этим фактором тоже можно пренебречь. В регионах происходила ассимиляция одних коренных популяций другими. Этот фактор не влияет на результаты наших реконструкций. Мы оперировали цифрами, характеризующими все коренное население регионов. Кем оно считало себя – не важно.
Сибирских татар 17-19 веков тоже можно считать изолированной популяцией. Они в своей массе являлись оседлыми жителями и вели во второй половине 19 – 20 веке типичное земледельческое хозяйство (зерновое земледелие, скотоводство на «сене», рыболовство, охота, собирательство) [Мухаметшин, 2002; Халиков, 2002]. Адам Каменский, поляк, попавший к русским в плен в 1657 года и сосланный в Сибирь, оставил следующее свидетельство. «Эти татары пользуются многими вольностями и сеют себе хлеб, а именно полбу и пшеницу, и овес. Рожь сеют мало … Бывают также татары-охотники, держат птиц, кречетов, которых кормят рыбою. Есть и косматые борзые. Коней имеют хороших, на которых догоняют лисиц и арапниками бьют. Чернобурых лисиц отдают в царскую казну, продавать их никому не разрешается. Есть у них и очень хорошие панцири – шугаи очень хорошей формы, и фазаньи перья, и огнестрельные ружья.». Цитата приведена в публикации [Алишина, 2002]. Получается так, что сибирские татары не отличались от русских казаков. Собственно говоря, одна из групп служилых сибирских татар так и называлась – КЪАСАКълар, то есть КАЗАКи. Коэффициент экспоненты, характеризующей динамику изменения численности сибирских татар равен 0,0053. Таким образом, динамика изменения численности относительно изолированных популяций Сибири и Дальнего Востока характеризуется близкими коэффициентами экспоненты: 0,0047, 0,0063 и 0,0053.
Реконструированная динамика изменения численности ясколбинских и томских татар практически совпала. Коэффициенты экспоненты для них равны 0,0075 и 0,0062, соответственно. Совпадает и их численность в 1400 году. Для ясколбинских татар она составляет примерно 80, для томских – 100 человек. Динамика изменения численности чулымских тюрков имеет «рваный» характер. Это связано и с естественными факторами (эпидемии, голодные годы, …), и с погрешностями оценок их численности. Но, тем не менее, коэффициент экспоненты – 0,0077, практически совпал с коэффициентами их соседей – ясколбинских и томских татар.
Динамика изменения численности барабинских татар и южных алтайцев кардинально не соответсвует параметрам, характеризующим все население Сибири и Дальнего востока, а так же всех сибирских татар. В регионы проживания этих этносов происходила миграция из других областей. Факты, свидетельствующие об этом, имеются. «Монголоидные черты центральноазиатского происхождения, прослеживаемые у барабинских татар, являются, вероятно, следствием тесных контактов этой группы татар с калмыками в течение XVII в.» [Татары]. Попросту говоря, часть калмыков влилась в состав барабинских татар. Конечно, такие «вливания» были не только в 17 веке. «Калмыцким» фактором можно объяснить резкое увеличение численности барабинцев во второй половине 18 века. О причинах стагнации их численности в 19 веке гадать мы не будем. О непростом формировании южных алтайцев свидетельствуют результаты их ДНК-тестирования. Так, частоты гаплогрупп Y-хромосомы жителей поселка Кош-Агач кардинально отличаются от частот жителей поселков Куланда и Бешпельтир [Харьков, 2007].
По полученным результатам можно сделать следующие выводы.
1. Реализованный способ реконструкции динамики изменения численности популяций дал устойчивые результаты для больших регионов и относительно изолированных популяций. Результаты оценок численности популяций на конкретные даты в интервале 17-19 веков надежно описываются экспонентой. Для относительно небольших популяций результаты реконструкций неустойчивы.
2. На основе экстраполяции численности коренных популяций Сибири и Дальнего Востока, Якутии, а также сибирских татар в период 10-14 веков получены нереально низкие значения этого параметра. На первый взгляд объяснить эти результаты можно на основе одной из двух гипотез. Первая: колонизация Сибири и Дальнего Востока началась в первой половине 2 тысячелетия н.э. Вторая гипотеза должна быть основана на катастрофе, которая привела к резкому уменьшению численности населения в регионах. Ее следует локализовать в первой половиной 2 тысячелетия н.э. Но это на первый взгляд. Дело в том, что вторая гипотеза автоматически обуславливает сценарий, обозначенный первой гипотезой. То есть в рамках нашего узкого подхода к рассматриваемой проблеме совершенно неважно, что было до того, как началась колонизация Сибири и Дальнего Востока.
3. Фактически нами реализован естественнонаучный метод датирования времени начала этногенеза. Он основан на реконструкции динамики изменения численности популяции в начальный период ее существования. Основа реконструкции – оценки численности популяции в период до начала действия фактора «медицина 20 века». Способ – аппроксимация имеющихся данных экспонентой и ее экстраполяция в прошлое. Естественно, что этот метод датирования имеет область своего применения и ограничения. Пока они не определены, возможность его применения должна обосновываться в каждом конкретном случае.
4. Колонизация Сибири и Дальнего Востока началась в первой половине 2 тысячелетия, территории Якутии – в 15 веке н.э. Начало формирование популяции якутов – не ранее 15 века, начало формирования популяции сибирских татар и их групп ясколбинских и томских татар – вторая половина 14 – первая половина 15 веков.  Это же относится и к чулымским тюркам.

3. Датирование монголов
Данные переписи, характеризующие монголов, в Сети опубликованы.  По Монголии имеются следующие цифры: 1918 – 648 (в том числе 540 монголов); 1951 – 772; 1982 – 1500; 1989 – 2000; 1999 – 2382; 2003 – 2442 тысяч (на рисунке 8 – синий цвет). Во Внутренней Монголии в 1947 году было 832 тысяч монголов, в 2006 – 4240 тысяч (на рисунке 8 – черный цвет). По этим данным достоверно вычисляется общая численность монголов в 1947 году – 1576 тысяч человек, то есть до начала значимого проявления  фактора «медицина 20 века». Еще одну цифру, характеризующую численность монголов, можно вычислить по данным, приведенным в справочнике [Брокгауз и Ефрон]. В нем аккуратно расписано административно-военное деление Монголии. В соответствии с ним понятно, что рассматриваемый регион включает территорию современной Монголии и Внутренней Монголии Китая до Ордоса включительно. Цифры приведены на дату издания справочника. Мы их отнесем к 1900 году. «Монголы должны содержать всего 1325 эскадронов, т. е. выставлять около 198750 всадников, вооруженных в 1/3 своей части огнестрельным оружием, 1/3 – копьями и пиками, 1/3 – луками и стрелами.». В эскадрон входило 150 семей. Если примем численность одной семьи, равной 5 человек, как это обычно принимается для расчета численности кочевников [Храпачевский, 2006], то получим округленно 1000 тысяч человек.



Рисунок 8. Динамика изменения численности монголов

Таким образом, мы имеем две пары цифр, которые характеризуют численность монголов до начала действия фактора «медицина 20 века». Для территории современной Монголии: 1918 – 540, 1951 – 772 тысяч (на рисунке 8 – красный цвет), для монголов в целом: 1900 – 1000, 1947 – 1576 тысяч (на рисунке 8 – фиолетовый цвет). Коэффициенты экспоненты по этим парам цифр практически совпали: 0,0097 и 0,0108. Экстраполяция дает общую численность монголов в 1200 году равную примерно  1,5, в 1400 году – примерно 10, в 1600 году – 60, в 1700 году – 150, в 1800 году – 380  тысяч человек. По этим результатам время появления предков монголов на просторах Центральной Азии следует датировать 16 веком. Это и есть начало колонизации этого региона и начало этногенеза монголов.
Нужно четко представлять смысл цифр, которыми мы оперируем. Они характеризуют монголов, проживающих в том ареале, в котором жили их предки. А вот кем они (предки) считали себя, для нас неважно. Они были жителями Центральной Азиии. То есть «хитрый» обход нашего вывода по схеме «моголов было мало, а из Центральной Азии во время создания Империи Чингисхана они привели с собой татар» не проходит. Все «татары», оставшиеся в Центральной Азии являются предками сегодняшних монголов и автоматически характеризуются численностью последних.
Можно выполнить реконструкцию динамики численности монголов (вернее монголо-татар), основанную на представлениях ТИ. Допустим, со всей огромной территории Центральной Азии в первой половине 13 века можно было набрать 100 тысяч всадников и половину из них отправить в дальние походы с семьями. Тогда, на территории региона останется 250 тысяч человек. Особо отметим, что мы не говорим о том, что эти люди считали себя монголами. Они жили в пределах сегодняшнего ареала расселения монголов. Отнесем эту цифру к 1230 году. Для реконструкций мы имеем две контрольные цифры: в 1900 году монголов было 1000, в 1947 году – 1576 тысяч человек. При коэффициенте экспоненты равном 0,0097, численность монголов в 1900 году должна была составить 166 миллионов, в 1947 году –  274 миллионов. Это кардинально не соответствует контрольным цифрам. Если мы возьмем значение коэффициента экспоненты равное 0,0040 (для коренных народов Сибири и Дальнего востока этот параметр равен 0,0047), то получим следующие цифры: 3375 тысяч (1900 год) и 4365 (1947 год) тысяч. Они в 2,8-3,4 раза превышают контрольные. Если мы зададим две контрольные точки: 1230 год – 250, 1900 год – 1000 тысяч человек, то коэффициент экспоненты будет равным 0,002. Его, конечно, можно принять за базовый для монголов. Но тогда возникают другие проблемы. Численность монголов в 1600 году должна была составлять 540, 1700 году – 660, 1800 году – 810 тысяч. Соответственно в степи должно иметься их материальное наследие. Нашли ли его археологи? Конечно, согласовать представления ТИ о численности жителей Центральной Азии в 13 веке и современной численности монголов можно и на основе введения «катастрофы». Но мы оставим эти проблемы ТИ.

4. Элементы общей реконструкции
В первой половине 2 тысячелетия н.э. появились технологии ведения производящего хозяйства, способные обеспечить стабильные условия жизни популяций в Сибири, Центральной Азии и на Дальнем Востоке. Они включали:
- животноводство, сочетающее оптимальный для региона набор домашних животных (коз, овец, лошадей, верблюдов, оленей);
- типовые приемы земледелия, рыболовства, охоты и собирательства, а также соответствующие инструменты и приспособления;
- тягловых и вьючных животных (лошадей, быков, верблюдов, оленей, яков, собак);
- конструкции жилищ (кибитка на колесах, юрта, чум, деревянный дом);
- инструменты и навыки работы с деревом, кожей и металлами «в домашних условиях»;
- способы консервации и длительного хранения продуктов питания.
Но само по себе наличие этих технологий не позволяло начать колонизацию огромного региона. Необходимо было наличие еще двух технологий: технологии организации «кочевых» сообществ и центров добычи металлов, включающих и их обработку. Скорее всего, эти две технологии и были созданы в Руси-Орде. Первая позволила организовать профессиональную армию, вторая – ее вооружить.
Колонизация Сибири и Центральной Азии была начата Русью-Ордой в 14-15 веках с создания центров добычи металлов и профессиональной металлообработки на Южном Урале, в Центральном Казахстане, Алтае, Минусе, Туве, Приангарье и Забайкалье. На этом же этапе создавались «кочевые» сообщества. Переселялись в места нового места жительства популяции, владеющие технологией ведения производящего хозяйства. Этим навыкам обучались аборигены. Создавалась соответствующая административная структура, опорные пункты и пути сообщения (сухопутные и речные). Можно говорить о создании в Руси-Орде супертехнологии колонизации слабо обжитых территорий. Основные ее элементы были использованы в 17 веке при создании манжурами (в понимании НХ ФиН) государств в Китае и Тибете, а так же в 18-19 веках при строительстве европейцами колониальных империй.  

5. Вместо заключения
Л.Н. Гумилев, создатель бесконечного калейдоскопа событий в Центральной Азии [Гумилёв, 2004], понимал абсурдность представлений о периодическом генерировании в пустыне народов, имеющих высокий уровень технического оснащения и прекрасную организацию государственных структур. Понимал и искал из него (абсурда) выход. Вначале он попытался объяснить абсурд на основе идеи о гетерохронности изменения климата [Гумилёв, 1963, 1966, 1972]. Здесь для нас важны только представления о том, что в Великой Степи происходили периодические колебания климата. Это приводило к периодическому же изменение ее продуктивности. В благоприятные для кочевников периоды их стада росли. Росла и численность кочевых сообществ. При неблагоприятных изменениях климата продуктивность пастбищ уменьшалась, начинались военные столкновения за них между сообществами кочевников. Это приводило к их милитаризации. При дальнейшем ухудшении условий жизни в степи, часть кочевых сообществ осуществляла экспансию в соседние регионы. Идея красивая. Но у нее есть один недостаток. Из имеющихся естественнонаучных данных, характеризующих последние 3 тысячи лет, вовсе не следует то, что в прошлом имелись существенные колебания климата и связанные с ними колебания продуктивности пастбищ. От этой идеи пришлось отказаться.
Вторая придумка Л.Н. Гумилева оказалась относительно удачной. Он сформировал пассионарную теорию этногенеза. Особе подчеркнем, что это типичная объясняющая гипотеза. Она объясняет феномены ТИ, которые не соответствуют техническим, технологическим, макроэкономическим и организационно-политическим показателям развития социальных сообществ. Подчеркнем и то, что само понятие «пассионарность» не является научным. Во-первых, оно не определено. Во-вторых …. Впрочем, для отнесение этого понятия к ненаучным, достаточно и «во-первых».
Результаты наших реконструкций динамики изменения численности популяций Сибири и Центральной Азии можно согласовать с представлениями ТИ о прошлом этих регионов на основе разных гипотез. Например, предположить, что были изменения климата, обуславливающие колебания численности населения регионов, или случилась катастрофа, приведшая к резкому уменьшению численности популяций. Это вполне научные гипотезы. Следовательно, они должны быть обоснованы научными же методами. Попросту говоря, их необходимо обосновать на основе естественнонаучных данных. Можно выполнить согласование и через понятие «пассионарность». Это будет вполне логичный ход. Обосновать правдоподобность серии сказок на основе чудесного свойства этносов – периодически случающихся у них взрывов пассионарности.

Источники информации

Алексеев С.П. Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей. Т.1.Ч.II. Иркутск. Крайгиз.1936. http://www.vostlit.info/Texts/rus14/Gerbiljon/text.phtml?id=628 Восточная литература. http://www.vostlit.info/
Алишина Х.Ч. Этнический состав татар по данным топонимии. Сибирские татары. Монография. 2002 г. http://www.tataroved.ru/publicat/sib_tat.pdf Тюрско-Татарский мир http://www.tataroved.ru/
Гумилёв Л.Н. Древние тюрки. 2004. Издательство АСТ.
Гумилёв Л.Н. Истоки ритма кочевой культуры Срединной Азии: (Опыт историко-географического синтеза). Народы Азии и Африки. - 1966. - N 4. - С. 85-94. http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article81.htm Сайт Gumilevika. Гипотезы, теории, мировоззрение. http://gumilevica.kulichki.net
Гумилёв Л.Н. Гетерохронность увлажнения Евразии в средние века (Ландшафт и этнос) "Вестник ЛГУ", 1966, No 18, С. 81-90. http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article18.htm Сайт Gumilevika. Гипотезы, теории, мировоззрение. http://gumilevica.kulichki.net
Гумилёв Л.Н. Изменения климата и миграции кочевников. "Природа", 1972, No 4, С. 44-52. http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article15.htm Сайт Gumilevika. Гипотезы, теории, мировоззрение. http://gumilevica.kulichki.net
Гумилёв Л.Н. Алексин А.А. Каспий, климат и кочевники Евразии. Труды общества истории, археологии и этнографии /Казанский гос. ун-т им. В. И. Ульянова-Ленина. - 1963. - T.I (36). - С. 41-55. 1-м номер журнала "Татарская археология" Института истории Академии наук Татарстан. 1997. http://www.e-journal.ru/p_euro-st2-7.html
Исхаков Д.М. О методологических аспектах иследования проблемы становления сибирско-татарской этнической общности. Сибирские татары. Монография. 2002 г. http://www.tataroved.ru/publicat/sib_tat.pdf Тюрско-Татарский мир http://www.tataroved.ru/
Мухаметшин Ю.Г. Этнографическое своеобразие традиционных сельских жилищ татар Западной Сибири. Сибирские татары. Монография. 2002 г. http://www.tataroved.ru/publicat/sib_tat.pdf Тюрско-Татарский мир http://www.tataroved.ru/
[Носовский, Фоменко, 2005, Новая хронология Руси] Носовский Г В., Фоменко А.Т. Новая хронология Руси. Русь. Англия. Византия. Рим. (В трех томах).Изд. РИМИС. 2005. http://www.chronologia.org/xpon4/index.html Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org
[Сайт Новая Хронология] Сайт «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/
[Сибирские татары] Сибирские татары. http://www.ural.ru/spec/ency/encyclopaedia-17-1836.html URAL.RU. http://www.ural.ru/
Скобелев С.Г. Демография коренных народов Сибири в XVII - XX вв. Колебания численности и их причины. Сибирская заимка. №3,  2002. http://www.zaimka.ru/to_sun/skobelev_4.shtml Сибирская ЗАИМКА. http://www.zaimka.ru/
[Татары] Татары. Научное пособие. Отв. редакторы: Р.К. Уразманова, С.В. Чешко. Институт этнологии и антропологии им.Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. Институт истории Академия наук Татарстана. Москва «Наука» 2001.
Томилов Н.А. Тюркоязычное население Западно-Сибирской равнины в конце XVI – первой четверти XIX вв. – Томск, Изд-во Томск. ун-та, 1981.
Томилов Н.А. Этническая история тюркоязычного населения Западно-Сибирской равнины конца XVI – начала XX в. – Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1992. http://ethnography.omskreg.ru/page.php?id=1217 Кафедра этнографии и музееведения Томского университета. http://ethnography.omskreg.ru/
Халиков Н.А. Этнокультурные особенности хозяйства западносибирских татар. Сибирские татары. Монография. 2002 г. [http://www.tataroved.ru/publicat/sib_tat.pdf Тюрско-Татарский мир http://www.tataroved.ru/
Харьков В.Н., Степанов В.А., Медведева О.Ф., Спиридонова М.Г., Воевода М.И., Тадинова В.Н., Пузырев В.П. Различия структуры генофондов северных и южных алтайцев по гаплогруппам Y-хромосомы. Генетика,  Том 43, № 5, 2007.
http://medgenetics.ru/UserFile/File/Doc/Evolution%20Doc/kharkov%20Alt2007.pdf Сайт Научно-исследовательского института медицинской генетики Сибирского отделения РАМН. http://medgenetics.ru/
Храпачевский Р. К вопросу о первоначальной численности монголов в улусе Джучи. http://rutenica.narod.ru/Chislo_Juci.html ROSSICA. http://rutenica.narod.ru/ Труды Международной нумизматической конференции «Монеты и денежное обращение в монгольских государствах XIII-XV веков», IV-V МНК Булгар-Волгоград, М. 2006. http://info.charm.ru/MNK-4-5-proceedings.htm
Главная страница

Выпуски сборника

1
2004
2
2005
3
2005
4
2006
5
2007
6
2007
7
2008
8
2009
9
2010
10
2010
11
2010
12
2012
13
2015
14
2017